всё о любом фильме:

Безумный Пьеро

Pierrot le fou
год
страна
слоган-
режиссерЖан-Люк Годар
сценарийЖан-Люк Годар, Лайонел Уайт
продюсерЖорж де Борежар
операторРауль Кутар
композиторАнтуан Дюамель
художникПьер Гюффруа
монтажФрансуаза Коллин
жанр драма, мелодрама, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Франция  1.3 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время112 мин. / 01:52
Фердинанд и нанятая присматривать за его ребенком приходящая няня, Карина, сбегают из дома и едут к морю на угнанном автомобиле, набитом крадеными деньгами… Он оставляет позади богатую жену, а она — неприятности, связанные с бандитами. Преследуемые полицией, они сжигают автомобиль, а вместе с ним и деньги мафии, и скрываются на безлюдном острове. Но что-то в их отношениях не складывается, и роман кончается.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
85%
33 + 6 = 39
7.8
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Обвинения в большом количестве насилия и трупов Годар, парировал фразой, ставшей знаменитой: «Это не кровь, просто красное». Цветовой символизм играет определяющую роль в художественном строе картины.
    • Название фильма должно было вызвать у французских зрителей ассоциации со знаменитым налетчиком 1940-х годов — Пьером Лутрелем, он же «Пьеро Чокнутый» (фр. Pierrot le Fou), очень романтизированная версия подвигов которого изложена в фильме Жака Дерэ «Банда», снятом по роману Роже Борниша.
    Трейлер 02:01

    файл добавилKind**Girl

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Американские критики считают, что в этом фильме сильнее всего проявился интерес французского режиссёра Жан-Люка Годара именно к штатовским приключенческим лентам разного типа — детективам, гангстерским картинам, боевикам и т. п. Было бы точнее сказать, что часто использовавшиеся этим постановщиком сюжетные конструкции и мотивы американских фильмов выражены в «Безумном Пьеро» в наиболее коммерческой форме. Если вообще можно по отношению к новаторскому, авангардному творчеству Годара употреблять термин «кассовый успех». Впрочем, по результатам проката всех его многочисленных работ лидирует как раз эта, опережая самую знаменитую и, пожалуй, лучшую — «На последнем дыхании». (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 15 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Если Годар брал в 60-е годы цветную пленку, то выжимал из цвета максимум выразительности и слова. Через два года он снимет «Китаянку», по буйству и насыщенности красного не уступающую ван гоговскому желтому. Только разве что речь о кинематографе. Так, продолжая тему столкновения мужского и женского, Годар сталкивает в новом фильме синий и красный. «Безумный Пьеро» можно отчасти назвать «На последнем дыхании»- наоборот». Таким же образом драматургия разворачивается в канве криминальной истории, герой и героиня в странных и свободных амурных отношениях, неизменный Бельмондо все так же лихо угоняет автомобили. И если в дебютном фильме старины Годара отчаянный Мишель Пуакар втянул американку в криминальный водоворот, то в «Безумном Пьеро» уже женщина, героиня Анны Карины, втягивает в смертельное путешествие смертельно уставшего Пьеро-Фердинанда. Уставшего как всегда от буржуазной духоты и клишированных мозгов окружающих, носителей тотального клипового сознания.

    Можно бесконечно говорить о новаторстве Годара в работе с формой и интертекстом. Кросс-культурных и политических играх, разрушении 4 стены, буйстве вертикального монтажа и попытке открытия истинного слова и истинного образа через его разложение. Но «Безумный Пьеро» бьет в первую очередь цветом. Измазанное синей краской лицо Бельмондо, обвязанное желтым динамитом, может быть только таким синим, а динамит только таким желтым. В нем цвет становится музыкальным. Дядюшка Жан светописью реализует то, к чему шел некогда Кандинский.

    10 из 10

    21 декабря 2009 | 04:34

    Избегая заштампованности вездесущих телевизионных мэтров на поприще авантюрно-приключенческих историй, Годар снова прибегнул к отражению своего уже немаленького кинематографического опыта, для того чтобы опять погрузить неподготовленного зрителя в анабиоз психоделического сюрра.

    Пожалуй, именно эта работа стала переломом сознания в восприятии авторского, независимого кино, как факта сбывшейся истины, в степени абсурда — нелинейности и нелогичности происходящего на экране. Антипод аналогии, разъединение противоположных объектов, природно и по наитию граничащих между собой, некой соединительной псевдо придуманной ложью. А правда, как стена — от которой она отталкивается, избегая повторения уже существующего.

    Годар, никогда не снимал кино для общего-потребительского мышления. И часто, идя в разрез с уже принятыми и вымученными образцами заокеанских символик и ярлыков, всегда старался удивить, прежде всего себя, вычерпывая из уже изрядно высохших и замутненных колодцев крупицы чистой воды — новых идей для воплощения. В своих поисках, доминирующей и основополагающей деталью, которая прослеживается, почти во всех творениях мастера, была и осталась черта так называемого эффекта двойственной реальности — физически тело обретается в настоящем, но вот внутренний мир героя, словно воспаряет над бытным-фактическим, пересекая его плотское, устремляясь в высшую точку допустимого предела — обретения идеи этого самого реального в непостижимости следования.

    Изрядная театральность любого действия, переходящая все допустимые смыслы, порой забываясь о том, что же на выходе должно получится спектакль или фильм, Годар и в этом находит двойственную природу происходящего, выстраивая все так, чтобы разница не была ощутима, перемещая действие в другую плоскость — яркостью цветов отвлекаю от сути происходящего на экране.

    Каждый раз не забывая о том, что смерть — единственный логичный и правильный выход из всех переплетений и дрязг, которые подстерегают героев, и как только этот момент настанет, вся мозаика нелепости и наигранности движущихся величин встанет наконец на свои места.

    В этом фильме, который опять-таки предельно насыщен триколором, автор не упустил шанса поиздеваться над свободой, навязанного и тяготящего общества, с обязательным исполнением всех уже устоявшихся церемониальных, почти что божественных ритуалов буржуазного «единства». Многие сцены в фильме, особенно в начале, где герои, еще были общественно полезными единицы, то есть осуществляли деятельность, обязывавшую их подчинению, являлись продуктивными ремесленниками, скучающими повторениями прошедшего дня — вновь и вновь совершая уже сделанное вчера, вот где идет превращение человекоподобной обезъяны в робота-интеллектула — так же близко в антипатичности и самому Годару.

    Ощущение пространства — как воздушного, так и водного, глубже и еще более беспощаднее затягивает героев в ловушку, из которой им уже не представляется выбраться, ибо они не видят действительных и явных причин отражения себя в будущем. Лишь настоящее, как некий зависший интервал, для них является приоритетным и важным…

    На самом деле основная идея, мысль, вывод этой картины предельно прост — Будь кем хочешь! Но помни, что все, что ты делаешь — в конечном итоге погубит тебя!

    Даже положительный путь ведет к гибели. Будучи послушным, становишься равнодушен к своей судьбе и это вовлекает тебя в цепь странных, подчас нелепых совпадений — попаданий в капкан безвременности настоящего. Это ли не смерть, еще живого и дышащего тела.

    Отрицательная дорожка — альтернативна прежде всего тем, что она более вариативная и находчива в своих путях по обретения конечного, но те петли, которые возникают по пути следования, могут раньше времени спутаться в клубок неизбежных обстоятельств — погрузив в дремоту вечного.

    И слова: О, черт… и судорожно притопывающая нога героя не помогут, фитилек уже загорелся.
    ___

    Удачная попытка соединить искусство сценического действия и вроде бы вольной сюжетной линий, если бы все, что происходило, хоть каплей своей напоминало бы одушевленность. Отстраненность героев от своих ролей может показаться многих кощунственным и неубедительным фактором, который разубедит зрителя в искренности намерения сыгранного.

    Но… Если бы речь шла о рядовом кинематографе. А то, что изображено здесь — это не просто попытка создать образ в кино, а метод анализа всего кино, выраженное различными приемами заимствований и нововведений и своей псевдо-похожестью намекающее, что кино — это очередная иллюзия, внешне похожая на обычную жизнь, но имеющая свои рамки в трактовании, иногда перекликающиеся с внеэкранным миром, но все же не забывающее, что оно искуственно.

    * * *

    Безумие -

    Игра, в которой нету смысла!

    Слова -

    как образ выражения себя!

    Пейзаж -

    Расцвеченных меняющихся красок!

    Дорог -

    Сплетеньем рук и ног в тисках!

    Простор -

    Как символ отражения свободы!

    Той пустоты -

    Которая дыханьем бьет в глаза!

    Дрожаньем стонов

    Бьющихся неровно!

    Избегнув встречи не сказав едва…


    Все бесконечно,

    Не прерывисто, не точно!

    Вся четкость линий

    Потеряла цель найти!

    Лишь быть в цепи причинности событий,

    Где мысль, как шум,

    что крадется невидимостью дня!

    11 июня 2010 | 21:15

    За что люблю авторское кино, так это за то, что оно всегда сбивает с толку в начале, далее следует состояние полнейшей эйфории, и ты опять остаешься сбитым с толку в конце, а потом еще очень долгое время пытаешься разжевать каждый отдельно взятый кусочек фильма.

    Как по мне, фильм хорош. Здесь есть, где разгуляться фантазии, он абсолютно не предсказуем и очень стильный: картины, цвета, пейзажи — все кричит о безграничной фантазии режиссера! Также мне очень нравятся все литературные строки и мысли Фердинанда, которыми обильно приправлен фильм. Честно говоря мне он даже представился неким литературно-кинематографическим попурри с точки зрения мыслей и идей. Не смотря на то, что фильм 1965 многие мысли и до сих пор актуальны.

    - Была эпоха Древней Греции, эпоха Возрождения… А теперь у нас эпоха задниц.
    - Кино это как поле битвы. Любовь, ненависть, действие, насилие, смерть. Одним словом — чувства.

    Ну и конечно, не могу не сказать о маэстро французского кинематографа. Бельмондо, как всегда великолепен, не могу перестать восхищаться талантом этого человека. Он действительно живет в кадре, причем как в комедиях, как в криминальных драмах, так и в фильмах подобного рода.

    В общем, фильм очень не обычен, и естественно не в коем разе не рассчитан на рядового зрителя, как и остальные фильмы Годара. Всем любителям авторского кино обязательно к просмотру.

    8 из 10

    9 ноября 2012 | 22:50

    Смотрел фильм на французском, но с английскими субтитрами. Иначе было сложно понять фильм. А здесь очень многое заверчено на словах, равно как и на чувствах.
    Он: Почему ты грустна?
    Она: Ты говоришь со мной словами. Я же отвечаю тебе чувствами.
    Он: Так у нас ничего не получится. Ты всегда отвечаешь мне чувствами.


    Фильм о любви. О беззаботной юности и желании освободиться от всего материального мира. Герои не привязаны к деньгам. Для них это средство получить удовольствие и духовную пищу: Пьеро (или, как он любит подчеркивать, Фердинанд) покупает себе книги, Марианна — музыкальные пластинки. Они безумны и беспечны, веселы и ветрены. Высмеивают жеманство, американских солдат, затертые до дыр истины. На протяжении всего фильма прослеживается лейтмотив войны во Вьетнаме: в круглосуточном кинотеатре, по радио в машине, в блестящей сцене, где Пьеро играет американского моряка, а Марианна — вьетнамку. Они беспредельщики, французские Бонни и Клайд, но по-европейски эстетичные и независимые.

    Совершенно разные, но тем не менее, у них много общего. Им претит скука старых столиц, и они едут к морю, к просторам и дальним горизонтам. Наблюдая их безумства, поймаешь себя на мысли: а почему бы и мне так все не бросить и свалить далеко, не думая о работе, доме, будущем… Живут сегодняшним днем и счастливы этим. Но всему приходит конец.

    Фильм вдохновляет. А если кого не вдохновляет, то уж точно поднимает настроение. Годар очень тонок в изображении любовных отношений героев. Недоскажет, недопоет. Зрителю надо додумать многое самому. А то, что осталось невыясненным, станет пищей для размышлений.

    7 марта 2008 | 16:37

    «Это единственный обитатель Луны! Знаешь, что он сейчас делает? Он собирается удрать оттуда как можно быстрее. Потому что, ему все надоело. Когда Леонов посадил свой корабль на Луну, наш обитатель был счастлив — наконец-то ему будет с кем поговорить, но Леонов попытался заставить его прочитать собрание сочинений Ленина. Поэтому, когда он увидел Уайта, он решил спрятаться у американца, но не успел он поздороваться, как Уайт сунул ему бутылку Кока-Колы и сразу же потребовал благодарности. Он оставил американцев и русских разбираться между собой и сбежал»

    «Вот видите, она хочет веселиться!», непринужденно говорит герой Бельмондо, хотя в машине только он и его подруга, и та, конечно, же спросит его «Ты с кем разговариваешь?», на что безумный Пьеро ответит: «Со зрителями», и повернется в вашу сторону. Да-да, именно в вашу! Вот так Годару стало скучно в рамках традиционного кино, хотя они с самого начала казались ему слишком уж надуманными, и его дебютная лента «На последнем Дыхании» уже рушила привычные рамки своими хулиганскими выходками и необычными приемами. Но в «Безумном Пьеро» любопытство набирает обороты и многое не подчиняется привычной логике, и просто от кинематографической скуки герои превращаются в дорожных бандитов на манер Бонни и Клайда, сжигают кучу денег и топят новенькую украденную машину, сворачивая с дороги в реку только потому, что ехать по прямой уж слишком просто. Для любителей переживать в фильме именно сюжет, а не сам фильм — этот шедевр непосредственности станет ударом, потому что только киноманы поймут, что ж и зачем тут творит этот Годар, поначалу перечеркивая любые зачатки сюжетной истории. Вообще, понравится ли зрителю этот фильм, можно определить ответом на один вопрос: смотрите вы фильм ради истории, рассказанной в нем, или ради рассказчика. Потому что именно во втором случае Годар очарователен, он будто следит за реакцией слушателя и если видит, что тот заскучал, то обязательно придумает что-нибудь такое, что перевернет все с ног на голову и сим оригинальным жестом подсластит интерес к самой типичной истории. Поэтому, даже если у маэстро и нет свежих интересных историй, то он, экспромтом и собственным обаянием сделает интересной любую байку, даже если вы ее уже раз сто слышали. За неимением классной истории автор начинает наполнять свою, обыкновенную, разными элементами, спонтанными ситуациями, небрежностью кое-где, закадровыми голосами и попыткой поделить ее на главы, подробностями о случайных встречных и утаиванием таковых о своих главных героях. И, постепенно, история становится свежей, и уже нельзя сказать, что вы ее где-то слышали до этого, потому что важен не рассказ, а рассказчик, на ходу выдумывающий приключения и насыщающий их сочными красками.

    Не спеша, «Бонни и Клайд» перерастает в «Робинзона Крузо», и история приобретает уже более оригинальное воплощение, нежели Дефо или криминальные сводки. А ведь еще будет странная постановка Вьетнамской войны, а потом герои споют красивую песенку, гуляя по лесу. Однако, сюжет тут все же есть, и играет он довольно большое значение, но более четкую и осознанную форму приобретет лишь ближе к концу. Уставший от парижского высшего света Фердинанд и няня его дочери, замешанная в какой-то криминальной афере, влюбляются друг в друга, и, наплевав на все, бегут в неизвестном направлении. Идея в чем-то схожа в «На последнем дыхании», однако «Безумный Пьеро» куда более насыщен событиями яркими и, большей частью, абсурдными. Впрочем, реальный прототип персонажа Бельмондо был — грабитель Пьер Лутрель, носившей именно кличку Безумный Пьеро, у которого, в реальности, правда, была своя банда. Но фильм подчеркивает, что заимствование не такое уж дословное тем, что Бельмондо каждый раз, когда Марианна называет его Пьеро, заявляет, что зовут его вообще-то Фердинанд. Шарма добавляет и то, что методы съемки Годара больше подходят стремительным лентам, чье действие уложится в несколько дней, а здесь любовное приключение занимает много больший отрезок времени, за который герои успеют и пожить вместе и потерять друг друга, и снова неожиданно встретиться. Режиссер ловко меняет жанры, к привычным мелодраме, комедии и криминалу добавляется еще и приключение, а в итоге все окажется хорошо запутанным триллером, прибывающим в совершенно лирической завуалированности, и в общении двух влюбленных душ, божественным образом сошедшихся в этом мире. Но любовь у Годара — это нечто особенное, игра для двоих людей с разными интересами, различающимися практически во всем, и от того, зачастую она трагична, потому что сильная натура не сможет полностью перенять нрав партнера, а вечно гонка длиться не может. Однако, используя любовно-возвышенный элемент, Годар делает этот фильм позитивным, отделив реальность от чувств.

    И так как режиссер никогда не чурался развлекательных жанров и некоторого насилия, тут его немало, более того, именно эту ленту обвиняли в чрезмерном смаковании такого рода сцен, после чего Годар выдал фирменную фразу, часто использующуюся до сих пор: «Это не кровь, просто красное». И, действительно, цвета в этом фильме играют роль чего-то большего, чем просто красок, они выделяют, подчеркивают, изображают. Но если «красное» у кого-то очень похоже на кровь, то Годар нарочито условен, и даже, когда ранения показывают крупным планом, видно, что это всего лишь элегантно подтекшая краска. Даже в последней сцене, когда Фердинанд — Пьеро измазывает лицо в синий цвет, это подобно китайскому театру говорит о испытываемых чувствах, что-то вроде того, что использовалось при постановке «Вьетнамской войны» перед туристами-американцами. Первые же сцены насилия в фильме носят совершенно театральный характер, где условности важнее действий. Стоит отметить, что использование кричащих цветов и выделения некоторых объектов ими, обусловлено, набравшим моду в те годы, поп-артом, из которого в фильм перекочевали некоторые картины и декорации, поэтому, как и в популярном искусстве, в картине преобладают именно основные цвета, как красный, синий или желтый. И как многие другие режиссерские фильмы, сценарий «Пьеро» представлял собой крайне маленькую папочку, и все необычные диалоги и игры главных героев скорее всего импровизация, снятая на чистом энтузиазме, где 300 тысяч долларов бюджета ушли на яркие побрякушки и поп-артовский стиль, оставив большой контраст между ними и матушкой-природой. Вполне возможно, этим Годар хотел провести черту между фальшью и реальностью, через их взаимодействие, что и придало картине абсурдности, за которой скрывалась интересно рассказанная и обыгранная история любви.

    13 октября 2010 | 21:42

    Кино это как поле битвы. Любовь, ненависть, действие, насилие, смерть. Одним словом чувства.

    Фильмы ещё живого классика кинематографа Жан-Люка Годара невозможно понять. Фильмы Годара можно лишь прочувствовать. Ощутить, как сердце бьётся в ритме повествования: то стучит, когда происходит какое-нибудь важное событие, то успокаивается, когда на экране предстаёт мирная ситуация, которая через короткий промежуток времени снова превратится в нечто пленяющее душу и разум. Все кино Годара такое. Надо только почувствовать.

    «Безумный Пьеро» — типичное произведение в творчестве этого безумного, как и его герой, француза. Этот фильм снят в очень непростом, но почти беспроигрышном жанре игры со зрителем. Обычные жанры: драма, комедия, криминальное приключение и прочее, чем только успели окрестить «Безумного Пьеро», всё-таки слишком мелко для Годара. Он — человек будущего, даже несмотря на то, что его кино уже далеко в прошлом. Кто бы что ни говорил о нарушенном моральном облике поколения, но и «Безумный Пьеро» и «На последнем дыхании» и многие остальные его киноленты ещё могут служить зеркалом человеческой жизни. Студенческие волнения канули в лету, но до сих пор в цене герои, бросающие вызов убивающему однообразию мира, подобно Фердинанду-Пьеро, только сейчас имя такому герою — Тайлер Дарден. Изменились времена, нравы, способы выражения, но суть осталась прежней: людей надо вызволить из плена, научить чувствам.

    Сводить детей в кино три раза? Конечно. Там сейчас идёт «Джонни Гитара». Их надо воспитывать.

    В этой цитате «Джонни Гитара» смело можно заменить на «Безумный Пьеро».

    Но оставим ненадолго мотивы, поведшие к сотворению этого фильма, и посмотрим на сам фильм. Как я уже сказал это — игра со зрителем. Сам, будучи безумцем, Жан-Люк Годар ничем не брезгует в создании картины. Тут вам есть и мафия, и мюзикл, и несчастная любовь. Воистину безумство, но безумство, которое нравится, которое к концу фильма начинает овладевать над разумом, делая зрителя таким же безумцем. Так же во время просмотра может возникнуть глупый вопрос «Почему?». Глупый, потому что ответа на него не существует. Хотя всё же есть одно объяснение, отвечающее на все «почему» разом: потому что захотелось. Захотелось петь — пою, захотелось раскрасить лицо синей краской — раскрашиваю, захотелось влюбиться — влюбляюсь. Кто может это запретить? Вот она свобода. Свобода мыслей и чувств. Эта тема и является мотивом всех фильмов французского классика. Свобода — проявление не только характеров персонажей, но и режиссуры самого Годара. Никогда он не ограничивал себя какими-либо рамками, делал то, чего душа желала. Разве не это было мечтой всех студентов-бунтарей того времени? Вот и полюбилась всем «Новая волна», потому что помогала людям мечтать.

    27 июня 2011 | 15:08

    Блестящая выдумка, по большей части просто фарс. Нарочитая несерьезность, игра в Робинзонаду. Бельмондо в обличии интеллигента — по меньшей мере интересно. Очевидно, что это альтер-эго Годара. Все это: магия кадра, буйство цвета, магнетизм фактуры, — завораживает.

    В центре чисто годаровская тема: можно убежать от мира, но не от себя.

    Формальная часть заставляет вспомнить Керуака. Роман «В дороге», в общем-то, затрагивает те же темы, где главная, поиск подлинности и огромное желание жить. У героев обоих произведений есть огромная жадность до жизни, желание прочувствовать каждое мгновение, секунду. Даже способы здесь похожие. Керуак практикует спонтанное письмо, у Годара герои по очереди называют то, что для них важно в настоящий момент, не задумываясь. И те, и другие, пробуют воспринимать мир таким, как он есть — что видит их глаз, что слышат уши и т. д. Но если у Керуака героя окружают алкоголь, наркотики, женщины, джаз, то у Годара, с одной стороны, герои ведут себя более целомудренно, их не манит угар битнического омута, им вполне достаточно друг друга, с другой, они не останавливаются перед убийством, грабежом, в этом смысле их поведение более девиантно и, вместе с тем, условно, наигранно. Но их взгляд обращен не только вовне, но и вглубь себя, в них больше рефлексии. Им нет никакого дела до судеб человечества (оружие попало в кадр не случайно). Они говорят о смерти, и их поведение отчасти напоминает эскапизм, бегство от «реального» мира. Этот мир печален, но прекрасен — замечает Фердинанд. Вот только правила явно не в их пользу, так что финал вполне предсказуем. Они в большей степени европейцы, в них чувствуется усталость, отчаянность, и им, конечно, хочется поиграть в американцев. Напоследок.

    Мир мужчины противопоставляется миру женщины. Фердинанд наполняет свою жизнь книгами, Марианна — пластинками. Мужская логика и женская эмоциональность. Он идеалист, она — вполне практичный человек.

    - Я же сказал, по пластинке на каждые 50 книг! Сначала литература, потом музыка.

    - Но ведь цена-то та же самая.

    Снова звучит годаровский мотив отчужденности.

    Никогда мы друг друга не поймем, — говорит Марианна.

    И герои отдаляются, Марианна меняет Пьеро на другого, Фердинанд-Пьеро остается один. Так заканчивается их роман, и обрываются жизни.

    9 из 10

    11 января 2013 | 13:50

    Годар — это, конечно, дело не простое. И неоднозначное. Он — отец «новой волны» и графоман-штамповщик. Он шутит и «валяет дурака», но выражение его лица остаётся высокомерно-претенциозным. Он совершенно не способен рассказать «просто историю» и передать психологическую глубину персонажей без закадрового голоса и эстетских дизайнерских приемчиков. Не простой он товарищ, не простой.

    «Безумный Пьеро» более всего похож на «Профессия репортёр» Антониони. Только у Антониони была скорее живопись (такая же претенциозная, но ещё и вялая, безжизненная, напыщенная, надуманная и скучная), а у Годара — всё ближе к комиксу. Не зря же Тарантино им вдохновлялся — вот они, корни «Криминального чтива». Годар снял настоящий арт-хаусный комикс. О молодом французе Фердинанде, женившемся по расчёту на богатой итальянке. И о его сне. Или мечте. О невероятном захватывающем путешествии с молоденькой Анной Кариной. Они встретились 5 лет назад. Встретились и разошлись. А её брат — продавец оружия. Ну а сам Фердинанд, которого героиня его сна именует Пьеро, мечтает быть писателем, жить у моря, путешествовать, ввязываться в авантюры и спасать даму сердца. Но в конечном итоге сон оборачивается крахом. Как и следовало ожидать.

    Как видите, с «Профессией репортёр» тут много общего. Разве что стиль повествования иной. Тут и излюбленные Годаром ничем не оправданные и спонтанные интервью на камеру, и «слом 4-ой стены» между зрителем и персонажами, и абсурдистский юмор, и буйство красок, и закадровый текст, и реальные знаменитости в роли самих себя (великий Самуэль Фуллер раскрывает Фердинанду свою точку зрения на кинематограф). Так же в изобилие присутствуют ссылки на фильмы или книги — именно на жанровый классике строится сон героя Бельмондо. И на комиксах. А ещё монтаж. Он (как всегда у Годара) неожиданный и рваный. Почти самодостаточный.

    «Безумный Пьеро» не столько о любви романтической, сколько о куда более сильном её проявлении — о любви к жизни. О желании жить.

    Смотрится всё это дело с интересом и в сон от него вовсе не клонит. Идея кристально ясна, но оттого банальностью не становится. Бельмондо и Карина играют великолепно — раскованно и легко. Музыка прекрасна. Пейзажи — незабываемы. Есть лишь одно «но».

    Это очень «дизайнерский» фильм. И «дизайн» в нём малость навязчив. Побуквенные титры. Заставки по слогам. Написание дневника во весь экран. Зачеркивание слов в дневнике во весь экран. Цветовая игра. Красная мебель на белом полу. Красный галстук Бельмонда поверх белой рубашки. Всё это конечно очень красиво и эстетично, но не более того. Текста зачитывается слишком много. А когда чтец замолкает — лента буксует. А как только и красно-белые-синие цвета примелькаются — лента начинает откровенно провисает. И тут голову начинают лезть противные сомнения, что Годар и правда не в силах поставить простое не китчевое кино про реальных людей не прибегая к визуально-отвлекающим ухищрениям и прочему графоманству. Но даже если так — подобный дизайнерский китч у него выходит изумительно.

    9 из 10

    28 ноября 2010 | 01:12

    «Безумный Пьеро» — один из самых известных фильмов раннего Годара и, на мой взгляд, наиболее близко подобравшееся к его дебюту ("Последнему дыханию») кино. Это гимн «новой волне»… это «Пьеро». Может показаться, что в этой работе Годар захотел соединить все самое лучшее, все свои наработки. Здесь тебе и Бельмондо (культовый Мишель Пуакар из «Дыхания»), и муза режиссера — Анна Карина, и помесь жанров, и игра со светом и цветом. Вообще «Пьеро» пожалуй самое многожанровое кино Годара из всех — герои угоняют автомобиль, грабят, убивают, любят друг друга, Карина режет ножницами воздух, а кровь как и всегда у Годара — «просто красное».

    Пролить ее — все равно что сыпануть в зрителя попкорном. Критики сетуют на Годара за обилие кровяки в его фильмах, а по факту «Пьеро» — не мясорубка. Это история любви. История дерзкая, странная… Свернувшись клубочком на пляже, герои думают, размышляют. Это непростое кино, это вообще не кино… — С кем ты разговариваешь?… — Со зрителями… В каждом своем фильме Годар ищет контакта со своим зрителем. Но зрителю не нравится, зритель не понимает… Зритель хочет посмотреть на молодого Бельмондо, годаровские «извороты» ему ни к чему.

    Ладно будь по-вашему. Жан-Люк заставляет своих героев бежать от мафии, стрелять из винтовок, угонять автомобили… А еще герои поют — зритель ведь любит когда герои поют. Пусть это будет как в каком-нибудь голливудском мюзикле. Он, Она, и все дела… «Безумный Пьеро» — кино без границ. Неподготовленный зритель ногу сломит в этих «софизмах» и «экивоках», которые им подготовил мастер своего дела — Годар. Кто-то увидит в этом лишь претенциозный и не особо интересный «кин» от Жан-Люка, кто-то насквозь пропитанный цитатами типичный продукт «новой волны», а кто-то один из наиболее «поэтичных», стильных, словно заигрывающих со зрителем творений не в меру талантливого режиссера.

    Цвета сменяют друг друга как в калейдоскопе и все такое яркое, кричащее в лучших традициях раннего Годара. Как здоровски играют Бельмондо с Кариной — Жан-Поля «топят» в ванне на манер знаменитой пытки из черно-белого «Солдата» (имеется в виду ранняя картина Годара), а Карина элегантно режет ножницами мужчин. Кругом этот красно-желто-сине-зеленый безумный, безумный мир… Я люблю этот фильм. Но, как и все фильмы Годара — он нуждается в пересмотре. В первый раз его невозможно прочувствовать. Налетая в первый раз Годар — тебя не щадит, дальше лучше… «Безумный Пьеро» — очередное безумное творение Жан-Люка. А реализация… ? Неужели можно как-нибудь по-другому представить себе этот фильм? Фильм Жан-Люка? Я думаю, нет и, поразмыслив, повышаю этой картине оценку до:

    10 из 10

    31 июля 2011 | 21:27

    В мировой киноиндустрии имя Жана-Люка Годара соседствует с именами величайших мэтров. Но, надо сказать, не всегда мэтры снимают кино для большой общественности. Среди именно таких фильмов и оказался «Безумный Пьеро».

    Что хотел сказать этим фильмом Годар, я так и не понял. Я вообще не понял, о чем фильм. Логика отсутствует напрочь. Если снимаешь кино для людей, то хоть какой-никакой понятный смысл должен присутствовать.

    Постоянно курящий Жан-Поль Бельмондо, неврастеническая Анна Карина, тупая мафия — вот такие персонажи населили этот фильм. Посмотрел я его исключительно из-за имени режиссера.

    1 из 10

    7 мая 2006 | 03:51

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>