всё о любом фильме:

Истории обыкновенного безумия

Storie di ordinaria follia
год
страна
слоган-
режиссерМарко Феррери
сценарийМарко Феррери, Серджо Амидеи, Чарльз Буковски, ...
продюсерЖаклин Феррери, Серджо Гальяно
операторТонино Делли Колли
композиторФилипп Сард
художникДанте Ферретти, Николетта Эрколе, Франческа Ло Скьяво
монтажРуджеро Мастроянни
жанр драма, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время108 мин. / 01:48
Мошенники разных мастей, проститутки, отбросы американского «дна» — вот неиссякаемые источники, из которых черпает вдохновение Чарлз. Он привязывается к проститутке Кэсс, но этот странный роман завершается трагически.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Работы итальянского режиссёра Марко Феррери часто встречают буквальное восприятие как со стороны зрителей, так и критиков, например, американских. Они, в отличие от европейских киноведов, практически не чувствуют внутренней тонкости, даже изящества замысла, блеска и остроумия в его нередко эпатажных, скандальных произведениях. Полное название экранизированного сборника рассказов как раз американского писателя Чарльза Буковского звучит вообще провокационно: «Эрекции, эякуляции, акты эксгибиционизма и общие истории обыкновенного безумия». И если ленту Феррери трактовать лишь на уровне сюжета, то можно не увидеть вообще ничего, кроме беспутной жизни поэта-алкоголика Чарльза Сёркинга, который мечется между Лос-Анджелесом и Нью-Йорком, живёт в грязных комнатах и кварталах, где обитают мошенники, убийцы и проститутки. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Пытаясь найти смысл существования, многие сошли с ума. А у тех, кто пытался отыскать смысл жизни в алкоголе и женщинах, ситуация еще хуже. Ведь пьяные плотские радости уводят нас от этого смысла еще дальше.

    Так происходит у главного героя и, в частности, у Феррери и Буковски. Осознав полную бессмысленность, главный герой опускается на самое дно, чтобы добавить остроты в свою жизнь и почерпать вдохновения. Но он получает только одно — желание вернуться обратно — во чрево матери. И даже его любовь к Кэсс не спасает — девушка уходит, предварительно закрыв вход в свое «убежище».

    Финал картины — своеобразное спасение в образе прекрасной невинной девушки. Но там ли кроется ответ? Красота спасет мир?

    Собственно, это не важно. Главное есть стиль. »Стиль — вот ответ на все». «Стиль — это отличие, делание по-своему. Своя манера!

    А стиль у кинокартины есть. За это и такая оценка.

    8 из 10

    2 марта 2011 | 09:42

    Первый раз посмотрел этот фильм вместе с друзьями. Большинство из них сошлись во мнении, что фильм о талантливом пьянице. Это не так. Этот фильм о свободном таланте. На теме вина вообще не стоит особо заострять внимание. Имеем ли мы право судить героя фильма за пороки? Многие талантливые люди гораздо порочней.

    Герой Бена Газзары выступает в образе американского писателя Чарльза Буковского, который не отличался трезвостью мысли, но ныне очень популярен и уже давно утратил статус аутсайдера общества. Честно говоря, сложно себе представить кого-то другого в образе Буковского. Небритый, с пронзительными, умными, часто скрываемыми за темными очками глазами, с напускной невоспитанностью и небрежностью в жестах, он идеально вписывается в образ пьяницы интеллигента. Его герой не гонится за американской секс мечтой, американские (и не только) ценности как деньги, бытовой комфорт и прочее ему не нужны, для него лучше напиваться и находить жизнь на самом ее дне, где обитают единственные человечные на его взгляд люди. И он гордится, что с ними, ведь «в них вся сила мира». Можно ли его назвать асоциальным? Скорее нет, чем да. Просто этот человек с другим взглядом на мир.

    В отношениях с женщинами он так-же не отличается особенной избирательностью — объектами его любовных порывов являются представительницы отнюдь не высшего общества. Он близок им по духу, а они для него источник вдохновения. Героиня прекрасной Орнеллы Мути обычная проститутка, но с необычным желанием избавиться от человеческой инфернальности и быть свободной. Это их объединяет, но он нашел свободу в вине, а она в смерти. Он тоже не боится смерти, ведь «смерть — это путешествие, она не хороша и не плоха».

    Очень «не по-голивудски» показаны сцены секса. В общем духе картины секс по бытовому примитивный, грубый и даже отталкивающий. Он — «типичны самец, неизвестно что выкинет».

    Таланту не нужны стены. Талант не продается. Он сделал выбор не в пользу издательства, когда увидел десятилетний виноград. Его протест против времени и стен в этом издательстве выразился в закидывании других «талантов» банками с пивом. Но, к несчастью, они этого не поняли.

    Марко Феррери создал отличный фильм с необычной атмосферой и нетипичными героями. Смотреть обязательно.

    12 октября 2012 | 23:54

    Картина в лучших традициях «грязного реализма» Чарльза Буковски, по произведениям которого они и была снята.

    «История обыкновенного безумия» поэта.

    Главный герой картины — поэт. Он пьет. Потом опять пьет. После того, как напился, он опять пьет. Ну и в перерывах женщины. Много. Разных.

    Чарльз Серкинг уже давно разуверился во всем, наверное, поэтому он с таким упорством ищет «истину в вине». Ему не хочется верить, что все так печально.

    Кэсс стала для него «лучом света в темном царстве». Ее «история обыкновенного безумия», по сути, сродни «истории» Серкинга — «натура — дура, судьба — индейка, а жизнь — копейка». И если Чарльз эту «копейку» тратит на выпивку, то проститутка — на самоистязание, как бы проверяя монетку на прочность.

    Единственное, что отличает разочарованного Серкинга от той же разочарованной Кэсс — творчество. Именно оно возносит «счастливого пьяницу», оно поднимает его в глазах зрителя. И вспоминается: «Быть может, всех ничтожней он. /Но лишь божественный глагол/ До слуха чуткого коснется,/ Душа поэта встрепенется,/ Как пробудившийся орел.»

    Последний эпизод внушает надежду.

    6 из 10

    17 января 2012 | 20:45

    Тягучая, жаркая жизнь спивающегося писателя. Череда алкоголя, секса, отходняка, алкоголя… и бессмысленного, пожалуй, графоманства. Хотя нет, не бессмысленного, такие же заблудшие души, как он сам увидят на его страницах себя, скажут «о, как это правдиво», но едва ли такой человек может чему-то научить. Его окружают запахи табачного дыма, и пота, к нему притягиваются такие же отчуждённые от искусственной реальности, как он сам: сумасшедшие, проститутки, мазохисты.. Картина повествует о том, как он встретил девушку, которая всполыхнула в нём, казалось бы конченном сухаре, какие-то чувства. Но едва ли страсть можно назвать возвышенной, когда у человека уже атрофированы чувства и стремления, взамен которых поместились слепая страсть, и вдохновение в бутылке и женщинах. И любое начинание, в данном случае, обречено. Насколько же стильно сочетание щетины и перегара решает каждый по-своему.

    9 июня 2013 | 00:10

    … так я назвал, последующие картины, на которые буду печатать отзывы.

    Все эти фильмы, может и не все кто знает, будут относиться к разряду «нейтральные».

    Причиной этому служит их некая бледноватость, при просмотре которых невольно хочется отвлечься от экрана или что-то ещё, но не продолжать смотреть.

    «История обыкновенного безумия» была найдена мною случайно по совету одного человека имени которого и места его проживания и тому подобное я не знаю. Изначально на первых минутах я понял, что я этот фильм, чего бы оно не стоило досмотрю до конца, так как что-то в нём цепляет.

    До появления Орнеллы Мути я начал презирать этот фильм, за его откровенность, но в последствие я понял, что без этого он будет вовсе бледный и не воспринимаемый. Потом увидев её я понял что смотреть придётся так как я не мог оторвать от неё взгляд.

    Сюжет интересный и да, немного «безумен»,но поэтому такие фильмы и выделяются из всей серой массы, которая сейчас снимается и такие картины должны быть в просмотренных у каждого уважающего себя кинолюбителя или как там их назвать. Для меня это некий толчок к новому кино, которое я открыл для себя, но толчок слабоватый и придётся посмотреть ещё не один подобный фильм, чтобы начать в этом разбираться более глубоко, хотя не считаю, что нужно всегда копать в истинную цель, которую преследуют авторы той или иной картины, можно просто посмотреть кино, насладиться новой историей.

    11 марта 2011 | 16:48

    Это было в ночь празднования Алых Парусов. Я, по знакомому уже сценарию, опоздал на метро и теперь мне предстояла ещё одна бессонная ночь в городе. В кошельке не было ни гроша — последние деньги потратил на чизбургер с пивом. Не было ни телефона, ни часов, только небольшая фигурка Ариэль из Киндер-Сюрприза. А вокруг хаотично передвигались, создавая помехи друг другу, скопления старшеклассников и люди, нашедшие повод выпить со всеми. Маленькая шумная преисподняя разворачивалась в нескольких шагах от меня, и количество людей было прямо пропорционально моему чувству одиночества. На Невском не было никого. Были только я и маленькая игрушечная русалка. Обычное чувство, едва ли не банальнее, чем любовь. Готов поспорить, каждый кто в ту ночь орал матерные частушки и распивал n-ную бутылку водки мог похвастаться не меньшими достижениями в этой области. Но именно в тот момент, когда ужас моего положения превысил лимит, мне открылось, что моё одиночество вовсе не так ужасно, что в некотором роде это было одной из составляющих счастья. Я один и это прекрасно. Уже с большим воодушевлением я обошел Невский по несколько раз, стараясь держаться вблизи организованных групп и метафизически портить им настроение. Кончились сигареты, но у прохожих просить не хочется — даже пара фраз могла нарушить моё счастливое отчуждение. Я стал Чинаски.

    Наверное, люди, загипнотизированные простыми мещанскими понятиями могут позволить себе роскошь не понять Буковски. Его читатели — потерявшие что-то или сами потерявшиеся в океане незначительных событий, безумном до обыкновения. Буковски — это Достоевский, Хемингуэй и Лоуренс, поздней ночью беседующие обо всем в грязном вонючем баре, которым владеет Луи-Фердинанд Селин, но в то же время он — бережный энциклопедист никому не доступного одиночества, с которым все сталкивались по-своему. И только люди, которые живя в одиночку содержат в порядке кухню не могут и не хотят признать его значимость, оправдывая свое мнение грязью и алкоголем. «Просто жить, пока не умрешь, — уже тяжелая работа»,… но стоящая того в любом случае, что пусть и не явственно следует из работ великого маргинала.

    «Истории обыкновенного безумия» — первая осознанная попытка перенести прозу Чарльза Буковски на экран, и надо сказать попытка весьма любопытная. Несмотря на то, что местами образы и события Буковски не просто кинематографичны но именно стильно кинематографичны, сама форма повествования изобилующая авторским мнением преграждает дорогу его рассказам и романам к экранизации. Один из лидеров европейского маргинального кинематографа Марко Феррери нашел оригинальный путь. Он не собирается совершать ошибку, которые много лет спустя совершат создатели «Пьяни» и «Фактотума». Те решат серьезно покопаться в душе Буковски, не замечая вокруг массивный щит из слов, правдивых и не очень. То что сделал Феррери — это скорее не экранизация, а трибьют. Фильм не по мотивам, а в честь. Итальянец отображает основную суть прозы и немножко поэзии Буковски. Главным компонентом картины становится стиль, обыкновенно прекрасный монолог, которым открывается фильм. Феррери, как никто другой в европейском кинематографе умевший раскрыть ужас обыденных вещей, представляет здесь свою версию Чинаски. Очевидно, сей классик за свою карьеру накопил достаточно мастерства и особенного стиля, чтобы его личная трактовка известного литературного героя была релеватна.

    Кому-то эта трактовка может показаться незамысловатой и даже карикатурной: красавицы, подобные Орнелы Мути и сине-зеленая, по-альмадоварски яркая, ловушка Лос-Анжелеса. Да, Феррери беззастенчиво использует визуальные контрасты. Так же, как и в штиль повествования разыгрывает главные события где-то за декорациями, в пятом измерении. Суровая, наполненная подтекстом, простота заимствована из славных произведений. Чинаски от Феррери и Газзары, наверное все-таки, открывает внешнюю сторону вопроса книг Буковски, но при этом, отображает ее максимально полно. Одиночество Буковски как такового стало опорой для истории о более обширном одиночестве, с такой даже прелестной неопределенностью, которую выразил в своем мнении о фильме сам великий маргинал — он не мог решить, понравился ли ему фильм или нет. Как бы то ни было, одиночество и иные несчастья, изящно описанные Чарльзом Буковски, как снежинки, не могут быть одинаковыми. И истории обыкновенного безумия у всех свои. Но в наше время уже не страшно жить с ними. Наверное, стоит сказать спасибо невеликому, как он сам о себе отзывался, маэстро. И спасибо другим хорошим людям, которые рискнули и соединили такие прекрасные, но внешне несовместимые вещи, как проза Буковски и кино.

    24 августа 2015 | 19:34

    Об этом фильме не хочется писать много, да и вряд ли надо. Литературная основа картины — проза Чарльза Буковски. Поклонником этого писателя я никогда не был. Схематичность персонажей, традиционный набор тем (пьянство, секс и т. д.) как — то не способствовали моему позитивному восприятию творчества этого «грязного реалиста». Справедливости ради нужно сказать, что в отличие от многих его коллег по писательскому цеху (особенно европейских), неизлечимо страдающих манией величия и вуалирующих скудность своей мысли модернистской заумью, этому американцу всегда было, что сказать своему читателю. Кроме того, его проза, с моей точки зрения, идеально подходит для экранизаций ввиду отсутствия в тексте больших описательных планов и наличия многочисленных диалогов.

    Большой итальянский режиссер Марко Феррери не просто вдохнул новую жизнь в тексты Буковски, он создал свое собственное кинематографическое полотно, имеющее право жить своей самостоятельной от прозы писателя жизнью.

    Сюжет прост. Находящийся не в ладах с собой и окружающей его действительностью, возрастной поэт (Бен Газзара) методично уничтожает себя. Дешевый виски, беспорядочный секс, полицейские участки, безденежье — вот постоянные спутники его жизни. Случайно в баре он знакомится с проституткой (Орнелла Мути), которая вызывает в нем, то ли ранее им не испытываемые, то ли давно забытые, чувства.

    Какой-нибудь лишенный вкуса режиссер, переводя кинопленку, скорее всего «перевернул» бы жизнь поэта, заставив бы его под влиянием нахлынувших чувств измениться, уйти, как говорила Шурочка из «Служебного романа», «в дом, в семью, в работу», а в конце, видимо, и под венец c осознавшей постыдность своего поведения блудницей. Но Феррара не из того теста. Он не занимается пошлой манипуляцией зрительскими чувствами и интересами. Он честен перед собой и зрителем. Все заканчивается трагически, как собственно и должно быть в жизни.

    В отношениях между героями фильма напрочь отсутствует традиционная для любовных историй «клюква» в виде слез, сюсюканий и прочей сопутствующей ей экранной пошлости. Все очень жестко, местами, жестоко, а значит, правдиво!

    «Я никогда не встречал женщины лучше тебя»! Когда Б. Газзара, обращаясь О. Мути, произносит эти слова, то он ими выражает больше, чем километры кинопленки, посвященные злоключениям «пианины» в новозеландских джунглях, и иной такой же киношной костюмированной воздушной кукурузы.

    О чем этот фильм? Наверное, об одиночестве. А значит, о каждом из нас!

    Стопроцентный шедевр итальянского мастера! Рекомендую для просмотра абсолютно всем, вне зависимости от киношных пристрастий.

    10 из 10

    12 сентября 2012 | 22:43

    Марко Феррери как обычно верен себе, режиссер шокирует, обличает, заставляет задуматься… Название как нельзя лучше подходит этому фильму. «История обыкновенного безумия…»

    История про то, как сходят с ума и погибают люди от одиночества и душевного голода, от разочарований и от страха быть съеденными заживо в жестоком мире, где умирают их мечты. В фильме много грязи но тем более ценно, что на навозной куче сумела зародиться и вырасти настоящая, светлая любовь писателя-циника и развратника к красавице — проститутке!

    Очень плавная, прочувствованная драма, качественно снятая и срежиссированная.

    Вроде бы фильм можно описать в двух словах, но смысл у него гораздо глубже чем кажется поначалу. В общем эта картина про одиночество человека и даже любовь к пьянице писателю не спасла Тесс от ее маниакальной тяги к самоуничтожению. Завораживающая игра Орнеллы Мути и Бена Газзара только подчеркивает талант Марко Феррери, он умеет создавать нужную атмосферу и подбирать актеров, всегда все идеально на своих местах.. Фильм западает в сознание и прибывает там очень долго, сама удивляюсь, чем мог так запомниться и ошеломить подобного рода фильм. А ведь запомнился и еще как! По сути очень тяжелое и страшное кино, преподнесенное как нечто вполне обыкновенное и будничное.

    9 из 10

    3 июля 2014 | 01:32

    Эта кинозарисовка снята по произведению, точнее, по произведениям скандально известного писателя Чарльза Буковски «Эрекции, эякуляции, акты эксгибиционизма и общие истории обыкновенного безумия». Так случилось, что накануне я прочитала роман мастера с весьма конкретным названием «Женщины», и основная сюжетная линия взята оттуда. Полагаю, Буковски либо совсем запутался, либо сначала лепил рассказы, а потом большие произведения. Так или иначе, общее настроение не слишком отличается, именно поэтому фильмы по Буковски и его книги воспринимаются ровно, будто одно целое.

    Сюжетная линия фильма привязана к алкогольным разведкам стареющего писателя Чарльза Серкинга, в котором без особого труда угадывается сам автор произведения. Он находится в состоянии перманентного алкогольного опьянения, что подстегивает его желание познать как можно больше женщин, таких разных и прекрасных во всех своих проявлениях. И однажды он встречает девушку, которая кажется слишком красивой и слишком сумасшедшей для этого мира.

    Проблема Буковски, точнее, наши проблемы с Буковски, заключаются в том, что на первый взгляд речь идет исключительно об алкоголе и женщинах, причем с исключительными подробностями, которые и отпугивают подавляющее большинство потенциальных кинозрителей и читателей. С этим, безусловно, не поспоришь, но я придерживаюсь мнения, что это лишь рамка, в которую господин автор вставляет свои размышления, хотя последние здесь не особо и наблюдаются. Описанием своего образа жизни Буковски создает очень интересную атмосферу, из который и конструируются смыслы. Я вижу усталость и скуку творческого человека, которые и толкают его на алкогольные подвиги. Кроме того, он — поэт, которому все время нужен доппинг и небольшой процент бунта, чтобы получить свою дозу страдания и, украсив это парой метафор о бессысленности бытия, создать стихотворение и продолжить усталый полет по барам в поисках историй других жизней и себя самого. С другой стороны — ничего этого мы бы не увидели, если бы господин автор не был автором, ведь с чисто обывательской точки зрения он — алкоголик и бабник. Писательский талант добавляет ему стиля, о котором главный герой и говорит в начале фильма, а стиль не позволяет ему быть ничтожеством, тем более, что он себя таковым совсем не ощущает.

    Минусы фильма я вижу в излишне чувственном итальянском подходе — слишком много женщин и похоти, особенно в глазах Серкинга. Я бы не сказала, что Газзара плохо играет, но, по-моему, режиссер переборщил с нимфоманией. Возможно, европейская версия слишком откровенна в силу традиции, а американские «Пьянь» и «Фактотум» — просто целомудренные перепевки оригинала, но для меня факт остаетается фактом, — в Рурке и Диллоне была внутренняя драма, чувствовалась тяжесть, в Газзаре — только гедонизм. Возможно, разница в том, что Газзара играет поэта, а Рурк с Диллоном играли писателей.

    И еще интересное замечание. После американских версий мне жутко хотелось упиться на несколько суток, причем пьянеть я начинала еще во время просмотра фильма, после Феррери никакого алкогольного осадка не чувствовалось. В целом, фильм понравился. Рекомендую всем для общего развития.

    9 из 10

    16 июля 2009 | 14:23

    -Чарли, так ты писатель?
    -Нет, я не писатель. Я пьяница, и я счастлив!

    Чарли Серкинг — это альтерэго Чарльза Буковски. Чарли Серкинг — главное действующее лицо во всех его книгах. По крайней мере в тех, которые читала я. 

    Все знают, что Чарли много пил. И предавался беспорядочным половым связям. И об этом в тысячный раз говорить бесполезно…

    Что же можно сказать о фильме?
    Безумцы, безумцы, вокруг одни безумцы…

    Там была женщина, объемом примерно два-на полтора-на два. Вот. Такой своеобразный символ плодородия и материнства для всех мужчин. И главный герой пытается вернуться в материнское чрево. Прям со всей силой пытается! Метафора видимо в духе Довлатова: когда обиженный жизнью комсомолец мстит всей компартии, овладевая активисткой на заранее расстеленном красном знамени. Что-то там кипит в голове у Серкинга, в этот момент… Вернуться в чрево у него, понятно, не получается, и большое щетинистое и бесконечно доброе лицо все грустнеет, грустнеет…

    Милая сердцу проститутка прошивает здоровенной булавкой сначала щеки, детородные части… Потом перерезает себе горло… Не волнуйтесь, никакого бешеного натурализма! Немного крови, немного отчаяния.. кричат чайки, завывает ветер, стучит печатная машинка, Чарли опять пьет…

    Скоро он отправится в Лос-Анджелес, или обратно в Нью-Йорк… Будет спать с пятнадцатилетними или шестидесятилетними, ему нет разницы… Будет пить пиво или виски, ему все равно… Это история жизни обыкновенного пьяницы, обыкновенного писателя. Это история обыкновенного безумия. Безумия со стилем.

    «Стиль».
    Стиль — вот ответ на все. Свежий подход к чему-то глупому или опасному. Предпочтительнее делать что-то глупое стильно, чем делать что-то опасное без стиля. Делать что-то опасное стильно — вот то, что я называю искусством. Бой быков может быть искусством. Бокс может быть искусством. Любовь может быть искусством. Открывание банки сардин может быть искусством. Немногие имеют стиль. Немногие могут соблюдать стиль. Я видел собак более стильных, чем люди! Хотя немногие собаки имеют стиль. У кошек стиля хоть отбавляй! Когда Хемингуэй с помощью ружья размазал свои мозги по стене — в этом был стиль… Иногда люди дают вам образцы стиля. Стиль был у Жанны Д`Арк, у Иоанна Крестителя, у Иисуса, у Сократа, у Цезаря, у Гарсия Лорки… Я встречал людей со стилем в тюрьме. В тюрьме больше людей со стилем, чем на свободе. В стиле все дело. В том, как ты поступаешь, как поступают с тобой. В том, как шесть цапель спокойно стоят в пруду, или в том, как ты выходишь голый из ванны, не видя меня…»
    Поэма Чарльза Буковски

    2 мая 2009 | 17:35

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>