всё о любом фильме:

Лифт на эшафот

Ascenseur pour l'échafaud
год
страна
слоган«Frantic for life and love - Frantic for excitement»
режиссерЛуи Маль
сценарийРоже Нимье, Ноэль Калеф, Луи Маль
продюсерЖан Тюилье
операторАнри Декэ
композиторМайлз Дэвис
художникЖан Мандаро, Рино Монделини
монтажЛеонид Азар
жанр триллер, драма, криминал, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время91 мин. / 01:31
Жена с любовником планируют и осуществляют убийство мужа, но «идеального» преступления не получается. Он забывает на балконе веревку, по которой залез в окно офиса, возвращается за ней, но застревает в лифте.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
92%
46 + 4 = 50
8.1
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Ноэля Калефа «Лифт на эшафот» (Ascenseur pour l»
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Мерседес, который угнал Луи, — спортивное купе Мерседес-300 SL. Машина имеет двери типа «крыло чайки» и кузов из алюминия, достаточно редкий и уникальный автомобиль.
    • еще 1 факт

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Трудно поверить в то, что эта французская лента, которая сразу стала классикой криминального жанра и точно соответствует понятию film noir, причём в его подлинно экзистенциальном варианте, будучи безысходной историей человеческого одиночества и покорности перед лицом неминуемого рока, была поставлена всего лишь 25-летним дебютантом (если не считать, что годом ранее Луи Маль помогал Жак-Иву Кусто снимать картину «В мире безмолвия»). Кстати, и «Лифт на эшафот», несмотря на виртуозные джазовые пассажи американца Майлза Дэвиса, можно было бы назвать точно так же или, например, «В ночной тиши». (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 33 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Луи Маль, до того как снять свой дебютный фильм по книге болгарского француза Ноэля Калефа, прошел режиссерские институты в мастерских двух легендарных деятелей кинематографа — Робера Брессона и Жак-Ива Кусто. И если у первого он был лишь ассистентом, то со вторым в качестве сорежиссера принял участие в двухлетней экспедиции на судне «Калипсо», которая вылилась в «Мир тишины» — легендарную документальную ленту, покорившую жюри Каннского фестиваля и завоевавшую «Оскар» в категории «Лучший документальный фильм». Таким образом, сложилась довольно любопытная ситуация, когда режиссер всерьез дебютировал в кино, уже будучи непосредственно причастным к главным призам мирового кинематографа. Ирония судьбы в том, что потом, на протяжении своей более чем 40-летней карьеры, Луи так ни одну из этих наград больше и не получил.

    Сюжет фильма затрагивает сразу два классических сюжета — идеального убийства, а также преступления и наказания. Ветеран войны, а нынче работник крупной компании Жульен Тавернье (Морис Роне) вместе со своей любовницей Флоренс Карала задумывает убийство ее мужа, который также является начальником Жульена. Идеальный план инсценировки самоубийства ставится под сомнение по нелепой оплошности, которой оказалась забытая на балконе офиса веревка. Удачный исход этой «спецоперации» в исполнении бывшего парашютиста, которого в самом начале цинично сравнивают с ангелом войны, даст возможность двум влюбленным душам наконец-то соединиться открыто и навсегда. Но, начиная от сверхчувственного диалога влюбленных по телефону, и до самого финала весьма невеселой истории им больше так и не суждено будет свидеться или услышать друг друга. Жульен, в попытке скрыть улику, застревает в офисном лифте, оказываясь в весьма неудобном (во всех смыслах) положении, выбраться из которого как ни в чем не бывало уже практически невозможно. Дело в том, что его оставленную без присмотра машину угоняет молодая парочка, с помощью которой его имя начинает жить отдельной от своего собственника и совершенно бесславной жизнью.

    В 50-е французское общество и национальная психология очень болезненно пере¬живали унижение, полученное во время Второй мировой, сомнительную военную акцию в Индокитае и антиколониальную войну в Алжире. Это был трудный период для Франции и ее граждан. Не прошли мимо эти вопросы и в дебюте Луи Маля, где эхо войны незримо присутствует не в одном эпизоде фильма. Жертва любви Жульена и Флоренс — глава зарабатывающей деньги на торговле оружием компании, обслуживаю¬щей текущие конфликты. Сам герой — ветеран, мечтающий забыть свое прошлое, как забывают страшный ночной кошмар, и тот факт, как сравнительно легко ему дается «цивильное» убийство, подтверждает, что кроме любви к чужой жене есть дополнительная мотивация к тому, чтобы всадить пулю в висок бизнесмену от войны. Охранник, который сам того не подозревая, сыграет ключевую роль в истории Жульена, при видимом внешнем благополучии хромает, как и вся страна, на одну ногу и тоже знаком с войной не понаслышке. Альтер-эго Жульена, изображая из себя видавшего виды солдата, рассуждает с умным и пафосным видом об Индокитае и Алжире, где корячатся соотечественники. А все это с легкой улыбкой слушает обеспеченный немец, которого он же с дрожанием в руке и почти детским испугом на лице расстреливает в упор, боясь столкнуться с тем, что его пугает.

    Жульен Тавернье, будучи офицером элитного отряда парашютистов, привык контролировать все в своей жизни. И проводить массовые зачистки на колониальных территориях ему, кажется, куда легче, чем незаметно провернуть убийство вне войны. В отличие от классических законов детективного жанра, полиция в расследовании убийств здесь занимает пассивную позицию, а на первое место выходит его величество Случай и враждебный героям окружающий мир. Кабина лифта, эдакий ночной кошмар клаустрофоба и темница посреди большого города, становится неким предшественником судьбы Жульена и одновременно отображает его внутренний мир. Замкнутый и закрытый для других. У него нет друзей, его уважают, но вряд ли любят, и только Флоренс подобно полоске света в темной кабине его души еще удерживает его от того, чтобы сорваться в шахту небытия. Морис Роне качественно справился со своей работой, но не более того. Персонажу порой не хватает психологической глубины, впрочем, не факт, что это было первоочередной задачей для 25-летнего Луи Маля.

    Словно на контрасте с исполнителем главной роли играет Жанна Моро, которую выход фильма укрепил в качестве иконы французского кино на многие годы. Немо¬дельная внешность, минимум грима на лице и слов на устах, но камера оператора, будто завороженная, следует за ней все время, открывая тончайшие переживания героини, полноту которых оттеняют внутренние монологи. Растворившаяся в пустынном и неприветливом городе, женщина с благо¬родными манерами и опустошенным сердцем всю ночь бродит по улицам, почти безмолвно проводя поиски своего Жульена и перебирая возможные мотивы его внезапного исчезновения. Характерен эпизод, где Флоренс попадает под дождь и ее прическа, вместе с остатками надежды, тает под ливнем. Влюбленность режиссера в образ этой сильной и одновременно слабой женщины кажется совершенно очевидной и передается зрителю.

    Молодой парень, вместе со своей спутницей (инфантильной продавщицей цветов у здания, где работает Жульен) угнавший автомобиль плененного лифтом, вызывает интересные ассоциации с вышедшим спустя тридцать лет «Коротким фильмом об убийстве» поляка Кеслевского, а именно с молодым парнем Яцеком, подобно (по своей бессмысленности и немотивированности) совершившим жестокое убийство. Только, в отличие от пана Кшиштофа, месье Луи в свойственной ему неэмоциональной манере совершенно «забывает» о каком-либо сочувствии совершившим проступок своим героям. И, при подобной судьбе, путь героя Маля на эшафот вряд ли будет сопровождаться слезой слишком чувствительного зрителя.

    Жанр не предполагает радостного конца, и надежды на то, что рассвет, как в доброй сказке, прольет свет на судьбы хороших героев, ничтожно малы. Кстати, о хороших героях. Их, как несложно догадаться, здесь попросту нет, если не считать таким инспектора Шерье в незабываемом исполнении Лино Вентуры, с ленцой и очень неспешно, будто нехотя, проводящего свое расследование. Так же неспешно происходят в фильме и остальные события. Впрочем, фильм не переходит ту грань, когда смотреть его становится банально скучно — действие довольно увлекательно, а напряжение и интрига у Маля получаются не хуже, чем у того же Клузо или кумира поколения Альфреда Хичкока.

    Сценарий, довольно стройный и интересный, тем не менее не обошелся без нескольких мелких ляпов и натяжек, которые могут испортить впечатление особо требовательного и дотошного зрителя. Только вот ставить это в упрек режиссеру, создавшему столь атмосферный и напряженный жанровый образец, пожалуй, не стоит. Оригинал, на основе которого он создавался, ничего особенного с точки зрения литературы не представляет, являясь всего лишь одним из многочисленных и добротных, но все же обычных детективов.

    Не последнюю роль в создании «черной» атмосферы сыграл саундтрек, к написанию которого был привлечен легендарный американский джазмен Майлз Дэвис, стоявший у истоков таких разновидностей жанра, как модальный джаз и фьюжн. Прохладные композиции Дэвиса органично сочетаются с мрачной картинкой и создают дополнительное напряжение в сценах прогулок по городу или автомобиль¬ной езды по пустынной трассе, а последние звуки трубы Майлза обрамляют симфонию разбитых сердец и согнутых в дугу судеб под руководством дирижера Луи Маля. Саундтрек в исполнении музыканта при помощи французских коллег был записан в течении нескольких часов и является импровизацией, исполненной в приятной компании Луи Маля и Жанны Моро под шампанское, чьи достоинства из уст убиенного немецкого туриста так расхвалят в одном эпизоде картины. Композиции из фильма чуть позже были сформированы в одноименный музыкальный альбом и стали неотъемлемой частью наследия музыканта.

    Критики ранее уже отмечали способ, с помощью которого была разрешена главная интрига фильма. Все же, несмотря на аргументацию полисменов, ставящуюся под сомнение опытными юристами, вершителем судеб для всех стал объектив фотокамеры, давший бесспорные доказательства вины для одних и алиби для других. Прием, может быть, и не революционный, но в данном случае весьма удачно перекликается с более поздним «Фотоувеличением» итальянца Микеланджело Антониони, поставившего под сомнение объективность и непогрешимость пленки и объектива. Сравнить два художественных взгляда на одну и ту же проблему порой очень занятно.

    Классика французского нуара, дебютный фильм Луи Маля, сверкающая своей игрой кинодива Жанна Моро, закрученный детективный сюжет и несравнимое музыкальное оформление от легенды джаза Майлза Дэвиса. Те аргументы, которыми вряд ли заманишь среднестатистического современного зрителя к просмотру этого черно-белого фильма, уже отметившего свой пятидесятилетний юбилей и изрядно подзабытого даже опытными киноманами. А ведь совершенно зря. Ведь, как бы эта фраза ни была затертой и банальной, так больше, увы, не снимают.

    30 июля 2010 | 01:40

    Прекрасное лицо, взвалнованный голос. Пред нами предстает героиня Жанны Моро. Женщина, которая из-за любви пройдет через многие пытки страха, неизвестности и разлуки. Она была рождена для богатой жизни — изящная, элегантная. В ней с первого взгляда чувствуется порода. И страстность. Она не может больше жить во лжи. Она не может не любить. Значит у нее есть лишь один выход.

    «Я люблю тебя» без конца, с самой глубины души, которую не пугает даже убийство, повторяет Флоранс. «Я пропаду без тебя в этой стране безмолвия»,-вторит ей ее любовник Жульен. И словно не разделяют их километры улиц Парижа. Две души как одна. Разговор по телефону. И приглушенные голоса, повторяющие слова любви, быть может в последний раз.

    Любовь. Только французы способны снять детектив, в котором от любви на экране перехватывает собственное дыхание. И сразу думаешь о половинке своей души. Сердце начинает колотиться быстро-быстро, а в мыслях одно — смогу ли я зайти так далеко ради любви.

    Быть запертым в лифте и ждать, когда придет рассвет, несущий гибель. Или без конца повторять его имя и искать, искать всю ночь. Любовь прекрасна, но «Лифт на эшафот» — детектив, а значит есть преступление. И мотив его — именно чувство.

    Муж, стоящий на пути пары, спокойно говорит: «Меня так сильно ненавидят, что я к этому привык». Но оправдано ли убийство даже такого негодяя как месье Караля? Наверно, он сам должен был побеспокоиться о том, что произойдет, если он возьмет на работу бывшего десантника, прекрасного героя Иностранного Легиона, воевавшего в Индокитае и Алжире.

    Смел ли человек на войне? Или на него так действует адреналин? Герой на поле боя необязательно герой в жизни. Как можно быть храбрецом и бояться силы любви? Неужели она гораздо страшнее направленного на тебя оружия противника, когда ты знаешь, что враг выстрелит, если ты не будешь достаточно быстр и ловок?

    Еще при жизни своего патрона, Жульен произносит одну очень любопытную фразу — «Уважайте войны».

    За что их уважать вам, торговцу оружием, и подобным вам, месье Караля?

    Хотя бы за то, что они — источник дохода для вас, зажравшихся от собственного благополучия бесов. Деньги, которые очень легко нажить на чужом несчастье. Была ли ваша смерть случайным стечением обстоятельств или же возмездием? И все таки обращение к вам я не могу писать с заглавной буквы, вы не способны вызвать уважение. Лишь страх у лизоблюдов и брезгливость у прочих.

    Покойнику наверно уже, как и при жизни, наплевать на всех. Может он в аду плачет о призраке своего потерянного богатства — на том свете не сколотишь состояния. Или месье проклинает своих убийц. Хотя для таких как он важны лишь деньги.

    Как необычно построен фильм. Это не активное действие, а скорее диалоги. Диалоги о судьбе, о «дороге, которую мы выбираем», как возможно сказал бы О. Генри. Выбор, который делают герои, будто предопределен. Как и его последствия. Прекрасная музыка Майлза Дэвиса словно призвана дать надежду душе. Пока она борется, пока ее поддерживает любовь — не все еще потеряно. И преданность окупается, а измена наказывается. Хочется жалеть и одновременно радоваться правосудию. Но точка не поставлена, скорее типично французское многоточие, которое будто кокетничает со зрителем, давая и отнимая шанс. Исправляя судьбу и перечеркивая ее.

    Она бредет одинокая по улице под дождем, мечется, не зная — то ли Ей верить в Его любовь до последнего, то ли это глупо. Он струсил и предпочел другую, более понятную и простую, ради которой не нужно жертвовать душой? Или просто Она столкнулась со злой шуткой судьбы? А может Господь решил, что искреннее чувство не искупило их грехи?

    «Любовь — не храбрость», предупреждал ее сам Жульен. Конечно он струсил — изобразил все признаки любви и смылся. А может нет? Может это все одна большая ошибка, мистификация? Женщина, которая любит до безумия, поверит любой фантазии, чтобы надеяться и оправдать. И кто знает, вдруг она права?

    Вот ползет по перилам маленький угольно-черный котенок, который, несмотря на свою ловкость, легко может сорваться вниз. Лучше бы он воспользовался лифтом, правда? Собаки в наше время ездят на метро. Почему бы кошкам не использовать смекалку и не вызвать лифт?

    Но иногда лифт может привести на эшафот. Лучше бы ты бежал по лестнице, Жульен… Но раз Он так ошибся, будьте снисходительны, Господин Судья. Позвольте им быть вместе до конца.

    3 февраля 2010 | 08:24

    Крупным, красиво эстетическим планом, киногеничного лица Жанны Моро, обсуждающей с любовником по телефону предстоящее убийство мужа, открывается эта дебютная лента 25-летнего режиссера Луи Маля, ставшая этапной в программе французской «новой волны».

    Снятая в самом конце 50-х, когда «нуар» на западе, медленно отмирая, уже становился историей, картина «Лифт на эшафот» демонстрирует зрителю несвойственную для молодого постановщика художественную смелость в подходе к сложившимся жанровым стереотипам. Но, идя по проторенной дорожке «Двойной страховки» Билли Уайлдера, Маль не забывает отдать респект вечным истинам, заложенным в чреве самого жанра, вроде той, что «все тайное когда-нибудь станет явным».

    Сюжет, которому позавидовали бы сами Коэны, начинает стремительно раскручиваться с первых минут фильма, когда сотрудник некоего акционерного общества Жульен Тавернье, науськиваемый подругой Флоранс, убивает ее мужа и своего шефа по совместительству. Но идеально спланированное убийство, совершенное в ночь с субботы на воскресенье, то есть времени, когда до понедельника трупа как минимум никто не должен был хватиться, трещит по швам. Причиной всему становится элементарный человеческий фактор: Жульен забывает веревку, по которой взобрался в кабинет директора. В результате чего ему приходиться вернуться на место преступления, с целью устранить улику, но вот зараза, из-за отключения охранником электроэнергии, быть запертым в лифте.

    Однако «Лифт на эшафот» не о страхе перед клаустрофобией, как может показаться на первый взгляд, несмотря на то, что главный герой большую часть времени проведет в лифте, словно в «капсуле времени», ожидая рассвета, подобно взмаху гильотины над своей шеей. Нет, картина Маля о гораздо более метафизичных, пространственных вещах, которые нельзя потрогать или понюхать, но которые обязательно случаются, и как говаривал поэт, не в едином количестве.

    Пока Жульен предпринимает попытки найти выход из западни, в которую сам же угодил по собственной глупости, его припаркованную возле здания машину легко и беззаботно угоняет молодая пара, которой в эту роковую ночь также суждено будет исполнить свою особую миссию в «истории на четверых».

    И еще большой вопрос кому не повезло больше — Жульену, пребывающему в своеобразной «одиночной камере перед вынесением приговора» или той беспечной молодежи, которая, вроде как и на свободе, но на самом деле в еще большей ловушке.

    Фатум или, если хотите, Рок, неминуемо преследует всех героев картины, где каждый последующий поступок ведет к непоправимым последствиям, а ожидание становится невыносимым и по настоящему тягостным. Достается даже тем, кто находится поодаль и не принимает участие в судьбоносных событиях. Флоранс, великолепно сыгранная Жанной Моро, мучается в догадках, что же произошло с ее любимым, сумел ли он выполнить то, к чему они так долго шли.

    Мечущаяся с потерянным видом по ночному Парижу, героиня Моро бормочет что-то себе под нос, вглядываясь в лица прохожих, точь-в-точь как другой ее экранный персонаж из вышедшей четырьмя годами позднее антониевской «Ночи». Оператор Анри Деке, которого впереди еще только ждет всемирное признание, как зачарованный любуется женской красотой прославленной актрисы, не забывая при этом выдать потрясающе красивые «открыточные ракурсы» французской столицы, где на заднем фоне громыхает гром, а жизнь начинает бурлить только после полуночи.

    Джазовые пассажи Майлза Дэвиса еще больше усиливают эффект от просмотра фильма, придавая происходящему изысканную пикантность и, я бы даже сказал, какую-то безысходную фатальность. И, разумеется, еще не в одном фильме ожидание восхода солнца не было таким гнетущим и беспросветным, с которым ассоциировался бы конец всего, в противовес большинству других картин, где надежда умирает именно с приходом заката, но не как не рассвета.

    8 января 2010 | 15:50

    Я посмотрел этот фильм, уже прочитав рецензии и зная сюжет. Наверное, это было неправильно. Тем не менее, даже после такого знакомства с фильмом я могу утверждать, что фильм смотреть все равно интересно. Даже если вы не ставите себе цель посмотреть шедевр, а просто хотите посмотреть хороший фильм.

    Этот фильм — хороший. При всей неоднозначности фильмов, относящихся к категории «нуар», «Лифт на эшафот» смотрится легко. Конечно, сегодня в 21 веке вы будете замечать какие-нибудь неточности или несоответствия. Но в фильме есть сюжет — не буду его пересказывать. Скажу лишь, что это все-таки не детектив, а скорее драма. Драма сомневающихся неуверенных взрослых людей. В фильме также есть нотация, которую я для себя сформулировал просто — «все тайное всегда становится явным». Банально? Да. Но в «Лифте на эшафот» она раскрывается только в самом конце, поэтому вы будете смотреть до конца.

    И еще вы будете слушать музыку и обязательно услышите волшебного Майлса Дэвиса. Очень органично вписаны композиции американского джазмена в этот французский фильм.

    Актеры мне понравились, сегодня таких мало. Я сомневаюсь, что сегодня нашлись бы роли для Жанны Моро и Мориса Роне. Ну и что. Хорошо, что они были и остались в этом черно-белом фильме.

    А вот Лино Вентура, хоть он и играет не заглавную роль в этом фильме, обязательно будет в дальнейшем ассоциироваться у вас с французским комиссаром полиции. Он великолепен тем, что не выходит за рамки, которые для него определил режиссер, и все равно является очень яркой фигурой. Опять-таки на фоне растерявших себя героев (не актеров).

    Не буду ставить фильму оценку. Просто советую вам наполнить бокал белым сухим и спокойным вечером, не отвлекаясь, посмотреть хорошее французское кино.

    13 апреля 2012 | 00:31

    Сюжет фильма достоин самого Хичкока. Герой после убийства мужа своей любовницы застревает в лифте на месте преступления. Пока он предпринимает всевозможные попытки из него выбраться, часики тикают, приближая утро.

    Тем временем его любовница на протяжении всей ночи в ливень и грозу отчаянно разыскивает его по всему городу. А парочка, угнавшая автомобиль горе-любовника, настолько вошла в роль, играя в чужую жизнь, что это приводит к еще одной трагедии, очередному убийству.

    Какое бы сочувствие не вызывали герои фильма, совершавшие свои поступки пусть и ради любви, содеянное ими заслуживает наказания. И в финале оно неотвратимо настигает каждого из них. Жаль, что в реальной жизни этот моральный принцип не всегда так очевиден.

    7 из 10

    21 декабря 2010 | 16:53

    Французский нуар, как и Французская Новая Волна, был явлением столь самодостаточным, самоценным и самоцветным, высшим воплощением своей полифактурной самости, предметом исключительного искусства, довлеющего и даже подавляющего, столь нарочито отмежевывающегося от своей первобытной в общем-то американскости, даже тогда, когда происходил процесс тщательного препарирования/подстраивания/прорастания англоязычного бульварного чтива во французскую почву (Шаброль, Клеман, Девиль, Жиро преуспели в этом больше всех, тогда как создавали нуар по-французски исключительно на основе франкоязычной прозы Клузо, Ромер, Трюффо), что его отчасти можно было упрекнуть в деконструктивизме, приданию этой эстетике черного-темного-томного-зловещего явственного привкуса неслучайного формализма. Игра в смерть оборачивается игрой в настроения, а самодовлеющий рок, ложащийся отпечатком на лик фатальной дамы, превращается в метания, терзания, стенания — криминальная ловушка становится экзистенциальным капканом. Здесь нет тьмы, но и света не предвидится тоже. При вроде бы точном переносе первичных для жанра деталей французский нуар неосознанно предрекал Новую Волну, творя из Антигероев культ Героя.

    Луи Маль, который у баррикад детей Красного Мая никогда не стоял, хотя и определенное барское сочувствие им выказывал(в этом смысле Маль не тождественен Бертолуччи, коего его врожденный аристократизм привел на путь кинореволюционера; тогда как буржуазность из Маля так до конца вытравлена не была), в сущности не был апологетом зарождавшейся Новой Волны, хотя по иронии судьбы именно её он и предрёк в своём дебютном фильме «Лифт на эшафот», основанном на романе писателя Ноэля Калефа. И дело тут не столько в той кинотекстуальной материи, что соткал Маль в «Лифте на эшафот» — рыхлой, шероховатой, экспериментальной и даже в чем-то гиперреалистической — сколь в самой истории, рассказанной режиссером. Пересечение по прямой жизней двух пар: Симоны и Жюльена, Луи и Вероники. Что их объединяет, кроме явной тяги к (само)разрушению? Невысказанное стремление изменить течение своего устоявшегося, застоявшегося, окислившегося и скисшего бытия, но без особых на то усилий. Все и сразу, если за душой нет ни гроша, а самой души и нет. Из таких вот бесстыже смелых и анархиствующих Луи и Вероник взращиваются в дальнейшем Симоны и Жюльены; мелкие проступки, незначительные правонарушения обретают типологию закономерности, перерождая и вырождая индивидуума. Маль даже очерчивает конфликт поколенческий, ведь в Симоне-Жюльене зритель видит омертвевшие, но все же идеалы старого режима, идеалы родителей, тогда как у Луи с Вероникой нет ничего, кроме истовых желаний риска. Происходит столкновение меньшего и большего имморализма, непреднамеренного фатализма и неизбежного мортализма, когда как не беги от смерти, она все равно настигнет.

    Примечательно ещё и то, что образы Луи и Вероники с лёгкостью зарифмовываются с жизнью Мишеля Пуаккара и Патриции из годаровского «На последнем дыхании», даже угон автомобиля присутствует. Впрочем, постмодернистские заимствования Годара очевидны, однако у Маля завершение истории Луи и Вероники происходит намного быстрее и драматичнее, ибо режиссеру оказывается важнее выкристаллизовывающаяся мораль, заключающаяся в неизбежности наказания. Импульсивность, бунт, эмоциональность, отрицание и отторжение всего что является общественно значимым для Луи оборачивается вихрем насилия, но в отличии от Пуаккара, от жизни уставшего, Луи карается дарованной ему жизнью. Раскаяние в его случае достигается только лишь самобичеванием, ему придётся платить втридорога, заново переживая все им содеянное. Бунт прекрасен на первых порах, революция не всегда подразумевает эволюцию.

    Хрусталь парижских улиц зеркалит адом, ночь ветрена и холодна, как продажная девка, а экзистенциальное томление Симоны оборачивается муками… Но не совести, а страсти. Страсти к пороку. Французский нуар дышал всегда Достоевским, как и Маль, в своей кинематографической палитре смешавший краски Карне, Ренуара. Дихотомию преступления-наказания от Ноэля Калефа Луи Маль в «Лифте на эшафот» противопоставляет иной, чувственной, Мужскому-Женскому, которая в пределах фильма существует на наиболее явном уровне как конфликт между женщинами, которые жаждут от своих мужчин всего мира у их ног, и мужчинами, которые, растворяясь в объектах собственных страсти и порока, обрекают себя на ничтожное существование. Впрочем, и роковые женщины наказываются сполна.

    Мужское-Женское в синефильском понимании отыгрывается тем, что каждый неофит Новой Волны привносил во всеобщее кинопространство слишком своё, личное, увековечивая в том числе и своих муз. Годар снимал Анну Карину, Рене — Дельфин Сейриг, а ещё были Денёв, Ардан, Бардо. И Жанна Моро, создавшая в «Лифте на эшафот» отчужденный, но лишенный всякой загадочности, инфернальный, но не демонический портрет современницы. Маль снимает её глазами оператора Анри Дека не как возлюбленную, отрицая даже намеки на чувственность; в авторском взгляде сквозит непритаенный страх перед её недремлющей силой, перед её неправильной, но покоряющей красотой. Сама актриса, как и её героиня, для Маля становится зеркалом, в котором он видит в том числе себя. И эта высшая форма вуайеризма — наблюдать за собой, но через призму любимой женщины, снимая кино о своих персональных переживаниях, прикрывая это формой нуара. Поэзией тотального душевного мрака, прочитанной под саксофонный плач джазовых переливов Майлза Дэвиса. В этот раз парижская ночь никого не простит.

    5 июля 2015 | 17:03

    Понравился ли мне этот фильм? Да. Хотя он и оставил после себя другое послевкусие.

    В центре фильма, не любовь, а одиночество, может быть, даже одиночество на фоне любви, некая тоска, которая пронизывает фильмы Луи Маля.

    Жульен и Флоранс, последняя желает освобождения и заключает сделку с Дьяволом, которого как известно не перехитрить.

    Жульен совершает роковой поступок, чувствуется, что все заранее обречено, даже не провал а на наказание за грех. Мы не хотим думать, что наказание будет, но оно будет так или иначе, и наказываем мы себя сами…

    Муж Флоранс, удивил момент — Жульен приходит к нему в перчатках, как можно было не обратить на это внимание? Человек в перчатках в офисе…

    «Уважайте войну, господин Карала, она ваша семейная собственность!» говорит Жульен мужу Флоранс… пишу рецензию и понимаю, что именно хотел сказать режиссер этими словами, несущий зло от зла же и погибнет!

    Глубокий фильм. Смотрела долго, не за один раз. Жана Моро хороша, даже не знала что она так красива — звуки трубы Майалза Дэвиса, фотографии, которые она не может отпустить так же, как и самого Жульена… Лино Вентура за ее спиной, его голос, низкий, хрипловатый. Двадцать лет… нет больше возраста, нет больше дней, я засну! Потом проснусь, одна… десять лет, двадцать лет — никакого снисхождения! Я не заслуживаю никакого снисхождения! Я знаю, что все же любила тебя! Я сделала это не только ради себя! Теперь я стану старухой… здесь мы вместе! Вот увидишь, нас не смогут разлучить!

    10 декабря 2010 | 17:37

    Если бы «Город грехов» снимали в конце 50-х, конечно это невозможно, но давайте просто предположим такую фантастическую возможность, то лучшим режиссером для экранизации стал бы Луи Маль. Все дело в том, что его «Лифт на эшафот» вполне соответствует истории Фрэнка Миллера про Аву Лорд. Вот посудите сами. Сексуальная дива использует мужчин чтобы обогатиться, но в силу ряда случайностей вынуждена нервно ходить по ночному городу сливаясь с яркими красотами ночного города. Мужественный Морис Роне вполне фактурой соответствует комиксовому Дуайту, а серьезный Лино Вентура — чем не Хартиган? Да и Жанне Моро тут самое место. Сексуальная, холодная, отстраненная. Вылитая Ава Лорд. Только сцен откровенных нет. И оставим все пикантные датели для современности, Маль о них даже и не рассказывал. Он просто выделил нерв момента: убитый богатый муж, напряженный полицейский, запертый волею случайности преступный любовник и потерянная Моро. Все это усиливается замечательным музыкальным рядом Майлза Дэвиса и пронизывает напряжением каждую секунду повествования. Фрэнк ли Миллер, Достоевский ли или еще кто-то принимаются за точку отсчета, но тут у Маля обозначено преступление, а значит и без наказания не обойдется.

    И ведь, кстати, многочисленные критические стрелы летящие к картине Фрэнка Миллера могут быть адресованы и к картине Маля. Например, филиппика о том, что визуальная составляющая фильма существенно перевешивает предсказуемое содержание. И вот, неважно как там с «Городом грехов» с Марвом и Хартиганом, но «Лифт на эшафот» от чрезмерного эстетства явно теряет, оставаясь самодостаточным и заслуживающим вниманием французским нуаром.

    7 из 10

    26 августа 2014 | 03:06

    На этот раз Луи Маль меня приятно удивил своей кинолентой «Лифт на эшафот», в отличии от предыдущего документального фильма «Одиссея Жака Кусто: Мир тишины», этот фильм-нуар смотрится гораздо лучше, все-таки Луи Малю лучше удается снимать нуар, чем документалистику.

    При просмотре фильма чувствуется рука профессионального режиссера, а ни как не дилетанта, хотя режиссером полного метра Маль становиться еще только второй раз. С экрана сходит удивительная история, хотя я не приветствую, когда балом правит случай, но такова жизнь и всякое может случиться. Так и здесь идеально спланированное убийство терпит крах из-за одной досадной и, как сам герой признается, глупой ошибки.

    Здесь раскрываются сразу 2 сюжетные линии, которые настолько сливаются, что уже трудно определить, где какая. Все это связывается спутывается в такой комок, что даже сами герои не могут понять, в чем дело. Любовники хотели восстановить справедливость и заодно привлечь свои интересы, за что жестоко и поплатились, другие же герои по молодости натворили тоже немало глупостей, о которых сами пожалеют, все получат по заслугам, вот только заслужили ли они такого? Молодые влюбленные всего лишь хотели пожить роскошной, разрекламированной и, как им казалось, почти волшебной жизнью. А любовники только хотели быть рядом, наслаждаясь своей быстро горящей любовью.

    Поскольку есть существенные огрехи в сценарии (раскрытие которых повлечет за собой спойлер) не могу поставить высшую оценку, поэтому

    7 из 10

    28 августа 2014 | 16:09

    Так сложилось, что первый же полнометражный фильм Малля оказался причисленным к лику — став каноническим, эталонным, разойдясь на кинематографические цитаты, родив сонмы эпигонских подражаний. А ведь двадцатипятилетний режиссер всего-то навсего позволил новой волне омыть усталую и выдохшуюся к концу пятидесятых форму фильма-нуара, разбавить его фабулу, традиционно «липкую, как кошмар или речь пьяницы», создав своеобразный аналог кушнеровской формулы «Кто нам сказал, что мир у ног // Лежит в слезах, на всё согласен? // Он равнодушен и жесток. // Зато воистину прекрасен.»

    В «Лифте на эшафот» вешние воды новой волны не подтачивают, а размывают основы «черного» жанра, создавая неожиданные планы восприятия стандартной, на первый взгляд, криминальной драмы. Сама скрупулезность соблюдения атрибутики нуара (femme fatale, холодная и меркантильная, толкающая на преступление (анти)героя, общая атмосфера цинизма, роковой предопределенности, порочности человеческой природы, морось и сырость, ночь и туман, тщательно нагнетаемый саспенс, потерянность во времени и пространстве) здесь дискредитирует жанр, доводя до абсурда его условности, выворачивая их наизнанку.

    Персонажи в «Лифте на эшафот» не просто типичны (архетипичны, стереотипичны…), они сведены к маскам античного театра, увиденного из двадцатого века. Жанна Моро играет Клитемнестру, но не Эсхила, а Сартра. Прекрасное лицо ее на протяжении всего фильма бесстрастно, как у классической статуи (по-настоящему живым мы его видим лишь на проявляемых в кадре фотографиях), интонации ее уникального голоса выспренны и декламативны, как у актеров времен Расина, единственный разговор ее героини с любовником механически повторяющимися, обессмысленными «Я люблю тебя» напоминает мантры, языческий заговор на любовь ("полюбив меня, помни меня, встанет ли солнце, помни меня, ляжет ли солнце, помни меня…»), блуждания ее по ночному Парижу похожи на перемещения зомби — существа, безусловно ведомого, безусловно подчиненного кому-то или чему-то и себя не контролирующего. Герой Мориса Роне, нелепо застрявший в лифте, становится игрушкой всех возможных «богов из машины»; сюминутные импульсы, желания, страхи швыряют парочку юных из бездны в бездну. Всех задействованных постигает не судьба, вооруженная справедливым возмездием, а слепой случай; не Эринии Эсхила, а сартровские мухи…

    В этой выхолощенной схеме вольготно бытовым деталям и приметам времени, сразу приобретающим неожиданную основательность и символическую громкость. Карте Африки на стене кабинета господина Карола. Табачному дыму в сомнительной репутации ночной забегаловке. С ударением произнесенной фразе эксперта-криминалиста о том, что он — выпускник Ecole Normale. Мосту Бир-Хакайм, именно после этого фильма вошедшему в обойму культовых кино-примет Парижа, на весь мир растираживанному Бертолуччи в «Конформисте» и «Последнем танго в Париже». Парижу, и Франции, которых уже не осталось нигде, кроме как на кинопленке…

    3 мая 2011 | 23:58

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Новости


    В рамках проходящего в Сочи кинорынка компания «Люксор Дистрибьюшн» сообщила о возможном приезде Джоша Хартнетта в Москву, «Парадиз» показал эксклюзивные материалы потенциального хита «Посвященный» и объявил о приезде Жерара Депардье и Элизабет Хёрли в Россию, а Top Film Distribution похвасталась своим каннским пакетом с Робертом Паттинсоном(...)
     
    все новости
    Кинокасса США $ Россия
    1.Человек-муравейAnt-Man24 909 332
    2.ПикселиPixels24 011 616
    3.МиньоныMinions22 933 960
    4.Девушка без комплексовTrainwreck17 281 950
    5.ЛевшаSouthpaw16 701 294
    24.07 — 26.07подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ПикселиPixels146 441 426
    2.Человек-муравейAnt-Man111 747 901
    3.МиньоныMinions100 091 872
    4.ВиселицаThe Gallows48 702 428
    5.Бумажные городаPaper Towns28 052 996
    23.07 — 26.07подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 023 581743 692
    Деньги505 960 504 руб.194 586 807
    Цена билета250,03 руб.3,12
    23.07 — 26.07подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    25.В бой идут одни «старики»8.521
    26.ОтступникиThe Departed8.520
    27.Властелин колец: Братство кольцаThe Lord of the Rings: The Fellowship of the Ring8.518
    28.Бриллиантовая рука8.515
    29.Властелин колец: Две крепостиThe Lord of the Rings: The Two Towers8.510
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    11.МакбетMacbeth95.07%
    12.Рыцари Круглого стола: Король АртурKnights of the Roundtable: King Arthur95.04%
    13.Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse94.96%
    14.В сердце моряIn the Heart of the Sea94.85%
    15.ИнферноInferno94.80%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Убрать из друзейUnfriended26
    Как прикреплены крылья к спинам ангеловHow Wings Are Attached to the Backs of Angels1
    ХулиганHellion8
    Терминатор: ГенезисTerminator Genisys281
    МиньоныMinions49
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ПикселиPixels6.308
    Миссия невыполнима: Племя изгоевMission: Impossible - Rogue Nation7.732
    МиньоныMinions6.564
    Человек-муравейAnt-Man7.497
    АнтуражEntourage7.213
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Миссия невыполнима: Племя изгоевMission: Impossible - Rogue Nation06.08
    СтрингерNightcrawler06.08
    Агенты А.Н.К.Л.The Man from U.N.C.L.E.13.08
    Фантастическая четверкаFantastic Four20.08
    Хитмэн: Агент 47Hitman: Agent 4703.09
    премьеры