всё о любом фильме:

Город жизни и смерти

Nanjing! Nanjing!
год
страна
слоган-
режиссерЧуань Лу
сценарийЧуань Лу
продюсерДжон Чон, Саньпин Хань, Хун Цинь, ...
операторЮй Цао
композиторТонг Лью
художникЙи Хао
монтажЮн Тенг
жанр драма, военный, история, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$1 690
зрители
Испания  52.8 тыс.,    Франция  15.3 тыс.,    Великобритания  3.7 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время133 мин. / 02:13
В декабре 1937 года в город Нанкин вступили японские захватчики. Много солдат «Гоминьдана» покинули город, но многие, которые не желали сдаваться, остались в городе и развернули сильное сопротивление. После неудачного сопротивления сотни тысяч людей погибли, превратив Нанкин в город смерти. Осталась возможность жить только в одном месте — «безопасная зона» в женской школе Цзиньлин. Там китайские женщины укрывали и спасали мужчин.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
43 + 4 = 47
8.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 95 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Экзотическая птичка в российском прокате. Не потому, что из Китая. Чёрно-белое кино без выраженного сюжета, с натуралистическим визуальным рядом и сугобо авторской атмосферой не может являться приманкой для нашего кинозрителя, в массе своей жаждущего дешёвых эмоций и горы попкорна. Последний на сеансе явно противопоказан, а вот эмоции… пожалуйста, только будьте любезны оставить частицу своей твердокаменной души. Иначе смотреть этот, безусловно, значительный фильм, не имеет смысла.

    Солнечный смайлик на сером небе в начале и в конце, пожалуй, единственные светлые кадры в мрачной гипнотической фреске Чуан Лу. «Город…» насыщен таким обилием чисто маргинальных эпизодов, по сравнению с которыми раздражители Фон Триера и Ханеке кажутся детскими байками. Хаос насилия и беспредела губящий красоту и невинность не оставит равнодушным даже негативно настроенного зрителя. У многих могут возникнуть логичные претензии: «мол, таланта не хватило без чернухи обойтись!». Таланта — море! Вот только ведь… это война, а значит пот, кровь и слёзы «по уставу» положены.

    Говорить об актёрской игре сложно: то ли актёры гениальны, то ли режиссёр верно угадал типажи, но ансамблевая органика фантастическая. Поднять такой зрелищный и дорогостоящий проект с наплевательским отношением на прокатные цензы, в наше время, подвиг.

    Впечатление депрессивное, как от хроники. Героика, характерная для жанра, отсутствует. Музыки почти нет. Мораль проста, но по прежнему актуальна. Кино неуютное, зудящее, проникающее в самую глубь. Не для поклонников изображения войны «по Спилбергу». «Тонкая красная линия» Малика и военная дилогия Иствуда ближе по духу. Как Иствуд не объяснял тонкостей причин и следствий в сражении при Иводзиме, так и Чуан Лу не погружает в контекст. Цель изображения — сам процесс, без заглавных букв, запятых и многоточий. Задача выполнена.

    1 мая 2010 | 21:53

    Фильм произвел сильное впечатление в большинстве своем из-за того, что будучи человеком, чьи предки пострадали от японской оккупации, понимаю что все творящееся на экране на самом деле имело место, и скорее всего без сильных преувеличений. Потому что если Европа и Россия страдала от Гитлеровской армии, то практически весь восток был оккупирован японцами. Ни одна нация не избежала участи испытать на себе все тяжести японской жестокости. Можете мне поверить, но любой дальневосточный азиатский народ мог бы снять подобный фильм, и он был бы не менее ужасен. Я еще слишком молод, чтобы помнить все это лично, но генетическая память берет свое, так что обычный зритель возможно воспримет этот фильм как реабилитационная агитка побежденного народа, но человека что-либо понимающего эта картина определенно впечатлит.

    P. S. Японское правительство официально так и не признала факта бесчинства своих солдат во время оккупации города Нанкин

    5 июня 2010 | 13:57

    Китайский фильм «Нанкин!Нанкин!» (в русском прокате — «Город жизни и смерти») повествует о событиях т. н. «нанкинской резни», устроенной японскими войсками после взятия Нанкина в 1937-ом году, в ходе Второй Японо-Китайской войны. Тогда японские войска подвергли Нанкин, бывший в то время столицей гоминьдановского Китая, варварскому разграблению. За шесть недель, последовавших после взятия города, японские войска убили более трехсот тысяч мирный жителей и китайских военнопленных, как в разрозненных случаях насилия, так и в 28-ми специально устроенных бойнях. Помимо этого, японские военнослужащие изнасиловали более 20 000 женщин. Нанкинская резня стала одним из самых громких военных преступлений японской военщины, для китайского народа эта трагедия имеет такое же значение, как Хатынь для советского. Из этого можно понять, что перед китайскими кинематографистами встала серьезная задача — показать этот тяжелый момент в истории. И они с ней справились отлично.

    Сам фильм, снятый в черно-белом цвете, разбит на несколько пересекающихся сюжетных линий, связанных с героями, в ней фигурирующими. Это как китайцы — военнопленные и мирные, так и японские солдаты. Действие начинается со взятие Нанкина японской императорской армией. Стоит отметить: несмотря на то, что фильм посвящен в большей степени самой резне, а не военным действиям, боевые сцены в нем поставлены с высочайшим мастерством, китайские кинематографисты достаточно скрупулезно восстановили как вид города, так и обмундирование китайских и японских войск и бронетехнику. Видно, что снимая, режиссер ориентировался в том числе и на фотографии того времени.

    Несмотря на то, что фильм посвящен героизму китайцев — как солдат, так и мирных жителей, он не скатывается в патетику. Показано и дезертирство войск с фронта (значительная часть защитников Нанкина — новобранцы или солдаты обескровленных боями за Шанхай дивизий), и паника среди мирного населения. «Героическая» линия связана с офицером по имени Лу Цзяньсюн и его товарищами — Шунцзи и солдатом-ребенком (еще одна тяжелая правда войны) по имени Сяодоуцзы. История «нанкинской зоны безопасности» связана с ее руководителем — Йоном Рабе, его секретарем мистером Тонгом и прочими китайцами, старающимися выжить во взятом городе, где могут забить насмерть за отказ снять шляпу перед японскими солдатами, или изнасиловать прямо в здании дипломатической миссии. Нашлось в фильме место и для того, что бы взглянуть на происходящее глазами «той стороны» — это линия японского сержанта Кадокавы и его товарищей по оружию. Он — «хороший японец» во всей этой нанкинской мясорубке.

    Японская армия приносит Нанкину только смерть, боль и разрушение. За взятием ворот следует краткий налет солдат Лу Цзяньсюна на японскую колонну, в составе которой идет, в том числе и Кадокава. Отлично поставленная батальная сцена, в которой особенно силен подвиг «притворившегося мертвым» танка, в котором любители военной техники могут опознать Виккерс Е. После того, как Лу и его товарищей таки берут в плен, боев в фильме не будет.

    Несмотря на то, что в русском прокате фильм называется «Город жизни и смерти», жизни в нем нет. На протяжении всего просмотра не покидает чувство безысходности, угрозы со всех сторон — мастерская работа кинематографистов, пытавшихся передать ощущения свидетелей, жертв и участников творившегося тогда в древнем Нанкине. Герои нигде не могут почувствовать себя в безопасности — японцы безжалостно, тысячами расстреливают пленных из пулеметов, закалывают их штыками. Город полон трупов — раздетые женщины, привязанные к столбам китайцы, обезглавленные солдаты — весь спектр средневекового зверства, действительно происходившего на протяжении шести недель в более чем миллионном городе.

    Беженцы укрываются в Нанкинской зоне безопасности — учрежденной находившимися в Нанкине иностранцами — дипломатами, предпринимателями и членами христианской миссии. Руководит зоной немец Йон Рабе, предприниматель и член НСДАП, кстати. Впрочем, и исторический, и киношный Йон быстро убедились, что их гуманизм чужд нацистскому государству. Фильм дает нам понять, сколь эфемерна «дипломатическая защита» — ни крест, ни американский флаг, ни даже свастика не останавливают японцев, они постоянно вламываются на территорию зоны, подвергают укрывающихся там женщин изнасилованиям и захватывают лежащих в госпитале китайских солдат. Авторы фильма не побоялись показать и изнанку этой ситуации — несколько молодых китаянок отказываются остричь волосы и переодеться в мужскую одежду, решив «телом заработать себе на жизнь». На это их толкает чувство безысходности, голод и страх. С ними связана история «станций утешения» — полевых борделей, которые массово создавались японской армией для обслуживания офицеров и солдат. Работавшие в этих борделях девушки обслуживали по 20-30 солдат в день, часто не выдерживали и умирали от истощения или покончив с собой. Посетителем этой станции становится и Кадокава, который, однако, чувствует привязанность к проститутке, которая его «обслуживала». Японское же командование, чтобы наполнить «станцию» и, узнав, что Германия отзывает Йона Рабе (чьи попытки спасти жизни китайцам «отрицательно влияют» на взаимоотношения фашистского Рейха и японской империи), принуждает руководство «Зоны Безопасности» отобрать сотню женщин «для утех». Среди вызвавшихся оказывается и сестра мистера Тенга — китайского секретаря Йона Рабе, немного знающего японский. Под давлением творящегося ужаса Тенг решается на сотрудничество с оккупантами, однако во время рейда в госпиталь японцы не только убивают военнопленных, но и, пытаясь захватить прятавшихся на чердаке женщин, выкидывают маленькую дочь Тенга в окно. Другое решение принимает Кадокава — в происходящем нет места «хорошему японцу», который, даже не разделяя методов армии, ничего не может поделать с происходящем. Жить для человека, пусть и косвенно, несущего ответственность за произошедшее, оказывается тяжелее, чем умереть.

    В общем, чтобы передать весь трагизм, разворачивающийся на экране, надо дословно пересказать весь фильм, описав все мелочи, всю операторскую работу. А еще нужно знать историю. Нанкинская резня — важное событие в истории Азии, увы, малоизвестна в России, где военные преступления, по очевидным причинам, ассоциируют в первую очередь с немцами. Хотя они — постоянный спутник империализма и милитаризма, чудовищный плод военной экспансии. Именно японский империализм и связанная с ним феодальная знать, столь кичащаяся своей «честью», запустила чудовищную машину насилия — которая перемолола более трехсот тысяч жизней в Нанкине, в которой погрязли и китайцы, и японцы. Хотя фильм и является историческим, но и этнические чистки, и массовые изнасилования на войне, и расправы над военнопленными, и варварские бомбежки можно видеть и сейчас, отнюдь не в черно-белом цвете.

    2 февраля 2013 | 15:41

    Фильм смело можно отнести к категории Арт-хаус. Здесь нет пафоса, бравых мотивов и героических вопреки всему парней — все как в жизни. В ней тоже нет ничего из перечисленного.

    Больше всего напоминает Список Шиндлера, но Город жизни и смерти — фильм в большей степени филосовский, нежели исторический или сюжетный. Режиссер сознательно убрал все лишнее и оставил только пищу для ума. Фильм идет как бы отрезками, которые постепенно формируют общую картину, которая складыватся в единое целое уже в самом конце.

    Фашистский немецкий чиновник, стоящий на коленях перед китайскими беженцами и извиняясь за то, что вынужден их покинуть и оставить на растерзание япоцам; китайский помошник этого чиновника, который перед своим расстрелом говорит японцскому офицеру о том, что его жена беременна — и не для того, чтобы вызвать жалость, а совсем в других целях; японский солдат, который выбрасывает маленькую дочку этого помощника в окно пятого этажа просто ради забавы — все эти частности в конечном итоге образуют некое тяжелое для ощущения и непростое для понимания целое, которое и называется «Город жизни и смерти».

    Фильм нерпостой, давящий и глубокий.
    Смотреть рекомендую с субтитрами — диалогов мало, а не всегда идеальный голос переводчика может помешать восприятию.

    Без всяких сомнений.

    10 из 10

    7 июня 2009 | 16:17

    Безумно жестокий, стильный, но потрясающе красивый фильм. Один из лучших фильмов о войне, что я когда-либо видел.

    Достоинства фильма можно перечислять долго — это и манера повествования с разных сторон, и впечатляющие массовые сцены, и черно-белая гамма, которая придает реализма и трагизма, и музыкальное сопровождение от гробовой тишины до барабанного боя японских солдат, и множество запоминающихся символичных сцен…

    Must see. Must remember.

    9 из 10

    8 августа 2010 | 14:36

    Китайские кинематографисты во главе с практически неизвестным в нашей стране режиссером Лу решили воскресить события давних военных лет и сделали это с предельным натурализмом, как в кадрах кинохроники. Действительно, черно-белая стилистика фильма наталкивает на такую мысль — художественное кино снимали «по мотивам» отрывистых кадров неизвестных операторов, павших от шальных пуль во время тотального разгрома бедного Нанкина.

    Когда я смотрел этот ужасный (в плане того, с каким усердием восстановлены страшные подробности захвата и оккупации города) фильм, мне почему-то вспоминался учебник школьной истории и статьи различных копателей истины, которые опровергали школьное «видение». Но потом и это ушло, осталась только вечная мерзлота в душе, с которой я смотрел на это зрелище, и даже внутреннему содроганию места в сердце уже не осталось.

    Жизнь в разрушенном городе показана как со стороны беснующихся японцев, впрочем, не менее человечных, чем униженные и недоистребленные китайцы, просто захватчикам дали возможность быть сверху. Но это не делало их счастливее, напротив, как-то нужно выживать и тем, и тем, а на дворе не технологическая война 21-го века, и никакие резолюции не могли никого остановить. Без жалости и без сострадания камера показывает сотни смертей, лиц, людей и улиц, то в огне, то в пыли от разрывов, и черно-белая съемка, как графика, отчетливо вырисовывает кадры, которые долго стоят перед глазами: вот бегущий солдат, его догнали пули, вот изнасилованная девушка с изможденным лицом, вот удивленное лицо японского офицера, кому отвратительно это все. Как и тебе, пока на это смотришь.

    Музыки мало. Сюжета почти нет. Фильм будто снят и смонтирован с натуры — это, конечно, его главное достоинство. Впечатление о себе оставляет довольно тяжелое, но если вы любитель военного кино, то эта картина придется по душе. Не стоит смотреть неподготовленному зрителю, который не видел новой классики милитари-жанра: Список Шиндлера, Спасение Райана, Пианист, Письма с Иводзимы — кое-какие штрихи из вышеперечисленных работ можно найти в Городе Жизни и Смерти, но это не говорит о плагиате, многими чертами фильм также напоминает 38-ю Параллель, ведь снято на Востоке, и бессмысленная война похожа: узкоглазые убивают таких же узкоглазых по приказу командиров, которым не место на этой безумной войне.

    Честное слово, не хочется там, за кадром, ненароком очутиться…

    11 сентября 2009 | 10:02

    Китай, зима 1938 года. Солдаты Японской Императорской армии сломляют оборону Нанкина. Армия Гоминьдана бежит из города вместе с правительством, оставляя женщин, детей, остатки солдат в разрушенном, пылающем, монохромном городе.

    Оригинальное название картины: «Nanjing! Nanjing!» (хоть и латиницей) — это крик из прошлого, полный отчаяния, ужаса, холод японских штыков проскальзывающих вам под кожу, одновременно созвучный финальному титру в переводе на русский: «Живые — помните!». Нам, живым представителям начала XXI века, сложно что-то вдолбить в голову, зрителя не обманешь и не запудришь мозги, ведь он привык к формату роликов на ютьюбе, оставляющих тающие в течение пяти минут воспоминания. Чтобы мы запомнили нас нужно удивить, напугать. Лучше одновременно. И современные фильмы этого не умеют. Штампы легко улавливаются смышлённой аудиторией, и сюжет протекает в головах людей по готовым маршрутам, оттиснённым ранними опытами зрителя. Он знает, что ему нужно. И если вы попытаетесь затащить среднестатистического завсегдатая кинотеатров (если такой социальный подкласс вообще ещё существует) на «Город жизни и смерти» будучи под впечатлением от просмотра, и взахлёб описывая ваш шок, вызванный контрастно написанной картиной невиданных проявлений дифференциации человеческой природы… то скорее всего, среднестатистический завсегдатай кинотеатра откажется (пусть это будет откровенный и честный человек): «Это слишком напомниает «Список Шиндлера», «Очередная историческая драма с обилием батальных сцен, я это видел». И правда, сюжетная перекличка со «Списком Шиндлера» очевидна, хотя в «Городе жизни и смерти» не ставится акцента на деятельности мужественного европейца Рабе, до определённого момента защищающегозону беженцев от зверств японской армии, фильм Чуана Лу не гонится за мелодраматизмом в ущерб исторической правде, да и не о мужестве европейцев или американцев этот фильм (наконец-то). Совершеннно верно то, что описывая это кино на словах можно будет подобрать с десяток качественных аналогов того же жанра, и в итоге ввиду кинематографического скептицизма фильм увидят лишь историки и китайцы (что впрочем уже не сильно проиграет зрительной аудитории последнего фильма Джима Кэмерона). И всё же это ни на что не похожий, невиданный, божественный фильм. Он визуально безупречен.

    Отбросим в сторону сюжет (его фактически нет ввиду отсутсвия ярко выраженных героев) и классический голивудский драматизм (смотря это кино ты сопереживаешь не конкретным людям, а сотням тысяч). Саундтрек (он скуп и это прекрасно) и актёрскую работу (она довольно традиционна для таких фильмов и ввиду этого однообразна) тоже оставим за скобками. Что создаёт драматизм ленты, что заставляет нас в ужасе впериться в экран костенея в кресле? Камера. Камера — отдельный персонаж и одновременно — все. Она многолика, она меняет свой характер поведения, меняет акценты, крупности, контрастности, тона, ракурсы, объективы в зависимости от ситуации. Она отражает настроение. Шок. Смятение. Угроза. Страх. Радость. Облегчение. Надежда. Отчаяние. Торжество. Решительность. Гнев. Актёры почти всё время молчат — за них говорит камера. Не отстранённая фиксация, нет — полное сопереживание. Не хронолия событий — а яркие монохромные видения проносятся на экране. Её движения красноречивей патриотических монологов, которыми как правило насыщают подобные фильмы. Не говоря о том, что изображение невероятно красиво, художественно, и хоть чёрно-белое и без красноты крови, но боль и ужас, кровь и грязь, видны не менее ярко чем в спилберговском «Спасти рядового Райана». Китайцы многому научились у него, судя по «Городу жизни и смерти».

    Настоящее кино. Самое настоящее — без кривляний, пафосных реквиемов, бессмысленных сцен, мельтешения, глупых диалогов. Язык этого фильма — истиный язык кино. Это классика мирового кино рождённая на наших глазах. Будущее за Азией. Впереди вышагивает Китай.

    20 октября 2010 | 02:23

    Страшный фильм. Очень страшный. Война нелицеприятна сама по себе, но когда она представлена так мастерски натуралистично, …мурашки по коже. Дай Бог, чтобы нам всем никогда не столкнуться с ней лицом к лицу.

    В очередной раз с горечью задумался о скоротечности и «низкой цене» человеческой жизни; неоправданной, порой, животной жестокости в военное время. А иногда… и в мирные дни.

    Замечательная картина! Обязательна к просмотру, чтобы НЕ ПОВТОРЯТЬ такое воочию. Как бы хотелось, чтобы подобные ужасы происходили ТОЛЬКО на экране.

    Интересно черно-серое исполнение полотна. Превалирующие «моральные» цвета бойни!? Или автор, все таки, щадит нашу психику!? Вероятно, и то и другое имеет место быть.

    Некоторые эпизоды показались чуть затянутыми, что не отразилось на общем впечатлении от картины: великолепная постановка, операторская и актерские работы.

    9 из 10

    15 апреля 2010 | 12:44

    Бесполезно в фильмах подобного толка искать истину, мораль и тем более справедливость. Война это особое состояние человека, которое с одной стороны дает ему возможность проявить то, что владеет им исподволь, то, что в жизни не применимо — власть и главенство над другим, а с другой стороны отбросить все человеческое для исполнения долга. Ведь не правда ли, кто бы не нападал, окажись победителем китайцы, едва ли они проявили бы милосердие.

    Человек на войне это лишнее, именно поэтому не стоит ужасаться изнасилованными до смерти женщинами, страдать о невинно убиенных и закрывать глаза, глядя на подвешенные головы и лежащие прямо на тротуарах трупы. Война позволяет зрителю почувствовать духовность одного создания и участнику, трепет и восторг победы, в котором вопреки всем возгласам нет и не будет ничего милостливого. Если пришел с оружием, то делай свое дело. С этой стороны фильм идеально раскрывает и пресную, ложную боевую отвагу, возвышенность победы, и жалкий страх, через который надо пройти, чтобы стать героем-смертником. Сочувствие сводит с ума, когда твой разум во власти пульсации смерти, жизнь должна умереть, или умрешь ты. Познать трагедию войны можно увидев лишь судьбу одного человека, а великолепие и мощь, глядя на войско. Ну да не я это фразировал в свое время…

    Этот фильм стоит оценивать только с точки зрения великолепных декораций, рядом с которыми могут стоять только старые советские картины и неприукрашенного действия, содержащего все, что противопоказано слабонервным и беременным. Совершенно потрясающе выбранный цвет картинки — черно-серый, показывает уличные бои и осаду почти гениально, разрушительно и убедительно. А моменты трагического личного быта, скупо и настолько серьезно, чтобы попытаться сделать все то, чего не стоит делать, согласно первым двум абзацам рецензии. Актеры только поддерживают художественно великолепие картины, играют натуралистично и интересно.

    И при всем этом фильм трудно смотреть психологически, и еще трудней, физически: усидеть два часа перед серым дымом, в, словно находящемся под снотворным действии, которое даже когда разгоняется, кажется вялым. Это сложный фильм и хороший фильм.

    В сухом остатке: мастерская военная драма, старательная, оставляющая после себя много серого пепла внутри. Точно подходит под мое эмоциональное определение драмы: «драма хорошая, если после кино, остается ощущение, что что-то в этом мире не так.»

    25 июля 2010 | 19:56

    Чёрно-белая лента позволяет нам перенестись в годы войны со всеми возможными её ужасами. Каждая сцена наполнена жуткими страданиями сотен людей: женщин, их детей, и солдат, в силу необъяснимых обстоятельств, вынужденных причинять им боль, страдания и смерть.

    В начале мы видим штурм города и ожесточённые бои за каждое здание: засады, штурм, обстрел из танков и миномётов, перестрелки. После подавления сопротивления победоносная армия несущая на своих штыках знамёна Красного круга оккупирует город и начинает искать выживших врагов, расстреливая всех мужчин без разбора, марадёрствовать.

    Единственным островком выживания остаётся лагерь беженцев, заполненный женщинами и оставшимися мужчинами, среди которых есть как и гражданские, так и солдаты, которых так активно ищут японцы. Отсюда и бесконечные чистки, убийства и массовые расстрелы.

    Слабонервным не смотреть, а вот всем поклонникам военного жанра рекомендуется. Китайский кинематограф развивается не по дням, а по часам и эту картину уже можно заслуженно сравнить со «Спасением рядового Райана».

    10 из 10

    29 мая 2009 | 21:15

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>