всё о любом фильме:

Сало, или 120 дней Содома

Salò o le 120 giornate di Sodoma
год
страна
слоган«The final vision of a controversial filmmaker»
режиссерПьер Паоло Пазолини
сценарийПьер Паоло Пазолини, Серджо Читти, Пупи Авати, ...
продюсерАльберто Гримальди, Альберто Де Стефанис, Антонио Гирасанте
операторТонино Делли Колли
композиторЭннио Морриконе
художникДанте Ферретти, Данило Донати, Освальдо Дезидери
монтажНино Баральи, Татьяна Казини Мориджи, Энцо Оконе
жанр драма, военный, ... слова
зрители
Германия  1.3 млн,    Франция  955.2 тыс.,    Испания  751.9 тыс.
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время116 мин. / 01:56
Экранизируя роман маркиза де Сада, Пазолини переносит действие в 1944-45-е годы, в фашистскую «республику Сало» на севере Италии, где группа лиц из высшего общества во главе с принцем унижает, издевается, мучает, пытает юношей и девушек, собранных для услаждения извращённой элиты, чувствующей свою погибель. Четыре месяца длится эта экзекуция. Для взрослых это последняя возможность удовлетворить свои низменные инстинкты, для молодых людей — расплата за свою юность и желание жить.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
69%
18 + 8 = 26
6.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Через некоторое время после завершения съемок режиссёр Пьер Паоло Пазолини был найден жестоко убитым.
    • Сало — это название городка на озере Гарда, где и происходит действие фильма.
    • Экскременты для сцен копрофагии делались из шоколада и апельсинового мармелада.
    • Когда в феврале 1976 года в ФРГ состоялась премьера фильма, главный прокурор распорядился конфисковать его, чтобы потом наложить запрет. Окружной суд Штутгарта классифицировал этот фильм как порнографический и восхваляющий насилие. Однако всего несколько дней спустя картину разрешили показывать на всей территории ФРГ.
    • DVD-версия фильма, выпущенная компанией Criterion и в скором времени ставшая раритетом стоит на «черном» рынке от $600 и выше.
    • еще 2 факта
    Трейлер 04:00
    все трейлеры

    файл добавилIlan Thorn

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 6.0/10
    По поводу самой последней работы Пьера Паоло Пазолини, которая была впервые показана на кинофестивале в Париже всего через двадцать дней после трагической гибели выдающегося итальянского режиссёра в Остии, пригороде Рима, зрителями и критиками чаще всего высказываются взаимоисключающие мнения. Сторонники картины считают, что в ней удалось «идеально воспроизвести мир де Сада, оставаясь верным его духу», хотя действие романа французского ниспровергателя всех моральных и человеческих норм перенесено во времена фашистской республики Салó. В их представлении фильм, несмотря на свою жестокость и отталкивающее впечатление, всё-таки является «чёрным шедевром», который сопоставим с обличительной, дерзко провокационным «Золотым веком» Луиса Бунюэля (где, кстати, кажется, впервые в кино предстал маркиз де Сад). Подобную точку зрения можно найти, например, в «Кинословаре» французского критика Жана Тюлара. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 99 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Скандальный фильм Пазолини, снятый еще в 1975 году, до сих пор вызывает много споров. В момент выхода картина была запрещена к показу в нескольких европейских государствах. Пазолини обвиняли в непристойности, так как в фильме много сцен сексуальных пыток и извращенного насилия. Но это поверхностное суждение простого обывателя, который не может или не хочет понять глубину и смысл творения.

    Прообразом картины стал роман маркиза де Сада «120 дней Содома», только все действия режиссер перенес из Франции XVIII века в местечко под названием Сало в Италии времен Второй Мировой войны. Основные персонажи, как герои итальянской комедии, воплощают в себе черты целых социальных групп: Банкир, Граф, Архиепископ, Магистрат.

    Многое из происходящего напоминает сцены документальных съемок о зверствах фашизма. Сама война в фильме остается как бы на заднем плане — где-то вдали слышны ее раскаты, как шум огромной загадочной машины. Постепенно Пазолини отходит от сюжетной линии романа и придает фильму собственную смысловую и художественную форму. Режиссер изобличает тиранию сильных мира сего, жестокость культуры, породившей монстров. Да и сама зрительская аудитория, по мнению режиссера, достойна только осуждения. Ведь именно с ее молчаливого согласия начинаются все ужасы, приводящие затем к античеловеческим идеологиям и действиям/

    26 апреля 2006 | 19:49

    В общем, фильм меня впечатлил… даже очень… После просмотра он оставляет странное чувство-как будто тебя жёстко поимели и унизили, но тебе это почему-то понравилось…

    На протяжении всего фильма Пазолини постепенно погружает зрителей на самое дно, где грань между какими-то моральными человеческими нормами полностью исчезает, и на волю вырываются те низменные извращенные фантазии и пороки, которые в глубине души скрыты у каждого, и которые все меньше отделяют человека от животного.

    Примечательно, что главными виновниками тожества выступают люди из высшего общества — образованные, упоминающие между делом Ницше и Бодлера, слушающие классическую музыку и живущие в довольно изысканных апартаментах. На первый взгляд, даже подумать трудно, что на уме у таких знатных господ могут оказаться ТАКИЕ желания. Для удовлетворения своих фантазий им даже обычных извращений мало — в ход идут сверх извращения с фекалиями и мучением жертв. Думаю, Пазолини специально сделал такое контраст, чтобы показать, что чем выше у человека социальный и духовный статус и чем больше власти, тем больше ему нужно для самоутверждения и тем примитивней его физические потребности.

    Один из самых по мне сильных моментов в фильме, когда ночью один из «извращенцев» выбирает для своих утех очередного юношу, но тот, чтобы как-то спастись говорит что знает секрет, что одна девочка нарушает правила и держит у себя под подушкой фотографию. Тот идёт к девочке, но та в свою очередь тоже чтобы спастись раскрывает секрет другого, который тоже нарушает правила — цепочка идёт до того момента, пока доходит до парня, которому нечего было сказать в свое оправдания — и его убивают. Весь этот эпизод как бы подчеркивает что сами жертвы по своей природе тоже не лишены порока, и что инстинкт самосохранение у людей как и у животных стоит на первом месте…

    А после всего увиденного на протяжении фильма, финальная сцена просто просто потрясает своей невинностью…

    Если к этому фильму применимо слово «понравился», то ответ — Да, понравился — и это не значит что я какой-то там маньяк, и получаю удовольствия от всяких извращение и т. д. 

    Во первых, я абстрагируюсь, для меня это просто форма самовыражения автора.

    Во вторых, фильм я лично смотрел на одном дыхании — потому сказать, что мне он не понравился — обмануть себя — я лично испытывал чувство безумного отвращения и одновременно любопытство, что будет дальше.

    Думаю, любой человек, который досмотрел фильм до конца и говорит, что он ему не понравился — глубоко в душе сам себе врёт -иначе зачем было мучить себя и досматривать фильм до конца — можно было выключить его на 10-й минуте.. И думаю как раз это главный замысел Пазолини — снять фильм, который вызовет отвращение, но который почему-то все же будут смотреть с интересом- этим он как бы показывает что порочный прежде всего сам зритель выступающий в роли наблюдателя…

    p.s. Как оказалось, к любимому всеми украинцами «салу» фильм не имеет никакого отношения…

    31 июля 2008 | 01:28

    Настроение у меня перед Новым годом совсем ни к чёрту, сижу и думаю, что бы охаять, куда бы выплеснуть свои негативные эмоции. Ну не писать же про «Елки» или «Американский пирог 5», тем более, что я ни то, ни другое не смотрел, как вдруг — вспомнил! Не уверен, что этот отзыв хоть кто-нибудь, кроме меня и модера, прочитает, ну да какая разница.

    Итак, перед нами — говно. Во всех смыслах, в том числе и в буквальном.

    Я смотрел вроде как почти все фильмы Пазолини, из которых вполне понятно, какие у него проблемы были — как личностные, так и творческие, но это… Кстати, ещё оговорюсь, что произведение Маркиза де Сада я тоже пытался читать. Сначала подряд, потом через страницу, потом через пять, потом через десять, так вот у того друга проблем было ещё больше. Даже при моих довольно либеральных взглядах, мягко выражающихся в формуле — да хоть лошадь люби, только не в моём присутствии, я всё равно решительно не врубился, зачем сняли этот фильм. Ну что надо было — показать, что фашизм это плохо? Это вроде и так понятно. Обычно голливудские режиссеры переносят действие в наше время по двум причинам — или нехватка денег на воссоздание той эпохи или нехватка мозга у потенциального зрителя на восприятие действия. Зачем Пазолини перенёс? Его волновала судьба родной страны? Нашёл, как выразить свою озабоченность.

    Как таковое действие в фильме (в книге тоже) отсутствует, зато в избытке присутствуют голые люди с голыми задницами. Я даже не могу сказать, что у актёров в фильме есть какие-то роли или характеры — просто изображают биомассу, причём иной раз даже в порнухе эмоций от актёров больше видишь.

    В общем, это невозможное зрелище. Кто считает его гениальным, пожалуйста, расскажите мне в деталях, почему.

    30 декабря 2012 | 21:39

    По просмотру вполне закономерно возникает вопрос, искусство ли это в кино? И если же да, то каким его воспринимать?

    Первое. От искусства мы ждём преломления нашей повседневности и создания атмосферы «un peu plus que la vie», т. е. чуть больше жизни как она есть, «жизни плюс», если угодно. «Сало» вполне «больше, чем жизнь». Назвать гротеском ленту не поворачивается язык, но некоторое фабульное преувеличение имеется налицо. По крайней мере, это значительно больше, чем моя жизнь. И я, приученный «девушками из Авиньона» к искусству, как есть, оцениваю ленту по первому пункту вполне как искусство.

    Но другой срез заставляет меня трепетать и волноваться, потому что «Сало» и его герои совершенно не искусственные герои. Я никоим разом не сомневаюсь, что есть такие же люди, как «знать» из этого фильма, существуют и извращения, и места из фильма, существует пренебрежение личностью, и опьянение властью, существует система поставки удовольствий для сильных мира сего, и система сокрытия преступления этих «сильных». Просто говорить о них не принято. Не принято снимать кино, не принято, так полушутя, полунебрежно вводить нас в быт абсолютных моральных уродов. Для нас, обывателей, существуют темы-табу. Как у Жюля Верна в «Детях капитана Гранта» — физически гора в поселении туземцев стоит у всех на виду, но её нет социально, в системе человеческих отношений, на конкретном географическом месте — чёрная дыра. Точно так и с «Сало». Система ответственного и вдумчивого кино предусматривает раскрытие и демонстрацию человечьей сексуальности или а) для раскрытия глубокого психологического сюжета или б) эпатирования или в) другое (причём, другое — совершенно отстраненно и мутно чащей всего). Для чего же Пазолини эксплуатирует эту грязную и порочную тему в своей ленте? Для меня, ядерная смесь провокационной гомосексуальности, воинственного христианизма и ответственности пламенного марксиста приправляется увлечением учением З. Фрейда. Пазолини обнажает наше восприятие, заставляя во всю работать наши инстинкты, наши чувства, заставляет чувствовать дикий запах крови, заставляет ненавидеть, заставляет сочувствовать и переживать. А когда наше восприятие доходит до предела, мэтр пазолини окунает нас с головой в реальность и говорит «Это — неправильно. Так — нельзя!»

    И тогда, возвращаясь к вопросу об искусстве, у меня возникает некоторое недоразумение. Фильм — «больше, чем жизнь», но вполне жизнен. И он не «art pour l`art, он настоящий.

    Идейная канва у меня не вызывает проблемы в обработке, нить повествования вполне ясна и характеры очерчены более чем ЯРКО. у меня значительная проблема с собственным восприятием «Сало». И дело здесь даже не в сексуальности и извращённости авторского замысла, а в том, что по просмотру ищешь эту грань в реальности, когда гротеск переходит в «чуть больше чем жизнь», но в голове крутятся слова «немецко-фашистская оккупация», и я понимаю, что вполне себе реально застать этот ужас наяву. Не в виде президентов и монсеньоров, не в виде молодцеватых детей с оружием, а в самом себе. Сюжет, мне кажется, разворачивается именно так. Когда развращённые властью, понимают, что залогом их порядочности служит только их внутренний стопор, они уверенно и медленно продвигаются, как двигается (казалось бы — статичный) сюжет картины, где начинается порочность с малого, а в итоге обретает границы, которые не объять с первого раза.

    Пожалуй, я не стану смотреть «Сало» ещё раз, по крайней мере, пока.. пока не застигну себя на мысли, что на каком-то этапе порочности, я сам не могу остановиться, тогда — самое время пересмотреть.

    26 апреля 2012 | 08:08

    Меня в принципе уже нечем удивить и 120 дней Содома для меня стал лишь ничтожной пылинкой в среде более достойных работ подобного рода, где жестокость и омерзительность происходящего действительно чем-либо оправдывается.

    Здесь этого нет. Абсолютно. 120 дней бреда, извращение и еще раз бреда ради бреда, извращений и еще раз бреда. Более скучного и омерзительного своей унылостью убожества я еще не видел.

    Пазолини, даже для своего времени ты просто эпатажный слизняк.

    Либо мой послужной список не позволяет мне быть в шоке от этого маразма с претензией на гениальность, либо я не столь впечатлителен, но 120 дней Содома вызвал у меня чистый poker face и faceplam от наблюдаемого бреда.

    У этого 2 часового творения есть концепция: По утрам, молодые невольники, попавшие под власть 4 ублюдков, потерявших всякую человечность, собираются слушать мемуары шлюх-пенсионерок, после чего начинаются разнообразные и увлекательные игрища, в которых наши невольники проявляют не меньший энтузиазм, чем сами организаторы этого фрик-шоу. После такого, кого-либо жалеть, чем-то шокироваться будет просто бессмысленно, когда жертвы четырех извергов в костюмчиках не могут поднять против них мятеж, послушно выполняя все, что они прикажут, постепенно превращаясь в еще больших зверей.

    Сами уроды в костюмчиках больше похожи на дегеративных тварей, вытворяющих невообразимые (для неподготовленного и не закаленного зрителя) вещи, при этом еще смея рассуждать о философских вещах, которые не имеют никакого отношения к тому, что происходит в этом царстве псевдо-Содома.

    Повторюсь еще раз: Фильм не омерзителен. Он дебилен и до безумия маразматичен. Тема фашизма и извращенной стороны сущности человека абсолютно не проявляют себя из-за того мракобесия, которым Пазолини буквально тычет тебе в лицом, заставляя, допустим, впадать в шок и истерику, но не задумываться: «Зачем все это?». Вы этого и не поймете, когда старые шлюхи рассказывают истории из своего счастливого детства, озверевшая элита теряет все остатки разума, а их жертвы даже не думают о восстании. Именно в этот момент ты понимаешь, что это обреченное кино, в котором нет развития, нет смысла, нет надежды, нет оправдания всему, что тебе приходилось терпеть.

    Причем, я всегда презирал философию Маркиза де Сада о том, что человек должен быть свободен во всех отношениях. Свобода извращает, превращая в подонков, подобных этим четырем отморозкам. Если нет ограничений в чем-либо, человек превращается в морального урода и все перестает иметь смысл, ибо абсолютно свободный человек разрушает все на своем пути и исчезает все, что имело когда-то смысл и цель. Именно поэтому, несмотря на то, что все же 120 дней Содома имеют тесную связь с философией Маркиза де Сада, я вижу все бессмысленным и маразматичным как в суждениях Маркиза, так и в самой картине.

    Пазолини, передавай привет Маркизу де Саду, когда вас обоих будут жарить на сковороде.

    20 февраля 2013 | 04:09

    Не хочу много писать про этот фильм…

    Картина жесткая, понравится может только людям с не совсем здоровой психикой… Господа (организаторы этого прекрасного мероприятия, герои фильма) в свое время не выплескивали эмоции, а держали все в себе, накопив таким образом уйму комплексов, внутренних желаний, мечт, а также злобы, ненависти на весь мир, которую, впоследствии, вылили на невинных парнях и девушках (как на представителях народа)… В итоге — сломав себе психику и став двуличными существами…

    Почитал отзывы, мнение кинокритика, показанного на странице… И вот к каким мыслям пришел… Если режиссер и в правду хотел методом «от противного» показать людям (в чем я сильно сомневаюсь), что все показанное в картине очень плохо — то это скорее ошибка режиссера… Метод, в данном случае, не совсем удачный… Это все равно что призывать людей не убивать! И при этом показывать видео и картинки с убийствами людей! Которые надрывают психику человека и его внутреннюю гармонию! От противного же! Чтобы видели, что это плохо!

    Если бы он хотел призвать к хорошему, то не показывал бы подробности происходящего в картине, а показал, в основном, драматическую составляющую (тяжелое переживание от произошедшего жертвами, надорванную психику, последствия мук и др.) и слегка — жестокие моменты! Подобный показ может только отрицательно сложится на обществе. Для тех, кто уже ненормальны — это показ возможных фантазий! И, возможно, последующее претворение их в жизнь (дурной пример)! Для нормальных, но ранимых, людей — это надлом, трещина в его внутреннем мире… Для стойких — это осадок внутри…

    Видел из отзывов мнения о показе режиссером сущности человека… О какой сущности человеческой натуры и его животных проявлениях можно говорить? Как так можно говорить? Посмотрите на весь окружающий мир? Большинство, слава Богу, нормальные люди! И дело, думаю, вряд ли в ограничении законами… Если бы это была сущность (а сущность имеет свойство проявляться, рано или поздно), то нас окружали бы насилие, извращения (реальные извращения, не те, которые осуждаются обществом, а те, от которого у общества — шок! Подобные извращениям в фильме), жестокость, пытки и прочее в таком количестве, что тяжело было бы жить!!! (подобно некоторым отрезкам времени существования людей, но там причина была, думаю, в нездоровости всего общества, так принято было, что, во многом, шло сверху). Сущность человека заложена в его истоках, и проявляется она, мое мнение, на инстинктах. Ее можно наблюдать на животных. А животные — просты (есть, спать, желание находится в стае, обществе и т. д.), у них нет извращений… Извращения идут от извращенного разума!!! А разум у человека появился не сразу.

    В заключение хотелось сказать, что, судя по всему, режиссер неспроста умер такой смертью (в одном из отзывов описывалось, если правда конечно)… Это как надо было его ненавидеть, чтобы так с ним обойтись. Такое могут сделать только за очень серьезные проступки…

    Оценка: 3 из 10

    17 января 2010 | 03:18

    к фильму остался равнодушным, посмотрел только ради любопытства, если честно с трудом досмотрел до конца. Очень странное чувство на протяжении всего фильма возникает отвращение ко всему происходящему, но в конце нет ни малейшего сожаления и чувств к героям, поэтому после просмотра остаешься равнодушным. Удерживает у экрана только любопытство, возникает интерес человеческих пределов, и я не приходя в ужас констатирую для себя что пределов нет ни в одном направлении будь то наука или искусство или духовность. Именно отсутствие границ духовности способно делать человека великодушным и одновременно касаться бездны нравственности.

    Для меня фильм представляет скорее познавательный интерес, художественного я ничего не увидел, но достоверность происходящего не вызывает сомнения, наверное только за это могу сказать спасибо создателям. Поражает естественность происходящего, абсолютно психически здоровые люди упиваются отсутствием своего предела.

    Кое-что после просмотра я понял… а именно то что идя по пути удовлетворения своих желаний это неминуемо приведет к подобному исходу, человек становится зависим от жажды новых ощущений, стремление познания предела разлагает душу, превращая человека в животное питающегося новыми эмоциями и неважно какой ценой. Этот порок сравним с наркоманией единожды испытав физиологическое удовольствие в корне меняется поведение и личность человека, так и здесь требуется доза ощущений все больше и сильнее, в конечном итоге это убивает самого человека.

    Но самое страшное открытие, что к этому склонны все. Надели человека безграничной властью и возможностями, и вы увидите как человек потеряет границы поведения. Самый главный фактор способствующий, это достижение социального предела, достигнув его человек начинает искать другие пределы, но их оказывается нет, либо они недосягаемы для человеческой души. И в конечном итоге эта недосягаемая планка уничтожит человека.

    Падение великих империй, исчезновение цивилизаций думаю вполне теперь становится объяснимым явлением. И понятен прогноз нашей цивилизации, может и хорошо что наш мир неидеален и наши умы занимают насущные проблемы, и это отодвигает падение человечества.

    Тут еще в голову пришла мысль… поведение людей в заключении… помести людей в равные условия обозначь им их социальные пределы (это примитивная модель но наглядная) и так же мы сможем наблюдать разложение нравственности. И как правило нормальными людьми выходят из колоний, там где люди трудятся, а из тюрем выходят урки

    30 августа 2011 | 06:46

    Мне не понравился этот фильм. Я не жалею, что посмотрел его, но и не думаю, что многое потерял бы, проигнорировав. Едва ли не единственным мотивом для просмотра стала громкая слава «Сало» как одной из самых шокирующих картин за всю историю кинематографа. Быть может, самой шокирующей. Меня вело скорее желание пощекотать себе нервы жутким зрелищем, чем категорический императив ощутить некий катарсис от бескомпромиссного срыва социальных покровов. Я плохо знаком с фильмографией Пазолини, мне не близок его стиль в целом, и в данном случае я попросту не согласен с его посылом. И мне не нравится то, что «120 дней» не дадут себя забыть. Забыть это.

    Этот особняк-холодильник, в котором вздувается законсервированный фашизм. Вздувается, чтобы взорваться нам в лицо смесью из крови и дерьма под астматически-благоуханным соусом (а)сексуальных перверсий. «Это — родина моя!» — кричит из киноленточной промежности Пьер Паоло. Истории не существует: фантасмагорическая блевотина из девятнадцатого века вытекла на замуссолиненный мрамор 1944-го — и в ней отражается настоящее. Четыре ветви власти срослись в единое Древо смерти, чьи шершавые корни всё сильнее оплетают юные тела, проникая в каждую их щель, терзая, унижая, лишая воли, памяти, рассудка — жизни. На короткой дороге в ад колесо Фортуны успеет сделать всего три оборота — а низведённые до туалетных привратников святые лишь проводят его безразличным взглядом гипсовых глаз.

    Уже имея опыт в создании ярких памфлетов на «аморальное» мелкобуржуазное общество («Свинарник», 1969г.), режиссёр решил пойти по стопам своего единомышленника Марко Феррери. Как тот некогда вторил ему своим «Семенем человеческим», так сам Пазолини в 1975-ом снял беспросветно-мрачную вариацию феррериевской «Большой жратвы», появившейся двумя годами ранее. Любопытно, что изначально ставить фильм должен был Серджо Читти, которому автор «Теоремы» незадолго до этого уже помогал творить «Мерзкие истории» вполне в духе де Сада. Однако Читти, написав сценарий, вскоре потерял к проекту интерес, зато его коллега, наоборот, неожиданно для себя оказался захвачен идеей нового киноманифеста, что должен быть прийти на смену «Трилогии жизни» — тщетной попытки вернуть публику к истокам человечности.

    Вклинивая в начальные титры кадр с библиографическим списком, эпатажный гомокоммунист с ходу заявляет ленту как научную работу. В которой, естественно, присутствует [научный] эксперимент. Есть четверо «учёных» — этических ампутантов, есть четыре шлюхи-ассистентки, помогающие им содержать «инструменты» в должном состоянии, есть несколько сотрудников охраны с автоматами наперевес, и есть толпа подопытных свинок, готовых снести любое унижение. А менгелеподобный Большой Брат в режиссерском кресле бесстрастно нажимает на кнопки, запуская один жуткий опыт за другим, взвинчивая аудиторию «за стеклом» до предела, но так и не позволяя ей сопереживать хоть кому-то. Под издевательски-вальяжную музыку устраивая мини-аушвиц консьюмерированному социуму, естество-испытатель демонстрирует отшелушённое ядро творящегося в современном ему мире морального хаоса, где отвратительны все.

    В этом отсутствии опоры для зрителя и кроется гениальность постановки. Взирая на виртуозно воссозданное на экране десадовское неистовство разврата и «анархию власти», мы не находим среди персонажей никого, с кем готовы были бы себя отождествить. Даже молчаливый бунт красавца-солдата оказывается актом банального удовлетворения инстинкта. Это многократно обостряет чувство неуютности и замешательства, и без того сильное благодаря замечательной антитезе помпезного антуража и происходящих в нём шокирующих событий. И лишь в финале фильма выдающийся итальянец «спасает» нас и проявляет своё сценическое альтер эго — выводя на первый план дотоле незаметную куртизанку-музыкантшу, через силу наигрывающую для ополоумевшего мира неуместно восхитительные мелодии и в итоге бросающуюся из окна, не в силах более выносить чудовищности окружения.

    Вот только всё это квазиницшеанское глумление условных сверхчеловеков над недолюдьми уж слишком сильно отдаёт старческим брюзжанием, вряд ли сравнимым, например, с вуайеристским откровением «Подглядывающего» Майкла Пауэлла. Разочаровавшись в свершениях «новых левых», растворившихся в ненавистной ему Потребляндии, Пазолини попросту махнул рукой на поколение «некст», а потом, немного подумав, решил потоптаться по нему грязными сапогами, обнажив своё по-сербскофильмски омерзительное виденье того, как бессовестные буржуины пользуют молодёжь во все отверстия и изощрённо сводят её в могилу раньше времени. Концентрированный до тошноты пессимизм, не разбавленный даже намёком на юмор, в отличие от работы того же Феррери. Без тени самоиронии режиссёр клеймит наступившие времена печатью апокалипсиса, на деле банально не принимая смены движущих мир поколений. «Всё прогнило! Все подонки! Я старею.

    А я — ещё молод. Я — то самое движущее поколение. Я могу свернуть горы. И я выхожу на улицу, сажусь в машину и еду… пожалуй, в банк. Там я беру толпу в заложники, срываю с женщин одежду и задаю им какие-то вопросы. Не важно. Возвращаюсь на улицу. Стреляю в прохожих. Они падают и умирают. Подхожу к одному из упавших мужчин, растаптываю ему челюсть, руку, отрываю уши. Сажусь в машину и проезжаю по нему несколько раз. Что? Нет, союзнические войска не придут. Все союзники уже пришли в 68-ом, сломали мостовые и благополучно превратились в сообщников. Подумав, отправляюсь в ближайшую закусочную: я голоден. Вкусно? Без разницы. Пообедав, еду домой. Там насилую и убиваю жену. За ней — дочь. Беру нож. Вспарываю себе живот. Достаю кишки и засовываю в рот. Жую. Тот же вкус. Забавно. Нравится.

    А вот фильм — не понравился. Наверное.

    1 декабря 2014 | 21:09

    Предсмертная работа Пазолини. Самый спорный, скандальный и неоднозначный фильм великого мастера.

    Действие картины «120 дней Содома» отнесено к ранней весне 1945 года в оккупированный нацистами городок Сало, что в Северной Италии. Четверо местных аристократов-колаборационистов создают марионеточное фашистское микро-государство, высшей идеологией которого объявляют вседозволенную извращенность.

    Точная привязка действия фильма к времени и месту не должна вводить в заблуждение. События, изображенные в фильме, могли и могут произойти в любом тоталитарном государстве мира. Не стоит обманываться и тешить себя мыслью, что ужасы Сало — это, дескать, исключительно признаки фашизма. К сожалению, это не так. Достаточно вспомнить Аргентину времен «черных полковников», Чили времен «раннего Пиночета», Камбоджу времен «красных кхмеров», Центральную Африку времен каннибала Бокассы — там происходили вещи не менее, если не более, жуткие.

    «120 дней Содома» — это фильм-предупреждение, фильм-предостережение. Фильм, взывающий: люди, смотрите и помните! Абсолютная власть развращает абсолютно. И только вопрос времени, когда очередной обожаемый фюрер превратится в людоеда.

    Самый весомый упрёк критиков и зрителей к работе Пазолини: режиссер слишком упивается сценами сексуальных извращений и садистских пыток. Упрёк, на мой взгляд, во многом справедливый. Количество провокационных сцен и диалогов явно избыточно. Для того, чтобы вызвать у зрителя чувство омерзения и отторжения происходящего, не надо сто раз повторять «дерьмо». Лучше меньше, да лучше (народная мудрость).

    С другой стороны, если смотреть на картину с точки зрения концептуального замысла, все эти излишества кажутся оправданными. Три круга ада, которые суждено пройти несчастным юношам и девушкам — круг мании, круг дерьма и круг крови — следуют по нисходящей: от кошмара до полного ужаса. Помещая героев в этот реальный земной ад, очертив эти три жутких круга, Пазолини не может не акцентировать внимания на деталях извращений, сознательно принуждая зрителя — через не могу и не хочу — к физиологическому отторжению насилия через отвращение от увиденного и услышанного. Цель оправдывает средства (крылатая фраза).

    Просмотр «120 дней Содома» дело не из приятных. И после просмотра остаётся гнетущее, подавленное настроение. Но посмотреть фильм всё-таки стоит. И постараться услышать и понять гуманистический, предостерегающий посыл великого режиссера.

    6 из 10

    2 июня 2014 | 18:42

    Маркиз Де Сад, безусловно, противоречивая личность. Одних он заставляет ненавидеть своей жестокой философией и его извращённой фантазией, других — заставляет восхищаться своей смелостью и способностью рассказать про человека такое, чего никто не скажет никогда. В его понимании нет хуже существа, чем свободный человек, для которого ни мораль, ни правила не имеют никакого значения, и он способен сотворить такое, что потом вспоминаешь с содроганием сердца. А дай ему власть, и он превратит любого в безвольное животное. Об этом и был, в какой степени, его роман «120 дней Содома», для которых эта книга — пример ужаса в литературе. Пьер Паоло Пазолини же взял за основу последнего фильма этот роман, перенося его действие из Франции 17 века в Италию 44-го года, в отдельно взятый городок «Сало», захваченный фашистскими оккупантами.

    Если судить фильм, как экранизацию, то можно как и похвалить, так и поругать. Во-первых, это простой пересказ романа, если не очень сильно сокращённая версия. Основа романа сохранилась без изменении — четверо развратников, принадлежащих к высшей касте, решают провести четыре месяца в отдалённом особняке в компании 16 жертв, 4-ёх проституток-рассказчиц 4-ёх охранников и 4-ёх «прочищал» (не буду говорить, кто это — прочтёте в романе), чтобы в течение всего этого времени предаться всем мыслимым и немыслимым похотливым извращениям с фатальной для жертв развязкой. Но если в романе Де Сада всё это было сделано для того, что придать этой ситуации «театральный облик», то здесь зачем это делается понятно лишь отдалённо.

    Во-вторых, а тут уже похвала, Пазолини не стал в буквальном смысле переносить весь этот ужас и разврат, творящийся на страницах романа в фильм, за что ему отдельное спасибо, так как прочитанное вводило в настоящий ужас (особенно последние две части). Тем не менее, ключевые моменты, вызывающие отвращение, остались, например поедание фекалий, причём в довольно огромных порциях. А многочисленные оргии так и остались за кадром, оставив в фильме лишь три-четыре откровенные сцены, да и то большинство гомосексуального характера.

    Но, если забыть о написанном выше, и понять, что кино — не что иное, как интерпретация романа, то некоторые недочёты отпадут самим собой. Что у Де Сада, что здесь общий смысл остался неизменным, и его я привёл в первом абзаце. В дополнение к тому, что место действия перенесено в фашистскую Италию, Пазолини в буквальном смысле заставляет зрителя ненавидеть этих людей, вынуждая смотреть на творящийся ими ужас.

    Пожалуй, в этом и заключается главная особенность этого фильма — оно не отвращает, а пугает. И не сразу, а постепенно. Постепенно действие теряет свой смысл, превращая обычные похотливые страсти в кровавый и жестокий цирк. В начале нас заставляют смотреть, как юношей отлавливают и силком приводят в злополучный особняк, потом заставляют оценить четырёх главных героев — настоящих демонов, не знающих жалости и сострадания. И если в романе было понятно, зачем они это делали, зачем издевались над жертвами, то тут их бессмысленность только пугает. А ведь всё просто — они чувствуют власть, и заставляют этой властью удовлетворять свои похотливые прихоти, их жестокое слово заставляет жертв, имеющих неокрепшее представление о реальности, ползать на четвереньках (один из самых лучших моментов фильма), превращая их в животных. А про финальные сцены, где происходят по-истине шокирующие моменты с издевательствами жертв (причём, чуть ли не натурально) под довольно спокойную мелодию вводят зрителя в шок. И если после титра «Конец» вы почувствовали себя неприятно, словно вас лицом окунули в нечто пугающее, что кроется буквально за каждым шагом — значит, вы правильно поняли фильм, хотя для некоторых кино имеет совершенно другое значение.

    «120 дней Содома» — довольно неприятная, пугающая, но по своему идеальная интерпретация романа, которое вряд ли найдёт своего зрителя. Тем не менее, для кругозора и фанатам творчества Де Сада кино строго гарантируется. А так, как я не его фанат, да и смотреть 117 минут довольно тяжко, плюс отвергает неряшливая актёрская игра (из-за чего жалость к некоторым жертвам вызывать очень тяжело), то и оценка у неё будет довольно средняя. И да, идеи Де Сада и Пазолини для меня всё же в той или иной степени спорны.

    6 из 10

    22 августа 2015 | 19:52

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>