всё о любом фильме:

Тонкая красная линия

The Thin Red Line
год
страна
слоган«Every man fights his own war»
режиссерТерренс Малик
сценарийТерренс Малик, Джеймс Джонс
продюсерРоберт Майкл Гейслер, Грант Хилл, Джон Робердо, ...
операторДжон Толл
композиторХанс Циммер
художникДжек Фиск, Йен Грейси, Марго Уилсон, ...
монтажЛесли Джонс, Заар Клейн, Билли Вебер
жанр драма, военный, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
США  7.04 млн,    Испания  1.09 млн,    Великобритания  888.8 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время170 мин. / 02:50
Фильм рассказывает о нескольких месяцах жизни армейского подразделения, в том числе об участии этого подразделения в одной из решающих и сложных операций XX-го века — битве за Гуадалканал. Американские пехотинцы посланы на подмогу морским подразделениям, измотанным схваткой с японцами.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
79%
72 + 19 = 91
7.2
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Джеймса Джонса «Тонкая красная линия» (The Thin Red Line, 1962).
    • Полный хронометраж фильма: 6 часов.
    • Достаточно длительная по времени роль Микки Рурка была полностью вырезана из финальной версии картины. Актер является единственным обладателем полной копии фильма. Присутствие на экране Эдриана Броуди также было значительно урезано.
    • Выражение «тонкая красная линия» в английском языке означает ведение боевых действий на пределе человеческих возможностей. Словосочетание возникло во время Балаклавского сражения Крымской войны, когда британский репортёр, присутствовавший на поле боя, описывал занявший оборону шотландский полк (в английской армии тогда носили красные мундиры) как «тонкую красную линию, ощетинившуюся штыками».
    • Тонкая красная линия — это не просто топографический знак. Именно так на военных картах обозначается линия обороны, которую держат растянутые на несколько километров бойцы одного подразделения.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Вуди Харрельсон поначалу долго спорил с режиссером по поводу решения, как же умереть своему персонажу. И смерть от взрыва гранаты (что в итоге и было показано в картине) показалась ему слишком мелкой и несопоставимой с его звездным в то время статусом. Терренс Малик взял верх, когда пообещал прибавить к гонорару Вуди некий процент дохода.
    • еще 3 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 227 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Это фильм о тех, кто был с другой стороны фильма «Они сражались за Родину».

    Это бедолаги посланные в унылые края умирать за полную хрень. И они всегда будут умирать, так как есть Лопахин, Стрельцов, Звягинцев и еще миллионы отдавших жизнь за то, что бы Шон Пенн и ещё куча других звезд могли только изображать себя великими воинами в своих великих иллюзиях завоевания Мира.

    «Глядите сыны какой туман стоит кругом. Вот таким же туманом черное горе висит над народом нашим.

    Это горе люди и ночью спят не заспят, и днём через это горе белого света не видят»-

    слова старщины Поприщенко (к\ф «Они сражались за Родину»).

    Одна эта фраза перебивает весь драматизм фильма Тиренса Малика, потому как чувства защиты Родины в нем нет. Фильм о пустоте в душе оккупанта. И никакие острова не спасут.

    26 июня 2014 | 23:50

    Фильм снят по мотиву романа «Тонкая красная линия» (The Thin Red Line. 1962) известного американского писателя Джеймса Джонса — участника военных действий на островах Тихого океана. Перу автора принадлежит монументальная трилогия, эпопея о жизни американских солдат периода Второй мировой на тихоокеанском фронте, включающая три романа: «Отныне и вовек», «Тонкая красная линия» и «Только позови».

    Режиссёром и сценаристом оказался человек, который около 20 лет не принимал прямого участия в съёмках фильмов. Терренс Малик — режиссёр, сценарист и продюсер, давно признанный деятель современного искусства и кино. Независимый, тонко чувствующий, с необычной, своеобразной манерой самовыражения «художник» кино. Таким я представляю его, после просмотра этой ленты. В фильме он показал, наверное, значительную часть, пусть даже отрывками, того, что описывается в книге. В адаптации сценария чувствуется сильная рука мастера, умелое его влияние.

    Август, 1942 год, весь мир сотрясает Вторая мировая война. Продолжаются упорные сражения между американскими и японскими вооружёнными силами за остров Гвадалканал — самый крупный из Соломоновых островов, находящихся где-то на юге Тихого океана. Для патриотов Соединенных Штатов — событие, означающее примерно то же, что когда-то для советского гражданина значила Курская дуга, Битва под Сталинградом или оборона Москвы. Данная лента в абстрактной чёткости восстанавливает события военных операций по очистке захваченных территорий. Война показана в основном такой, какой она выглядит за пределами обычного восприятия всех форм насилия. Здесь есть две противоборствующие стороны и каждая из них всячески старается взять верх над вражеской. Это понятно, но при этом слава победы и дело чести отходят (отдаляются) в задние ряды, а впереди на передний план встают вопросы жизни и смерти, морали и этикета. Спокойствие и миролюбие резко сменяет шквал бури и ненависти, а потом заново приходит умиротворение и успокоение, которые длятся ровно столько, сколько необходимо для зарождения нового зла, которое с ещё более устрашающей силой врывается в мир гармонии, подобно гигантской волне накрывающей прибрежную зону с беспомощным населением.

    Жизнь и смерть остаются основой всего окружающего — загадкой природы, феноменом, они чередуются друг за другом, отделяет их только граница подобная тонкой линии, которую просто и трудно пересечь или различить. Человек же (или, в данном случае, военнослужащий солдат) предстаёт здесь как созерцатель, зритель огромного грандиозного спектакля разыгравшегося на период отведённой ему жизни, наблюдающего хроники великих, непостижимых и в то же время обыкновенных преобразований на земле и во вселенной. Ему даны мысли и чувства, которыми он без устали пользуется, но у него нет прав диктовать правила и вмешиваться в законы окружающего его мира и природы. Однако мы, большинство людей, нарушаем установленные перед нами запреты, всегда стремимся перейти границы всего дозволенного, опускаемся и перешагиваем до низости бытия, за что нередко жестоко расплачиваемся. Ничто не остаётся безнаказанным. Следствием этого является война, голод, болезни, стихийные бедствия.

    Как режиссёр фильма Терренс Малик показал две стороны одной монеты. Он как бы даёт понять, что война никогда не прекращалась, она началась с древнейших незапамятных времён и до сих пор продолжается. Но бывают моменты затишья, когда кровопролитие, на какой-то срок останавливается, а мы именуем этот период — мир. Вот так натыкаешься на схожесть приведённого примера с названием крупного романа Льва Николаевича Толстова «Война и мир». Однако я вероятно не совсем добросовестный читатель, так как никогда не читал упомянутого литературного произведения, но склонен предположить, что идеи фильма и книжного романа перекликаются.

    Режиссёр в свою постановку внёс изрядную порцию философских повествований в виде открытых размышлений отдельных действующих персонажей. Их переживания и судьбы различны друг от друга, но близки по душевному внутреннему настрою. Фильм больше всего крепок в эмоциональном плане. Вся эта аура первичного великолепия и затем появившегося напряжения с нарастающим давлением кризиса, какой случается в безвыходной ситуации, вызывает неимоверный всплеск эмоций. Тут следует провести сравнение с другим фильмом о трагедии войны и мира. Наиболее схожие черты присутствуют в драме Оливера Стоуна «Взвод». В каждой из этих картин показана глубокая обречённость воевавших солдат, но к концу фильма пробивается луч надежды на спасение. И спасение не в том, что для некоторых война закончилась, и они отправились домой в родные края, а в том, что выжившие до конца жизни будут помнить перенесённые ими невзгоды, и никогда не станут повторять прежних ошибок.

    Символичным оказалось появление голливудских звёзд первой величины Джона Траволты и Джорджа Клуни в коротких эпизодических ролях. Все актёры исполняют роли просто отлично от молчаливого образа Эдриана Броуди до кричащего до посинения полковника Ника Нолти. Музыка от Ханса Циммера лучшим образом подчёркивает каждый кадр в фильме. Малик словно даёт волю действиям композитора, сняв хронометрические ограничения, а композитор в свою очередь подгоняет особые аккорды звучания к отдельным эпизодам. Джон Толл здорово направляет операторскую камеру.

    В одной из рецензий к «Тонкой красной линии» говорилось, что одна из статей российской периодики по поводу этого фильма называлась «Американцы проспали лучший фильм 1998 года», с чем нельзя не согласиться. Это интересно, чуть раньше в один год с «Тонкой красной линией» в широкий прокат вышли ещё две достойные военные драмы: американская «Спасти рядового Райна» и итальянская «Жизнь прекрасна» и многие киношные награды и премии были приурочены им. Фильм Теренса Малика был номинирован на 7 премий «Оскар» и стал лауреатом Берлинского кинофестиваля. Но «Тонкая красная линия» безо всяких наград и почестей будет и останется одной из самых уникальных и значительных картин мирового кинематографа посвящённых пацифизму и военным событиям прошлого, равно как и настоящего.

    Жизнь человеческая хрупка, как и всё живое на земле хрупкое и неповторимое. При чём человек имеет одно замечательное достоинство, — он умеет размышлять и анализировать, что делает его уникальным. Блез Паскаль по этому поводу изрёк: человек — это мыслящий тростник.

    9 из 10

    3 июня 2008 | 14:15

    В видении войны Терренса Малика мало романтического. Это скорее трагедия, которая постигла не только целые нации, как экономические субъекты, а глубоко врезалась в душу каждого солдата, который видел смерть с близкого расстояния.

    Перед нами история американского армейского подразделения, участвовавшего в войне на Тихом океане. Центральной темой становится битва за Гвадалканал, которую военачальники считали поворотным пунктом в войне с Японией. Герои оказываются на острове с потрясающими видами. Не будь это годы войны, здесь мечтал бы отдохнуть, наверно, каждый из них. Но подстерегающие в джунглях японские солдаты, самоотверженные и беспощадные, едва ли разделяют приятные перспективы. Некоторые сцены крепко врезаются в память. Например, битва за высоту, где солдаты отказываются идти в бой, считая это бессмысленными потерями и спор между двумя офицерами. Общее впечатление портит излишняя длина некоторых сцен. Хронометраж фильма можно смело сократить на двадцать минут не только без ущерба для повествования, а в его интересах. Фильм отличается от большинства военных драм своим акцентом на философию войны и ее постижения каждым из героев. Скажем, персонаж Ника Нолти отчаянно пытается не ударить в грязь лицом не только перед начальством, но и перед самим собой. Он видит мучения и смерть десятков молодых ребят вокруг себя, но в тоже время, осознает важность порученной им миссии и готов пожертвовать всеми до единого. А вот герой Джеймса Кэвизела противопоставляет себя войне и видит самые темные ее стороны во всем, что происходит вокруг него. Что касается актерского состава, то здесь он вышел действительно звездным, притом, что многие известные актеры задействованы лишь в эпизодических ролях.

    Перед нами философское повествование на тему Второй Мировой. Военная драма, которую лучше употреблять порциями, иначе вы рискуете заскучать, ведь она не представляет собой фильм действия, как может показаться.

    7 из 10

    17 октября 2012 | 17:46

    Вот ведь странно: всегда мечтаешь о чем-то другом. Тебя извлекают на Божий свет, бьют, пока ты не закричишь, а потом радуются так, будто именно тебе суждено стать счастливым обладателем приза величиной с земной шар, не меньше. Ты окружен заботой и вниманием, перед тобой весь мир, от возможностей рябит в глазах… И вдруг туман длиной в четверть века рассеивается, ты лежишь в болоте, судорожно сжимая автомат под трассерами противника, и думаешь: какого черта я тут делаю? Мне бы режиссером быть или там спортсменом известным, я не об этом мечтал, не то что этот придурок, записавшийся добровольцем и получивший очередь в живот в первой же атаке. Как такие вообще проходят психиатрические тесты?

    Война меняет восприятие. Дни однообразны, но рутиной тут не пахнет: каждый бой как первый раз. Нет одинаковых смертей, все уходят по-своему. Рывки от мира к войне подобны прыжку со старым парашютом, не знаешь — заклинит кольцо или нет. Даже молитвы тут звучат иначе: барабанная дробь, марш, метроном — что угодно, но не госпел. Высокая трава скрывает врагов — японцы специально подбирают таких низкорослых, чтобы не тратиться на маскировку? Нервы на пределе, пальцы дрожат и порой нужно переводить дух, чтобы не уложить половину отряда из-за внезапного взлета птицы из кустов. Ожидание боя еще хуже. Ты задыхаешься в пыльных окопах, мокнешь под взбесившимся дождем, пытаясь раскурить заначенный окурок, — вдруг жизнь покажется не такой уж и мерзкой, а?

    На войне всё не как у людей. Кто-то спит дома, в теплой постели, в обнимку с любимой женщиной. А ты в это время обнимаешь винтовку, кутаясь в рваный китель, и пытаясь согреться мыслями о домашнем пироге. В голову лезет высокопарная чушь о долге к Родине, которую мрази в костюмах давно разменяли на пару сотен миллиардов зеленых бумажек. А на самом деле нет никакой важности, нет подвига, нет героизма. Когда в тебя стреляют, либо стреляй в обратку, либо ложись в цинковую постель. Или просто удобряй далекую и чужую землю, тоже какая-то польза. Вот и вся мораль. В часы затишья ты вглядываешься в чащу непролазных джунглей и размышляешь о войне и природе, или о природе войны, или о другой подобной ерунде, кажущейся такой глубокомысленной, но на самом деле просто размазывающей время в ожидании очередной атаки. Аристотель ошибался: философия — это не следствие благородной тяги к познанию. Скорее, лишь трусливая попытка избежать боли. Вот ты и загружаешь в свой мозг очередную порцию псевдофилософского бубль гума, теша самолюбие на фоне деревенских парней, лежащих в грязи не с осознанием собственной значимости, а просто так. Чужое небо провоцирует острые приступы ностальгии, память мчится куда-то назад, в смеющееся детство, к теплым маминым рукам. Бум! Вспышка справа, и вот ты уже собака Павлова, рефлекторно жмущая на спусковой крючок и отползающая в укрытие со скоростью один труп в подразделении в секунду. Грохочет огненный молот где-то рядом, и в голове плывут облака, а удары сердца оборачиваются разноцветными вспышками перед глазами. Обезумевший медик колет морфий безнадежным, а генералы хвалят смертников, суля небывалые почести. Но патетика хороша только для кино. На войне важны лишь огневые точки противника, так кто будет считать пушечное мясо?

    Война стирает грани. Добивание раненых — лишь необходимость. Мертвецы не отличаются от дохлых собак, когда привыкаешь. Мандраж победителей такой же как мелкая дрожь побежденных, слезы радости смешиваются со слезами отчаяния. Тот, кто отлежался в лазарете, прикинувшись больным, будет потом рассказывать удивительные истории мужества, от которых заходится сердце. Тот, кто потерял обе ноги, вынося товарища из-под огня, скромно отсидится в углу, ибо что тут скажешь? Все чаще вспоминаешь родителей: они уже умерли, и может это к лучшему? Нелегко читать письма, заляпанные кровью и рвотой, где между строк видна смерть. А кому-то другому красивые мужчины в форме с торжественными лицами принесут похоронку и будут молча скорбеть, глядя как родственники загибаются от боли на крыльце собственного одноэтажного ада.

    Война удивительно ускоряет время. В твоих глазах уже нет слез, ты необратимо повзрослел после вчерашнего. Беззаботный мальчик умер, а мужчина так жалеет об этом. На войне многие ищут смерти, но погибают чаще те, кто искал путь домой. Последнее, что ты увидишь, будет цевье винтовки в руках испуганного человека, а затем щелчок и тишина. Калейдоскоп из любви и радости мелькнет в ускользающем сознании. Спустя мгновение ты откроешь глаза, оглядишься вокруг и скажешь: Здравствуй, мама.

    23 апреля 2015 | 11:11

    Фильмы о войне обыкновенно делятся на две категории: те, в которых свои убивают чужих и те, в которых все пытаются понять почему те, кого надо убивать чужие, и как мы дошли до жизни такой.

    Первые — это очевидно патриотическое кино в стиле «За свободу/правду/Родину/Сталина», «Спасти рядового Райана», «В бой идут одни старики», «Падение черного ястреба»; вторые — гуманистические, вроде «Апокалипсис сегодня», «Военные потери», «Страна тигров», снимаю со словами «Ах, что же ты война злодейка сделала» и «куда мы катимся». У обоих жанров есть внушительный список фильмов, которые стоит посмотреть. Но до сих пор мои любимые картины о войне не принадлежали ни к одну из этих двух обширных семейств. Моя тройка любимых фильмов о войне:

    - «Повелитель бури» Бигерлоу (о ирония, один из лучших фильмов о войне сняла женщина)

    - «Письма с Иводзимы» (смотреть только в дуэте с «Флагами наших отцов», которые по большому счет военным кино не являются)

    - и, с сегодняшнего дня, «Тонкая красная линия».

    На самом деле, это очень разные фильмы. Объединяет их одно. В них часто задаются вопросы: «Зачем мы воюем», «зачем убиваем других людей», «правильно ли убивать за Родину, за семью, за близких», «есть ли справедливая война» и т. д. Но ни в одном из этой тройки ответа зритель так и не получает.

    «Повелитель бури» эти вопросы тараторит скороговоркой первоклассника, заучившего урок, после чего бросается играть в любимые игрушки. Патриотизм, Родина, Гуманизм? Вы, ребята, слишком заморачиваетесь. Не стоит думать о такой ерунде.

    В «Письма» все эти вопросы задают с горькой усмешкой на устах. А ответы, подобно песку, сыплются у героев сквозь пальцы. Нет врага, нет Родины, нет правды, нет смысла, ничего нет, есть только воспоминания об ушедшей жизни, да песок с камнями повсюду.

    В «Тонкой красной линии» же все выше озвученные вопросы задаются постоянно, так часто, что скоро они перерастают в многозвучное громкое эхо. Да вот только как ни кричи, а в ответ все равно будет одна тишина.

    Может быть, они все про ту столь часто упоминаемую войну в душе человека? У меня нет ответа. Стоит ли его искать?

    22 декабря 2014 | 17:54

    Не собираюсь отрицать выдающихся достоинств этого фильма. Собственно, я и поставила ему редкую девятку — событие для меня из ряда вон. Но что-то меня преследует уже неделю после просмотра, какой-то дисбаланс.

    Понимаете, этот фильм бесполезен. Философия Малика красива, добра и моральна, но бесполезна. Настолько бесполезна, что почти бессмысленна. Я знаю, что режиссёр отправил в нашу сторону добрый и высокодуховный посыл, луч света и т. д. Но жизнь показывает, что все его лучшие побуждения, как и работы других прекрасных антимилитаристов, пропадают зря в хаосе постоянных военных конфликтов на нашей планете.

    Если бы сила искусства могла убеждать в бесполезности войны, в её преступности и жестокости, в мире давно царили бы всеобщая любовь и взаимопонимание. Если самая чудесная кинокартина не позволила бы расчехлить какому-нибудь капитану какую-нибудь гаубицу — это была бы награда почище оскара. Если бы какой-нибудь американский парубок после просмотра отказался ехать воевать (пардон, устанавливать демократию) на Ближний восток — это была бы победа! Но этого нет. И после просмотра такого фильма, как «Тонкая красная линия», осознание этого становится ещё более страшным. Если уж это не отменяет лицемерия и воинственности, то что тогда нам поможет?

    В моральном смысле у фильма гораздо больше «продолжения» в душах зрителей, чем после «рядовых Райанов», «чёрных ястребов» и «повелителей бурь». Эти фильмы хороши, но их мера добра не приближается к пацифистскому творению Малика и не оставляет ощущения, что любой, взявшийся за оружие — преступен. Поэтому в моей системе мира позиционирование фильма претерпело удивительные метаморфозы от военного фильма в фильмы о торжестве жизни.

    О философии всё, хотя она, на мой взгляд — главное в этой уникальной ленте. Технически в фильме есть шероховатости, но общей картины они не портят. Игра актёров безупречна (ещё бы — с таким-то составом), операторы постарались на славу, хронометраж выдерживается без проблем. Жаль, что мы не увидели линии Рурка, вырезанной из окончательной версии картины.

    Когда я думаю о работе Малика, вспоминается «пирожок»:

    Геннадий был метафоричен.
    Когда он говорил «*конец*»,
    то это значило «какао»
    или «сегодня будет дождь».


    Это я к тому, что не все аналогии и аллюзии режиссера однозначны и легко читаемы. Не стану и рекомендовать фильм к обязательному просмотру, поскольку придерживаюсь философии древних «приумножая знания — приумножаешь скорбь». Кто-то его посмотрит и забудет, а для кого-то появится источник долгой и драматической рефлексии.

    Я вот всё думаю, что было бы, если главную роль играл бы не голубоглазый Кэвизел с его блаженной беззащитной улыбкой. Была бы моя оценка

    9 из 10

    17 октября 2011 | 12:21

    Люди часто думают, что у них есть свобода выбора. Но на самом деле — это всего лишь иллюзия. С детства нас приучают подчинятся. Говорят, если так устроено, значит так надо. Дети задают много вопросов, это очень раздражает взрослых. Часто старшие не знают ответов, поэтому постепенно отучают младших от этой привычки. Это начало конца разума. Если люди перестают задавать вопросы, они перестают думать. «Закон есть закон», «приказ есть приказ» — говорят они. Конечно так проще. И тем, кто управляет, и тем — кем, кто подчиняется.

    Любая война — следствие этого. Ее никогда не начинает один человек. Ее начинают безумные армии зомби. Вот почему у военных дисциплина на первом месте. Не разум, не мудрость, не любовь и доброта, а строгое подчинение. Но начинается, конечно, намного раньше.

    Задавались ли вы вопросом, откуда берутся должности? Ведь не с неба падают. Точно. Это результат подчинения. Если никто не будет подчиняться своему начальнику (министру, президенту и т. п.), будет ли это человек начальником? Да, но, в лучшем случае, только на бумаге.

    И еще одна иллюзия. Она заключается в том, что люди думают, что можно построить свое счастье на чужом несчастье, за счет страдания других. История ничему не учит. Люди до сих пор не поняли, что это путь в никуда.

    Природа создана для человека. Потому, что это единственное существо на планете, которое может почувствовать все ее красоту и величие. И война на фоне ее умиротворения смотрится крайне абсурдно. Может быть сейчас самое время задуматься, включить разум? Иной путь есть, я все еще верю…

    10 из 10

    25 марта 2013 | 15:33

    Так уж получилось, что о режиссере Терренсе Малике я ничего не знал. Как-то раз, когда сей факт стал известен, мне посоветовали посмотреть парочку его фильмов, что бы составить свое мнение. Советовавший заметил: стиль Малика поэтизировать природу либо понравится, либо нет. Для просмотра я выбрал фильм с нескучным таким синопсисом «Тонкая красная линия».

    После просмотра я для себя решил — фильмы Малика мне не нравятся. То есть у него несомненный талант красиво показывать природу, этого не отнять (если, конечно, его поклонники не врут, и «Линия» не стоит особняком в его творчестве). Но я из тех людей, которым больше нравится любоваться природой вживую, чувствовать кожей ветер, нежели смотреть на нее на экранах разных размеров.

    А кроме, собственно, природы и великолепной (еще один заслуженный плюс фильма) операторской работы в «Линии» ничего толкового нет. Не знаю, можно ли судить о всем творчестве режиссера в контексте обсуждения одной его работы, но товарищи поклонники подразумевали под авторским почерком Малика как раз такую вот поэтическую медитацию с псевдофилософским уклоном.

    Почему я считаю смысл фильма псевдофилософским? Дело в том, что я верю, что режиссер вместе с сценаристом — это рассказчики. Они должны рассказать историю. Можно просто красивую. А можно с двойным дном, которая заставит задуматься. Но чем лучше рассказчик, тем ненавязчивей в его рассказе мораль, тем глубже затронутые им темы, и тем неоднозначнее конечная оценка поступков героев. Хорошие истории, не указывая что делать и как поступать, незаметно облагорживают человека. Авторский текст с авторской же позицией в хорошей истории приемлем лишь как подведение итогов, резюмирование морали, если нужно. Но вот беда — в «Линии» Малик прямо с первых кадров, с первых закадровых реплик ведет не историю, но пропаганду. Причем довольно мутную и псевдофилософскую, ибо в устах героев все красивые слова получаются пустыми и не привязанными к каким-либо поступкам или событиям. То есть получается философия автора, а не его персонажей. А такой подход в хорошей истории недопустим.

    Возможно, доморощенные эстеты, снобы-критики и просто сочувствующие граждане возразят на мои претензии, что фильм не для всех (как они это любят делать). Но в этом-то и беда современного искусства, на лавры которого творчество Малика с завидным упорством сватают: сейчас любую бессмысленную мозговую деятельность можно продать под видом «искусства не для всех».

    Меж тем назвать фильм однозначно плохим не могу — он красив, некоторые сцены завораживают. Но вместе с тем он скучен, длинен, слишком неправдоподобен в своей пропаганде гуманизма. И как следствие — выглядит просто набором плохо связанных друг с другом сцен, движущихся в одно направлении — в направлении финальных титров.

    5 из 10

    12 мая 2013 | 22:15

    Экранизация романа Джеймса Джонса «Отныне и вовеки веков» первоначально тянула на 100 часов (!) снятого материала, который затем, в результате продолжительных манипуляций за монтажным столом, был сокращен до 160 минут чистого времени (без учёта титров). Интрига фильма обозначена боевой задачей, поставленной перед американской пехотой, ведущей кровавую битву с японцами за остров Гвадалканал и за территориальное влияние на побережье Тихого океана во время Второй мировой войны. Армейскому подразделению предписано отвоевать у «самураев» стратегическую высоту, что позволяет вести из замаскированного дзота прицельный обстрел огромного холмистого участка.

    В отличие от одностороннего взгляда Стивена Спилберга в «Спасти рядового Райана», Малик смотрит на военные действия, находясь как бы внутри событий и наблюдая за происходящим с разных точек зрения, глазами то одного, то другого персонажа. А если учесть, что враг долгое время остаётся невидимым, то сражение с противником-фантомом всё больше начинает походить на кошмарный сон. Однако подобно Александрам Матросовым янки одержимо рвутся вперёд, подгоняемые не столько чувством патриотизма, сколько экстазом страха.

    Неадекватному восприятию реальности способствует и экзотика тропического ландшафта — джунглей, заселённых аборигенами, чьё райское существование вдруг нарушилось вторжением воинственных иноземцев. В фильме нет чётко простроенного сюжета, нет традиционного понятия о характерах, которые, если и обозначены, то лишь пунктиром. Больше того, некоторые персонажи появляются всего на несколько секунд (даром, что их играют суперзвезды, типа Джона Траволты или Джорджа Клуни), чтобы затем окончательно выпасть из поля зрения или, в лучшем случае, ещё пару раз мелькнуть перед камерой.

    Но такое «обезличенное» повествование не выглядит ущербным, поскольку вместо традиционной фабульной истории Теренс Малик с помощью колдовской музыки Ханса Циммера и магической камеры Джона Холла предлагает своеобразное медитативное погружение в трансцендентный ужас войны, жестокую реальность которой иногда разрывают всполохи спасительных воспоминаний. Противопоставление «апокалипсиса сегодня» «счастью вчера» волей-неволей вынуждает солдат менять отношение к жизни и делает бойцов новообращенными философами.

    В результате фильм являет собой уникальный образец соединения масштабного батального боевика, наподобие того же «Райана», и поэтического трактата о предназначении человека в духе лент Годфри Реджио. Отсюда можно попытаться вывести ключевой авторский посыл: по Малику выходит, что человек — это эгоистичная частица мироздания, что по собственной воле творит зло, придавая массовому убийству значение доблести. А едва уловимый, размытый промежуток между праведностью и военным безумием и есть та самая тонкая красная линия, что дала название фильму.

    Долгожданный выход картины ознаменовал собой что-то вроде мирового рекорда «творческого воздержания», поскольку Малик перед тем ровно 20 лет не выходил на съёмочную площадку. Возвращение классика, имевшего на тот момент за плечами всего лишь два фильма, априори не предвещало триумфа. Фанаты не без опаски ожидали премьеры, поскольку режиссура, как любая творческая профессия, предполагает систематическое поддержание формы. Однако Малик опроверг эту теорию, или, по меньшей мере, поставил её под сомнение, так как образная мощь его третьей ленты обезоружила даже отъявленных скептиков.

    17 декабря 2013 | 14:51

    «Тонкая Красная Линия» Терренса Малика, это, прежде всего, фильм противопоставлений.
    Остров, выбранный рядовым Уиттом для «самоволки» является идеальным символом безмятежной и оторванной от реальности мирной жизни до тех пор, пока на горизонте неожиданно не появляется сторожевой катер. С этого момента обстановка меняется, чувствуется напряжение. Не мудрено, поскольку весь уют, спокойствие и мир остались далеко позади, а на горизонте уже маячит новый, и отнюдь, не самый радостный виток жизни.

    Расстояние между спокойствием мира и ужасом войны, между раскинувшимися до самого горизонта полями и выжженной землей, между пением райских птиц и пулемётными очередями настолько ничтожно, что в голову может прийти глупая и смешная мысль — прекратить войну так же легко, как её развязать. Однако, горькая правда, очень хорошо показанная в фильме, доказывает — войну можно прекратить только ценой человеческой жизни. Причём, далеко не одной. Какими неимоверными не были бы усилия — жертв не избежать.

    - Сколькими бойцами из вашей роты вы готовы пожертвовать, капитан? Одним? Двумя? Двадцатью?

    В этом случае человек, готовый пожертвовать людьми ради выполнения боевой задачи, противопоставлен человеку, хоть и понимающему тщетность своих стараний, но старающемуся во чтобы то ни стало сохранить как можно больше жизней.

    Несмотря на то, что главного героя в фильме нет, моё внимание привлекло духовное противостояние рядового Уитта и сержанта Уелша(Джеймс Кевизел и Шон Пенн, соотвественно). Герой Кевизела — молодой парень, полон свойственного этому возрасту духа противоречия с лёгким налётом бунтарства. Уелш же — «стреляный воробей», «понюхавший пороху» и усвоивший урок, который ему преподала жизнь. При всей своей внешней чёрствости глубоко внутри он остался добрым человеком, способным чувствовать и переживать не только за себя. К попытке остудить пыл и умерить амбиции — «сидеть не высовываясь», Уитт относится с презрением и издёвкой, замечая:

    - Духом я сильнее, чем Вы.

    Он считает себя особенным и делает всё по-своему. Считает, что путь, выбранный им, отличается от других путей своей оригинальностью. Свой максимализм он называет «искрой». Точку в этом споре ставит стечение обстоятельств и реплика Шона Пенна, придающая конфликту драматическое завершение:

    - Где теперь твоя искра?

    По поводу картинки и музыкального сопровождения никаких претензий нет, всё на подобающем уровне и только способствует восприятию.

    Из внушительного количества актёров больше всех порадовал Шон Пенн — всё немногое отведённое время он отыграл блестяще, особенно в диалогах с Кавизелом, который тоже достаточно неплох. Понравился Эдриан Броуди в роли молодого испуганного солдата.

    Из того, что не понравилось, стоит отметить типично «боевиковую» вылазку и последующее уничтожение японского дзота. Смотрится совершенно нереалистично на фоне общего повествования.

    А так же то, что некоторые актёры появлялись лишь на короткие промежутки. Так, Джону Траволте достался скудный диалог, Джоржду Клуни коротенький монолог, а Кьюсаку и Лето и вовсе сущие крупинки. Впрочем, учитывая полный хронометраж, это неудивительно. Очень жаль, что режиссёрской версии не существует.

    Несмотря на эти небольшие недостатки, фильм хороший — располагает к мыслям на тему жизни и смерти, природе любви и ненависти, их влияние на характер и личность человека.


    9 из 10

    22 июня 2009 | 19:17

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    DVD, Blu-Ray ...

    Blu-Ray, 342 руб.
    книга, 170 руб.
    книга, 261 руб.
    подробнее

    Новости


    В российском прокате грядет весьма неожиданное противостояние. Масштабная голливудская научная фантастика «После нашей эры» М. Найта Шьямалана поборется с биографической лентой, посвященной Юрию Гагарину (после недавних коммерческих подвигов двух фильмов, рассказывающих о выдающихся советских персонах, легко сбрасывать со счетов подобные проекты не стоит). Между ними лавирует новое творение мастодонта американского кино Терренса Малика «К чуду». (...)
     
    все новости

    Статьи


    По случаю выхода в российский прокат трагикомедии «Август» с Мэрил Стрип, Джулией Робертс, Юэном МакГрегором и Бенедиктом Камбербэтчем КиноПоиск вспоминает еще 15 фильмов последних десятилетий, способных похвастаться именитыми актерскими составами — от «Настоящей любви» до «Отступников». (...)
     
    все статьи

    Репортажи


    Неуловимый Терренс Малик мерещился журналистам на каждом углу, хоть и не приехал на Берлинский фестиваль. Режиссера пришлось прикрывать Кристиану Бэйлу и Натали Портман, которые рассказали на пресс-конференции о «Рыцаре кубков», отсутствии четкого сценария в фильме и неподкупности Даррена Аронофски(...)
     
    все репортажи
    Записи в блогах

    Что объединяет фильмы «Молчание ягнят», «Человек дождя», «Умница Уилл Хантинг»? Не только победы на «Оскаре» или места в нашем Топ-250. Их европейская или мировая премьера состоялась именно на Берлинском кинофестивале. КиноПоиск рассказывает про 15 фильмов Берлинале, которые впоследствии стали хитами и доказали, что следить за этим смотром нужно с особенным интересом. (...)
     
    все записи »

    Результаты уик-энда
    Зрители2 664 084367 563
    Деньги754 757 723 руб.137 334 129
    Цена билета283,31 руб.14,46
    22.04 — 24.04подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    140.Заплати другомуPay It Forward8.175
    141.На несколько долларов большеPer qualche dollaro in più8.175
    142.Тэмпл ГрандинTemple Grandin8.174
    143.Пятый элементThe Fifth Element8.173
    144.День суркаGroundhog Day8.173
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    6.ГенийGenius95.96%
    7.ДюнкеркDunkirk95.87%
    8.Доктор СтрэнджDoctor Strange95.59%
    9.Призрак в доспехахGhost in the Shell95.51%
    10.Девушка в поездеThe Girl on the Train95.32%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Этот неловкий моментUn moment d'égarement30
    Безродные звериBeasts of No Nation14
    Первый мстительCaptain America: The First Avenger308
    СосныWayward Pines48
    УрожайThe Harvest4
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Экипаж8.302
    Волки и овцы: бе-е-е-зумное превращение7.961
    Несносные ледиMother's Day7.055
    Книга джунглейThe Jungle Book7.508
    СомнияBefore I Wake6.714
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War05.05
    Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse19.05
    РазрушениеDemolition19.05
    ВаркрафтWarcraft26.05
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass26.05
    премьеры