всё о любом фильме:

Тит – правитель Рима

Titus
год
страна
слоган«Попробуйте месть на вкус»
режиссерДжули Тэймор
сценарийДжули Тэймор, Уильям Шекспир
продюсерКончита Айрольди, Джули Тэймор, Джоди Аллен, ...
операторЛучиано Товоли
композиторЭллиот Голденталь
художникДанте Ферретти, Пьер Луиджи Басиле, Массимо Рацци, ...
монтажФрансуаза Бонно
жанр триллер, драма, история, ... слова
сборы в США
зрители
США  334.3 тыс.,    Италия  73.8 тыс.,    Великобритания  51.3 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время162 мин. / 02:42
Номинации:
Война не приносит побед — за самой громкой победой следом идет жестокое поражение. Победоносный генерал Тит Андронник возвращается в Рим с триумфом и требует казнить своих пленников, посягнувших на величие империи. Но коварная и прекрасная королева Готов Тамора остается жить и клянется отомстить Титу, вырезавшему ее народ.

В борьбе за власть хороши все средства — интриги оборачиваются насилием, массовыми убийствами и кровавой резней, в которой Тит клянется покарать отступников, среди которых его кровные сыновья…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
68%
51 + 24 = 75
6.5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • За сцены насилия фильму собирались выставить возрастной рейтинг NC-17. Чтобы получить рейтинг R, Джули Тэймор пришлось пойти на уступки и сделать ряд купюр.
    • После смерти Цезаря на знаменах те же цвета, что и у двух конкурирующих футбольных клубов Италии — Рома (желто-красный) и Лацио (бело-голубой).
    • Микрофон, в который говорят выступающие, украшен лого SPQR News, где SPQR является сокращением от «Senatus Populusque Romanus», т. е. «Сенат и люди Рима».
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Признаюсь честно, ожидала от фильма ощущения «зря потраченного времени». И ошиблась, чему несказанно рада.

    Фильм прежде всего яркий, эмоциональный, нестандартный. Это совершенно не то кино, которое можно посмотреть с любимым человеком, подругой или младшей сестрой. Поскольку фильм динамичный. Он заставляет зрителя ждать, думать, слушать… Это фильм, который потом захочется обсудить, ибо как было сказано выше — равнодушных не останется.

    Во-первых, это сэр Энтони Хопкинс. Яркая роль — он и полководец, и патриот, и отец, потерявший сыновей в боях с готами, и мудрец. Он человек с очень непростой жизнью. Глава семьи — отец, брат, дед. Сын своей Родины, правители которой предают его. Персонаж настолько великий, многосторонний, что даже тяжело описать полностью.

    Во-вторых, это Джессика Лэнг. Именно «Царица» готов, Императрица Рима. В фильме раскрывается её ненависть к Титу и его семье, не более, но эта ненависть страшна. Её месть сражает практически всех детей Андронника (кроме тех, кто был убит её войсками до захвата и прибытия в Рим), и она считает, что имеет полное право на это — её сына принесли в жертву по приказу Тита. Её мольбам о помиловании, её склонению не внял полководец, за что она ему и отомстила. Только слишком заигралась она с местью, перестала быть царственной особой, позволив пороку захватить её в плен, за что и поплатилась.

    В-третьих, это все остальные.

    Лавиния — любимая дочь Тита и Рима. Возможно в пьесе предполагалось, что она будет жертвой, невинной и великолепной. Но в фильме нет над ней ореола святости, и за ней есть грехи. Но она их искупает, приносит жертву ради мести отца, пусть даже это будет стоить ей жизни. В последней сцене она прекрасна в своем смирении и повиновении воли отца.

    Люциус — единственный сын, который остался в живых. Его изгнали из «логова тигров», «он должен быть счастлив», как сказал Тит. Он не так силен духовно, как его отец, но в течении фильма он поднимается над своими слабостями, чтобы в конце стать Цезарем и достойным сыном своего отца. Люциус также сильно, как и Тит, Лавиния, Маркус, привязан сердцем к своей семье, но особенно это видно по отношению к собственному сыну. Тому мальчику, который непонятно откуда взялся, постоянно бегает по городу, а потом становится одним из главных действующих героев.

    Маркус — это брат Тита, патриций. Он явно младше, неопытнее, но привязан к семье и боится, как бы идеи брата не навредили семье. Из всех героев у меня он вызвал самую большую симпатию.

    Есть и вторая семья. Готы — Тамора, Аарон, Деметриус и Хирон. Пока они — поверженные готы, они едины в своей ненависти к Риму, Титу, убившему члена их семьи. После возвышения Таморы они уже не боятся ничего и остаются союзниками практически номинально. И если царицу и двух принцев объединяет кровное родство, то Аарон старается подчинить эту группу себе, что и вроде бы получается… пока не рождается маленький мавр. Ради собственной безопасности и мать, и братья готовы убить младенца, и тут я громко аплодирую. Вот он, звездный момент в фильме для Гарри Дж. Ленникс! То, как он защищает своего первенца, как не оправдывается, а смеется над тем, как шокируют его жизненная позиция всех — это поистине великолепно! Он один, он отвергнут обществом из-за цвета кожи, и он мстит этому обществу.

    И, наконец, декорации. Смесь времен, эпох имеет свое отражение и в архитектуре. Но кто сказал, что это обычная постановка Шекспира? Это представление не в традиционном стиле, но и не страшном, уродливом и вульгарном. Это просто непонятно и завораживающе.

    Фильм действительно стоит посмотреть. 10 из 10

    13 февраля 2010 | 18:42

    Первое что обращает на себя внимание — то что актёры разговаривают стихами Шекспира. Весь фильм. Выучить столько диалогов на языке известного драматурга — согласитесь это заслуживает уважения. И если б я только слушал, то получил бы неимоверное наслаждение, но…

    Уже в начале фильма меня поразила неприятная путаница со временем, костюмами, декорациями.

    Тяжело воспринимается сочетания древнеримских доспехов и современных автомобилей с микрофонами, лук и автоматы, древнеримские сенаторы в смокингах и обыкновенный скотч, те же древние доспехи и современные кожаные плащи поверх них. И все это должно у меня вызвать какие то ассоциации с Древнем Римом?

    Наличие множества сцен разврата и насилия в никак не сопоставляются в моем воображении с стихами Шекспира.

    Кроме того, я так и не понял предназначения мальчика, который на протяжении всего фильма появлялся без привязки к сцене и смысловой нагрузки на дальнейшее развитие сюжета.

    И хотя сама игра актеров достаточно нормальная, заставить себя поставить высокую оценку этому фильму я не могу.

    И только за усилия которые сделали актеры, чтобы выучить Шекспира я ставлю

    4 из 10

    2 марта 2013 | 20:07

    "- Ты хочешь уподобится богам? Так будь же в милосердии им подобен!» (с)

    Произведение Уильяма Шекспира «Тит Андроник» — написано в жанре античной трагедии, и события пьесы относятся к временам древнего Рима. Так же, это творение не принадлежит, по общему мнению знатоков литературы к лучшим произведением классика, поскольку написано было автором в юном возрасте. В сюжете действительно есть определённая доля сумбура, смешивание нескольких жанров: от вроде бы исторической драмы, до жестокого триллера, а так же много крови. Вероятно в своё время это поставило в тупик тогдашних театралов — как воссоздать закат Римской Империи и всю эту вакханалию жестокости и крови, которой мог бы в дальнейшем позавидовать даже эпатажный маркиз Де Сад? Не прижившись в репертуаре театров той поры, «Тит Андроник» в последствии оказался как бы изгоем среди богатого наследия Шекспира. Потому это произведение не ставят на сцене, и не проходят в школьной программе. Но значит ли, что эта вещь плоха? Конечно нет! Если посмотреть на другие литературные, или же кинематографические творения, то без труда легко обнаружить многое из того о чём писал в этом произведении Бард. В частности, атмосфера скандального «Калигулы» Тинто Браса, или же такой одиозный сериал как «Рим» — могут быть наследниками этого опуса Шекспира. Но лишь визуально и стилистически к нему они близки, а в целом же, в сюжете «Тита» о другом говорится. Это не только история дворовых оргий и забав, расправ монарших особ над врагами и реки крови их. Шекспир писал тогда о Мести. Именно с заглавной буквы, ибо это чувство как сжигающий заживо огонь, испепеляет практически всех действующих в пьесе лиц. Начиная её заглавным персонажем — славным военачальником Титом, его врагом — царицей Таморой, и заканчивая прочими героями, которые питают ненависть друг к другу, и не остановятся в желании покончить с антагонистами не перед чем. Пожалуй, из пьесы этой можно вынести урок, который заключается в назидании того, что Месть страшна, опасна и ей не стоит подчинять жизнь свою. Иначе это плохо кончится, возможно даже столь кроваво…

    В центре истории генерал Тит Андроник — славный полководец, который после смерти цезаря приехал в Рим с очередной победой над варварским народом, привезя в столицу пленницу — их королеву Тамору. Сенат и народ желает чтоб на трон взошёл он, место покойного цезаря занял. Но старый военачальник хочет отдохнуть, уйти на покой, оттого он передаёт власть молодому патрицию Сатуринину — претендующему по праву на это место. Став цезарем, тот сватается к дочери Тита — юной Лавинии, которая будучи влюблённой в другого молодого человека, сбегает от отца. В попытке её остановить, разъярённый Тит убивает пытавшегося охладить его пыл, одного из собственных сыновей. Юный цезарь бранит вероломство семьи Андроника, отказывается от сбежавшей невесты и берёт в жёны свою пленницу — Тамору. Став супругой венценосного Сатуринина, Тамора жаждет кровной мести за убийство сына, который пал от меча Тита. На помощь мстительной чертовке приходят два других её отпрыска, а так же злодей — любовник мавр Аарон. Последний плетёт сложные, запутанные интриги, в которых стремится всех врагов своих стравить друг с другом. Череда кровавых убийств и жестоких надругательств начинается с осквернения дочери Тита, которую поймали дети Таморы. Её насилуют, лишают языка и отрубают руки. Двоих сынов Тита по доносу арестовывают и приговаривают к казне. Желая жестоко пошутить над стариком, мавр предлагает Титу, якобы от имени цезаря за их жизни достойный выкуп — руку самого военачальника Рима. Герой без раздумий соглашается, не зная даже о том, что только зря себя калечит, на потеху коварному мавру. Позже тот пришлёт в его дом и головы сынов его и отрубленную руку, которую с насмешкой возвратил. Прознав о злостном обмане, а так же о том, что негодяи сотворили с его дочерью, Тит решает отомстить Таморе, Аарону и молодому цезарю, которого он сам возвёл на трон, и который в отместку ему ответил неблагодарностью постыдной…

    Вероятно не желая соревноваться с похожими киноисториями о Древнем Риме, авторы картины сделали постмодернистскую постановку, смешав в кучу и античность — откуда костюмы героев, солдатские доспехи и плащи с шлемами, и современный мир — с автомобилями, микрофонами, оружием и теле — видео — аппаратурой. Таким образом на экране возник совершенно футуристический параллельный мир. На самом деле, ключ к правильному пониманию подобного видения пьесы даёт пролог, в котором мальчишка играется в солдатики, переставляя на столе различные фигурки экшен — героев, вероятно представляя воплощение прочитанной пьесы Шекспира. Постепенно разыгравшееся воображение его уносит в придуманный им мир, и он органично влезает как бы в само действие пьесы, в качестве младшего из сыновей многодетного Тита — юного Луция… Да, признаться по началу всё это гротескное смешение стилей и эпох мешает восприятию картины, а некоторые эпизоды благодаря современной музыке производят довольно комический эффект, при том, что явно не были рассчитаны на это. Но после определённого времени, ты принимаешь своеобразные правила игры, навязанные тебе режиссёром картины (к слову — женщиной) и всё дальнейшее повествование сюжета в подобной манере идёт как по маслу. Хотя, откровенно признаваясь, я предпочёл бы посмотреть на «каноническое» воплощение этой шекспировской пьесы… Художественные особенности проекта выполнены достойно. Широкоформатная плёнка, качественные компьютерные спецэффекты, изобретательность в сочетании современных и древних костюмов, визуальное решение картины, включая саундтрек Элиота Голденталя и операторскую работу Лучано Товоли; не говоря уже о превосходной игре выучивших сложный и многогранный текст Барда, занятых в главных ролях актёрах. Среди последних выделю как всегда колоритного и монументального сэра Энтони Хопкинса, представшего на экране в образе генерала Тита Андроника. Не сказать, что это его лучшая роль, но он в неё был столь органичен и убедителен, что достоин наивысших похвал. Чего стоит хотя бы его отчаянный монолог, в котором он произносит стоя на коленях: «- За братьев, Люций, дай просить твоих. Ещё раз умаляю вас, трибуны!» Глядя на такое самоотверженное вживание в роль, не побоюсь этого слова — Великого актёра, нельзя не сожалеть, что Джулия Теймор ушла в постмодерн, не решившись в оригинале перенести на экран творение Уильяма Шекспира…

    12 мая 2016 | 22:52

    Один из советских шекспироведов, ссылаясь, впрочем, и на мнение многих западных исследователей, называет пьесу «Тит Андроник» «примитивной, полной выспренности, ложного пафоса, крикливой декламации, с отсутствием какой-либо психологической проработки характеров». Словно не соглашаясь с этим, Джули Тэймор предлагает свое прочтение шекспировской трагедии: с точным следованием тексту, но весьма неожиданным визуальным решением. Несмотря на то что действие по прежнему связано с Древним Римом, многие эпизоды (автомобили с громкоговорителями, джаз и шампанское, военные мундиры и плакаты) напоминают скорее фашистскую Италию 20-30 гг.: эпоху, когда «пафос, декламация и выспренность» превратились в реальную политическую силу. Такой ход мгновенно усиливает впечатление от сюжета, который уже трудно назвать примитивным. Ну а с психологической проработкой характеров блестяще справились уже сами актеры, прежде всего Энтони Хопкинс и Энгус МакФадьен. Я один считаю, что роль Тита — одна из лучших в копилке бессмертного «Ганнибала Лектора»?

    В начале фильма Тит предстает перед нами как настоящий гражданин Рима, чуть ли не гордящийся, что потерял 19 (!) сыновей в борьбе с внешними врагами. Его вера в имперскую власть непоколебима. Однако он оказывается беспомощным перед кознями Таморы, плененной Титом царицы готов, вдруг ставшей фавориткой императора Сатурнина, и ее рабом-мавром Ароном. Последний, «черный и душой и телом», выступает своего рода аналогом дьявола, творящего зло ради него самого. Несомненно, когда вмешивается дьявол, горы трупов и моря слез не избежать. Однако Арон с Таморой порождают и новую жизнь — чернокожего ребенка, плод их греха, не должного жить. По христианским представлениям, сын дьявола и царицы должен быть Антихристом. И тут режиссер совершает великолепный ход, которого нет у Шекспира. В финале «Тита Андроника» ничего не сказано про дальнейшую судьбу ребенка (скорее всего, ублюдка просто лишили жизни), но в финале «Тита» сын Тита Люций, ставший императором, уносит младенца на руках, тем самым не просто сохраняя ему жизнь, но и приближая к себе. Чем закончится такой союз императора и Антихриста, мы можем только догадываться…

    Вот такое неслабое прочтение якобы слабой шекспировской пьесы…

    P.S. Наши локализаторы опять отличились, назвав Тита почему-то правителем Рима. Что их заставляет раз за разом попадать с «переводом» названий в молоко, ума не приложу…

    8 из 10

    24 февраля 2010 | 19:25

    Литературоведы с большим сомнением признают за Шекспиром авторство «Тита Андроника», предполагая в нем неловкую пробу пера молодого драматурга, ещё не выработавшего свой привычный классический стиль. Говорят, что опыт показался первой публике кровавым, и она надолго отвернулась от переполненной жестокостью пьесы. Неленивые подсчитали: четырнадцать убийств, тридцать четыре трупа, три отрубленные руки, один отрезанный язык — таков инвентарь ужасов, наполняющих эту трагедию.

    Из попавшего к ней в распоряжение разнузданного крошева мести Джулии Тэймор сделала разгульное театральное шоу с перманентной сменой декораций, начав с фокуса: какой-то клоун в мотошлеме выкрадывает заигравшегося в солдатики мальчишку из кухоньки в панельном доме, чтобы тот, юным Луцием возникнув на арене Колизея, приветствовал все дедовы войска (принять, что это внук полководца нелегко, потому что до самого конца он так и будет шляться в родных шмотках из дешёвого супермаркета).

    Смешение атрибутики разных эпох — особая фишка этого фильма, где современное платье и строгий двубортный костюм мирно соседствуют со старинными шлемами и латами, а конные колесницы — с мотоциклами и бронемашинами на гусеничном ходу. Авангардный стиль постановки сквозит в хореографических изысках марширующих легионеров и в костюмированном калейдоскопе разнообразных персонажей, мало похожих на академические образы тех времен.

    Довольный Рим готовит Титу возвышение, но тот, скромняга, отвергая цезаря венец, не другу, а врагу вручает сам правление. А в благодарность — притязания на дочь, гонения сыновей и возвышение поверженной царицы. Кровь сына хочет кровью смыть Тамора. Царица побеждённых готов Сатурнину вдруг оказалась ко двору. Её приятель, вечно черный мавр, как зла наместник, люто строит козни, но, пробудившийся отец коварству даст ответ достойной мощи.

    Из череды ловушек и подстав складывается феерическое представление в стиле комических ужасов, окрашивающих жуткую смерть безжалостным цинизмом равнодушия, обращая чудовищную трагедию в эффектный трюк, кривой насмешкой попирающий чужое горе. Эпизоды похожи на эстрадные номера, в которых выступают император — фрик, два принца — трансветита, кукольная жертва и утопающая в оргии массовка.

    Психоделический пейзаж издевательски оттеняет муки поруганной невинности, детская жестокость бередит свежие раны увечий, эксцентричные поступки и экстравагантные выходки — балаганность, кажется, исходит от самой пьесы, мешая признать в ней шекспировское перо, но, в эффектном раскрасе от Джулии Теймор, она обретает черты яркого и запоминающегося зрелища.

    Остается подивиться, как сэр Энтони Хопкинс вынес это издевательство над трагедией, ставшей потехой для молодежи, вроде Энгуса МакФадьена или Джонатана Рис Майерса. В строгости держала себя, разве что Джессика Лэнг, сохраняя баланс актёрской силы, хотя у неё персонаж получился заметно размалёваннее, чем у Хопкинса, который стоял на своем строгом видении роли насмерть, до конца.

    Финальная патетика с глубоким порицанием зла позволяет вспомнить традиционный шекспировский стиль, но фильм, связав прошлое с персонажем из настоящего, так и остаётся страшным приключением, иллюзией заигравшегося мальчишки, шутливым опытом чуть подвыпившего писателя, который смог почувствовать и в оригинальной форме воплотить на экране режиссёр.

    27 мая 2009 | 11:08

    Уверен, у каждого любящего кино человека имеются такие фильмы — хотя бы пара — которые занимают в его сердце особое место. Самые-самые. Одним из таких фильмов для меня является «Тит-правитель Рима».

    Пожалуй, до этого фильма такие понятия, как авангард/артхаус не были четко очерчены в моем понимании, отчего первое знакомство вызвало весьма бурную реакцию.

    На фоне всего того, что обычно восхваляют у Шекспира, о Тите-Андронике часто закономерно умалчивается — и это понятно: такую кровавую, зверскую и даже дикую классическую драму нужно еще поискать, просто «Древнеримская история ужасов» длиной в одну серию. Не зря до сих пор нет единого мнения — а Шекспир ли автор? Воистину, это всеобщая драма, всеобъемлющая, с обилием мести, слез, крови, в которой и разобраться-то сложно: а кто виновен?

    Джули Тэймор — весьма ценный режиссер. И работ-то совсем не много, а какова их эстетическая ценность! Это все же театральный деятель (память хранит еще «Царя Эдипа» в ее постановке), а «Фрида», и «Через Вселенную», и «Буря» — являются подтверждением ее самобытного взгляда.

    Все актеры — это истинные мастера своего дела. О Хопкинсе можно говорить бесконечно долго: эти жесты, эти монологи — нет им равных. Джессика Лэнг на блюдечке преподнесла свою героиню: хитрую, обворожительную, мстящую за своих сыновей не менее ужасными методами (за ее игру в начальной сцене въезда пленных готов в Рим дал бы Оскар); хрупкая и обворожительная Лавиния, столь жестоко наказанная; немилосердный и лицемерный мавр, одержимый только злодеяниями. Все персонажи яркие, выпуклые, рафинированные. Их столкновение в итоге приводит к всеобщему краху, разрушая привычный мир, на руинах которого и обречена родиться новая жизнь, не должная повторить ошибок прошлого, и в этом отношении заключительные сцены лично для меня не имеют аналогов.

    От текста бросает в дрожь. Потрясающие, глубочайшие мысли, облеченные в стихотворные рамки (грех не ознакомиться с первоисточником). Многое происходящее просто будоражит, другое удивляет, третье вызывает слезы. Одно ясно: такой мощной трагедии еще поискать!

    На мой взгляд, технически все выполнено крайне интересно: костюмы, сочетание классического и современного, театральность, сюрреальность, местами — камерность — с такими слагаемыми нужно быть очень осторожными, есть большой шанс неприятия зрителем столь смелых решений. В моем же понимании данный фильм — лучший симбиоз указанных вещей. Эталон.

    Однажды я поймал себя на такой мысли: мы смотрим фильмы по разным причинам, но в целом цель жанра вполне понятна: комедии — рассмешить, ужасов — напугать, драмы — тронуть и пр. НО если фильм заставляет тебя страдать почти физически, вызывая к жизни очень сильные чувства, можно ли сказать однозначно, что он — НРАВИТСЯ? Как нужно к нему относится, если от увиденного «…все передумываю снова, всем перемучиваюсь вновь»? Как заставить себя еще раз пройти через это? — А «Тит» именно из разряда такого кино. Поэтому просто сказать «нравится» — не поворачивается язык, подходящее слово — это синтез таких эпитетов, как «душераздирающий», «выстраданный», «высокодуховный», «человеческий» и еще с десяток.

    А вот музыка Эллиота Голдентала — это целая отдельная глава. Еще с «Чужого 3», еще с «Интервью с вампиром» влюбился я в этого композитора, и с тех пор эти чувства не ослабли ни на йоту. В Андронике есть и удивительная лирика и пастораль, и стилизованные хоровые вставки с фанфарами для передачи духа того времени, и джазовые вкрапления с обилием духовых (удивительные решения). И вообще, это один такой большой спектакль, никак не могущий происходить без должного звукового сопровождения. Музыка финальных титров с ее невероятной глубиной ставит последнюю точку во всей этой истории.

    10 из 10

    31 июля 2015 | 12:37

    Напишу, как человек, который в жизни не любил Шекспира, фильм просто покорил!

    Удивило то, что на протяжении всего фильма невозможно найти ни одного положительного героя, все герои в какой-то степени отрицательные.

    Очень понравилось то, насколько необычно снята картина. В общем, кино на самом деле описать невозможно. Это нужно только увидеть.

    Я знаю множество людей, которые говорят, что им очень НЕ понравился этот фильм, чаще всего из-за жестокости.

    «Тит — правитель Рима» — один из тех фильмов, который можно либо очень любить, либо, наоборот, относить к разряду своих самых нелюбимых фильмов. Среднего не дано. Я считаю, это прекрасно, это характеризует всю его яркость и необычность, которая просто по разному воспринимается зрителями.

    10 из 10

    15 мая 2008 | 20:16

    Под каменноцветным небом — в песке и глине лица их — войдут под своды Пантеона войска Андроника. За ними — клетка, в клетке той три пленника: повержена царица готов и отпрыски ее украдкой жмутся в угол. Невесел Тит и есть тому причина: ведь много воинов его вернулись, облачившись в белый саван. Их неподвижные тела несут соратники, кто уцелел в той рати и сраженьях. Взяв за основу творение Шекспира, которое «кровавой» драмой нарекли, создатель действо смешиваeт неординарно. Вот видим мы мальчишку в двадцатом веке. Играет он в солдатиков и — тут внезапно воин, который облачен в доспехи Рима, выносит через черный ход его на белый свет. Но предстают пред нами амфитеатр и костры, и может мальчик своими глазами наблюдать за пьесой. Все здесь похоже на спектакль и даже оперы мы отголоски можем распознать. Судите сами: армия теней вышагивает в ряд, синхронными движеньями напоминая фильм-балет. Работа хореографа видна, но — звучат фанфары. Внезапно новое лицо на этой сцене — его косая челка отдает нацизмом, хромированная сталь автомобиля в этом акте создаст иллюзию диктата.

    Сатурнин — новый цезарь и Тамора — та, что захвачена Андроником, — готова стать ему женой, и местью пламенной зажжется сердце. Ведь развращен и слабоволен новый император, а дева знает, как ублажить его. Тамора крутит этим сластолюбцем. Жестока месть, но и Андроник в силе. Перемещая действо в наши дни, создатель все же оставляет полем боя Древний Рим, лишь параллели проводя со смутным временем двадцатого столетья. Анахронизм сказания чарует глаз и вызывает удивленье. Условный мир скорее завлекает, давая шанс узнать то новое прочтенье. Здесь микрофоны рядом с саксофоном, цвета футбольных клубов на знаменах, ревут моторы мотоциклов на узких римских улочках, бильярдные столы и банки «Пепси», стрижки «панк» и телефонные столбы. Герои увлечены видеоигрой, хотя там — за стеной — мечи булатные звенят, динамики громоподобно вызывают новый дистрикт на бой. Эффект осовременивания сшибает с ног. Что нам Ди Каприо у База, или у Браны Офелия-Уинслет? А Ричард Третий у Лонкрэйна с сигаретою в зубах? Там все понятно. Здесь же два мира сходятся в одном. Модернизация лишь в плюс такому осмыслению. Пьеса оживилась, трактовкою своей стремясь к нам достучаться. Ведь воздаяние и месть сейчас уж в моде. Хотя бы у корейцев сколько можно об этом посмотреть. Тит дьявола узрел, а значит — прольется кровь на оба этих дома. Кровавый дождь все смоет — и терпение, и терпимость, создав для них лишь ту необратимость, что не оставит победителей в конце.

    Ахахронизм в кино не нов, но здесь он ярок. Ландшафты, декорации — под стать. Свирепая насыщенность сего творения приводит в транс, в то замешательство, когда не ждешь засилья сцен кровавых и развратных, но вскоре понимаешь, как безудержна жестокость. Железной хваткой мастер постановки держит планку, работая с таким шокирующим текстом, что потрясает уродство моральное героев, уродами физическими делающих других. Не отводя глаз от экрана, зритель смотрит, как подобные зверям поедают себе подобных, смакуя приготовленный пирог из мяса тех сородичей, которые еще вчера совокуплялись на общем обозрении. Тит полон внутренних противоречий, которые прекрасно воплощает вечный Ганнибал, но не полководец, а кровожадный Лектер — его еще все Хопкинсом зовут. Его герой несчастен, сам не понимая, что выпотрошить пленника совсем не подвиг. Раскаянье не свойственно ему. Устав от завоеваний, он не стремится к семейному гнезду. Борьба снаружи и борьба внутри его, но разорвать сей узел он не может. Хотя и в силах милосердие проявить. Противоречий много, в самом деле. Причем все творчество Шекспира находит отклик здесь: и мавританский генерал, похожий на Отелло; отец семейства, предавший, словно Лир, своих детей; борьба за политическую власть — прям «Юлий Цезарь», не говоря уже о мести, коей гимн пропел Шекспир.

    Блондинисто-развратный Майерс в паху соратника упрятал свой кадык. Его родительница, перейдя на рык, стремится вырвать сердце у врага. Риторикой отточенной Шекспира наполнены здесь диалоги, словно елизаветинский театр перед нами. Пятистопным ямбом вещают в фильме персонажи, что замедляет действие, порождает монотонность, но кровь, пролитая по ходу, не может не создать тот мощный стиль, что предложила Тейлор нам. Метафор много сложных и разгадать их смысл не слишком просто. Хотела что поведать этим женщина, которая не раз еще вернется к пьесам Барда? Отрубленные руки, трупы, коим нет числа, отрезанный язык — сей «инвентарь» перенесен добротно: пощады нет на сцене нашего спектакля. Живущий месть не живет — гласит молва, но не задумываются люди, что красный шар горит над ними. Наполнилось светило кровью жертв, испепеляет души гнев в груди. Смешивая колесницы, танки, мечи и пулеметы, Тейлор на излете двадцатого столетья показала ужас и нелепость всех войн за два тысячелетья. Зеленый цвет намеренно убрав, лишив спокойствия и безопасности героев, сей режиссер окрашивает все лишь в красный или синий, наполняя черным. Так цвет одежды Тита прогрессирует по ходу фильма: темная броня сменяется в финале одеждой повара, тем самым изображая перерождение непроницаемого для эмоций солдата в простого человека, сгорбленного под силой тягот, выпавших ему. О, Рим! Несчастен ты, злым умыслам подвержен. К чертям молиться. Боги вас забыли. Аве, Цезарь!

    14 декабря 2015 | 13:42

    Как-то давно, читая Тита, получал исключительное удовольствие. Мне казалось, что по своей актуальности сама пьеса пережила не только автора и эпоху, но и местами самого читателя. Но пьеса — всё же пьеса, поэтому непроизвольно я ловил себя на мысли, как же обыграть на сцене эту довольно сложную и насыщенную символами историю. Каково же было моё удивление, когда я узнал, что история поставлена, да ещё и с таким размахом! Читая, местами я удивлялся буквально несовершенству Шекспира, который писал, ну уж совсем из ряда вон вещи (например, сцена в лесу с осквернением дочери Тита, или конец Мавра и его признание). Он будто не понимал всей детской суетности сцены, всей её не правдивости, как мне КАЗАЛОСЬ, несостоятельность образов, их несовершенство и, будто, узость понимания писателем спектра человечьей сущности. А тут ещё и критические статьи в том же томе… что молод-де был Шекспир, не опытен, не знал ни театральной специфики, ни запросов публики, что излишне кровава пьеса, что беспробудно отрицательны все персонажи и что вообще написал её, может быть, даже не Вильям-то наш.

    Этот фильм выправил неверно расставленные приоритеты. Те сцены, которые смущали меня более всего, вдруг открылись в ином свете. В свете настолько трагичном и одновременно актуальным, что мне пришлось во многом пересмотреть отношение к героям и к самому автору. И как будто в такт моим мыслям (ещё старым, ещё при прочтении) время в фильме не идёт. События чередуются, когда-то за окном темнее, когда-то светлее, но в целом герои находят в себя в этаком мире Лангольеров Стивена Кинга, но при этом пороки и ужасы нашей натуры живут и развиваются.

    Удивительный фильм. на редкость красивый и завораживающий. Бесподобные образы и отличная работа всего состава. Повесть о влюблённых из Вероны прозвана печальнейшей на свете, эту я бы назвал самой современной у Шекспира. Совершенно наше время, наши прообразы, наши поступки — но без сопливого лицемерия, ханжества и отговорок, так свойственных нам сегодня. Прямолинейность обращения к зрителю и незавуалированность образов делают саму картину будто фантазией. что ж? любителю сказок и впрямь покажется, что этакая сказочка вышла. Но нет, здесь, как у А. Суркова,".. нет романтики, в царстве голого короля.»

    25 января 2009 | 10:54

    То об убийствах речь, резне, насильях,
    Ночных злодействах, гнусных преступленьях,
    Злых умыслах, предательствах — о зле,
    Взывающем ко всем о состраданье…
    У. Шекспир, «Тит Андроник»


    Можно понять тех, кто не желает признавать за Бардом авторство этой не весьма удачной пьесы — не из-за обилия брутальной жестокости, конечно (по-моему, это вполне естественно для автора «Макбета», «Гамлета» и «Короля Лира»), но из-за несуразности сюжета. Рука Шекспира чувствуется порой в слоге, в яркости монологов (многие из них — несомненные наброски к более поздним и удачным произведениям), но фабула безнадёжна: злодеи творят зло просто ради угождения своей порочности, будто в старых комиксах, а хронология пьесы столь тесна, что происходящее выглядит скорее нелепо, чем трагично. Из этой пьесы можно было бы сделать либо тупой кровавый трэш-боевик, либо нечто очень самостоятельное и артхаусное. Джулия Теймор, режиссёр фильма «Titus», пошла по второму пути.

    Фильм чрезвычайно эстетский. Каждый кадр безупречно выстроен, камера изящно скользит от одной выразительной композиции к другой, гармония и символизм цветов на уровне, недостижимом в реалистическом кино. «Titus» можно просто любоваться, даже особенно не вдумываясь в сюжет — это дивная пища для глаза. Эстетика и стиль фильма чем-то напоминают «Jesus Christ Superstar: Millenium Version», с той только разницей, что тут стиль, с одной стороны, более цельный (и изящный), а с другой — чётко меняется от сцены к сцене, в соответствии с их настроением и идеей. Номинация на «Оскар» за костюмы не случайна — они великолепны.

    Фильм насыщен символами и образами, которые, скажу сразу, я не буду пытаться толковать. Без сомнения, Теймор вложила в них некий смысл, но при этом они столь многозначны — образы, не знаки — что этот смысл едва ли есть надежда извлечь. Зато можно попытаться извлечь собственный. В любом случае, нельзя отрицать значимость этих сцен, отсутствующих у Шекспира, которыми режиссёр старается углубить Шекспира. Мальчик, утащенный в Рим и следующий по пятам за героями (а потом оказывающийся Люцием Младшим, вопреки своей прежней роли)… Руки-ветви Лавинии… Как ни толкуй всё это, несомненно, что они работают на общую эстетику фильма.

    Не отступая от текста «Тита Андроника», Джулия Теймор смело его интерпретирует. Если в пьесе Тит с самого начала выглядит идеальным гражданином и героем Рима, то в фильме до постигшей его катастрофы он смотрится крайне неприглядно — жестокий человек, прикрывающийся долгом римлянина, тиран семьи, отказавшийся от престола цезаря, ибо был уверен, что его личный авторитет сильнее императорской власти; кажется, он ревнует Лавинию к Бассиану (я не настаиваю на буквально инцестуальной трактовке, хоть и не отрицаю её) — и таким образом, его вражда с Сатурнином начинается, по сути, раньше, чем у Шекспира: первый удар Титу — само сватовство. Впрочем, тем более трагично и, как ни странно, печально смотрится истерзанный бедствиями Тит — однако он вновь становится пугающим, как только от горя переходит к действию, к мести. Если у Шекспира Тит не так уж и безумен, а если и бредит, то лишь краткими приступами, то в фильме Тит совершенно сумасшедший всю вторую половину — он даже, кажется, действительно принимает Тамору за Месть и лишь с некоторым усилием наполовину разделяет воображаемое и реальное. Люций гораздо менее героичен и смотрится эдаким очень простым солдатом, не способным воспринять вполне все ужасы, окружающие его. Удачно трактованы образы Деметрия и Хирона — эдакая «золотая молодёжь», наполовину свихнувшаяся от вседозволенности, скуки и чрезмерного потакания своим страстям. Даже Арон выглядит вполне адекватно — пусть монологи про «и тысячу я ужасов свершил» и остались при нём, он ведёт себя спокойно, без надрыва, тем выгодно отличаясь от истеричных сообщников и оттого производя впечатление достоверности. Кстати, он — единственный, кто видит камеру, и свои пространные реплики «в сторону» произносит, обращаясь к зрителю — и таким образом выступает рассказчиком в этой безумной истории.

    Разумеется, актёрская игра прекрасна. С одной стороны, можно сказать, что нечто подобное Хопкинс уже играл, с другой — он играет слишком хорошо, чтоб рассуждать о таком всерьёз. Сцена мольбы о помиловании сыновей рвёт сердце. Очень пронзительно смотрится Лаура Фрэзер в роли Лавинии, объясняющаяся в отчаянии неловкими жестами. Алан Камминг весьма ярко сыграл Сатурнина (кстати, самый близкий к изначальной шекспировской концепции образ).

    Странно, но история, пожалуй, получилась не о мести, а о… О саморазрушении, наверно. Не о сознательном, а некоем импульсе, который люди (немногие? некоторые? все?) несут в себе, будто чуму — импульсе, разрывающем, постепенно или в одночасье, их личность, ведущем к краху жизнь и губящим всех, кто оказался рядом. Жертвы или чудовища — персонажей нелегко так разделить; ни те, ни другие, или и те, и другие…

    Я не сказал об атмосферном саундтреке, о том, как великолепно поставлена финальная сцена, где убийство следует после каждой реплики, об образе Рима… Но я боюсь быть слишком многословным. Лучше посмотрите сами. «Titus» Джулии Теймор — фильм, который я могу рекомендовать.

    9 из 10

    26 апреля 2014 | 03:27

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>