всё о любом фильме:

Безумный Пьеро

Pierrot le fou
год
страна
слоган-
режиссерЖан-Люк Годар
сценарийЖан-Люк Годар, Лайонел Уайт
продюсерЖорж де Борежар
операторРауль Кутар
композиторАнтуан Дюамель
художникПьер Гюффруа
монтажФрансуаза Коллин
жанр драма, мелодрама, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Франция  1.3 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время112 мин. / 01:52
Фердинанд и нанятая присматривать за его ребенком приходящая няня, Марианна, сбегают из дома и едут к морю на угнанном автомобиле, набитом крадеными деньгами… Он оставляет позади богатую жену, а она — неприятности, связанные с бандитами. Преследуемые полицией, они сжигают автомобиль, а вместе с ним и деньги мафии, и скрываются на безлюдном острове. Но что-то в их отношениях не складывается, и роман кончается.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
85%
33 + 6 = 39
7.8
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Обвинения в большом количестве насилия и трупов Годар, парировал фразой, ставшей знаменитой: «Это не кровь, просто красное». Цветовой символизм играет определяющую роль в художественном строе картины.
    • Название фильма должно было вызвать у французских зрителей ассоциации со знаменитым налетчиком 1940-х годов — Пьером Лутрелем, он же «Пьеро Чокнутый» (фр. Pierrot le Fou), очень романтизированная версия подвигов которого изложена в фильме Жака Дерэ «Банда», снятом по роману Роже Борниша.
    Трейлер 02:01

    файл добавилKind**Girl

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Американские критики считают, что в этом фильме сильнее всего проявился интерес французского режиссёра Жан-Люка Годара именно к штатовским приключенческим лентам разного типа — детективам, гангстерским картинам, боевикам и т. п. Было бы точнее сказать, что часто использовавшиеся этим постановщиком сюжетные конструкции и мотивы американских фильмов выражены в «Безумном Пьеро» в наиболее коммерческой форме. Если вообще можно по отношению к новаторскому, авангардному творчеству Годара употреблять термин «кассовый успех». Впрочем, по результатам проката всех его многочисленных работ лидирует как раз эта, опережая самую знаменитую и, пожалуй, лучшую — «На последнем дыхании». (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 15 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Годар — фигура в кинематографе интересная и неоднозначная. Авангардист, режиссер-бунтарь, творческий экспериментатор, основоположник теории «нового кино» — это всё о нем. И кино он снимает под стать себе — импульсивное, яркое, революционное, новаторское.

    Затяжное начало, связанное с довольно нестандартными начальными титрами, сменяется стремительным развитием событий. И перевести дух уже не получится. Фильм Годара словно полет фантазии несет нас в другой, волшебный мир, где грань между абсурдом и рационализмом тонка как никогда.

    Фердинанд, муж богатой итальянки, скучает на светском рауте, наблюдая за фальшивыми и пустыми людьми, движимые лишь жаждой денег и раздираемые похотью. Беспечная и легкая жизнь осточертела, но он настолько ленив, что вырваться из губительной среды у него нет желания. Но старая знакомая Карина толкает его на безрассудный поступок — и вот он уже с ней скрывается от мафии, сжигает и угоняет автомобили, живет на безлюдном острове… Начавшись как обычная криминальная комедия, фильм постепенно полностью выходит за рамки жанровых ограничений и сочетая в себе элементы драмы, мюзикла, романтической мелодрамы, авантюрных приключений, «черного» и абсурдного юмора, фильм становится больше чем просто фильм (уж извините за тавтологию). Один из рецензентов кинопоиска назвал фильм арт-хаусным комиксом и это пожалуй очень удачное сравнение. Буйство красок, карикатурность, абсурд, юмор, искрометность диалогов и монологов, необычная, авантюрная драматургия — это не фильм о жизни или любви. Это фантазия о мечте? О сне? О надежде? Годар поступками, словами и мыслями своего главного героя расписывается в бездонной и широкой любви к жизни.

    Жонглируя жанрами, Годар создает новое направление в кинематографе. Поражая зрителя великолепием цветов и красок, он создает незабываемую эстетскую атмосферу неутолимости жажды жизни и приключений. Пронизывая весь фильм иронией и сарказмом, но при этом оставаясь высокомерно-претенциозным, сражая наповал абсурдом, но расставляя акценты, он не превращает фильм просто в искрометный аттракцион для развлечения. Что-то большее скрывается за изысканно-преподнесенной унылости светских раутов. Что-то большее кроется за лихорадочностью, поспешностью, стремительностью жизни главных героев. Что-то большее содержится в словах, чувствах, поступках. Французский автор определенно знает как заинтриговать и заинтересовать даже самого искушенного зрителя.

    Цветовой символизм, абсурдный юмор, неожиданный монтаж, незабываемые пейзажи, потрясающая музыка, раскованная и самозабвенная игра Бедьмондо и Карины становятся отличными помощниками в нелегком для француза деле, а именно создать кино не для и не ради. Чистое искусство! Кто-нибудь сможет повторить подобное?! Нет, ведь Годар уникален. И весь фильм это отражение его бунтарской натуры. Это безусловно авторский фильм с почерком, свойственным лишь его создателю. Где-то есть огрехи, где-то французский мэтр утомляет меня, где-то что-то лишнее, а где-то чего-то не хватает, но стоп! Разве я говорил, что он совершенен?! Я лишь скромно разделяю его восторг и желание жить!

    8 из 10

    16 мая 2011 | 17:55

    Здесь Годар продолжает развитие коллажного принципа построения фильма, отличительная черта «Безумного Пьеро» — ярко выраженная эклектичность. Режиссер экспериментирует по большей части с цветом, как средством выразительности, характерный «рваный монтаж» здесь отсутствует, но принцип фрагментарности остается. Игра с формой, обильное цитирование и аллюзии продолжают складывающиеся тенденции постмодернизма. Нужно отметить и жанровый синкретизм — соединены черты драмы, приключенческого фильма, мюзикла, мелодрамы, комедии.

    Хотя «Безумный Пьеро» — это по большей степени драма, причем драма абсурда, сюжет здесь тоже отходит на второй план, отличаясь иррациональностью за счет отрывочности, смешения, повторений. Как и в предыдущих фильмах сохраняется контрастирующее разделение мысль-текст и мысль — произносимое слово, например, записи в дневнике и диалоги. И то, и то в основном отрывочно, разделено. Получается способ познания целого через части, смысл, складывающийся из разрозненных разнородных частиц, своеобразная информационная биопсия для составления общей картины из отдельных элементов с помощью непосредственного участия зрителя.

    Слово выступает как отражение действительности, как средство показать рациональный сумбур героя и эмоциональный хаос героини. Годар и в этом фильме проявляет себя новатором, создавая еще одно яркое нестандартное ироничное произведение.

    26 февраля 2012 | 21:02

    Всегда произведения этого режиссёра оставляют пищу для размышлений. В этом фильме главные герои фактически показывают свою непримиримость с обыденной жизнью. Они хотят чего-то нового, ждут от жизни испытаний, от любви вечной страсти, но это невозможно. Именно, когда перед их чувствами, казалось бы, исчезли все преграды, они пытались создать себе новые, тем что ссорились по мелочам, спорили о том что им нужнее. В итоге получилось так, что их любовь превозмогла все убийства, измены… но не смогла устоять перед бытовыми проблемами.

    Любовь — самое сложное для логического объяснения чувство, и поэтому Годар никогда в своих фильмах точно не говорит, откуда она появилась и куда исчезла, он лишь делает намёки, что превращает каждую его картину в загадку.

    10 из 10

    14 июля 2007 | 16:33

    «Безумный Пьеро» — один из самых известных фильмов раннего Годара и, на мой взгляд, наиболее близко подобравшееся к его дебюту ("Последнему дыханию») кино. Это гимн «новой волне»… это «Пьеро». Может показаться, что в этой работе Годар захотел соединить все самое лучшее, все свои наработки. Здесь тебе и Бельмондо (культовый Мишель Пуакар из «Дыхания»), и муза режиссера — Анна Карина, и помесь жанров, и игра со светом и цветом. Вообще «Пьеро» пожалуй самое многожанровое кино Годара из всех — герои угоняют автомобиль, грабят, убивают, любят друг друга, Карина режет ножницами воздух, а кровь как и всегда у Годара — «просто красное».

    Пролить ее — все равно что сыпануть в зрителя попкорном. Критики сетуют на Годара за обилие кровяки в его фильмах, а по факту «Пьеро» — не мясорубка. Это история любви. История дерзкая, странная… Свернувшись клубочком на пляже, герои думают, размышляют. Это непростое кино, это вообще не кино… — С кем ты разговариваешь?… — Со зрителями… В каждом своем фильме Годар ищет контакта со своим зрителем. Но зрителю не нравится, зритель не понимает… Зритель хочет посмотреть на молодого Бельмондо, годаровские «извороты» ему ни к чему.

    Ладно будь по-вашему. Жан-Люк заставляет своих героев бежать от мафии, стрелять из винтовок, угонять автомобили… А еще герои поют — зритель ведь любит когда герои поют. Пусть это будет как в каком-нибудь голливудском мюзикле. Он, Она, и все дела… «Безумный Пьеро» — кино без границ. Неподготовленный зритель ногу сломит в этих «софизмах» и «экивоках», которые им подготовил мастер своего дела — Годар. Кто-то увидит в этом лишь претенциозный и не особо интересный «кин» от Жан-Люка, кто-то насквозь пропитанный цитатами типичный продукт «новой волны», а кто-то один из наиболее «поэтичных», стильных, словно заигрывающих со зрителем творений не в меру талантливого режиссера.

    Цвета сменяют друг друга как в калейдоскопе и все такое яркое, кричащее в лучших традициях раннего Годара. Как здоровски играют Бельмондо с Кариной — Жан-Поля «топят» в ванне на манер знаменитой пытки из черно-белого «Солдата» (имеется в виду ранняя картина Годара), а Карина элегантно режет ножницами мужчин. Кругом этот красно-желто-сине-зеленый безумный, безумный мир… Я люблю этот фильм. Но, как и все фильмы Годара — он нуждается в пересмотре. В первый раз его невозможно прочувствовать. Налетая в первый раз Годар — тебя не щадит, дальше лучше… «Безумный Пьеро» — очередное безумное творение Жан-Люка. А реализация… ? Неужели можно как-нибудь по-другому представить себе этот фильм? Фильм Жан-Люка? Я думаю, нет и, поразмыслив, повышаю этой картине оценку до:

    10 из 10

    31 июля 2011 | 21:27

    Давным-давно видный философ Людвиг Витгенштейн революционно заявил, что наш язык слишком беден для обсуждения важной высоколобой жути навроде этики, эстетики или метафизики, а потом добавил: «О чем невозможно говорить, о том следует молчать». Доподлинно неизвестно, был ли знаком с работами Витгенштейна остроумный кинореформатор Жан-Люк Годар, однако молчать француз явно не желал, и, более того, невозможно не отметить рвение, с которым он принялся всесторонне исследовать, проверять на прочность, модифицировать язык вообще и киноязык в частности, не стесняясь рассуждать о невыразимых категориях бытия при помощи мешанины голливудских клише. Впрочем, если в первых картинах Годар еще удерживал себя от искушения первым из деятелей кино шагнуть в безвременную эпоху постмодерна, то в «Безумном Пьеро» явно дал волю фантазии и процитировал, кажется, все, что было в голове, нахальной деконструкцией поменяв контекст каждому атому своего многомерного кинопространства. А зрителям «Пьеро» действительно понравился. В самом деле, зачем распутывать лингвистические ребусы, когда в основе всего незамысловатая гангстерская лавстори и романтика уединения на райском островке, исполненная сочными оппозициями красного и синего. «Автор жжот!», — хмыкнули одни; «Величественный кинотекст», — резюмировали другие.

    Если и есть что-то общее в работах раннего Годара, то это «проблема коммуникации», его персонажи вечно друг друга не понимают. Однако же, если ненадолго вернуться в рамки философского дискурса, то Годар несомненно оптимист: язык не так уж плох, мы просто неправильно его используем. Вооружившись этой максимой, дотошный француз начинает издеваться над зрителем, шелестя шестеренками киносинтаксиса. Слушать героев совершенно невозможно. Они отвечают невпопад, повторяют одно и то же, дробят фразы, выливают тонны пустопорожнего бреда, а то и вовсе поют. Или один из любимых авторских приемов — «внезапно включить тишину». Другое дело, что некоторые слова, предложения, да и целые диалоги сами по себе не значат совершенно ничего, а ради иных собственно и снимался весь фильм. Вавилонская башня устремляется в небо, а мы стоим внизу и смотрим. Тут уж никак не узнаешь: была ли важна та еле заметная надпись на стене и насколько осмысленным был тот истерический монолог. Что поделать, «авторское кино», здесь даже птицы просто так не зачирикают.

    Когда на ней синее платье, на нем красный галстук. Когда на нем синие брюки, на ней красная блузка. Цвета обнаруживаются там, где их и не должно быть: выразительные очки монохромно одетого паренька, яркие волосы у бледной женщины. Неудивительно, вербальной игры в конструктор Годару мало. «Была эпоха Древней Греции, эпоха Возрождения. А теперь у нас эпоха задниц!», — заявляет уткнувшийся в глянцевый журнал Пьеро, словно озвучивая мысли режиссера о состоянии искусства. Пресловутый кризис идей вполне заслуживает, чтобы его обозвали «задницей». Постмодернизм — задница ничуть не меньшая, но за неимением лучшего придется скрещивать Бонни и Клайда с Робинзоном, читать малолетнему сынишке анализ живописи Веласкеса, цитировать Джойса (а ведь тогда это еще не было мейнстримом) и вообще, цитировать, цитировать, цитировать. Если раньше цитата была вишенкой на торте, то в «Пьеро» это и вишенка, и торт, и ложка, и тарелка. Даже Бельмондо и Анна Карина — «цитаты» своих предыдущих ролей у Годара, стоит только проследить эволюцию характеров. Весь мир — текст, и все языковые упражнения режиссера — это стремление добраться до базиса, понять, как все устроено, и игриво перемешать детальки. Истинно постмодернистская операция, вероятно, впервые осмысленно примененная в кино. Не зря глаза, рот и уши тут однажды назвали «механизмами».

    Идеи Витгенштейна переосмыслили Делез и Деррида, структуралистов смяли постструктуралисты, методы Годара позаимствовал завсегдатай грайндхаусов по имени Квентин, но, кое-что осталось. В этом авторском мире-тексте всегда есть, чем заняться. Хлебать густое семиотическое варево можно бесконечно, биться над дешифровкой культурного кода никогда не надоест. От не решенной до сих пор проблемы универсалий до гносеологических парадоксов. Однако заслуга Годара еще и в том, что он точно сумел попасть в настроение времени. Все кругом хотели свободы, бесконтрольной свободы, но никто до конца не представлял, что же это такое. Пьеро сворачивает с прямой дороги в поле, чтобы доказать самому себе наличие выбора, Мишель в «На последнем дыхании» убивает полицейского просто потому, что ему лень платить штраф. «Абсолютно свободные» идиоты. Без которых правда могло и не быть никакой «Новой волны». Что же такое, этот «Безумный Пьеро»? Так сразу и не скажешь. Босиком по песку, ветер в лицо, спать в обнимку. Дышится легко. Лето под пальмами, ручной лис на поводке. Бежать, даже когда никто уже не гонится, бежать всегда быстрее жизни, или хотя бы верить в это. La vie, l’amour. FIN. Красно-синие надписи озорно сверкают неоном. Но мы же все равно друг друга не поймем.

    19 апреля 2013 | 21:43

    Годар — это, конечно, дело не простое. И неоднозначное. Он — отец «новой волны» и графоман-штамповщик. Он шутит и «валяет дурака», но выражение его лица остаётся высокомерно-претенциозным. Он совершенно не способен рассказать «просто историю» и передать психологическую глубину персонажей без закадрового голоса и эстетских дизайнерских приемчиков. Не простой он товарищ, не простой.

    «Безумный Пьеро» более всего похож на «Профессия репортёр» Антониони. Только у Антониони была скорее живопись (такая же претенциозная, но ещё и вялая, безжизненная, напыщенная, надуманная и скучная), а у Годара — всё ближе к комиксу. Не зря же Тарантино им вдохновлялся — вот они, корни «Криминального чтива». Годар снял настоящий арт-хаусный комикс. О молодом французе Фердинанде, женившемся по расчёту на богатой итальянке. И о его сне. Или мечте. О невероятном захватывающем путешествии с молоденькой Анной Кариной. Они встретились 5 лет назад. Встретились и разошлись. А её брат — продавец оружия. Ну а сам Фердинанд, которого героиня его сна именует Пьеро, мечтает быть писателем, жить у моря, путешествовать, ввязываться в авантюры и спасать даму сердца. Но в конечном итоге сон оборачивается крахом. Как и следовало ожидать.

    Как видите, с «Профессией репортёр» тут много общего. Разве что стиль повествования иной. Тут и излюбленные Годаром ничем не оправданные и спонтанные интервью на камеру, и «слом 4-ой стены» между зрителем и персонажами, и абсурдистский юмор, и буйство красок, и закадровый текст, и реальные знаменитости в роли самих себя (великий Самуэль Фуллер раскрывает Фердинанду свою точку зрения на кинематограф). Так же в изобилие присутствуют ссылки на фильмы или книги — именно на жанровый классике строится сон героя Бельмондо. И на комиксах. А ещё монтаж. Он (как всегда у Годара) неожиданный и рваный. Почти самодостаточный.

    «Безумный Пьеро» не столько о любви романтической, сколько о куда более сильном её проявлении — о любви к жизни. О желании жить.

    Смотрится всё это дело с интересом и в сон от него вовсе не клонит. Идея кристально ясна, но оттого банальностью не становится. Бельмондо и Карина играют великолепно — раскованно и легко. Музыка прекрасна. Пейзажи — незабываемы. Есть лишь одно «но».

    Это очень «дизайнерский» фильм. И «дизайн» в нём малость навязчив. Побуквенные титры. Заставки по слогам. Написание дневника во весь экран. Зачеркивание слов в дневнике во весь экран. Цветовая игра. Красная мебель на белом полу. Красный галстук Бельмонда поверх белой рубашки. Всё это конечно очень красиво и эстетично, но не более того. Текста зачитывается слишком много. А когда чтец замолкает — лента буксует. А как только и красно-белые-синие цвета примелькаются — лента начинает откровенно провисает. И тут голову начинают лезть противные сомнения, что Годар и правда не в силах поставить простое не китчевое кино про реальных людей не прибегая к визуально-отвлекающим ухищрениям и прочему графоманству. Но даже если так — подобный дизайнерский китч у него выходит изумительно.

    9 из 10

    28 ноября 2010 | 01:12

    За что люблю авторское кино, так это за то, что оно всегда сбивает с толку в начале, далее следует состояние полнейшей эйфории, и ты опять остаешься сбитым с толку в конце, а потом еще очень долгое время пытаешься разжевать каждый отдельно взятый кусочек фильма.

    Как по мне, фильм хорош. Здесь есть, где разгуляться фантазии, он абсолютно не предсказуем и очень стильный: картины, цвета, пейзажи — все кричит о безграничной фантазии режиссера! Также мне очень нравятся все литературные строки и мысли Фердинанда, которыми обильно приправлен фильм. Честно говоря мне он даже представился неким литературно-кинематографическим попурри с точки зрения мыслей и идей. Не смотря на то, что фильм 1965 многие мысли и до сих пор актуальны.

    - Была эпоха Древней Греции, эпоха Возрождения… А теперь у нас эпоха задниц.
    - Кино это как поле битвы. Любовь, ненависть, действие, насилие, смерть. Одним словом — чувства.

    Ну и конечно, не могу не сказать о маэстро французского кинематографа. Бельмондо, как всегда великолепен, не могу перестать восхищаться талантом этого человека. Он действительно живет в кадре, причем как в комедиях, как в криминальных драмах, так и в фильмах подобного рода.

    В общем, фильм очень не обычен, и естественно не в коем разе не рассчитан на рядового зрителя, как и остальные фильмы Годара. Всем любителям авторского кино обязательно к просмотру.

    8 из 10

    9 ноября 2012 | 22:50

    Смотрел фильм на французском, но с английскими субтитрами. Иначе было сложно понять фильм. А здесь очень многое заверчено на словах, равно как и на чувствах.
    Он: Почему ты грустна?
    Она: Ты говоришь со мной словами. Я же отвечаю тебе чувствами.
    Он: Так у нас ничего не получится. Ты всегда отвечаешь мне чувствами.


    Фильм о любви. О беззаботной юности и желании освободиться от всего материального мира. Герои не привязаны к деньгам. Для них это средство получить удовольствие и духовную пищу: Пьеро (или, как он любит подчеркивать, Фердинанд) покупает себе книги, Марианна — музыкальные пластинки. Они безумны и беспечны, веселы и ветрены. Высмеивают жеманство, американских солдат, затертые до дыр истины. На протяжении всего фильма прослеживается лейтмотив войны во Вьетнаме: в круглосуточном кинотеатре, по радио в машине, в блестящей сцене, где Пьеро играет американского моряка, а Марианна — вьетнамку. Они беспредельщики, французские Бонни и Клайд, но по-европейски эстетичные и независимые.

    Совершенно разные, но тем не менее, у них много общего. Им претит скука старых столиц, и они едут к морю, к просторам и дальним горизонтам. Наблюдая их безумства, поймаешь себя на мысли: а почему бы и мне так все не бросить и свалить далеко, не думая о работе, доме, будущем… Живут сегодняшним днем и счастливы этим. Но всему приходит конец.

    Фильм вдохновляет. А если кого не вдохновляет, то уж точно поднимает настроение. Годар очень тонок в изображении любовных отношений героев. Недоскажет, недопоет. Зрителю надо додумать многое самому. А то, что осталось невыясненным, станет пищей для размышлений.

    7 марта 2008 | 16:37

    Ярко, особенно отреставрированная версия. Смазано, бессмысленно, нарочито бессюжетно.

    Ритм дерганый, достаточно замедленные буколистические сцены сбиваются на политические памфлеты (как же без них у Годара) или на гангстерскую перестрелку.

    Оформление закадровыми голосами похоже на аналогичное в фильмах современника Алена Рене.

    Персонажи выдернуты из реальности — без прошлого, без будущего и с достаточно невнятным настоящим.

    Короче Годар заигрался в Годара.

    Можно понять и признать этапность, шедевральность фильма, но при беспристрастном просмотре приходится прилагать известные усилия…

    9 октября 2011 | 02:56

    Если Годар брал в 60-е годы цветную пленку, то выжимал из цвета максимум выразительности и слова. Через два года он снимет «Китаянку», по буйству и насыщенности красного не уступающую ван гоговскому желтому. Только разве что речь о кинематографе. Так, продолжая тему столкновения мужского и женского, Годар сталкивает в новом фильме синий и красный. «Безумный Пьеро» можно отчасти назвать «На последнем дыхании»- наоборот». Таким же образом драматургия разворачивается в канве криминальной истории, герой и героиня в странных и свободных амурных отношениях, неизменный Бельмондо все так же лихо угоняет автомобили. И если в дебютном фильме старины Годара отчаянный Мишель Пуакар втянул американку в криминальный водоворот, то в «Безумном Пьеро» уже женщина, героиня Анны Карины, втягивает в смертельное путешествие смертельно уставшего Пьеро-Фердинанда. Уставшего как всегда от буржуазной духоты и клишированных мозгов окружающих, носителей тотального клипового сознания.

    Можно бесконечно говорить о новаторстве Годара в работе с формой и интертекстом. Кросс-культурных и политических играх, разрушении 4 стены, буйстве вертикального монтажа и попытке открытия истинного слова и истинного образа через его разложение. Но «Безумный Пьеро» бьет в первую очередь цветом. Измазанное синей краской лицо Бельмондо, обвязанное желтым динамитом, может быть только таким синим, а динамит только таким желтым. В нем цвет становится музыкальным. Дядюшка Жан светописью реализует то, к чему шел некогда Кандинский.

    10 из 10

    21 декабря 2009 | 04:34

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>