всё о любом фильме:

Морфий

год
страна
слоган-
режиссерАлексей Балабанов
сценарийСергей Бодров мл., Михаил Булгаков
продюсерСергей Сельянов
операторАлександр Симонов
композитор-
художникАнастасия Каримулина, Павел Пархоменко
монтажТатьяна Кузьмичева
жанр драма, ... слова
бюджет
$3 600 000
сборы в России
зрители
Россия  79.3 тыс.,    Украина  6.1 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время107 мин. / 01:47
1917 год, время смуты, революции, надежд и потерь. В больницу уездного города N приезжает 23-х летний доктор Поляков. Однажды, борясь за жизнь пациента, Поляков ставит под угрозу свою, спасает его укол морфия — самого сильного наркотика. Но Поляков не верит, что пагубное пристрастие может возникнуть у здравомыслящего человека, тем более у врача.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в России
100%
5 + 0 = 5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам рассказов Михаила Булгакова из цикла «Записки юного врача» (1925-1926) и рассказа «Морфий» (1927).
    • Часть фильма снималась в городе Углич, Ярославской области, а также в городе Кашин, Тверской области.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1699 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Или доза для русской души.

    Незамысловатый быт уездной больницы. Беспросветные дни и ночи. В любое время приедет, придёт, приползёт тот, кому необходима медицинская помощь. Такое впечатление, что этим делом всю жизнь могут заниматься только такие доктора. Которые не просто дали клятву Гиппократа, но и свято верят, что всем можно помочь. Да, доктор Поляков, так и делает: помогает всем, не взирая на время суток, усталость или погодные условия. Делает это профессионально, качественно, без проявлений брезгливости и не деля людей на богатых и бедных, на умных и ограниченных, на дворян и челядь.

    Помогает всем. Каков смысл безграничного альтруизма? Долг? Или Божья искра? Про таких так и говорят: доктор от Бога. Спешит доктор оказать помощь, не взирая на опасности. Спешит через вьюгу, не взирая на холод и настигающих волков.

    Но один раз совершенно безобидные обстоятельства заставляют позвать сестру милосердия и попросить проколоть вену и незаметно принять новый мир. От которого даже мы, благодарные потомки, век спустя не можем отряхнуться. Но что случилось, то случилось.

    Бушующая революционность в стране морфием закачивается в вены. Разрушает волю. Разлагает тело. Уничтожает по каплям.

    «Ты от меня уже не убежишь…»

    Никто не может спасти доктора Полякова, впрочем как и революционную Россию.

    Доктор Поляков, однажды ужаленный морфием, безнадёжен.

    Царская Россия, ужаленная желанием равноправия, обречена на вековую муку.

    От реалистичных сцен в операционной то и дело закрываются глаза. Даже фельдшер один раз не выдерживает.

    И вроде бы закономерный итог. Осознание зависимости. Попытка включить волю. Психушка. Кладбище. Последняя доза на чьей-то могиле. И принятая смерть, сквозь смех зрителей чёрного-белого немого кино. Никто не спас и никто не заметил смерти. Да и разве может заинтересовать кого-то такая смерть? Мало ли таких уже ушло? Если каждый раз рассматривать трагедию каждой смерти, то можно стать писателем… а зачем нам это?

    Рекомендую к просмотру не просто взрослым, а достаточно взрослым людям с устойчивой психикой.

    23 мая 2013 | 08:31

    Все было бы совсем печально и просто неинтересно, если бы не финальная сцена в кинозале. Вот за нее я почти был готов простить весь предыдущий фильм. Надо понимать ее, как смачный такой прощальный плевок в лицо зрителю, и персонально в лицо зрителю «Морфия», особенно тому зрителю, который очутился на сеансе случайно (если найдутся такие безумцы). Вот, мол, посмотрите на себя, рядом с вами происходит страшное, а вам, используя монолог Михаила Ефремова из «12» Н. Михалкова, «бы все ржать и ржать».

    Однако же не будем поддаваться. А по какой причине мы, собственно, должны обратить внимание на больного морфиниста? Да, он неплохой хирург, может и человек тоже неплохой, но вся эта история с подсевшим на сильный медицинский наркотик врача не вызывает никаких эмоций, хотя вроде все на это направлено. И не потому что не жаль нам его, нет, жаль, конечно, но вот нет причины, по которой мы бы начали сопереживать герою, нет, как пишут в учебниках по уголовному праву, «стечения тяжелых жизненных обстоятельств», приведших к трагическим последствиям (суровые будни сельского врача должной причиной, при всем уважении, таковыми не считаю). А потому получается, что фильм то, используя слова самого режиссера Балабанова, скорее об обстоятельствах. То есть обстоятельство морфий, которое в данном конкретном случае оказалось сильнее главного героя, и все заметьте.

    Об обстоятельствах, кстати, снимает тоже популярный сейчас западный режиссер Иньяриту, у которого все его на нынешний момент 3 фильма на заявленную тему. Однако если взять лучший, на мой взгляд, его фильм «21 грамм», то он разительно отличается от «Морфия» тем, что в первом для сопереживания есть и объект, и история и выводы из нее, что в совокупности приводит к вожделенному катарсису в финале.

    Что же должно нас заставить оторваться от своих развлечений и взглянуть на суровую реальность, представленную господином Балабановым? Тем более что художественный средства для подачи этой самой реальности у него весьма специфичны. Я из принципиальных соображений не смотрел «Груз — 200», но готов был перед «Морфием» ко всему. То, что автор Балабанов обращается ко всему, что по идее у нормальных людей должно вызывать отторжение, есть собственно выбор этого автора. Пусть кровь, пусть кости с мясом, все-таки на то есть заявленная медицинская тематика. Но вот сценой, после которой у меня резко полезли на лоб брови и уже не от отвращения, а от изумления, стала сцена минета. Не то чтобы она была какая-то сверхразвратная или сверхоткровенная, но совершенно не понятно к чему она была. Зачем? Какой такой сюжетообразующий смысл она в себе несла, что автор не мог обойтись без нее и донести до нас ту же мысль иными средствами? Пользуясь словами одного критика, просто оттого, что лучше не скажешь, вот тут уже действительно становится не понятно с кем мы имеем дело, с доктором или пациентом.

    Свой же диагноз, основываясь на просмотре данного фильма, я поставил.

    16 декабря 2008 | 01:09

    Сюжет фильма построен на произведении М. А. Булгакова «Записки юного врача». Читала не один раз, поэтому с нетерпением ждала выхода фильма.

    В целом фильм очень даже неплох: реалистичные кадры из операционной, вот тебе и любовь, вот тебе и революция. Но все-таки, в фильме акценты расставлены несколько иначе, чем в книге: морфий, любовь, революция и только потом неопытность врача. Не все моменты книги попали в фильм, но те, что попали, оформлены и сыграны отлично. Довольно заметная часть сюжета книги додумана авторами.

    А «Записки юного врача» советую прочитать.

    28 ноября 2008 | 12:33

    Поздняя осень 1917-ого. Великая держава стоит на пороге больших перемен и невиданных потрясений. Впереди жестокая и кровавая Гражданская война. Но нечего этого не знают провинциальные люди. Их уклад не изменен и живут они лишь своими мелкими радостями и заботами. Однажды в их городок приезжает молодой столичный доктор Михаил Алексеевич Поляков. Для местных это становится целым событием, так как тамошние жители состоят в основном из неграмотных крестьян, которые самолечением раньше времени изводят себя в могилы. Теперь все надеются на нового доктора. А сам Поляков, во время спасения больного дабы защитится от заразы, просит медсестру сделать ему укол морфия. За одним следует второй, третий и так далее. Спустя некоторое количество времени доктор обзаводится сразу несколькими любовницами. А так же, незаметно для всех и самого себя, превращается из многообещающего молодого специалиста в опустившегося наркомана. И как апофеоз всего -приходит известие об Октябрьской Революции…

    Спи, мой мальчик милый, за окошком стужа,
    Намело сугробы у нашего крыльца.
    Я любовник мамин, а она у мужа
    Старого, седого — твоего отца.
    Так сказали люди, я любовник мамин,
    Но не знают люди о моей любви.
    Не смотри ж, мой мальчик, синими глазами,
    И в темноте напрасно маму не зови…
    (А. Вертинский)

    «Морфiй» снят Алексеем Октябриновичем Балабановым по сценарию Сергея Бодрова-мл. По слухам он сам собирался ставить картину, и сыграть в ней главную роль, но отложил запуск проекта на неопределённое время. Потом его не стало, и сценарий написанный им по мотивам дневниковых записей Михаила Афанасьевича Булгакова и его же одноимённого рассказа -был заброшен. Вспомнил о его существовании одиозный режиссёр в конце нулевых, а заняться его экранизацией решил сразу после нашумевшей «чернухи» «Груз 200». Собрав традиционную для себя группу актёров, и прежнюю съёмочную группу, он снял очередной фильм «о том как жить нельзя». Но на этот раз местом действия стала российская глубинка накануне Великой Октябрьской Социалистической. А в центре сюжета молодой интеллигент — доктор. Который в перерывах между операциями (разумеется показанными во всех подробностях и со смакованием кровавых и тошнотворных эпизодов), придаётся сексуальным утехам со своими любовницами. Их целых три: первая — местная разорившаяся богачка -графиня, две другие — медсёстры их больницы. Одну из них сыграла красавица-литовка Ингеборга Дапкунайте (до этого сотрудничавшая с режиссёром на «Войне»). Самого Полякова сыграл молодой актёр Леонид Бечевин (дебютировавший в «Грузе 200»). Отметились в небольших ролях и Светлана Письмиченко (Пелагея Ивановна), Сергей Гармаш (зажиточный помещик Сиборевский) и Андрей Панин (местный фельдшер Анатолий Лукич). У последнего более крупная, в сравнении с прочими роль. Или так кажется из за того, что у него больше диалогов? Очень понравилась мне его работа в картине. Сумел сыграть маленького, нечего не в силах изменить в сельском жизненном укладе, человека медицины для которого уже нечто не имеет значения. Запомнилась его реплика про больных («-Это хорошо что вы приехали, а то нам приходится многих заболевших отправлять…в город»). Понятно, что хотел он сказать другое слово, то от которого веет холодом…Вот на таких недомолвках и полутонах Андрей Панин и сыграл своего фельдшера, словно сошедшего на экран со страниц чеховских пьес. Этакий уездный доктор города N. Все остальные -воспринимаются как фон. Они подобно многочисленным пациентам Полякова- приходят из неоткуда и уходят в некуда…

    Из всё тех же больных особо запоминаются несколько. Это девушка которую привезли страдающей от диких мучений в связи с обезображиванием ноги (несчастная попала в льняной станок), и совсем ещё девочка -подросток, которой доктор резал горло и вставлял серебряную трубку что бы та не задохнулась. Если вторая операция показана была предельно деликатно, то первая -способна удовлетворить садистские запросы фанатов «Пилы». В мельчайших подробностях нам показывают как происходит ампутация изуродованной конечности (кровь текущая из перебитых артерий по мясу, отпиливание кости). Выглядит это просто омерзительно. И данное кино из за таких вот «шокирующих» сцен действительно лучше не показывать слабонервным и беременным. Кстати, тут будут и роды. Стараниями героя удалось спасти и мать и ребёнка, и выглядит это тоже не слишком привлекательно. Чего удивляться, что от такой работы молодой парень пристрастился к наркотику? Тут у любого крыша поедет!

    Детям же, этот фильм не покажешь из за достаточно откровенных эротических сцен. Сперва Поляков занимается «любовью» с графиней на полу подсобки помещичьей усадьбы героя Гармаша, затем несколько раз имеет «сестру милосердия» Анну (Дапкунайте, надо сказать довольно раскована в плане «обножёнки»), а после её подруга, стоя голышом на коленях, делает Полякову чувственный минет. Снято это так, словно Балабанов воплощал свои тайные эротические фантазии. И это лучшее что есть в картине. Скажем так: если убрать из фильма секс и «расчленёнку», а так же откровенное демонстрирование того, как надо правильно «бадяжить» и колоть морфин, то очередному опусу скандального режиссёра будет завлекать зрителя нечем. А так, из за желания увидеть сцены с мясом и «мягкой порнушкой», люди глядишь и посмотрят новый фильм о вреде наркотиков. И может даже сделают из него какие то выводы. Лично я сделал следующие: Балабанов остался верен себе. Но увы, он что называется -исписался. Сценарий не содержит какой то глубины или сильной драмы. История молодого врача превратившегося за пару месяцев в жалкого «морфиниста», для которого пуля в висок -как средство спасения от мучений вызванных ломкой- больно поверхностная. Вероятно если бы картину лет десять назад поставил сам «герой нашего времени» Бодров-мл, то многое там было бы иначе. И критика встретила бы новую ленту любимца публики более благосклонно, чем эпатаж одиозного создателя «Про Уродов и Людей» и «Жмурок». В сравнении с первым -«Морфiй» проигрывает в плане стилизации. Со вторым — в плане юмора. Иронии в фильме нет, всё предельно серьёзно. Даже «чёрный юмор», увы не завезли (если не считать слова вооружённой матросни -«Нечего, сейчас мы их вылечим…»-обращённую к врачу психбольницы откуда спровоцировав вероятную расправу над душевнобольными, сбегает похитив склянку с морфием герой).

    Снят фильм просто и без каких бы то ни было изысков. Операторская работа и монтаж абсолютно нечем не выделяются от уровня «теле-кино». Разве что плёнка, видно киношная…В качестве саундтрека -звучат музыкальные композиции «серебряного века», в числе которых имеются несколько песен Александра Вертинского. «Кокаинистка» вообще стала своеобразным лейт-мотивом всего фильма, и знакомый ритм звучит всякий раз, перед тем как наш добрый доктор решает «шырнуться». Вот и всё что есть в данной ленте снятой по прозе Булгакова. Стоит ли говорить, что изначально я рассчитывал на куда как большее…

    6 из 10

    22 ноября 2013 | 02:07

    Довольно долго ждал этой картины. Привлекло внимание несколько важных факторов: талантливый режиссер, который, на мой взгляд, снимает если не шедевры, то очень трогательные и запоминающиеся фильмы; название данной картины и фраза «по рассказам Булгакова» (а я очень наслышан про это произведение, хоть и признаюсь, что не читал); наконец, сценарий, написанный Сергеем Бодровым мл. Думаю этого достаточно, что бы четко для себя решить просмотреть картину «Морфий».

    С первых минут фильм держит в напряжении.

    Неплохая затея с разделением фильма на своего рода главы. По ходу просмотра складывается впечатление, что картину не смотришь, а читаешь. Причем некоторые главы имеют эффект незаконченности, давая зрителю самому понять и продумать причину дальнейших действий героев.

    В картине ярко выражен быт деревенской жизни. Некоторые моменты сосредоточены на том, как, например, прислуга рубит дрова или в мороз выбивает пыль из матрасов. Или фраза бабушки, у которой страшная гематома на пол руки: «Работы было много, некогда следить».

    Поразила игра актеров. Бичевин гениально сыграл врача-знатока, который, видимо, для убежденности, заглядывал в учебники хирургии перед операцией. Очень естественно выглядели моменты его «ломки». Шикарно сыграл и Андрей Панин. Хотя от его персонажа я ожидал какой-нибудь невероятной развязки.

    В картине чувствуется Балабанов. Добрый саундтрек к фильму. Невольно вспоминается «Груз 200», где основным фоном играла композиция Юрия Лоза — «Плот». Также в сценах операций Балабонов, вероятно, никак не мог допустить, чтобы камера не показывала мерзости, которые происходят на операционных столах (слабонервным не желательно вглядываться в эти сцены).

    Фильм заставляет задуматься над многими немаловажными жизненными вещами. Думаю, человек, который хотел попробовать морфий, после просмотра картины еще сто раз подумает.

    28 ноября 2008 | 00:26

    Посмотрев эту картину, я в очередной раз осознал, чьи кинопроизведения мне интересней всего смотреть. Балабанов замечательный художник. В очередной раз создал настоящую Картину. Произведение с большой буквы, в котором ничего не остаётся без внимания. Картину, которую смотришь с замиранием сердца и не можешь оторваться.

    Революционная Россия, время больших перемен, когда твой вчерашний собеседник завтра придет к тебе с винтовкой. События фильма происходит на фоне безмятежной и на столько же безвыходной жизни провинции начала века. Всё это создаёт просто болезненное состояние. Больные люди-герои фильма, больное общество.

    И то, что даёт иллюзию счастья и спасения, в результате убивает. В эту ловушку и попадает главный герой. Он врач, и он постоянно выполняет свою очень трудную работу. Вокруг него постоянно кровь, боль, страдание. Его нервы на пределе, ему приходиться принимать решения, от которых зависит жизнь людей, ему невыносимо тяжело переносить смерть пациентов.

    Но, обманув однажды сам себя, «сев» на морфий, он становиться, по сути, мёртвым человеком, с пустотой в глазах. Человеком, который спасает жизни людей, будучи тяжело больным. Но в собственную слабость он не верит. И обманывается второй раз.

    Балабанов, будучи настоящим художником, использует всю палитру красок: музыка, пейзажи, диалоги героев, создают великолепную атмосферу. И я, как зритель был этой атмосферой просто поглощён.

    Ну и, конечно же, главные кисти художника-актёры. Работы в фильмах Балабанова просто преображают уже известных актёров. Именно у него, они играют так, как нигде больше.

    Его (Балабанова) видение персонажей требует от актёров очень вдумчивой игры. Актёр в фильме Балабанова, это не сошедшее с плаката «лицо». Это Игра, взглядом, мимикой, жестами. Это очень, эмоциональная работа.

    Ну и главная роль очень сильна. Молодой и очень перспективный актёр Леонид Бичевин замечательно справился с ролью.

    Этот фильм не бюджетный, блестящий фантик. Большая картина, рассказывающая страшную историю, которая и в современности имеет не меньшую актуальность. Это серьёзно произведение, для вдумчивого просмотра и последующего анализа. Это Кино, которое при последующем пересмотре покажет новые грани, и удивит новыми открытиями.

    Отличное кино, отличного режиссера.

    10 из 10

    15 декабря 2008 | 21:45

    «Морфий» и «Груз 200» это фильмы о том, какой есть наша жизнь, и не будем вдаваться в сущность сюжета, то ли это о наркомане или о милиционере съехавшего с катушек, если бы все новости по телеку показывали правду то мир бы давно ужаснулся в какой жопе мы живем, человек видит и слышит то что он хочет видеть и слышать.

    Поэтому фильмы данной категории и не нравятся некоторым людям и считаются довольно жестокими, но ведь им та нравятся другие: боевики, триллеры, комедии и т. д. Мир кино не однообразен. В кино зритель должен увидеть то что режиссер хотел этим передать, поэтому и говорят что книга от фильма отличается.

    Читаешь книгу и представляешь одно, смотришь фильм и видишь другое. Проникся духом фильма и каждый увидит что то свое отличительное от того что хотел сказать режиссер.

    Мне такие фильмы нравятся, они живые и о жизни (я не в плане самого сюжета, о сюжете это отдельная речь).

    14 апреля 2009 | 00:21

    Новый фильм г-на Балабанова «Морфий», как и прежние его работы, представляет собой нисколько не злободневную сатиру, не глубокмысленную притчу, не культурный срез, нет, ни в коем случае. «Морфий» нарочито плоский, предсказуемый, напичканный грубым символизмом кинематографический снимок — статичная инсталляция, вульгарно заигрывающая с фактами и вообще сентенцией «как было».

    Нет, это не плохое кино. Я бы даже сказал, что оно в чём-то хорошее, но с гораздо большей степенью уверенности я назвал бы его обычным. Обычное такое кино от Алексея Балабанова и в то же время обычное само по себе. Мы не имеем на руках ни сильной истории, ни развития характеров персонажей, ни виртуозно прописанных диалогов — всё это оставлено за бортом, доверено искусникам от кинематографа, и дело здесь вовсе не в неудаче режиссёра. Перед ним, кажется, не стояло такой задачи ни в этот раз, ни прежде. Фильмы — простые как 3 рубля, в которых сюжет — лишь канва, в которую вплетаются жизненные реалии в статичном состоянии, сделали режиссёру имя. Ни «Брат», ни «Война» не могут похвастаться сильным сложным сюжетом — он перед глазам зрителя всегда как на ладони, ибо совершенно очевидно, что, когда и почему происходит. Герои читаются с первого взгляда, сразу же раскрывая всё многообразие своих возможных поступков и мотиваций. Во многом это происходит благодаря всё той же цепочке из реалий, которая является единственной вещью, на которой держится содержание фильма, многие герои банально узнаваемы, а те или иные их решения и дела мнгновенное обретают понимание зрителя — опять же, за счёт узнаваемости и того, что, собственно, ничего сверхъестественного не случается.

    Однако проблемы у режиссёра начинаются, когда возникает желание воспроизвести нечто, что не маячит постоянно перед глазами. Некоторое невладение предметом за счёт его удалённости в пространстве ("Война» и «Брат 2») и во времени ("Груз 200» и «Морфий») порождает определённого толка курьёзы. И если в «Брате 2» своего рода кликушничество и американский лубок были интересны, забавны и не так бросалис в глаза, то интернациональная история в «Войне» вызывала много вопросов и принималась с некоторой натяжкой. Видимо, так и не сумев справиться с приближением к реальности в не слишком хорошо знакомых областях, режиссёр решил, внимание, нет, не получше узнать предмет, а наоборот, неточности и выдумки обратить в гротеск как главный творческий метод. Если в первом «Брате» аутентичные братки были гротескными по своей собственной природе, то чеченских бандитов в «Войне» и хоккейную мафию в «Брате 2», а уж тем более всю чернуху в «Грузе 200» гротеском сделал сам Балабанов. Очевидно, чтобы обезопасить себя от вычитки фактических ошибок как со своей стороны, так и со стороны критиков. С этой позиции очень забавно читать то, как кто-то опревергает или же, наоборот, подтверждает освещённые в этих фильмах реалии. Но Балабанов, не будь он плохим режиссёром, всё же очень далёк от банального «слышал звон — не знает, где он». Его в некоторой степени спасает чувство духа времени и места, о которых он снимает. Да, это делает неизбежной поверхностность, всё больше сквозящую в его фильмах, но вкупе с всё-таки узнаваемыми и органично соединёнными «ссылками в жизнь» не позволяет ей оторвать фильм от реальности полностью.

    По сути, в своих последних ффильмах режиссёр дурит зрителя, искусно подсовывая ему те или иные намёки на бытовые реалии, раздувая остальное до размеров, позволяющих заткнуть дыры в фактах, но у зрителя создаётся впечатление, что события, происходящие на экране являются частью одной с ним реальности, хотя это и не так. Обратите внимание, что поышенный градус узнаваемости сосредосточен именно на бытовых мелочах, каких-то предметах, словах, общенародных мифах и заблуждениях. Таким вот шарлатанским способом режиссёру удаётся заставить зрителя верить ему. Единственный фильм, в этом отношении являющийся зеркальным отражением останого творчества Балабанова — это «Жмурки», где как раз раздутое и гротескное не является панибратством с правдой, а, наоборот, как раз и представляет собой подлинно-истинное.

    Если присмотреться, в фильмах Алексея Балабанова ничего не происходит. «Остановись мгновение…» — эта мета-формула была бы неприменима к его фильмам, если бы в них движущей силой являлся сюжет, разворачивающийся в жизенных реалиях. Но сюжета, как было уже сказано выше, на самом деле и нет, это не нить, имеющая начало и конец, это канва, натянутая и заключенная в кольце пялец. Они трогают зрителя и имеют свой культурный вес ровно настолько, насколько это обстоит с живописью или рок-музыкой. Отражая, в том числе и субъективно искажённо, реальности, они навязывают участие, делают очевидцами событий, объединяют с чем-то большим.

    Наверное ровно поэтому фильм «Морфий» оставляет совершенно равнодушным. Чернухой ради чрнухи автор накомил нас в предыдущей своей работе, натуралистичность пары операций вышлядит уместно и аутентично и не порождает когнитивного диссонанса, как немотивированные изуверства «Груза 200», визуальная точность не может быть проверена рядовым зрителем, хотя как минимум 2 анахронизма бросаются в глаза; реалий, наблюдаемых обозримом прошлом и настоящем, также нет. Наверное, эту функцию была призвана выполнять линия наркотической зависимости главных героев, но, как я уже отметил выше, балабановский зритель клюёт на более осязаемые и материальные вещи, чем социальные проблемы. На песни Бутусова и Лозы, например. Или на пачку чая «AKBAR».

    15 августа 2009 | 00:11

    В прошлом году довелось увидеть еще одну интерпретацию «Морфия» Булгакова — в театре Et Cetera. Спектакль довольно абстрактный, главный герой в нем, собственно, морфий. Он заслонил от доктора Полякова весь мир, сузил его до очередной инъекции. В фильме, практически, наоборот. Морфий — способ существования в окружающей реальности, потому что иначе это невыносимо больно.

    Перед просмотром вспоминала свои впечатления о «Записках юного врача», прочитанных много лет назад. И, надо сказать, визуально фильм оказался очень близок к тому что стояло перед глазами при чтении. Снег, снег, снег. Холод. Правда доктор Поляков представлялся мне более циничным, что ли. У Балабанова он совсем одинок и беззащитен перед бедой своей личной, и бедой, которая на многие версты и мили вокруг.

    Забавно, но в большинстве попавшихся мне рецензий обыгрывается название небезызвестного сериала. В сцене, когда Поляков с медперсоналом делают трахеотомию девочке (и фельдшер падает в обморок), мне действительно пришла в голову подобная аналогия. Но вместо сияющей белизной американской операционной уездная антисанитария начала века. Вряд ли тут был режиссерский умысел, но стало по настоящему жутко.

    Как и в других фильмах Балабанова все нравится, но и все одновременно вызывает отвращение. Живописный, с глубокими светотенями кадр, маслянистые разводы, осязаемая безысходность. Уютное поскрипывание грамофона, Вертинский, бананово-лимонный сингапур, спасительный морфий, вьюга, и ничего хорошего впереди.

    Впервые, кстати, наткнулась на упоминание о фильме, просматривая информацию о Леониде Бичевине. Очень понравился в «Однажды в провинции», очень понравился в «Морфии».

    Вот такие сумбурные впечатления.

    8 из 10

    9 декабря 2008 | 00:15

    ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ

    Мне кажется, что творцами не рождаются. По-моему, тут все происходит так: некий человек сначала по-человечески возникает и живет как все — ест, пьет, строит планы на будущее, ходит на работу и т. д. Все это длится до определенного момента… Потом он вдруг натыкается на некую преграду, и она рушит все его привычные понятия о жизни. Он не был готов к такой неожиданной встрече и не знает как себя вести. Все его попытки контакта с тем «нечто», что возникло прямо у него перед носом, разбиваются о беспристрастную безмолвную каменную стену. Он в панике, потому что его смелый разум и высокий дух оказываются бесполезными орудиям в битве с пустотой. Он начинает озираться и замечает, что эта пустота присутствует всюду — в вещах, природе, идеях, людях. Она поглотила все, но никто ее не замечает, ибо каждый считает свою жизнь наполненной какими-то важными целями и идеалами (коммунистическими равенства или капиталистическими обогащения — не имеет значения). Человек остается один на один с ничто… И тогда у него возникает выбор.

    ВЫБОР N1.

    Для Алексея Балабанова такая ситуация, возможно, возникла впервые во времена его службы в Афганистане в начале 80-х и после повторилась в бандитском Петербурге 90-х. Но после встречи с «реальностью» он не опустил руки, не стал свободным предпринимателем и не покончил с собой (одно от другого отстоит не так далеко), а решил бороться и преодолевать темноту с помощью искусства. Он целиком прошел этот путь. В его творческой эволюции можно четко увидеть несколько этапов. На первом он еще звал на подмогу великих литераторов, когда-то столкнувшихся с той же проблемой (Замок, Счастливые дни). На втором — он уже сам создает сценарии, в которых реальность опровергается черным юмором (Жмурки), любовью (Мне не больно), искусством (Про уродов и людей), героизмом (Война). На третьем — чувство ужаса достигает максимума и колоссальная тень реальности затмевает все (Груз 200, Кочегар, Морфий). Четвертый — освобождение от реальности и преодоление смерти (Я тоже хочу). Мне кажется, что этот путь — труден и тернист, но сама возможность его существования уже дает надежду.

    ВЫБОР N2

    Вполне естественно, что не каждый поступает так, как Алексей Октябринович. Ибо в тот же момент, когда человек вдруг осознает безвыходное свое положение — перед ним также появляется искус. Действительно! Если завтра не наступит, ответственность за проступки отсутствует, мир тонет в собственном безумии, то… почему бы и не сбежать от него?! А в этом нам всегда поможет верная союзница — слепая страсть. Разве кто-то может осудить человека за то, что тот хочет оставить те невыносимые условия, в которых он вынужденно существует? Холод, грязь, нищета, отчаяние, одиночество, безысходность. Так и доктор Поляков, не сумев преодолеть силу тяжких обстоятельств, бежит… сначала от больных, потом от себя и наконец от жизни. Не в силах более выносить обволакивающей его пустоты… oн сам становится ею! Так же поступают и многие из нас (заменяя «нормальной жизнью» самоубийство). Каждый приносит свой кирпичик безумия и пристраивает его к тому сумасшедшему дому, который мы для себя построили.

    БЕСКОНЕЧНАЯ ТРАГЕДИЯ

    Несмотря на то, что действие фильма разворачивается в начале прошлого века, убрав несколько декораций и лошадей, можно смело выдавать его за историю сегодняшнего дня, разворачивающуюся где-то в провинциальной России. Тон и настроение тогдашней эпохи, блестяще отраженные в фильме, не претерпели за столетие никаких изменений (мировые войны, великие революции, научные открытия их не трогают). Так жили тогда. Так живут и сейчас. Будущее туманно. Но и в глубоком прошлом сложно найти нечто иное. С подобным настроением можно встретиться даже у самой просвещенной, развитой и цивилизованной нации. Чтобы защититься от него они и создали себе Богов… Их морфей — выдуманный…а наш — настоящий.

    «Послушай, что вещает народная мудрость греков. Ходит стародавнее предание, что царь Мидас долгое время гонялся по лесам за мудрым Силеном, спутником Диониса, и не мог изловить его. Когда он наконец попал ему в руки, царь спросил, что для человека наилучшее и наипредпочтительнейшее. Упорно и недвижно молчал демон; наконец, принуждаемый царем, он с раскатистым хохотом разразился такими словами: «Злополучный однодневный род, дети случая и нужды, что заставляешь ты меня сказать тебе то, чего полезнее было бы тебе не слышать? Наилучшее для тебя вполне недостижимо: не родиться, не быть вовсе, быть ничем. А второе по достоинству для тебя — скоро умереть.» Ницше. «Рождение трагедии из духа музыки».

    3 октября 2013 | 21:32

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>