всё о любом фильме:

Тонкая красная линия

The Thin Red Line
год
страна
слоган«Every man fights his own war»
режиссерТерренс Малик
сценарийТерренс Малик, Джеймс Джонс
продюсерРоберт Майкл Гейслер, Грант Хилл, Джон Робердо, ...
операторДжон Толл
композиторХанс Циммер
художникДжек Фиск, Йен Грейси, Марго Уилсон, ...
монтажЛесли Джонс, Заар Клейн, Билли Вебер
жанр драма, военный, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
США  7.04 млн,    Испания  978.6 тыс.,    Великобритания  888.8 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время170 мин. / 02:50
Фильм рассказывает о нескольких месяцах жизни армейского подразделения, в том числе об участии этого подразделения в одной из решающих и сложных операций XX-го века — битве за Гуадалканал. Американские пехотинцы посланы на подмогу морским подразделениям, измотанным схваткой с японцами.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
79%
72 + 19 = 91
7.2
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Джеймса Джонса «Тонкая красная линия» (The Thin Red Line, 1962).
    • Тонкая красная линия — это не просто топографический знак. Именно так на военных картах обозначается линия обороны, которую держат растянутые на несколько километров бойцы одного подразделения.
    • Полный хронометраж фильма: 6 часов.
    • Выражение «тонкая красная линия» в английском языке означает ведение боевых действий на пределе человеческих возможностей. Словосочетание возникло во время Балаклавского сражения Крымской войны, когда британский репортёр, присутствовавший на поле боя, описывал занявший оборону шотландский полк (в английской армии тогда носили красные мундиры) как «тонкую красную линию, ощетинившуюся штыками».
    • Достаточно длительная по времени роль Микки Рурка была полностью вырезана из финальной версии картины. Актер является единственным обладателем полной копии фильма. Присутствие на экране Эдриана Броуди также было значительно урезано.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Вуди Харрельсон поначалу долго спорил с режиссером по поводу решения, как же умереть своему персонажу. И смерть от взрыва гранаты (что в итоге и было показано в картине) показалась ему слишком мелкой и несопоставимой с его звездным в то время статусом. Терренс Малик взял верх, когда пообещал прибавить к гонорару Вуди некий процент дохода.
    • еще 3 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 236 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    В литературной среде существует мнение, что написать роман в своей жизни может каждый, потому писателя определяет не его дебют, а то, что последует за ним. Если это правило применимо и к кинематографу, то американский «живой классик» Терренс Малик личный зачет на мастерство сдал с отличием — величие своих эпохальных «Пустошей» он подкрепил не менее массивным колоссом «Дней жатвы», и другого такого режиссера, столь непринужденно, но между тем уверенно вписавшего себя в историю кино, вспомнить трудно. Последовавшая за тем двадцатилетняя пауза творческого воздержания вызывала лишь недоумение — киноведы всего мира уже изготовились писать пространные трактаты о новом гении, а тут такая незадача. Гений тем временем сменил добродетель, решил, что «смирение — благо», и переехал подальше от мирской суеты в город любви Париж. Малик мог скрываться там от кого угодно, но не от цепких лап голливудских продюсеров, которые рано или поздно нашли бы способ заставить его заговорить — в 1998 году вышла третья картина режиссера «Тонкая красная линия», экранизация автобиографического антивоенного романа, посвященная воссозданию боевых действий во время Гуадалканальской кампании.

    Как-то, скорее даже по инерции, «Тонкая красная линия» была высоко оценена критиками и номинировалась на разнообразные награды, но только теперь становится ясно, что эта работа явилась для Малика точкой невозврата: режиссер сознательно перешагнул тонкую линию, отделяющую сиюминутное признание от посмертного. Малик взялся говорить о душе, изобретая на ходу собственный киноязык, изъясняться на котором и по сей день кроме него самого почти никто не может (а скорее — не хочет), а понимают его — и того меньше. «Тонкая красная линия» превращается в неразборчивый витиеватый монолог «о высоком», в котором режиссер отчаянно хочет сказать что-то важное, но никак не может разобраться в своей же семантике. Взявшись за военную тему, Малик выводит ее на метауровень. Это фильм не о какой-то частной войне, режиссер препарирует само понятие «война», просеивая его до песчинки. Не имеет значение время и место — первые минут пятнадцать трудно идентифицировать эпоху, в которой происходит действие. Картина неслучайно начинается с бытописания архаичного первобытного племени, живущего как бы вне пространства и времени, члены которого счастливы в своей «нецивилизованности». Для одного из героев, ушедшего в самоволку пехотинца, такой природный порядок видится идеальным мироустройством, а армейская жизнь, подчиненная выдуманным правилам, чуждая естественному началу человека — чем-то нереальным, потусторонним.

    Малик отказывается и от персонажей, полностью их обезличивает, делает всех своих героев «частями одной души», монологи которой и составляют большую долю фильма. Камера движется от одного известного лица к другому (кастинг тут феерический: две минуты Клуни, пять — Траволта и т. д.) и «подслушивает» их мысли, которые, впрочем, у всех об одном — о том, как страшна война, прекрасна природа и как не хочется умирать. Смерть здесь возведена в не меньший абсолют: поначалу солдаты не видят своих врагов, посылающих в их сторону смертоносные пули, и словно сама старуха с косой расхаживает по полю боя, лично собирая жизни. Когда противники встречаются лицом к лицу, оказывается, что по ту сторону такие же люди, такие же смертные, так же напуганы и растеряны. Очередной вопрос от режиссера из серии «почему природа так жестока?» повисает в воздухе.

    Всего две пары персонажей выписаны хоть сколько-то подробно. Первая — это герои Шона Пенна и Джеймса Кэвизела, вторая — Ника Нолти (он тут совершенно демонически-гениальный, академики раздавали статуэтки и за меньшее, оставить актера даже без номинации — преступление) и Элиаса Котеаса. Каждый дуэт — это две метафорические стихии и то, как они взаимодействуют. Все вместе — природный дуализм и противоречивость. В паре Кэвизел-Пенн гуманист Кэвизел — вода, спокойная и ровная река, точащая каменный цинизм зачерствевшего на службе Пенна. В дуэте Нолти-Котеас акценты смещаются: Нолти — бушующий океан, сметающий все на своем пути, смертоносными волнами невыполнимых приказов набрасывающийся на тихую гавань Котеаса, который горой стоит за своих ребят, своих «сыновей». И никогда заранее не знаешь, кто выйдет победителем в этом вечном противостоянии противоположностей, и может ли вообще здесь быть победитель. Малик ответа вновь не дает.

    Вопросами без ответов засыпают зрителя с экрана все три часа, и «Тонкая красная линия» превращается уже в настоящий режиссерский экзерсис риторики, если не сказать софистики — Малику, в конечном счете, нет никакого дела до человека и его экзистенциальных проблем. «Мы просто грязь», — заявляет он устами одного из солдат. Постановщику куда интереснее наблюдать за тем, как проходит свет сквозь густую листву или как ветер колышет высокую траву. В это время неподалеку кто-то истошно вопит и умирает, а режиссер задумчиво фиксирует залетевшую в кадр бабочку или очертания сердца, на секунду сложившееся в океанской пене. Ловить такие тонкие моменты Малик умеет, в работе с камерой и глубинном чувстве прекрасного ему не откажешь: картинка безукоризненна. То, что делают Малик с оператором Толлом — это верх профессионализма. В сцене атаки на лагерь японцев волнительная партитура композитора Циммера (на день сегодняшний безбожного переоцененного) сливается с происходящим воедино, и это больше не фильм — балет. Образцовая хореография актеров и выверенные движения камеры, и свет, и декорации — не меньшие участники действа.

    Увлекшись метафизикой, доходящей до формализма, Малик потерял саму суть первоисточника. Роман Джеймса Джонса продолжал хемингуэйевскую традицию военной прозы, далекую от метафизики и высокопарных высказываний. Писатель передавал на бумаге свой опыт и личные переживания, в художественное повествование он вживлял документальные эпизоды, за литературным произведением виднелись реальные исторические события и невымышленные персонажи, а его герои были самой что ни на есть «солью земли». Вместо всего этого Малик предлагает некие его личные недооформленные закадровые рассуждения о предмете. В кадре же, когда не занимается хоть и заслуженным, но самолюбованием, он вступает в одностороннюю полемику: то с Кубриком, то с Тарковским, безусловно, увлекательную — для самого режиссера. И понять, насколько равноценен произошедший обмен — вот она главная философская проблема для каждого зрителя.

    10 августа 2013 | 17:03

    Люди часто думают, что у них есть свобода выбора. Но на самом деле — это всего лишь иллюзия. С детства нас приучают подчинятся. Говорят, если так устроено, значит так надо. Дети задают много вопросов, это очень раздражает взрослых. Часто старшие не знают ответов, поэтому постепенно отучают младших от этой привычки. Это начало конца разума. Если люди перестают задавать вопросы, они перестают думать. «Закон есть закон», «приказ есть приказ» — говорят они. Конечно так проще. И тем, кто управляет, и тем — кем, кто подчиняется.

    Любая война — следствие этого. Ее никогда не начинает один человек. Ее начинают безумные армии зомби. Вот почему у военных дисциплина на первом месте. Не разум, не мудрость, не любовь и доброта, а строгое подчинение. Но начинается, конечно, намного раньше.

    Задавались ли вы вопросом, откуда берутся должности? Ведь не с неба падают. Точно. Это результат подчинения. Если никто не будет подчиняться своему начальнику (министру, президенту и т. п.), будет ли это человек начальником? Да, но, в лучшем случае, только на бумаге.

    И еще одна иллюзия. Она заключается в том, что люди думают, что можно построить свое счастье на чужом несчастье, за счет страдания других. История ничему не учит. Люди до сих пор не поняли, что это путь в никуда.

    Природа создана для человека. Потому, что это единственное существо на планете, которое может почувствовать все ее красоту и величие. И война на фоне ее умиротворения смотрится крайне абсурдно. Может быть сейчас самое время задуматься, включить разум? Иной путь есть, я все еще верю…

    10 из 10

    25 марта 2013 | 15:33

    Сразу по существу.

    Во-первых: на войне столько не треплются, да к тому же литературным языком владеют максимум 2 человека из двух. В основном, рядовые, да и младший офицерский состав — это простые парни, которые вряд ли прочитали в своей жизни сколько-нибудь серьёзное произведение.

    Во-вторых: смотреть ЭТО крайне утомительно и неинтересно — такое впечатление, что режиссёр снимал этот фильм для себя, а не для зрителя(или под какую-то премию на очередном кинофестивале).

    Ну и в-третьих: мистер Малик хоть бы пригласил нормальных военных экспертов, офицеров реально участвовавших в боевых действиях. Очень пафосные и долгие смерти, всё так наиграно и нереально, что просто смех берёт.

    Итог.

    Если вам нужна реалистичность — «Война Харта» и «Падение Чёрного Ястреба» — вот ваш выбор.

    Если вы желаете красоту и динамику — вас ждут «Скала» и «Спасение рядового».

    Ну а если вам захотелось пофилософствовать — только «Апокалипсис сегодня»

    Но не эту отсебятину.

    P.S.: но за хорошую картинку и музыку поставлю

    6 из 10

    25 декабря 2008 | 20:56

    Терренс Малик — лауреат «Золотой пальмовой ветви» и один из самых неоднозначных, противоречивых, сложных и, вместе с тем, самых незаурядных, талантливейших и умных режиссеров современности. Снимает, как говорится, редко, но очень метко. Удивительное дело представляют из себя и его фильмы — явно ориентированные не для широкого экрана и массового зрителя (грубо говоря, на любителя), явно коммерчески невыгодные и заведомо провальные, явно затянутые по хронометражу и вызывающие противоречивые и неоднозначные впечатления после просмотра, но, безусловно, являющиеся явлением в кинематографе и заслуживающие внимания.

    Это всего третья по счету картина режиссера, принесшая 7 совершенно справедливых номинаций на «Оскар» и заслуженно победившая на Берлинском фестивале, взяв Гран-При — «Золотого Медведя».

    «Тонкая красная линия» — военная драма. Это, пожалуй, единственный и уникальный фильм, где война показана частичкой человеческой природы и души, а не социальной трагедией и катаклизмом. Здесь нет национальностей, нет победителей, нет проигравших, здесь нет звездато-полосатых либо каких-нибудь других флагов, нет предателей и нет героев, равно как и нет наград («Сержант, ты — герой, я внесу тебя в наградной список». — «Капитан, если вы не заткнетесь, я заеду вам в зубы, если вы представите меня к награде, то очень скоро поменяете обо мне свое мнение, к черту эти ваши побрякушки»). Весь этот фильм по сути — сплошная философия, рассуждение.

    Это фильм о человеческой сущности, о нравственном и духовном поиске человека. О войне человека прежде всего с самим собой. Война как явление глобальное и социальное в фильме представлена, как нечто противоестественное и уродливое — «Зачем в природе идет война? Почему природа соперничает сама с собой? Неужели земле будет лучше от нашей смерти? Разве будет гуще расти трава и ярче светить солнце?» Экшена в фильме хватает, но он не ставится во главу, как в «Спасти рядового Райана», хотя съемки батальных сцен выполнены на очень высоком уровне. Здесь на первом плане — внутренний мир человека, его эмоции, чувства и переживания, вызванные войной.

    Снят фильм исключительно грамотно, а техническая сторона фильма просто безупречна: шикарная и виртуозная операторская работа Джона Толла, ураганный монтаж, отличный звук и прекрасное цветовое решение картины. Пожалуй никто, кроме Малика не умеет так красиво и завораживающе снимать природу, а цветопередача в «Тонкой красной линии» выше всяких похвал — насыщенные и очень сочные, «живые» цвета отлично передают задумку режиссера — показать четкий контраст между гармонией и совершенством природы, единением человеческого духа и величием природы и войной — разрушительной, ужасающей, бессмысленной и противоестественной. Гармония природы и человека и… война, кровь, мясо.

    Особенно запомнилась сцена, где невероятно здорово, гармонично и умиротворяюще показаны остров, сочная зелень, пальмы и сидящие на них красивые попугайчики, один из которых после начала минометной атаки, изуродованный и грязный, корежится на земле в предсмертной агонии. А потом мы видим лучи ослепительного солнца, пробивающиеся сверху сквозь листья деревьев и пальм и слышим мысль, которая стержнем проходит через весь фильм — «Наверное, каждому на земле дан маленький кусочек одной общей души и все мы — лица одного Человека».

    Особняком в картине стоит сногсшибательная драматичная партитура Ханса Зиммера. Несмотря на то, что в его активе масса сильнейших и прекрасных работ, на мой взгляд, саундтрек к «Линии» — лучшая его работа. Шикарная драматичная и пронизывающая до глубины души музыка идеально вписывается в атмосферу и визуальный ряд фильма. Ну и, конечно, нужно отметить прекрасную сценарную адаптацию романа Джеймса Джонса, которая представляет собой очень глубокий философский шедевр. В отдельных местах этот фильм нужно не столько смотреть, сколько слушать.

    Что касается кастинга, то в фильме снялось целое созвездие знаменитых актеров первой величины, даже в эпизодических ролях. Куда ни ткни — везде знаменитое имя: Шон Пенн, Ник Нолти, Джон Кьюсак, Джон Траволта, Джордж Клуни, Джон Рейли, Вуди Харрельсон и еще мало известные тогда широкой публике Джеймс Кэвизел, Эдриен Броуди и Джаред Лето. Все сыграли очень хорошо, но особо хочется отметить Пенна, Кэвизела и Нолти — отыграли на «ять».

    К недостаткам картины можно отнести явно затянутый хронометраж (а фильм и без этого достаточно сложен для восприятия) и почти полное отсутствие сюжета — безусловно, кому-то покажутся скучными и очень нудными бесконечные блуждания солдат по острову и их рассуждения о жизни, о войне, о природе человека и о поиске себя в жизни. К тому же не все солдаты в армии являются мыслителями и глубокими философами, а здесь таких исключений практически нет.

    Несмотря на вполне очевидные недостатки, достоинств у этого полотна несоизмеримо больше. Эта картина является одной из самых неординарных и глубоких, хотя и недооцененных лент о войне и, безусловно, заслуживает звание шедевра и одного из самых лучших и выдающихся фильмов о войне.

    10 из 10

    3 июля 2007 | 11:29

    Знаете, друзья, нас обманули! Мы сели смотреть фильм о Второй Мировой Войне, а увидели, по большей части, антивоенную проповедь, пронизанную повисшими в воздухе вопросами жаждущего познать истину человека. Так вот, проблема в том, что посмотреть военный фильм без тега «арт-хаус» труда не составляет, а изыскать желание проникнуться великодуховными идеями добра и зла, жизни и смерти, правды и лжи, вкрапленные флешбеками и закадровыми «помыслами» на протяжении почти трёх часов — это задача не на каждый день, и не для каждого, а дело весьма и весьма не рядового вкуса. К тому же, для подобной философии как-то не кстати использовать ВМВ, всё же то была катастрофа с вполне очевидными злодеями и героями, а, вот, война во Вьетнаме, Иране, Украине подошла бы куда лучше.

    Итак, касаясь военной тематики, одно дело показывать страх новобранцев умереть, а другое, неопытность и юридическую подкованность командиров, что лично у меня вызывало приступы «задоровщины» и «жириновщины». Опять же, это отличие в роде страхе американских солдат от советских — война за деньги… Или, к примеру, первая смерть в фильме — солдат разорвал себе зад гранатой и сожалеет, что не сможет осеменять, не тупость ли?

    Но философские мотивы в фильме сильнейшие и, таки, шикарные. Поза Балконского с видом на небо из травы; мир животного мира во время войны; лианы, окутывающие деревья, идея жестокости и борьбы, как врождённая данность всему живому; борьба противоположностей; мелочность амбиций, радость жизни и её бессмысленность, страх и отчаяние. Много тем. В такой философии контекст ВМВ полностью уничтожен. Только под настроение и на любителя такие фильмы созерцать, я вам скажу. Наподобие, «Фонтана», «Чёрного лебедя» или концерта Pink Floyd «P.U.L.S.E.». Я не был должным образом готов к подобной проповеди, но её силу почувствовал вполне.

    Итого,

    как фильм о Второй Мировой Войне

    7 из 10

    как антивоенный арт-хаус

    10 из 10

    Бонус: возникло желание прочитать одноименную книгу, по которой был экранизирован фильм, а также «Отсюда и вовек» того же автора.

    23 августа 2014 | 12:58

    Вчера на канале REN-TV показали этот фильм. Отличный фильм, правдиво показывающий войну на Тихом океане. Целая плеяда выдающихся амениканских актеров, некоторые из которых заняты в эпизодических ролях. Замечательный Джон Траволта, в роли, бригадного генерала, требующий во что бы то не стало взять остров.

    Джордж Клуни, в роли нового командира взвода, появляющийся в фильме на несколько секунд, за минуты до окончания фильма, декларирующий, что он отец, а сержант мать для солдат, а весь взвод — единая семья. Джаред Лето, в роли молоденького лейтенанта, бессмысленно погибающего, из-за приказов командования.
    Но, лучшие роли у Джеймса Кэвизела, Шона Пенна, Ника Нолта и Элеаса Котеаса, хотя можно упомянуть и Вуди Харрельсона и Джеймса Кьюсака.

    Элеас Котеас — показан честный переживающим за своих солдат командиром, которы даже отказывается выполнять приказ командира, грозящего бессмысленным уничтожением всего взвода. Ник Нолт — подполковник, для которого эта первая война, и он не хочет упустить удачу. И наконец Шон Пенн и Джеймс Кэвизел — прекрасно показывющие, что происходит с человеком на войне. 10 баллов за фильм.

    9 января 2005 | 03:59

    Терренс Малик снял очень и очень противоречивую картину. Рассуждаю не с точки зрения правдивости тех или иных событий, а с точки зрения человека, который много раз смотрел это кино и прокручивал в голове всё что в нём изложенно. Кто то относится с восхищением, кому то глубоко параллельны темы затронутые в фильме, а другие в пух и прах разнесли картину (в основном критики). Такой фильм не стоит смотреть со своей девушкой или в большой компании друзей, даже больше, я бы не рекомендовал просмотр картины в семейном кругу. «А с кем же тогда смотреть?» — спросите вы. Эту картину лучше всего смотреть в гордом одиночестве, размышляя над филосовскими вопросами. В других же случаях, вы рискуете просто напросто не понять целиком весь глубокий сюжет этого (не побоюсь такого слова) кино-шедевра.

    Проверка на стойкость духа и веры.

    Всем давно известно, что время отведённое нам этом свете изчисляется не годами или десятилетиями, а счастливыми моментами, пережитых за свою жизнь. Экстремальные ситуации всегда были проверкой стокойкости духа, веры, правды, любви и т. д. Не возможно вообразить ещё условия, при которых проверка была бы такой честной и прямой, как на войне. Попадая в определённые условия человек встаёт перед выбором, идти до конца или развернуться и бежать куда подальше, в этом выборе и скрывается вся суть человека, после этого вы понимаете каким он был на самом деле.

    Грань между жизнью и смертью стёрта…

    Нет в этом фильме грани. Нет даже элементарного намёка… Был человек — нет человека, был друг — нет друга, был отец — нет отца, был муж — нет мужа. Фильм справедливо получил семь номинаций на премию Оскар и заслуженно победил на Берлинском фестивале, взяв Золотого Медведя. Но ещё раз оговорюсь, фильм очень спорный. Даже просматривая его снова, получаешь на редкость разбросанное ощущение.

    «Я люблю третью роту, это мои люди!…»

    По истине звёздный фильм! Такого количества звёздных имен на метр киноплёнки пожалуй не встретишь нигде больше. И это нисколько не вовред фильму (знаем много примеров, когда ужасный сюжет и режиссёрскую работу пытались вытащить только за счёт звёздного состава актёров). Тебе просто не хватает времени отвлекаться на подобную ерунду, задумываться на тем кого ты видишь на экране в той или иной роли. Все персонажи будто были живы, они сжились с актёрами, создали какой то магический симбиоз. Например на экране ты видишь не Джона Траволту, а адмирала судна — грозного моряка. Или не Джона Кьюсака, а храброго капитана и т. д.

    «Мы пушечное мясо.»

    Фильм «Тонкая красная линия» переполнен моментами жестокости и крови. Но всё, как говорится, относительно. Нисколько не морщишься от всех кровопролитных сцен, это называется по-другому, — СОПРЕЖИВАНИЕ. Режиссёр смог сделать так, что зритель переживает тяжёлую судьбу со всеми героями вместе, даже отрицательными. Переносит все тяготы вместе с остальными, даже падёт на поле со всеми остальными, если понадобиться. Мне кажется картина в полной мере передаёт все ощущения главных героев в обстоятельствах смертельной опасности. Очень ярко передаётся разница ощущений людей на линии фронта и в штабе. Как чувствуют себя люди за тонкой гранью «жить и не жить», как отличается восприятие тех кто пересёк черту, и тех кто идёт следом за ними, чувствуя себя в безопасности.

    Не вижу зла.

    Хотелось бы отметить, что режиссёру удалось воплотить в жизнь то, что мало кому удавалось до и после него — идея о «наших» и «ненаших». Он отразил нейтральную точку зрения, меня это крайне удивило и заинтриговало. Обычно, за западе приветствуется мнение что если солдаты «наши», они обязательно положительные персонажи, а все остальные враги и значит отрицательны. На войне, как известно много жестокости, как с одной так и с другой стороны. Правда, она разная с противоположных сторон.

    «Я лежу живой в гробу»

    В картине много лирических отступлений. Это показательно, очень трогает мысль режиссера, показать не просто солдата, а живого человека из плоти и крови, с чувствами, со своими взглядами на жизнь. Ведь каждый человек уникален, гибнет не рота или батальон, гибнет во-первых человек… Многое предаставленно зрителю двояко, наверно именно по этому возникает неопределённое чувство после просмотра данной картины. Многое выносится на суд самой публике, ей даётся право решать, как относиться в фильму. Можно умереть, а можно выжить…

    8 декабря 2009 | 20:36

    Фильм Терренса Малика «Тонкая красная линия» вышел в один год вместе с «Спасти рядового Райана» Спилберга. Обе картины были номинированы на «Оскар», но он достался костюмированной исторической драме «Влюблённый Шекспир», возможно, это и хорошо. Хорошо, что фильм о любви, о красоте, о женщине и мужчине получил главную кинонаграду, возможно, это означает, что человечество хочет стремиться к миру и добру, всеми фибрами души отрекается от кровопролития и войны. Стоить отметить, что «Тонкая Красная линия» получила главную награду Берлинале — Золотого медведя.

    Малик — потрясающий режиссёр-визуалист, этот фильм, как одно длинное полотно художника-баталлиста, но целиком наполненное глубоким философским смыслом. Сведены до минимума диалоги между героями, большая часть этого повествования философские рассуждения. Сюжет фильма построен таким образом, что он охватывает многие вопросы — смысл войны, страх смерти, непонимание между рядовыми и офицерами, отдающими приказы.

    Крупномасштабные сражения мы уже видели в десятках картин. Но «Тонкая красная линия» — это не просто фильм о войне, где ставится упор на боевые сцены, а на внутренние переживания героев. Человеческая природа поистине парадоксальна — мы всеми силами сопротивляемся войне, отрицаем, не понимаем её смысла, но войны всегда были, есть и, к сожалению, будут в будущем.

    Для рядового — это просто механическое выполнение задач командиров, для командиров — это осуществление всеми мыслимыми и немыслимыми силами приказов офицеров, а для офицеров — это выслуга перед высшим начальством, получение внеочередного звания или награды. Мало остается тех, которые проявляют свою доброту, настоящую отеческую заботу к простым солдатам и сержантам, такие не по собственному желанию уходят в отставку. На войне проявляется истинное лицо человека, обостряются все низменные и худшие качества, приобретают дикую, первобытную форму.

    «Человек смотрит на умирающую птицу и думает, что это лишь немая боль. Но последнее слово за смертью. Она смеётся над ним. Другой человек видит ту же птицу, проникается величием. Чувствует, как что-то улыбается его устами.»

    Несомненно, большим плюсом является потрясающий звёздный состав картины, едва ли какой-то другой фильм может этим похвастаться. Джон Толл — признанный мастер своего дела, он провел колоссальную операторскую работу. Музыка Ханса Циммера заслуживает отдельного внимания, настолько она живая и жизнеутверждающая, финальную тему мы также можем услышать в вышедшем в 2009 году «Господин Никто».

    9 из 10

    26 июля 2011 | 18:51

    Любой фильм имеет свои критерии, по которым его может оценить зритель. Для комедий это юмор и остроумие главных героев, для драмы — тонкая сюжетная линия, эмоциональный фон и глубина авторского мышления, а, к примеру, для детектива важно держать зрителя в постоянном напряжении.

    Если же режиссёр решил снимать фильм о войне, то имеют решающее значение достоверность фактов, эпичность батальных сцен, способность картины затронуть сердце зрителя, операторская работа…

    Поэтому, говоря о такой массивной картине, как «Тонкая красная линия» следовало бы отдельно выделить её плюсы и минусы.

    «+»:

    1 — Отсутствие патриотического пафоса, который обычно убивает всё желание дальнейшего просмотра. Здесь нет Сталлоне, который сотнями расстреливает врагов, или голодных и оборванных туземцев, что присутствовали в «Падении чёрного ястреба». Война это всегда война, и патриотизм там отнюде не в бездумном расходовании боекомплекта…

    2 — Игра актёров. И во время сражения и между великими совершениями мимика и выразительность почти всех лиц поставлена на отлично.

    «+/-»

    Стрельба качественная. Но только по началу. В первый час просмотра думается, что впервые видишь голливудский фильм, где солдаты армии США несут хоть какие-нибудь ощутимые потери (быть может, за исключением «Рядового Райана»). Однако, примерно после 110 минуты начинается полнейший бред. Японцы показаны абсолютными дегенератами, которые толпой, даже не и думая отстреливаться, бегут под вражеские пули издавая звуки непонятного происхождения. В итоге, кучка солдат захватывает целый бункер, ну это просто театр абсурда…

    Дальше больше — штыковая атака на лагерь императорской армии это тихий ужас. Осмелюсь напомнить, что в 1942 году японская армия если не превосходила американскую в дисциплине и оснащении, то, как минимум, ей не уступала.

    Историческая справка — Согласно императорскому указу о реформе вооруженных сил Японии от 1936 года, на 30 рядовых первого и второго классов приходилось 2 унтер-офицера, а на 3-х унтеров офицеров 1 офицер старшего разряда, которому выдавался меч. А во время схватки в ставке (видимо, режиссёр понимает командный пункт как обшарпанные шалаши в грязных лужах) азиаты вообще не оказываю сопротивления, дисциплина отсутствует напрочь. Они просто бегают и кричат, изображая из себя сумасшедших. Самая высокая должность японца, которую я заметил — это рядовой второго класса (красная лычка с 2-мя звёздами)… В общем, с достоверностью в фильме довольно проблематично.

    «-»

    К минусу фильма я отнёс философские рассуждения голосов за кадром. Это чисто личное. Для меня, как человека воцерковлённого, они просто не имеют никакой ценности, либо рассказывается то, что я знаю сызмальства…

    Так что этот «шедевр» стоит посмотреть только если вы гуманист до мозга костей (так как фильм целиком и полностью осуждает войну как таковую), или же любите фильмы, которые по факту заканчиваются гораздо раньше, чем написано на коробке с диском.

    4 из 10

    7 августа 2010 | 21:15

    Экранизация романа Джеймса Джонса «Отныне и вовеки веков» первоначально тянула на 100 часов (!) снятого материала, который затем, в результате продолжительных манипуляций за монтажным столом, был сокращен до 160 минут чистого времени (без учёта титров). Интрига фильма обозначена боевой задачей, поставленной перед американской пехотой, ведущей кровавую битву с японцами за остров Гвадалканал и за территориальное влияние на побережье Тихого океана во время Второй мировой войны. Армейскому подразделению предписано отвоевать у «самураев» стратегическую высоту, что позволяет вести из замаскированного дзота прицельный обстрел огромного холмистого участка.

    В отличие от одностороннего взгляда Стивена Спилберга в «Спасти рядового Райана», Малик смотрит на военные действия, находясь как бы внутри событий и наблюдая за происходящим с разных точек зрения, глазами то одного, то другого персонажа. А если учесть, что враг долгое время остаётся невидимым, то сражение с противником-фантомом всё больше начинает походить на кошмарный сон. Однако подобно Александрам Матросовым янки одержимо рвутся вперёд, подгоняемые не столько чувством патриотизма, сколько экстазом страха.

    Неадекватному восприятию реальности способствует и экзотика тропического ландшафта — джунглей, заселённых аборигенами, чьё райское существование вдруг нарушилось вторжением воинственных иноземцев. В фильме нет чётко простроенного сюжета, нет традиционного понятия о характерах, которые, если и обозначены, то лишь пунктиром. Больше того, некоторые персонажи появляются всего на несколько секунд (даром, что их играют суперзвезды, типа Джона Траволты или Джорджа Клуни), чтобы затем окончательно выпасть из поля зрения или, в лучшем случае, ещё пару раз мелькнуть перед камерой.

    Но такое «обезличенное» повествование не выглядит ущербным, поскольку вместо традиционной фабульной истории Теренс Малик с помощью колдовской музыки Ханса Циммера и магической камеры Джона Холла предлагает своеобразное медитативное погружение в трансцендентный ужас войны, жестокую реальность которой иногда разрывают всполохи спасительных воспоминаний. Противопоставление «апокалипсиса сегодня» «счастью вчера» волей-неволей вынуждает солдат менять отношение к жизни и делает бойцов новообращенными философами.

    В результате фильм являет собой уникальный образец соединения масштабного батального боевика, наподобие того же «Райана», и поэтического трактата о предназначении человека в духе лент Годфри Реджио. Отсюда можно попытаться вывести ключевой авторский посыл: по Малику выходит, что человек — это эгоистичная частица мироздания, что по собственной воле творит зло, придавая массовому убийству значение доблести. А едва уловимый, размытый промежуток между праведностью и военным безумием и есть та самая тонкая красная линия, что дала название фильму.

    Долгожданный выход картины ознаменовал собой что-то вроде мирового рекорда «творческого воздержания», поскольку Малик перед тем ровно 20 лет не выходил на съёмочную площадку. Возвращение классика, имевшего на тот момент за плечами всего лишь два фильма, априори не предвещало триумфа. Фанаты не без опаски ожидали премьеры, поскольку режиссура, как любая творческая профессия, предполагает систематическое поддержание формы. Однако Малик опроверг эту теорию, или, по меньшей мере, поставил её под сомнение, так как образная мощь его третьей ленты обезоружила даже отъявленных скептиков.

    17 декабря 2013 | 14:51

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>