всё о любом фильме:

Гражданин Кейн

Citizen Kane
год
страна
слоган«Radio's Most Dynamic Artist . . The Man At Whose Voice A Nation Trembled . . . Now the screen's most exciting NEW star ! ORSON WELLES in the picture Hollywood said he'd never make»
режиссерОрсон Уэллс
сценарийГерман Я. Манкевич, Орсон Уэллс, Джон Хаусмен, ...
продюсерОрсон Уэллс, Джордж Шефер
операторГрегг Толанд
композиторБернард Херрманн
художникВан Нест Полглейс, Эдвард Стивенсон, Даррел Сильвера
монтажРоберт Уайз
жанр драма, детектив, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  640 тыс.
премьера (мир)
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время119 мин. / 01:59
Номинации (8):
В шикарном поместье умирает газетный магнат Чарльз Фостер Кейн, роняя лишь одно слово: «Роузбад». Смерть Кейна вызывает бурную реакцию в обществе, и группа журналистов берется узнать, кем же он был на самом деле, что он пережил за свою долгую, полную взлетов и падений жизнь… И что все-таки значит это «Роузбад»?
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
67 + 0 = 67
9.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • По словам Орсона Уэллса, обстоятельство того, что Дороти Коминьоре была беременна, когда начались съёмки, дало ему некоторые преимущества: например, в спорах со студией Орсон использовал данный аргумент, как подтверждение своих намерений закончить съёмки в срок. При просмотре фильма практически невозможно заметить, что Дороти беременна, т. к. она либо сидит за столом, либо одета в свободные длинные платья.
    • Персонаж «мистер Бернштейн» получил своё имя в честь опекуна Орсона Уэллса доктора Мориса Бернштейна.
    • Изначально сцена с Чарльзом Беннеттом и «хором девушек» должна была происходить в борделе, но студия не разрешила съёмки подобной сцены. Однако данное обстоятельство никак не потревожило Орсона Уэллса, который намеренно вписал такую сцену в сценарий, для того чтобы отвлечь внимание цензоров от других элементов.
    • Орсону Уэллсу было всего 24 года, когда он вместе с Херманом Дж. Манкевичем написал сценарий фильма «Гражданин Кейн»
    • До своего появления в Голливуде в 1926 году Манкевич рецензировал пьесы для журнала The New Yorker.
    • Десятилетиями ходили споры по поводу того, какой вклад в сценарий внесли Уэллс и Манкевич. По данным различных источников, каждый из авторов выразил в сценарии свой взгляд на биографию и судьбу персонажей. Уэллс использовал в сценарии факты из своей личной жизни, Манкевич же, создавая образ Чарльза Фостера Кейна, придал ему черты Уильяма Рэндольфа Хёрста, известного издательского магната. Ходили слухи, что Хирста больше всего бесило то, что в фильме не раз упоминался «розовый бутон» (именно так, как многие утверждали, магнат называл интимные части тела своей любовницы Мэрион Дейвис).
    • По словам Уэллса, прототипом Кейна также были чикагский финансист Гари Фаулер МакКормик, потративший огромные средства на свою любовницу и вторую жену, польскую певицу Ганну Вальску, и один из основателей General Electric, чикагский магнат Самуэль Инсулл, построивший для своей любовницы-певицы оперный театр в Чикаго.
    • Еще во время учебы в школе Уэллс сочинил пьесу «Марш» (Marching Song), которая так и не была поставлена. В ней он поведал о том, как относятся к известному человеку разные люди, так или иначе связавшие с ним свою жизнь.
    • Манкевич написал первый вариант сценария приблизительно за шесть недель; большую часть этого времени он работал на больничной койке.
    • Картина получила восторженные отзывы кинокритиков, однако практически провалилась в прокате. Это в значительной степени объясняется тем, что Уильям Рэндольф Хёрст запретил упоминать об этой картине в своих газетах, которые в то время составляли основную часть печатной продукции в США.
    • Внимательный зритель может заметить, что камера всегда смотрит на Кейна и Лиланда снизу вверх, в то время как на более «слабых» персонажей, например, Сьюзан Александр, — сверху вниз. Данную манеру съёмок Орсон Уэллс позаимствовал у Джона Форда, применившего такой подход двумя годами раннее в «Дилижансе» (1939).
    • Для того чтобы придать выпуску новостей, показанному в начале фильма, зернистый вид, Роберт Уайз (монтажер) протащил пленку с отснятым материалам по каменному полу и марле, наполненной песком. Однако задумку монтажера не поняли некоторые владельцы кинотеатров, потребовав замены копий фильма из-за ужасного качества первых десяти минут.
    • Журналист, берущий интервью у пожилого Кейна, — оператор фильма Грегг Толанд.
    • Дебютный фильм Агнес Мурхед.
    • Во время съёмок Орсон Уэллс сломал лодыжку и был вынужден на протяжении двух недель руководить съёмками фильма из инвалидной коляски.
    • По версии American Film Institute фильм занял первое место в списке лучших фильмов всех времен.
    • Фраза Кейна «Бутон розы» заняла 17 место в списке «100 лучших фраз в истории кино» по версии American Film Institute.
    • Производственный номер фильма, который он получил на студии RKO, — 281.
    • Оригинальные негативы фильма сгорели во время пожара, случившегося в 1970-х гг.
    • Один из голосов репортеров, смотрящих выпуск новостей в начале фильма, принадлежит Джозефу Коттену.
    • Алан Лэдд исполнил небольшую роль, сыграв одного из репортеров в финале фильма.
    • В одной из сцен Кейн говорит: «Не верьте всему, что слышите по радио». Это — возможная ссылка на радиопостановку Орсона Уэллса «Война миров», которую многие восприняли, как настоящий репортаж с места высадки инопланетян.
    • Практически весь актерский состав фильма состоял из актеров труппы Mercury Theatre, которую основал Орсон Уэллс в возрасте 21 года. Данная труппа занималась радиопостановками известных литературных произведений, среди которых были «Граф Монте Кристо», «Остров сокровищ», «39 ступеней», «Авраам Линкольн», «Война миров» и др.
    • Персонаж Джозефа Коттена (Лиланд) основан на газетном критике Эштоне Стивенсе.
    • Уильям Рэндольф Хёрст был настолько взбешён фильмом, что назвал Орсона Уэллса коммунистом, для того чтобы помешать выходу картины на экраны.
    • В начальной сцене фильма (после выпуска новостей) на заднем плане, среди репортеров, можно заметить Джозефа Коттена.
    • При съёмках фильма Грегг Толанд очень часто использовал линзы с просветляющим покрытием, что было в новинку для киноиндустрии того времени.
    • Кусочек оперы, на котором тренируется Сьюзан, — «Una voce poco fa» из «Il barbiere di Siviglia» Джоаккино Россини.
    • Согласно популярным слухам, Тед Тернер собирался переделать картину из черно-белой в цветную, но из-за крайне негативной реакции зрителей он отказался от своей идеи. Полемика вокруг изменения первоначального вида картины была одним из факторов, приведших к принятию новых правил при выходе фильма на видео или показе на телевидении: если фильм был изменен по сравнению с версией, шедшей в кинотеатрах, в начале обязательно должен появляться титр гласящий, что картина была изменена по сравнению с оригинальной версией.
    • Толпа, смотрящая на Кейна, когда он говорит свою речь, — это на самом деле статичная фотография. Для того чтобы придать иллюзию движения, с помощью булавок были проколоты сотни дырочек, за которыми техники всё время передвигали освещение.
    • Уже после выхода фильма, Орсон Уэллс извинился за то, как была изображена Мэрион Дейвис в роли Сьюзан Александр, сказав, Мэрион — замечательная женщина.
    • По версии Entertainment Weekly фильм занял 2 место в списке «Величайших фильмов всех времен».
    • В сценарии фильма присутствовала сюжетная линия, согласно которой Сьюзан Александр изменяла своему мужу, и Кейн узнавал об измене. Для данных сцен были готовы раскадровки, однако они так и не были сняты.
    • Имя мистера Бернштейна ни разу не произносится по ходу действия фильма.
    • Во время съёмок фильма Орсон Уэллс получил предупреждение от Уильяма Рэндольфа Хёрста, согласно которому последний намеревался дискредитировать режиссера с помощью фотографий, на которых Орсон будет запечатлен в компании обнаженной женщины в комнате отеля. В тот день Уэллс не стал возвращаться в отель, для того чтобы избежать возможной нелицеприятной фотосессии. Однако так и неизвестно точно, была ли данная угроза правдой или вымыслом.
    • Съёмки фильма начались в конце июня 1940 года и закончились 23 октября того же года. Изначально фильм должен был выйти в прокат в феврале 1941, но из-за череды скандалов, окружавших картину, премьера была отложена до 1 мая 1941 года.
    • По версии журнала Total Film фильм занял 6 место в списке «100 величайших фильмов всех времен».
    • Соглашение, достигнутое между Орсоном Уэллсом и студией RKO, предоставило ему неслыханную свободу для режиссера-дебютанта: он должен был написать сценарий, спродюсировать, срежиссировать и сыграть в двух фильмах для студии, при этом именно он подбирал актеров и съёмочную группу. Также у него было право на окончательный монтаж своих картин. Глава студии Джордж Шефер мог лишь остановить съёмки, если бюджет фильма превысит $500,000 (бюджет «Кейна» был перерасходован на $200,000), но никто кроме Уэллса не имел право просматривать текущий съёмочный материал.
    • Глава студии RKO Джордж Шефер предложил изменить название фильма с «Американца» на «Гражданина Кейна».
    • Одно из возможных названий, которые рассматривал Орсон Уэллс для своей картины, — «Джон Кью».
    • Продолжительная сцена, в которой Лиланд даёт интервью в доме престарелых, была первой сценой Джозефа Коттена, снятой для голливудского фильма. Так как Орсон Уэллс сломал лодыжку, пришлось внести изменения в съёмочный график. Изначально сцена с пожилым Лиландом должна была быть снята одной из последних. Чтобы хоть как-то помочь актеру, весь его монолог был записан на специальные карточки, которые должен был читать Джозеф. Однако из-за огромного количества грима и контактных линз он практически ничего не видел. Поэтому Коттену пришлось выучить все свои реплики всего за несколько часов.
    • Для того чтобы отделаться от студийных боссов хотя бы в первые дни съёмок, Уэллс заявил, что съёмочная группа и актеры находятся на репетициях, когда на самом деле съёмки шли полным ходом. Уловка Орсона была раскрыта лишь только через несколько дней.
    • В начальной сцене фильма (после показа выпуска новостей) все персонажи, присутствующие в комнате, были сыграны актерами, исполнившими главные мужские роли в картине, включая Джозефа Коттена и Орсона Уэллса.
    • Для съёмок данного фильма Орсон Уэллс и оператор Грегг Толанд впервые использовали «глубокий фокус»: специальная манера съёмок, позволяющая снимать объекты на переднем, среднем и заднем планах с одновременным фокусом.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Сцена, в которой Кейн крушит комнату Сьюзан, была снята с первого дубля. После окончания съёмок руки Орсона Уэллса были в крови и синяках.
    • Во время сцен, в которых Кейн покупает свою первую газету и говорит, что он станет банкротом только через 60 лет, можно увидеть, как выглядел Орсон Уэллс в возрасте 25 лет. Во всех остальных сценах на актере присутствовал грим, делавший его старше.
    • еще 43 факта
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Друзья Орсона Уэллса поинтересовались у него, как о последних словах Кейна мог узнать весь мир, если в момент смерти в его комнате не было посторонних. Уэллс долго не знал, что ответить, а потом сказал: «Больше никому об этом не говорите».
    • На пятой минуте показывают газеты разных стран с сообщением о смерти Чарльза Кейна на заголовках первых полос, в том числе — советскую газету «Беднота». Такая газета действительно существовала и предназначалась в первую очередь для малограмотного слоя населения СССР — бедного крестьянства и солдат, что обуславливало тематику и стиль изложения. Маловероятно, чтобы смерть американского издательского магната заняла бы первую полосу этой газеты. К тому же, «Беднота» издавалась в период с 27 марта 1918 года по 31 января 1931 года, а Чарльз Кейн умирает в начале 1941 года.
    Трейлер 03:52

    файл добавилParticular..Plan

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Этот фильм, уже не раз заслуженно называвшийся в различных опросах критиков и других кинематографистов в качестве лучшего кинопроизведения всех времён и народов, имеет высокую оценку 8,6 (из 10) по итогам голосования пользователей imdb, что свидетельствует о его признании современными зрителями. Картина, намного опередившая своё время (она выдвигалась по девяти номинациям на «Оскар», но удостоилась только утешительного приза за оригинальный во всех смыслах сценарий), до сих способна поразить собственным кинематографическим новаторством. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 240 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Уверен, почти все кинолюбители слышали про «Гражданина Кейна» — фильм, который часто называют лучшим кинотворением всех времён и народов. Но многих наверняка отпугивает тот факт, что он снят в далёком 1941 году, и не решаются посмотреть этот «наверняка занудный и примитивный», по их мнению, чёрно-белый фильм. Уверен, они недоумевают, неужели один из первых полнометражных звуковых фильмов был снят так хорошо, что перебить его рейтинг не могут уже более 70 лет. Но посмотрев его, все ваши сомнения насчёт объективности его высоких оценок рассеются. Жанр картины можно определить как психологическая драма с элементами детектива. Снять такое в 1941 — уже подвиг и невероятный прорыв. Не стоит напоминать, что все кинокартины тогда были линейными, никаких ответвлений в сюжете, флешбэков, неразгадываемых вплоть до самого конца тайн в сюжете. Тут всё это есть, причём эти приёмы в литературе давно были, но кино по своему тогдашнему месту в культуре было призвано не озадачивать, бросать в дрожь или задавать загадки — от него ждали или смешной до колик истории или душераздирающих любовных драм. Снять по-настоящему умный и нетривиальный фильм сумел снять молодой Орсон Уэллс — относительно будущего кино у него были не застарелые предубеждения, а куча новаторских идей, которые он с успехом реализовал.

    Фильм, по сути, об одном человеке, том самом Гражданине Кейне — медиамагнате, который оставляет после себя внушительную империю и тайну своей неоднозначной личности, плюс загадку, заключающуюся в значении его последнего прижизненного слова -«Rosebud» («бутон розы»). И вот журналист одной из крупных газет осуществляет своё расследование для того, чтобы разгадать эти две тайны. Он с этим не совсем справляется, а вот зрителю и то и то раскроют, если он будет достаточно внимательным. И вот то, как подан сюжет стоит отметить — в фильме, скорее всего, первые в истории кино «флешбэки». Следуя за тем журналистом, и слушая его беседы с людьми, знавшими Кейна, мы рисуем себе его образ, но он меняется в зависимости от отзыва о нём собеседника. В конце концов, у нас получается не строгая оценка соотношения положительных и отрицательных мнений о нём, мы уже создаём свой собственный психопортрет миллионера и искателя. И ещё одна особенность данного фильма относительно других кинолент того времени — сложность характеров — нет сугубо злых или добрых, никого не делают статичным, их положение относительно главного героя меняется, показана их судьба и то, как повлиял на них Кейн. В других же фильмах того времени, как правило Добрый шериф Смит ловил плохого Бандита Джонсона, и всё.

    Я назвал Кейна искателем, и он, несомненно, им является, его целью которого была мечта, которая не оставалась неизменной и единственной, а менялась вместе с ним. Поначалу упрямый юноша хотел славы и внимания, получив это, он начал искать любви, получив её в несовершенном виде, он сделал идеей-фикс увеличение своего влияния на людей, как следствие — жена превратилась в очередной его проект реализации чего бы там ни было, а поле деятельности из медиа переместилось в политику. Но Великому Кейну всё время мешали наивные и недалёкие люди, которые мыслили приземлённо по сравнению с ним, и не хотели его возвышения. Попытки сделать его обычным шли со стороны опекуна, потом жены, а затем уже многих многих, которые хотели сбить этого орла, который взлетел, по их мнению, слишком высоко и всё-таки они разрушили его мечты. Сам он из идеального примера превратился в антипример, перестав быть свободным и независимым, и вот перед нами нерациональный и маниакальный Кейн. Управлявший мнением миллионов людей в Америки о себе, он уже не мог ни в чём разубедить нескольких близких к нему. Эхо в его гигантском замке кричало о безумии, жена больно жалила словами, весь мир отвернулся от него, а всё, что сказал перед смертью великий Гражданин Кейн — «роузбад». И занимательнейшая история о самом неоднозначном человеке Америки того времени действительно заслуживает тех высоких оценок, что ставят ему уже больше семидесяти лет.

    17 марта 2014 | 15:48

    Фильм «Гражданин Кейн» построен на основе кольцевой композиции, все заканчивается, тем же чем и начиналось. Помимо этого Орсон Уэллс в своем фильме интересно использует прием ретроспективы, часто отбрасывая зрителя в прошлое, он старается показать нам, кто такой этот Чарльс Фостер Кейн, какая жизнь у него была, и что собственно произошло?

    Медиамагнат Чарльз Фостер Кейн умирает в своём доме, выронив перед смертью из рук стеклянный шар и еле произнеся только одно слово: «rosebud» («розовый бутон»). Газеты и кинохроника сразу же подхватывают это событие, и пытаются выяснить, что же значат эти последние предсмертные слова. Так по ходу собирания репортером Томпсоном частичек пазла, изображающих жизнь этого медиамагната, зритель вместе с ним окунается в историю о Чарльзе Кейне. Так что же за человек был Кейн, и что значат эти последние слова?

    Посмотрев фильм, я могу сказать, что синонимом к имени Чарльз Кейн является слово победа. Да, именно победа, это, то что руководствовало его действиями и жизнью. Это, то чего он всегда пытался добиться, и то, что у него выходило, и эта победа была неотделима от общественного мнения, он- человек, который сам влиял на мнения людей, был так же зависим от этого мнения, но по-своему, он не пытался сделать, так чтобы всем все понравилось, а наоборот, он делал так, как хотелось ему, но после убеждал всех в том, что именно так и надо: пытаясь баллотироваться на пост губернатора, выясняется, что у него, женатого мужчины есть роман с «певичкой», который собираются раскрыть, этого никто не хочет, и для Чарльза тоже было бы лучше, просто снять свою кандидатуру, но он бросает вызов всем, и отказывается уходить без боя, в итоге это приводит к концу как его брака, так и его политической карьеры, он осуждается обществом, но не сдается, через некоторое время Кейн просто жениться на этой самой «певичке», Сьюзан Александер, при этом делая из нее знаменитую оперную певицу, опять же вопреки общественному мнению и переламывая его. « Он не был жестоким, но делал жестокие вещи», и это тоже про Кейна, добиваясь своего, он забывал о близких ему людях, о друге, о женах…Чарльз Фостер Кейн верил только в Чарльза Кейна, и в этом была как его сила, так и слабость.

    К концу фильма, несмотря на многочисленные интервью с близкими Кейну людьми, Томпсон так и не разрешает загадку «розового бутона». Но в последние моменты фильма камера демонстрирует зрителю рабочих, сжигающих, по их мнению, не представляющие ценности вещи Кейна. Среди них в печь попадают детские санки Кейна с надписью «Розовый бутон». И мы понимаем, что последние слова и этот стеклянный шар подсказывают нам, что Кейн жалеет о жизни, которая прошла, и вспоминает детство, он хочет вернуться туда, в тот зимний вечер, где все началось, к любимой матери, и изменить все, так эти сани становятся символом прошедшего, которое невозможно поменять, но так хотелось бы, они становятся символом проигрыша Чарльза Фостера Кейна, единственного, но самого важного проигрыша в его жизни.

    4 июня 2015 | 02:27

    «Гражданин Кейн» — фильм, который столь часто цитировали и пародировали, что он превратился в антологию «общих мест» (всё ещё свежо, однако, в контексте фильма воспринимаемых). Слишком многое угадывается в нём, выглядит знакомым, растиражированным массовым кино. И не только массовым — из «штанишек» «Кейна» выросли все монументальные многочасовые биографические драмы, в том числе, например, Скорсезе и Стоуна, рассказывающие о людях, чьи планы рухнули под гнётом амбиций, о тех, кто, повредив своей душе, положил жизнь на алтарь служения золотому тельцу.

    Благодаря стремительному дробному монтажу, сменяющим друг друга как в калейдоскопе техническим новшествам и приёмам, смене планов, подвижной камере и сравнительно небольшой продолжительности (особенно для фильма-биографии, повествующей «о человеке и пароходе») фильм не кажется утомительным и воспринимается удивительно свежо. Уэллс, не скатываясь в скучный академизм, создал фильм-образчик Большого стиля, заронив ненароком в американцах любовь к этому направлению в кино (резонирующему, вероятно, с их внутренним мировосприятием). Тоска по стилю, кстати, ощущается в Голливуде до сих пор, заставляя режиссёров раз за разом создавать штампованные академичные биографии, утомляющие своей длительностью и безыскусностью.

    Во время просмотра складывается порой ощущение, что фильм едва-едва прошёлся по вершкам, что Уэллс замахнулся «на Уильяма нашего Шекспира», откусив даже больше, чем мог проглотить. Бизнес, газеты, жёны, социальная ответственность и гражданская позиция, жизнь частная и политическая, коммунизм и капитализм, роль «пятой власти» и чувство неизбывного одиночества — Уэллс затрагивает такое количество тем, вопросов сложных и спорных, что, кажется, не всё успевает раскрыть и отобразить на экране в полной мере. Но это вовсе не авторская недоработка, а средство, позволяющее полновесно отобразить жизнь заглавного героя, круговерть событий без пауз и передышек, вовлечь зрителя в повествование, оставив его впоследствии с ворохом мыслей и чувств.

    Жизнь Кейна проносится перед нами подобно сну, мгновению. Оператор Грегг Толанд, используя линзы с просветляющим покрытием, мастерски работает со светом, «тенями и туманом», создавая гипнотическую атмосферу сна. То, что кажется очевидным, становится вдруг зыбким из-за использования гротескных ракурсов, «глубокого фокуса», деформации изображения и звука. И зритель вязнет в атмосфере сновидения.

    Но, в отличие от репортёра-ищейки, зритель благодаря милости режиссёра разгадывает загадку на последних минутах фильма, за секунду до того, как ей суждено быть навек утраченной в огне. Да, Уэллс пошёл зрителю на уступку (в чём его, кстати, неоднократно упрекали критики), но это лишь счастливое разрешение детективной истории, сюжетный ход, позволяющий закольцевать действие фильма, не более. «Гражданин Кейн» говорит нам о том, что подлинное величие невозможно без тайны, без вымарки и пробела. И о том, что, возможно, никто не может заявить, не кривя душой, что знал кого-то по-настоящему, ведь любое ускользнувшее воспоминание, любая выпавшая из поля зрения деталь, сокрытая от зрителя, делает наблюдаемый образ незавершённым, лишая впечатление полноты, а восприятие — цельности. Мысль изречённая есть ложь, а недостающая деталь мозаики навсегда останется зияющей брешью в глазах смотрящего. А чем больше и красочнее мозаика, тем сильнее режет глаза эта отсутствующая в композиции деталь.

    На последних кадрах зритель узнаёт разгадку, но ведь и это ровным счётом ничего не меняет, ведь всю жизнь Кейна к одному слову и символу не сведёшь, не объяснишь «дешёвым фрейдизмом». Уэллс не случайно признавался впоследствии, что хотел отказаться от идеи «розового бутона», введённой в сценарий Манкевичем, сознавая вероятно, какой в ней заключён соблазн упрощения, «экспроприации смысла». Ведь на самом деле «я знаю только то, что ничего не знаю» — и формат фильма-расследования, и виртуозно использованные флэшбеки, освещающие с разных сторон одну и ту же сцену и ситуацию, и даже обманчиво простое и доходчиво поданное зрителю разрешение загадки только работают на подтверждение этой знаменитой сентенции. Развивая метафору другого знаменитого киногероя, можно сказать, что жизнь Кейна — коробка конфет, но в данном случае — та, которую лучше закрыть и отставить подальше.

    Введённые Уэллсом и его оператором технические новшества привели к тому, что «Гражданину Кейну» стали приписывать новаторство в чём только можно. Но пусть «Кейн» и не был первым фильмом, использовавшим, например, флэшбеки (как почему-то ошибочно считается), он развил и идеально использовал этот приём, построив на нём всю свою раздробленную кольцевую композицию. Захватывающий стремительный ритм фильма создают не только монтаж и операторские решения, но и резонирующая с изображением музыка. Даже надписи, буквы и лозунги, таблички и кричащие заголовки возникают не произвольно, а сообразно внутреннему ритму фильма, выступая то в качестве битов, то в роли контрапункта.

    А повальное народное восхищение этим фильмом, раз за разом выводящее его на вершины всевозможных критических топов — это ещё и признание в любви к легенде (вымышленной Кейна и реальной — Уэллса, enfant terrible, плута и великого харизматика), к умирающему авторскому кино, к личности режиссёра-звезды, цементирующей съёмочный процесс, держащей в руках всё происходящее на площадке. Это тоска о кино, замковый камень производства которого — сумасбродство гениального автора, а не кассовый диктат и продюсерское бдение. К тому же «Гражданин Кейн» — это ещё и кино об Америке, окружённой созданными ею самой мифами о величии, но расфасовавшей всё подлинное, настоящее по деревянным ящикам и чердакам. Стране агрессивной, осуществляющей всестороннюю экспансию, но с большой любовью и сентиментальностью оборачивающейся в прошлое и глядящей внутрь себя.

    Сейчас же США (как, собственно, и России с её страстью к ремейкам и «нафталиновым» темам в кино) только и остаётся, что стремиться унять тоску, оглядываясь назад, когда трава была зеленее, личности фактурнее, а технические приёмы свежее. А пока Большой стиль умирает в конвульсиях. Наше время — это время леденящих душу камерных полотен вроде «Охотника на лис», повествующих про сынов великой нации, видящих себя в зеркале орлами, но на поверку оказывающихся белыми больными воронами.

    4 июня 2015 | 15:42

    Это сегодня всем понятно, что фильм Орсона Уэллса «Гражданин Кейн» опередил свое время лет этак на пятьдесят! Но для начала 40-х годов прошлого века — эта кинокартина была шокирующей!

    Быть Новатором сложно — за это бьют и плакать не велят!

    Однако находятся глупцы-смельчаки, которых колотят по рукам, а они все равно что-то изобретают, влезая при этом во всякие неприятные истории.

    Таким был Орсон Уэллс.

    Такой была судьба его первого гениального фильма.

    ***

    Орсон Уэллс — режиссер-реформатор.

    И это он доказал уже в свои 25 лет от роду своей дебютной полнометражной кинолентой «Гражданин Кейн».

    Пересказывать сюжет фильма — занятие праздное.

    И я ограничусь лишь тем, что «Оскар», полученный Орсоном Уэллсом (в соавторстве с Германом Манкевичем) именно за сценарий, говорит сам за себя!

    Но Главная Заслуга дебютного фильма режиссера Орсона Уэллса в том, что он сломал шаблоны!

    Ломать — не строить (это мы хорошо знаем!). Однако режиссер (он же — сценарист) Уэллс, сломав стереотипы, умудрился построить Шедевр Мирового значения!

    Во-первых, он исключил привычную схему повествования, заставляя зрителя «бегать» из прошлого в настоящее и назад — в прошлое, и так — на протяжении всего фильма (до этого во всех голливудских кинолентах действие шло только линейно — в хронологическом порядке, а Орсон Уэллс использовал флешбек).

    Во-вторых, Уэллс нашел новые изобразительные формы:

    - он первым из кинорежиссеров наложил одно изображение на другое;

    - он первым сделал практически «незаметными» комбинированные съемки (да, да, уважаемые, было время, когда не было компьютерной графики!);

    - Уэллс первым «спрятал» оператора, выдолбив в каменном полу яму, чтобы кадр шёл снизу-вверх.

    В-третьих, Орсон Уэллс начал экспериментировать с тенями и зеркалами!

    И это уже было не Кино, а настоящая МАГИЯ!!!

    ***

    Однако… своим шедевральным (в художественном отношении) кинополотном режиссер бесстрашно замахнулся на Касту Неприкасаемых — Сильных Мира Сего!

    Ведь у главного героя (медиамагната Чарльза Фостера Кейна) был реальный и всесильный прототип Уильям Хёрст, который научился делать большие деньги на газетных скандалах, сплетнях и интригах.

    И всемогущий Хёрст отомстил талантливому дебютанту Орсону Уэллсу — газетчик пригрозил «перекрыть кислород» Кинокомпании «RKO Radio Pictures» (на этой студии создавался фильм).

    Киношные Боссы, конечно же, нереально перепугались и ряд наиболее смелых сцен кинокартины «Гражданин Кейн» при монтаже полетело в корзину.

    Однако даже в таком вот «урезанном» варианте дебютный фильм Великого Орсона Уэллса (уже несколько десятилетий!) заслуженно занимает Первое место в самых престижных рейтингах кинокритики!

    И (на секундочку) сама Марлен Дитрих говорила: «Господа, когда вы произносите имя Орсона Уэллса — вставайте и снимайте шляпу! Ведь вы произносите Имя Бога Кино!»

    И она права! Ведь до сих пор (!) фильм «Гражданин Кейн» преподается во всех киношных ВУЗах мира на режиссерских, операторских и сценарных курсах!

    ***

    Фильм «Гражданин Кейн» рекомендован к ОБЯЗАТЕЛЬНОМУ просмотру!

    С условием, что вы отключите телефон и закроете двери на засов, чтобы вас никто не отвлекал от просмотра этого Шедевра!

    Ах, да… чуть не забыл — снимите шляпу!!!

    10 из 10

    11 декабря 2015 | 16:39

    Несмотря на то, что картина «Гражданин Кейн», поставленная 25-летним режиссером Орсоном Уэллсом принесла ему стабильную мировую славу и прочно заняла место одного из первых фильмов за все время, которые обязательны к просмотру, массовая слава к Уэллсу пришла еще в 38 году. Именно тогда, 30 октября его реалистичная радиопостановка «Войны миров» по мотивам почти однофамильца Герберта Уэллса ввергла в хаос добрую часть Америки, всерьез посчитавшую, что марсиане атаковали Землю. Где-где, а уж в Нью-Йорке и в Нью-Джерси обоих Уэллсов запомнят надолго. Но не в последнюю очередь эта анекдотичная слава позволила молодому человеку претворить в жизнь первый полнометражный фильм, а молодая энергия и безудержная жажда новаторства с использованием новых методов во всем позволила «Гражданину Кейну» обойти время на десятилетия.

    Если делить кинематограф на довоенный и послевоенный, то окажется, что «Гражданин Кейн» связал их, ибо был снят еще в то время, когда Америка и не думала вступать в войну, но истинное признание получил лишь в 50-ых, на что повлияло много факторов, включающих и неподготовленность зрителя к подобным новаторствам, и противодействие со стороны всяких там газетных магнатов, принимающих все на свой счет. Вообще, по влиянию на кино, в целом, «Гражданина Кейна» сравнивают с «Рождением Нации» Гриффита, первым полнометражным фильмом. Хоть с тех времен, когда кино еще только вставало на ноги, прошли десятилетия, как искусство оно было открыто для новых приемов и дебют Уэллса тому подтверждение. Уэллс устроил из фильма настоящую лабораторию для испытаний с глубинной мизансценой, где важна в первую очередь расстановка актеров на площадке, с изображением и звуком, даже с сюжетом и подачей времени. Так что, в учебниках по киноискусству фильм застолбил себе очень выгодное местечко.

    Уэллс с раннего детства был предрасположен к театральному и постановочному искусству, невероятно активен и решителен. Вероятно, он просто хотел попробовать все, выжать из кинокамеры максимум, хоть никогда до этого и не превозносил кинематограф, отдавая предпочтение театру и мечтая о Бродвее. Идея «Гражданина Кейна» появилась у Орсона Уэллса в союзе со сценаристом Германом Манкевичем, незадолго до этого прославившимся сценарием к «Волшебнику Страны Оз», где почти также, как и «Гражданине Кейне» потрясающе причудливо сочеталась сказка и социально-экономические проблемы современности. Сама мысль о том, чтобы поставить на экране жизнь газетного магната, живой прототип которого заправлял желтой прессой и огромными деньгами была смелой. Еще смелее выставить на суд субъективных мнений его жизнь, проанализировать и сделать выводы.

    В фильме есть очень горькая ирония, отразившаяся на художественном и финансовом успехе картины. Помните фразу Уэллса-Кейна о том, что он решает, что будут думать люди? Так и было. Но в реальности это решал Уильям Рэндольф Херст, крупнейший газетный магнат, с которого Уэллс списал куда больше, чем признавался в прессе. И как бы хорош не был фильм по тем временам, он был новаторским, а следовательно странным и общественное мнение играло большую роль. Между Орсоном Уэллсом и Херстом развязалась настоящая война с точкой преткновения в виде образа Чарльза Фостера Кейна. Взять к примеру даже Hearst Castle (Замок Херста), ведь если посмотреть на историю этого памятника, то даже слепому ясно, что с него и только с него делалось поместье Ксанаду, про которое сатирически сказано: «самый дорогостоящий памятник, построенный человеком в честь себя самого со времён пирамид». И Уэллса тут не в чем винить, ведь если подумать, то человек, заработавший состояние на желтой прессе, собирающий музейные экспонаты со всего мира — сам по себе ходячее противоречие.

    Сюжет ленты же строится вокруг смерти популярного газетного магната Чарльза Фостера Кейна, когда-то считавшего, что у него в руках весь мир, и даже президентское кресло — вопрос времени. Настоящая заслуга постановки состоит в подаче этого сюжета: газетный корреспондент объезжает всех близких покойного, чтобы узнать, что же означает таинственное слово «Rosebud», сказанное Кейном перед смертью. Действие идет в разных направлениях, с одной стороны линейная история корреспондента, с другой — история самого Кейна, но не реального, а такого, каким он представлялся в глазах опрошенных людей, что демонстрирует невозможность абсолютной достоверности в искусстве. Чарльз Кейн это не только собирательный образ из реальных прототипов, но и собирательный образ восприятия близких ему людей.

    Хотя ничего особенно плохого в этом образе нет, есть масса интересных черт характера, но через него Уэллс очень лирично, немного грустно, показал всю его пустоту, в которой ворох вещей и материальных ценностей, лишь внешне казавшихся искусством, погребли личность, затянули ее в некое метафорическое подобие тюрьмы, где единственной важной вещью, несшей хоть какой-то личный отпечаток стали эти старые санки, принятые за ненужный мусор. Ощущение вещественной перегруженности вне всяких похвал и концовка замечательна — она ярче, чем любой цветной фильм показывает человека, старавшегося придавать своей жизни значимость, затмив тем самым то немногое, что действительно имело для него значение, поэтому именно разгадка интриги имеет огромное значение, и не в том, как красиво ее прятали, а в том, какой подтекст несет в себе бутон розы, сокровенная тайна, в которую так старательно пытались проникнуть газетчики.

    Если искать еще прототипы, послужившие вдохновением, то для атмосферы, как мне кажется, была выбрана «Снежная Королева» Андерсена, написанная за век до выхода фильма. Отсылок именно к ней, несмотря на всю абсурдность затеи здесь масса, но Уэллс, как никто другой понимал, что постановочное искусство жанр тонкий, и просто поставить историю жизни магната будет недостаточно, и вопиющую серьезность бытия разбавил реалиями снежной сказки. Например, шар, с падения которого все начинается, и в котором закрыто холодное, но теплое сердцу детство с любимыми санями, семьей, и бутоном розы. А потом человек, как та сказочная колдунья, забирающий в чужой мир одиночества, обещающий власть, но дарящий лишь холодную душу. Вот только за Каем, то есть Кейном, никто не придет и он так и останется со Снежной Королевой, а после займет ее место. По-моему, сцена в поместье, где вторая жена Кейна, Сьюзен Александр, собирает паззл — великолепная аллюзия на кульминацию сказки, уступающая разве что слову «Rosebud». Здесь и развитие мысли Андерсена, и новый взгляд на ситуацию.

    Итог: показавший себя, как мастера художественной постановки, сопоставившего предыдущий опыт и тягу к новаторству, Уэллс создал потрясающий образец западного киноискусства, по праву считающегося одним из ярчайших представителей мирового кино.

    25 октября 2009 | 00:09

    Фильм-разочарование. Слишком переоцененная пустышка.

    Сюжет подобен дешевому детективу. По сути он отсутствует, одни флешбэки с бессмысленными диалогами — пародией на философию. Попытка раздуть газетчиками из одной фразы сенсацию находит отражение в самой оценке фильма — из ничего сделали шедевр. Я могу найти единственное оправдание — никто не хочет оказаться белой вороной и приходиться воспевать хвалу и славу в один голос.

    Режиссер, который любит снимать себя самого предоставил не самую лучшую, а, возможно, самую худшую свою работу. Во всяком случае, в сравнении с более поздним «Процессом» прогресс бросается в глаза.

    Интригующее начало с пышным дворцом, интересной завязкой дарит мучительные два часа, где почти ничего не происходит — пустые разговоры на фоне унылых декораций, въедающихся в глаза. Естественно, я никогда не смогу увидеть мир тех лет своими глазами, но ничуть не сомневаюсь в том, что все было не настолько серым как преподносит нам Уэллс. Кино не просто снято на черно-белую пленку, оно и внутри является черно-белым — ни ярких эмоций, ни красочного послевкусия — ничего этого.

    Игра актеров на среднем уровне. Не лучше и не хуже, чем в среднестатистическом фильме, которые клепаются тысячами. Но есть одно «но» — абсолютная идентичность персонажей, словно они клепались на конвейере. Невыразительные клоны без своего собственного характера усложняют и без того скучный фильм. Все на одно лицо, необходима чрезмерная внимательность, чтобы понимать кто есть кто.

    Единственное, что я вынес из этого фильма — то, что не всегда высокие рейтинги на кинопоиске и IMDb, огромное количество положительных рецензий и попадание в топы популярных журналов показывает, что фильм действительно стоящий.

    2 из 10

    24 декабря 2012 | 14:26

    А мне симпатичен Чарли Кейн. Нет, не так. Я восхищен им! Речь даже не о фильме, а о том, про кого он снят. О незаметных и никчемных не снимают, тем более так гениально, как это сделал О. Уэллс. Меня мало интересуют «прототипы» и были ли они. Это фильм о Чарльзе Фостере Кейне, а не о каком-то там реально жившем газетчике. На том настаиваю!

    Романтический образ. Не случайно его история начинается со сцены из детства, когда маленького, наивного, влюбленного в чудеса Кейна забирает под свою опеку влиятельный и чрезвычайно богатый финансовый магнат. Закономерно, что и финал фильма возвращает нас в детство Чарли — когда за ненужностью ("ведь это же рухлядь!») сжигают бережно хранимые любимые санки почившего героя Можно себе представить, как прошли его (Кейна) отсутствующие в фильме (по известным причинам — ведь это же репортаж о человеке, ставшем знаменитым только достигнув совершеннолетия!) годы взросления. Тем не менее, мы видим, что очевидно живя в «тепличных» условиях, чураясь и вовсе не видя бедности и нужды, молодой Кейн так и остался в душе совершенным ребенком, полагая, что всё в мире достижимо, всё можно купить, не задумываясь о средствах. В такой ситуации, с таким, безусловно, искаженным представлением о реальности жизнь не может оказаться похожей на райское времяпрепровождение. И Кейну приходится с этим столкнуться, и не раз. Вот он захотел газету — он её получил. В конечном итоге газета не стала «властительницей дум» миллионов, затерялась среди прочих. Решил стать губернатором — и тут не получилось: происки конкурента дали о себе знать — случился скандал, выборы провалились. И любовь — пылкая, без оглядки — и та обернулась изматывающей чередой неприятностей. Певичка Сьюзан оказалась-таки фигурой совсем незначительной. Впрочем, для такого естественного человека, как Кейн бездарность и безликость Сьюзан, ее примитивное представление о счастье также дороги, как любимые сердцу безделушки, напоминающие о детстве. Безделушками полон замок Кейна, и Сьюзан среди них вполне органична. Её уход — катастрофа, заканчивающаяся вполне ожидаемым финалом. Кейн, как упрямый ребенок, не может смириться с утратой.

    Другая важная сторона личности Кейна, неразрывно связанная с его романтическим образом — «Я не могу оказаться смешным!» Это не просто нервное восклицание. Это позиция. Кейн всё прекрасно понимает: понимает мир, в котором живет, понимает, что он «тепличный», не такой как все, не прижившийся на суровой почве повседневности. Но он протестует, всеми своими поступками и решениями протестует! Он хочет быть заметной фигурой, хочет изменить мир, но главное его желание — чтобы его понимали, не смеялись над ним, не плевали в лицо хотя бы самые близкие! А они — эти, на самом деле, обычные и невзрачные людишки — Лиланд ("лучший друг»), Сьюзан ("любимая жена») — нет, они не того уровня, марионетки под властью кого-то Вездесущего, несамостоятельные, с фальшивыми улыбками, голосами и претензиями на исключительность.

    Конечно, и фальшивый замок Кейна, построенный по его милости, и проплаченный «успех» его любимой (нисколько в этом не сомневаюсь) супруги, и небесплатные «верные» друзья — всё создано руками главного героя не для себя, для впечатлительной, жадной до сенсаций, заполонившей всё вокруг толпы. Но и что с того? Не нам судить, да и зачем? Грандиозность личности заключена в ней самой, она не может быть достоверно оценена со стороны. Чужая душа — всегда потемки.

    О безусловных художественных достоинствах фильма ничего не скажу — на режиссера или критика не учился. Говорю то, что вижу. Да и что тут расписывать — о «Гражданине Кейне» создано немало чрезвычайно интересных статей (не зря же он «величайший из шедевров»!) и различных, как полагается, мифов. Считаю эту совершенно не устаревшую картину отличным уроком для тех, ныне живущих, кто пробует или уже снимает так дорогое моему сердцу искусство кино. Только так, без апелляций и подражательства, свободно и рискованно, дерзостно снимал свой лучший фильм Орсон Уэллс. Так и получаются величайшие в мире шедевры. Тем, кто этого не понимает или считает, что всё в искусстве уже создано — пора сажать помидоры и вставать в очередь за пенсией.

    18 февраля 2012 | 13:18

    Сразу признаюсь, я посмотрел этот фильм только тогда, когда узнал что он «лучший из лучших». Лучший, в том смысле, что занимает 1 — место в списке «100 лучших американских фильмов за 100 лет по версии AFI» — довольно серьёзном рейтинге на 2007 год. Фильм был снят в 1941 году, поэтому я был поражён, насколько высоко его оценили, и естественно проникся любопытством посмотреть его. Замечательный, глубокий и, на мой взгляд «немного» сентиментальный фильм. Орсон Уэллс действительно смог раскрыть главного героя, несмотря на то, что это один из самых закрытых киногероев, которых я когда-либо видел. Меня потрясло то, что в реальной жизни, я нашёл практически схожего персонажа. Это как раз тот случай, когда фильм с предельной точностью, объяснил мне тайну не виртуального, а реального человека. Есть люди, которые, почему-то прячут своё самое сокровенное, и возможно это «сокровенное» было давно и в таких немыслимо малых количествах, что он бережёт его как зеницу ока, цепляясь из последних сил. Мы естественно как зрители всего этого, не замечаем, герой кажется, так искусно прячет свою тайну, что сам становится этой тайной, но это далеко не так. Концовка фильма нам отчётливо показывает, что в этой так называемой «тайне», ничего тайного нет. В «розовом бутоне» (ключевая фраза в фильме) нет ничего глубокого, нет ничего сверхъестественного, и как раз в этом, на мой взгляд, и смысловая глубина данного фильма — тайна в том, что тайны нет. Звучит как афоризм, и всё же итог прагматичен, что не лишает его смысловой окраски.

    На по следок хотелось бы отметить тот факт, что Орсон Уэллс, написал сценарий к этому фильму, стал режиссёром этого фильма и это ещё не всё… Он сыграл главную роль в представленном нам фильме. Не часто такое увидишь в современном кинематографе, фильм получился вполне авторским, то есть режиссёр в полной мере смог «высказаться». Также, безусловно, хотелось бы отметить превосходную операторскую работу Грегга Толанда.

    21 февраля 2011 | 12:57

    Гражданин Кейн. Фильм, который был прозван «Лучшим фильмом всех столетий и времен» сразу же. Многие давали ему максимальную оценку. А в наше время его мало кто посмотрел, а кому и удалось это сделать, давали высокую оценку. Фильм, который опередил свое время, и сделал революцию в «Кино», и не смог максимально быть оценен в свое время (есть схожесть с достижением «Аватара»)

    Я придерживаюсь максимально положительного мнение о фильме, но не могу добавить его к своим любимым. Поначалу для меня он просто был качественно снятым фильмом, и не смог поднять интерес, затронув мою душу. Потом мое мнение поменялось, и я с содроганием в душе смотрел на него, особенно когда фильм подходил к концу, и мне приходилось с ним прощаться. Я не знаю, что заинтересовало, что смогло тут быть такого хорошего, что привлекается твой интерес и внимательность. Сопереживание к герою, или загадка — «розовый бутон»? Только две вещи я увидел, которые сделаны по-настоящему гениально, что бы впечатлить зрителя.

    Первое — это загадка. Режиссер взял что-то, и дал зрителю в виде вопроса, ответ на который будет в конце. И понемногу раскрывая это тайну, удовлетворяя любопытности зрителя. Но не так сильно, что бы для конца что-то осталось, но и не так слабо, что бы интерес был сосредоточен на протяжении всего фильма. И в сопровождении, когда нам открывается тайны главного героя, мы видим драму его жизни. Понимая его, мы сопереживаем, потому что видим похожие проблемы и у себя.

    Тут нет нечего такого гениального. В фильме не место для слез, или смеха. Тут только наслаждаешься просмотром шедевра. Очень тихое, спокойное и обычное кино. При этом ты не заскучаешь. Будешь удовлетворять свои потребности драмой, или загадкой. Это кино подойдет и для тех, кто не любит старые фильма. Все немногие кто его смотрел в наше время, оценили его по достоинству высокой оценкой. Я считаю, оно подходит для всех.

    2 марта 2013 | 18:30

    Уэллс сразу же вошел в историю выдающихся художников кино, был признан создателем классического произведения и первооткрывателем множества новых приемов съемок. К моменту выхода в прокат, картина оказалась не понята по достоинству, однако спустя десятилетия, была названа лучшим фильмом всех времен, на много превзошедший свое время. Если говорить обо мне, то я сразу погрузился в атмосферу фильма, и за время просмотра ни то, что не раз не зевнул, но даже не отвел взгляд от экрана, на столько увлекательно, новаторски и мощно снята картина, это не говоря о том, что как правило старые фильмы морально устаревают и вызывают скуку, Кейн же не устарел ни на день.

    Особенно хочется отметить операторскую работу. Несмотря на то, что фильм был снят еще в 1941 то, что вытворял оператор Грегг Толанд с камерой, не удается сделать даже сегодня. Так что для меня это лучшая работа оператора после, разве что, фильма «Летят журавли» 1957, который тоже опередил свое время. Так же стоит упомянуть очень сильный монтаж. В эпизоде, когда жена Кейна, Сьюзи пискляво поет, одновременно показывают самодовольного Кейна, тут же его друга рвущего бумагу, а в другом эпизоде панорамным движением камеры вверх, показаны рабочие, один из которых зажимает нос (типа дерьмо, а не голос), живая иллюстрация самодурства героя.

    Герой фильма представляет из себя собирательный образ «Королей» Америки, в котором в свое время угадывали издателя Херста. Тот же бизнес, такой же не приличный домик на побережье. А сюжет, по сути прост и вечен. История о том, как власть калечит человеческую душу. Однако эта простота компенсирует оригинальным языком повествования. Все начинается со смерти героя, чьи последние слова были: «Розовый бутон». Журналист пытаясь понять, что это значит, начинает собственное расследование. Хотя плавая цель, это понять, кто же был Кейн, ведь десятиминутного кинонекролога для этого явно недостаточно.

    По сути, герой Кейн, обычный человек, дружелюбный, предприимчивый, кажется, что деньги его не волнуют, а главное принципы. Но со временем он теряет голову превращаясь в собственника, коллекционера вещей, людей. Потому что в душе Кейн, страшный для окружающих и близких ему людей, одинок. У него в душе, так же как на заборе в его дом висит надпись «Вход запрещен», и это делает его жалким. Ну и конечно сам РОЗОВЫЙ БУТОН, как символ ненужности и несчастности богатейшего человека, который вспомнил перед смертью только один радостный момент жизни — ДЕТСТВО.

    На мой взгляд, финальный эпизод с сожжением санок и разъяснением загадки здесь не нужен. Пусть лучше бы оставили этот вопрос без такого явного ответа, ведь в фильме предостаточно намеков (Тот же стеклянный шарик), а в одном из эпизодов если приглядеться, видна надпись на санях. Хотя конечно минусом это назвать нельзя, но столь очевидный финал, на мой взгляд, слишком прост для такой картины.

    Так же хочется упомянуть красивые, мощные декорации. Я редко обращаю внимание на антураж, но это тот случай, когда картина этого заслуживает. Эти длинный зеркальные коридоры, как символ многогранности Кейна. Его безразмерные комнаты, как неуемное тщеславие, да и вообще сам дворец — символ его внутренней пустоты, никчемности, самодовольства и ненужности никому. Он думал спрятаться там от всех, но в итоге только отгородился от человечества, возведя колос, он возвел стену.

    Итог: Нестареющая, потрясающая воображение классика

    10 из 10

    3 августа 2009 | 11:14

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>