всё о любом фильме:

4 месяца, 3 недели и 2 дня

4 luni, 3 saptamâni si 2 zile
год
страна
слоган«How far would you go for a friend?»
режиссерКристиан Мунджиу
сценарийКристиан Мунджиу, Разван Рэдулеску
продюсерКристиан Мунджиу, Олег Муту, Даниел Бурлак, ...
операторОлег Муту
композитор-
художникМихаела Поенару, Дэна Истрате
монтажДана Бунеску
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$69 897
зрители
Франция  351.8 тыс.,    США  166.9 тыс.,    Италия  142.6 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время113 мин. / 01:53
Румыния, 1987 год. Последние годы коммунистического режима Николаэ Чаушеску. Студентки Отилия и Габицэ — соседки по общежитию. Габицэ беременна. Аборты запрещены и являются уголовным преступлением.

Подруги с трудом собирают сумму, необходимую для нелегального аборта. Отилия снимает номер в дешевой гостинице. Днем у нее запланирована встреча с неким господином Бебе. Обеим девушкам предстоит впервые пройти через подобное испытание. Кто из них пострадает от этого больше? 
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
128 + 6 = 134
8.4
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Первоначально фильм задумывался как сатирическая лента под названием «Сказки золотого века».
    • Несколько сцен фильма были сняты в гостинице «Астория» в Бухаресте.
    • Фильм официально был выдвинут от Румынии на соискание премии «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке» (Best Foreign Language Film).
    • Съёмки фильма были завершены ещё осенью 2005 года. Почти за полтора года до премьеры в Каннах в мае 2007 года.
    • В заключительной ресторанной сцене, на фоне звучит песня Адриана Даминеску (Adrian Daminescu) «Si m-am indragostit de tine» (И я так в тебя влюбился).
    • еще 2 факта
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в разных сценах фильма можно увидеть на домах современный ПВХ стеклопакет. Эта технология была введена в Румынии после 1990 года.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в сцене где Бебе и Отилия подъезжают на машине во двор, видны некоторые старые выпуски автомобилей Dacia, у которых передний и задний бамперы вышли в продажу в 1994 году. Зеркала заднего вида у автомобиля Бебе, также поступили в продажу после 1990 года.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но использованные трамваи были введены в Румынии только в 1990 году.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в общежитии, в комнате у героинь, висит портрет Кристен Данст из постера фильма «Девственницы-самоубийцы», премьера которого состоялась в 1999 году.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в сцене, где Отилия выходит из такси около грузчика, на фоне видны припаркованные автомобили, в том числе желтый Daewoo Matiz (произведен после 1998) и синий Dacia Logan(произведен после 2004).
    • После главной сцены фильма, когда Отилия готовится выйти из комнаты гостиницы, она поправляет шарф под сумочку. Спускаясь по лестницам, шарф уже расположен над сумочкой. В трамвае шарф снова под сумочкой, а выходя из трамвая он опять оказывается над сумочкой. Та же ошибка обостряется в сцене где Отилия поправляет сумочку над шарфом и выходит из квартиры своего парня. При смене кадра телодвижение не прерывается, но сумочка чудесным образом оказывается под шарфом.
    • В сцене покупок в общежитии Отилия просит у продавца оранжевый «Tic Tac» (вкус апельсина), но вместо этого получает красный (вкус корицы).
    • В застольной сцене, именинница рассказывает как она для окраски пасхальных яиц добилась синего цвета, смешивая желтый с зелёным. Что совершенно невозможно, потому что синий основной цвет и путем смешивания он не проявляется. На самом деле можно получить зеленый, смешивая желтый с синим.
    • В заключительной ресторанной сцене Отилия просит у официанта бутылку минералки, но ей приносят пустой стакан.
    • еще 6 ошибок
    Трейлер 01:48

    файл добавилZlata---Bondar.

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 313 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Место действия и краткое содержание фильма можно прочитать в отзывах выше, скажу лишь, что фильм действительно очень сильный. И сильный не нарочитой бытовухой, больной убогостью и грязной пошлостью (после которых хочется непременно помыться), — как это стало модно в последнее время у «культовых» режиссёров, а сильный эмоциями и чувствами, настоящими, не наигранными.

    Вот это действительно Кино с большой буквы.

    4 июля 2008 | 01:29

    Я посмотрела фильм «4 месяца, 3 недели и 2 дня» Кристиана Муинждиу примерно 1,5 года назад — в плохом качестве, второпях, но этот фильм поразил меня в самое сердце. Фильм, пронзительным свои натурализмом — не «чернухой», как принято говорить, а именно натурализмом — кадр сменяется кадром и кажется, будто это настоящий день из жизни двух румынских студенток — так реалистична картина происходящего.

    Фильм рассказывает о социалистической Румынии времен правления Чаушеску — здесь воедино по кирпичикам сложено все — ржавые гаражи, серые пейзажи, разбитые фонари, старые машины — безумно гнетущий фон, на котором разворачивается драма. Нет, не драма, маленькая трагедия, и фон для нее выбран очень правильный.

    Главная героиня Габицэ беременна и хочет сделать нелегальный аборт (аборты запрещены в Румынии того времени), но она слишком инфантильна, чтобы решить такую проблему сама, и все заботы берет на себя ее подруга — Отилия — достает деньги, бронирует номер в гостинице, встречается с врачом Бебе… И даже когда оказывается, что собранных денег не достаточно для того, чтобы оплатить аборт соглашается на то, чтобы оказать врачу услуги сексуального характера. Врач Бебе, кстати, смотрится весьма органично в обшарпанных стенах дешевой гостиницы — его аргументы вполне ясны — ведь он может сесть в тюрьму, к чему рисковать ради какой-то жалкой суммы денег?

    Потрясает игра Анымарии Маринки, сыгравшей Отилию, взявшей на себя весь риск и ответственность за то, что делает ее подруга. Впечатляют, до глубины души задевают кадры, когда она мечется с извлеченным плодом, завернутым в полотенце и убранным в целлофановый пакет, по городу… в то время как ее подруга поедает мясо в ресторане на первом этаже гостиницы. Наверно, именно такие душевные метания должна испытывать сама девушка, решившая на такой страшный поступок — но они ложатся на плечи Отилии, ведь подруга настолько безалаберна, безответственна, глупа, что не в состоянии не просто позаботиться о себе самой, но и тем более осознать, что она делает и понести какие-либо угрызения совести, испытать те пресловутые душевные метания.

    Главный вопрос фильма (впрочем даже не вопрос, а ответ) — в том, кто же все-таки пострадал больше — девушка, сделавшая аборт, или ее подруга, взявшая на себя ответственность за этот поступок.

    Показательно и то, что не только Габицэ, но и незадачливый парень Отилии также безответственен — Отилию в этом фильме окружают такие люди… На ее вопрос, чтобы он сделал, если бы она попала в такую ситуацию, — он не может дать никакого вразумительного ответа — попав в такую ситуацию Отилии снова придется все решать самой… Может быть Отилия тоже беременна? — этот вопрос остается без ответа.

    Наверно, здесь стоит размышлять о большой ответственности, которая ложится на плечи маленькой девочки, которой не с кем разделить свои беды, о том, непомерном грузе, который сваливается на нее — но только это не про Отилию — слишком много сил у этой хрупкой девушки — она просто принимает жизнь такой, какая она есть, безропотно помогает подруге, потому что «так надо было сделать», жертвует собой — наверно, на душе у нее слишком черно, но только все это — за гранью этого фильма, это уже другая история.

    О том, что происходит в душе Отилии говорит только нелепый праздник, в котором ей по воле судьбы приходится участвовать именно в тот день, когда на ее долю выпадают самые жуткие испытания в ее жизни. Видно насколько отчуждена она от нелепых реплик гостей матери своего молодого человека, на день рождения которой она пришла, какая дикая печаль, пустота, безмолвное отчаяние пролегли между Отилией и всем миром — она прекрасно знает, что она один на один со «своей» проблемой, ей не с кем ее разделить и самой страшное в этом фильме — что трагедия именно безмолвна, как безмолвны румынские улицы в темное время суток.

    10 из 10

    9 мая 2011 | 15:23

    Сей фильм повествует о последних годах коммунистического режима Николаэ Чаушеску. Две студентки, проживающие вместе в общежитии, Отилия и Габи, решаются на аборт, который необходимо сделать Габи, однако в то время аборты были запрещены и являлись уголовным преступлением.

    Режиссер Мунджиу показывает нам как, собственно, это все и происходило. Фильм снят в документальной стлистике максимально отстраненно, но… просто убил эксплуатационный приём с лежащим на полу 5-месячным плодом. Это одно.

    Поведение персонажей для меня очередная загадка. Что за дружба такая у барышень. что за женская солидарность, из-за которой Отилия отдается подпольному спецу по абортам, чтобы тот таки избавил Габи от пикантной ситуации. Потом сама же выкидывает плод в мусоропровод, нам показывают типа угрызения совести и вскоре барышни смотрят меню в ресторане гостиницы, где была проведена операция.

    Давеча читал в нете интервью Мунджиу о том, что это фильм, который должен оздоровить румынскую нацию от режима Чаушеску. Люблю когда люди выдают желаемое за действительное.

    Обычная бытовая история, которая «излечит» любую нацию, если детям в школе показывать сию фильму в качестве акции «Мы за безопасный секс!»

    Юмор жюри мною не понят.

    5 из 10

    20 февраля 2009 | 13:27

    Зрителю предстоит перенестись в 1987 год нашего недалёкого социалистического прошлого. Эта фестивальная лента расскажет об эпохе правления печально прославившегося диктатора Николае Чаушеску. В то время в обнищавшей Румынии средства контрацепции были практически недоступны, а за нелегальные аборты полагалось от 5 до 10 лет тюремного заключения.

    В центре сюжета оказываются две студентки политехнического университета — Габита и Отиллия. Почти половину ничего не поясняющего экранного времени фильма, подруги к чему-то старательно готовятся, занимают деньги, с трудом снимают номер в гостинице, встречаются там с неряшливого вида мужиком по имени Бебе… И только когда будет произнесено слово «убийство», сомнений больше не останется: Габита собралась делать тот самый нелегальный аборт, за который дают от пяти до десяти, а Отиллия ей в этом помогать.

    Внимание в фильме Мунджиу сфокусировано на Отиллии. Есть такая порода людей, которые всегда готовы помочь, и движет ими именно не желание оказать помощь, а какое — то абстрактное чувство справедливости, лишь потому, что «так должно быть», ведь кто-то должен выручать друзей. Отиллия беспрекословно выполняет все просьбы Габиты, искренне переживает за лучшую подругу, одним словом, ведёт себя в непростой ситуации разумно и спокойно, понимая, что это может быть их единственный способ избавиться от ещё не родившегося ребёнка.

    Габита, напротив, персонаж тут чуть ли не второстепенный. Все её наивные фразы «я думала», «я хотела» на деле вроде бы должны вызывать негодование исключительно условиями, в коих юной девушке пришлось очутиться, и поначалу это именно так. Однако, «4 месяца, 3 недели и 2 дня» — фильм не только про нелегальный аборт, да и вообще он куда сильнее и проникновеннее. Ведь, правда, не могла же картина-агитка отнять у престижных конкурентов Золотую пальмовую ветвь только из-за вечно актуальной идеи, что, мол, запрет на аборты тоже не выход. Постепенно за всеми этими наивными «я думала» проступает холодный расчёт, желание взвалить свои проблемы на плечи ни в чём не повинной подруги, использовать её в своих низких целях. Нет, Габита точно недостойна жалости, ибо вся её подлая сущность не является порождением режима тотального контроля, он, этот режим, лишь обнажил в характере девушки то, что было прежде глубоко скрыто.

    Фильм целиком выдержан в рамках известной поговорки «друзья познаются в беде» и прекрасен он, прежде всего, детальным раскрытием характеров подруг. Расплата Отиллии за свою доброту к людям, по магической силе последних секунд картины и сопереживанию главной героине, сопоставима разве что со сценами из какого-нибудь «Рассекая волны» триеровской трилогии «Золотое сердце». Тяжкое осознание всего случившегося приходит к Отиллии куда позже, равно как и к зрителю, нож в спине даёт о себе знать лишь тогда, когда нанесённая Габитой рана уже полна яда, но этого мы уже не увидим, наблюдая, как по тёмному-тёмному экрану медленно ползут титры.

    Первое, что бросается в глаза с первых секунд просмотра картины Кристиана Мунджиу это полная историческая достоверность. На первом плане здесь знакомые, родные для жителей стран бывшего соцлагеря, серость и тотальный контроль. Типовые бетонные коробки многоэтажек, повсюду одинаковые автомобили, невыразительная, некачественная одежда, грубый персонал, постоянный поиск дефицитных товаров, и, конечно, повсеместные взятки.

    Унылую атмосферу тех лет подчёркивает полное отсутствие музыкального сопровождения и новаторская операторская работа. Стоит отметить отличную реакцию оператора на смену настроений режиссёра. В «нужные» моменты ручная камера то слегка отклоняется в сторону, то слегка подрагивает, а в одной из ключевых сцен этот бесхитростный приём удивительным образом получает способность со всей полнотой чувств передать безучастному наблюдателю по другую сторону экрана смятение и страх Отиллии.

    Живая и будто бы движущаяся сама по себе камера лишь на первый взгляд кажется любительским приёмом. На самом деле, именно на передаче настроения с помощью движений камеры (за отсутствием других ярких средств выражения) строится диалог режиссёра со зрителем. Сравнение нервных, полных напряжения эпизодов прогулки по ночному городу с рушащимся внутренним миром девушки, наверное, лучшая метафора.

    У картины «4 месяца, 3 недели и 2 дня» есть всё необходимое, обеспечившее ей безусловный успех: острая социальная направленность, чётко выраженная идея и полное отсутствие отступлений от неё, что проще говоря, называется тем самым форматом Канн. «4 месяца, 3 недели и 2 дня», получивший в Каннах Золотую пальмовую ветвь, в первую очередь — большое открытие для любителей кино, ну а для Румынии, лишь недавно вступившей в состав ЕС — огромное достижение. Необыкновенный фильм Кристиана Мунджиу, снятый без влияния каких-либо посторонних кинематографических традиций, т. е. в стране практически без развитой киноиндустрии вновь напоминает нам о том, как мало нужно для рождения глубочайшего произведения: всего-то ясная голова режиссёра, да тонкое мастерство оператора. Для кинематографистов, небольшими средствами достигших высоких целей в ленте «4 месяца, 3 недели и 2 дня», победа в Каннах, это действительно, торжество содержания над формой, одновременно и неожиданный и как будто бы долгожданный триумф румынского кино.

    25 июля 2009 | 16:58

    Четыре серовато-панельные стены, контрастирующие с парадно-выходной клеенкой, кирпич, приспособленный одновременно для обогревания комнаты и подготовки воска для эпиляции — социалистически надежный общажный антураж чаушескуленда конца 80-х. Апельсиновый «Тик-так», пачка «Кент», кассета с «Поющими в терновнике» — фарцованный капиталистический ширпотреб мечты того же времени. Быт румынских студенток размерен: порадоваться нечастому гостю — горячей воде, прогулять занудные пары в Политехе, диплом которого спасет от распределения в деревню. Только Отиллия чересчур деловита: носится по городу в поисках гостиничных номеров, ждет встречи с подозрительным типом с дурацким именем Бебе, теребит ромашко-робкую соседку Габицэ с напоминаниями о полиэтиленовой простыне. Почему героиня предпочитает вечер в компании этих двоих юбилею будущей свекрови, где можно зорко всматриваться в коммунистическое будущее марксистским взглядом? Она всего лишь разгадывает ребус «Когда четыре месяца, три недели и два дня равны от пяти до десяти лет». Правильный ответ — при проведении нелегального аборта на позднем сроке беременности, и, если кто-то удивлен, отчего Габицэ с ангельским тембром не уберегла подругу-шалопайку от греха, то не стоит. Именно ей тихим голосом тяжело было убедить любовника не кончать внутрь.

    Три «магистральные идеи» фильма (осмысление прошлого, бытовая драматургия и интерес к экзистенциальным исканиям человека) — главные приметы новой румынской волны. Но слишком часто на фоне осуждения режимов или социальных портретов поколения отдельный персонаж рискует потеряться, слившись со стройными ахроматическими рядами. Однако в случае «4-3-2» этого не происходит — несчастье одного преломляется здесь через призму историчности и жанровости. Румыния тех лет — страна, в которой даже замызганный номер можно снять за баснословные деньги и только по протекции за пачку качественного курева. Уже с первого взгляда очевидно, не что иное, как тотальное наплевательство уничтожило государственные порядки по эту сторону Варшавского договора. Коммунистический принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям» стал синонимом лени, равнодушия и безынициативности, а «товарищи» — паразитами, поедающими симбиотического партнера, как, например, это происходит с присосавшейся к Отиллии никчемной пиявкой Габицэ. Противоречащие принципам гуманизма законы лишают человека одного из естественных прав — стремления к счастью, вынуждая приспосабливаться и выживать благодаря беспрестанной изворотливой лжи. Критикуя отмирающую формацию, демонстрируя ее объективные недостатки, но не скатываясь в обличающий памфлет, Муджиу в части бытовой не так категоричен. Поднимая неоднозначную тему абортов, режиссер имеет лишь один выход. Он выбирает отстраненную, бесчувственную, даже немного апатичную манеру съемок, чтобы не удариться ни в патетичность и заламывание рук по поводу нелегкой женской судьбы, ни в «чернушность» басковского пошиба с детальным изображением всех технических подробностей процесса прерывания беременности или половых органов. Ручная камера, используемая от безысходности и безденежья, выступает главным кинематографическим оружием. Этим творческий метод режиссера перекликается с подходом представителя другой новой волны, иранской, Асгаром Фархади. Долгие планы с плавными переходами бесстрастно фиксируют как приготовления Бебе к процедуре и ее отвратительный результат, так и застолье, на котором Отиллия превращается в такого же экстроспективного наблюдателя за чужой «стабильной» жизнью, какими Муджиу и оператор Муту оставались на протяжении ста тринадцати минут для героев.

    Два распространенных женских типажа, эдакие румынские Розоческу и Беляночкяну, встретятся снова, хоть и под другими именами, когда режиссер вернется к теме разбалансированной женской дружбы в картине «За холмами», где одна из подруг будет рисковать свободой и жизнью ради, как ей кажется, благополучия другой. И, если Отиллия и ее мировоззрение версии 2,0 оказываются выкидышем социалистической системы, то в дальнейшем феминистический мотив творчества режиссера поставит под вопрос состоятельность любой консервативной доктрины. Примечательно, что все персонажи кажутся так или иначе главными для этой истории, способной перещеголять шугейз беспросветностью и безнадежностью. Но на самом деле «мясник» Бебе, бойфренд Ади, даже Габицэ, вокруг которой разворачиваются события, просто исполняют роль рычага, способствующего внутренним изменениям Отиллии. Девушка начинает этот день как любой другой, ведь в условиях законодательства о контрацептивах тогдашней Румынии жизнь студенток проходит весело не от сессии до сессии, а от аборта до аборта. Она не считает происходящее чем-то из ряда вон выходящим, всего лишь плевое дело избавления от нежелательных последствий беспечности своей подруги. Но неожиданно на нее сваливается груз ответственности за синюшный комок, она вынуждена заискивать перед людьми, облеченными мало-мальской властью, ей приходится предлагать тело в качестве оплаты за услуги, что в итоге приводит к душевному перелому, и вот уже оператор в лихорадочном забеге пытается догнать Отиллию, чтобы не упустить момент катарсиса. Трагично? Da. Цинично? Desigur. Депрессивно? Fara indoiala. Но, быть может, только такие личностные кризисы и лепят характер, способный разрушить берлинские стены на всем постсовковом пространстве, и, глядя на постер, на котором измученная героиня пристально всматривается в свое отражение в зеркале, невольно задумываешься, какой силой духа обладаешь ты сам.

    12 апреля 2014 | 21:40

    Ожидания не оправдались.
    Какими бы плохими не были времена в Румынии в период правления Чауческу — это не повод для того, чтобы не купить себе контрацептив вместо пачку сигарет за 80 лей. Прикинув мозгами и спросив у старшего населения — выяснила, что на тот момент это были приличные деньги. плюс ко всему, что девченки ббыли студентками. Делайте выводы.

    Может быть я чересчур предвзята, но я не могу терпеть лимиту, которая, между прочим, представлена в этом фильме в лице глубоко беременной Габиты и Оттилии, приезжает в город и» идет учиться в технический вуз» (с), дабы по окончании оного не попасть на распределение в село.

    Позабавило и то, как добрые 10 минут фильма Оттилия бегает по общаге в поисках нужных сигарет — мол, какие-нибудь им не подходят!

    После просмотра фильма — я не удивилась, почему этот фильм получил главную награду фестиваля — европейцам, какие бы они ни были, тяжело понять образ жизни «той» Румынии. для них это дикость и «правда жизни». это кино не для нашего человека, который подобные ситуации наблюдает почти каждый день.

    Я не отрицаю, что тогда для народа этой страны были тяжелые времена. Аборты были запрещены законом. Ведь не случайно фильм носит название месяца, 3 недели и 2 дня» — именно после этого срока прерывание беременности может грозить серьезными осложнениями. К тому же в тогдашней Румынии существовало разделение для тех, кто совершал подпольные аборты — аборт до этого срока карался менее серьезно, чем после, т. к. считалось, что происходит убийство уже человека. Но с чисто бытовой точки зрения я не могу понять эту девушку и её поступок.

    Меня зацепило, а даже наоборот — разозлило. Согласна с тем, что это сугубо фестивальное кино.

    26 февраля 2009 | 19:51

    Если, например, «Реквием по мечте» многие восприняли как целевой анти-наркотический фильм, то вряд ли «4 месяца, 3 недели и 2 дня», затрагивающий проблему абортов, можно отнести к той же категории. Но жюри Каннского кинофестиваля видимо на это и замахивалось. Всегда есть и будет место остро социальным или просто морализаторским лентам, которые затронут ту или иную проблему своих современников, но, вместе с тем, нельзя забывать и об оболочке в которую какую-либо идею стоит обернуть, дабы донести смысл до широкого круга телезрителей.

    А вот увидел бы кто-то «4 месяца, 3 недели и 2 дня» если бы не «Золотая Пальмовая Ветвь»? Мне лично кажется, что и в родной Румынии он не сыскал бы широкого и глубокого зрителя, не говоря уже о мировом прокате. И дело тут вовсе не в фестивальности или элитарности, просто сама лента абсолютно серая и откровенно скучная. Мы видим двух подруг, достаточно разных девушек, связанных весьма странной дружбой, одна из которых, Габицэ — весьма беспомощная и бестолковая, оказывается в «интересном положении», а решение избавиться от ребенка даже нельзя назвать принятым, оно просто само собой разумеющееся. Но на календаре конец 80ых, а за окном страна Варшавского блока, поэтому аборты естественно запрещены и тогда подруга горе-мамаши помогает организовать эту операцию нелегально. Походу всего этого девушки сталкиваются с рядом неприятных и неожиданных ситуаций, но вот меняют ли они что-либо в мировоззрении решившей избавиться от своего ребенка девушки? Мы видим типичный неприятный осадок, который оставляют эти события, видим её подругу, которая из-за этих неприятностей начинает терроризировать своего молодого человека, видимо испугавшись того что и с ней может случиться тоже самое. Но помимо этого будто ничего и не происходит, жизнь продолжается дальше.

    Что хотели сказать авторы этого фильма? Если пропоганда против абортов, то весьма блёклая, а если арт-хаус то весьма доморощенный, с нарочитой игрой актеров, бессмысленными затянутыми сценами (вроде того долгого семейного застолья с пустыми разговорами) и нескрываемым эксплуататорством. Мол, вот вам тяжелые времена, вот вам бедные студенты, которые хотят любить, вот вам ошибки молодости, актуальная проблематика и вообще все «гнойные бинты». Демонстрация средств, не имеющих какой-либо цели. Но когда на почве всей этой свалки вдруг вырастает «Золотая пальмовая ветвь», то картина в глазах общественности естественно сразу же наполняется иллюзорной многослойностью и надуманной остротой.

    10 мая 2012 | 22:05

    Жизнь в эпоху рабского режима заставляет героинь крутиться, как белкам в колесе совершая, для нас — людей «свободных», вполне обыденный поступок — аборт. С одной стороны, смотря фильм, мы видим, что именно этот режим порождает всю эту несамостоятельность и порочность, которая за ней следует, но с другой — а режим ли виноват? А так ли плох режим, в котором запрещено убийство плода и преднамеренное завершение беременности? С моральной точки зрения — поступок априори аморален, а вот с законодательной — зависит от политического строя. Сегодня наша «демократия» разрешает делать аборты, и совершение данного деяния не будет означать конец физической свободе. А вот героини фильма «4 месяца, 3 недели, 2 дня» совершают двойное преступление, как законодательное, так и моральное. Ведь разница-то лишь в одном, что в «свободном» государстве совершить подобное преступление гораздо легче, в нем не надо ухитряться и придумывать все эти обходы закона.

    Что мы видим? Да, застоялую Румынию, серую, унылую, сонную. Картонные люди: одни не способны принимать решения, другие погрязли в порочных связях, третьи застряли в собственном инфантилизме, четвертые занимаются не своим делом, ведь если так посмотреть, то девушки и в политехнический университет поступили лишь затем, чтобы их «не распределили в какую-нибудь деревню». Правда, авторы фильма не дают нам никаких аллюзий касательно того, какую профессию выбрали студентки и главное — почему? Но мы и без объяснений можем догадаться почему, ведь не один раз на протяжении всей ленты звучит фраза из уст разных героев: «После политехнического университета не распределяют в деревню». — В ответ мы слышим лишь молчаливое согласие главной героини.

    Особое внимание стоит обратить на эти самые «4 месяца, 3 недели, 2 дня» — т. е. плод, на котором сконцентрировался объектив камеры. Что он может символизировать? Тоталитарный режим — как выкидыш, которому суждено лететь в мусоропровод истории. Бегающая по городу Отилия бежит не потому, что торопиться куда-то, она бежит от этого самого «плода диктатуры». Так и не сумев убежать, она решает выбросить плод, а не похоронить, как просила её подруга. Ведь в истории все именно так и происходит, новый режим, который приходит на смену старому не хоронит со всеми почестями прошлых правителей, старую идеологию и мораль, он выбрасывает все это, как мусор, который впоследствии суждено ругать и отрицать, забывая обо всех заслугах ранее.

    К чему же вел нас режиссер в течение всего фильма? Он хотел показать бытие человека в эпоху диктатуры. Ему это удалось благодаря финальному решению, которое было принято девушками: «не говорить об этом вовсе». Жизнь в рабской эпохе — молчалива, она такая, где все «знают», а возможно и «творят» своими руками, но никто не говорит. К этому и вел нас режиссер, к финальному решению, которое как нельзя лучше символизирует эпоху диктаторского режима, где «молчание» — символ рабства.

    8 из 10

    8 июля 2012 | 19:08

    80-е годы, Северная Румыния. Эпоха коммунистического режима великого Николае Чаушеску идет на убыль, в маленьком государстве изо дня в день нарастает бытовой и социальный кризис. Время, когда под гнетом культа личности своего президента, страна становится чуть ли не самой бедной в Европе. Именно этот период вдохновил режиссера Кристиана Мунджиу на создание большого проекта под названием «Сказки золотого века» — субъективной истории коммунизма в Румынии, рассказанной на материале городских легенд.

    Как рассказал в одном из своих интервью режиссер, он попытается рассказать нам о внутренней борьбе, через которую проходили многие из очевидцев того времени, прежде чем сделать свой выбор. Идея оказалась настолько удачной, что первый же фильм из этой серии, при всем своем низком бюджете, взял в 2007 году на Каннском кинофестивале победную золотую пальмовую ветвь.

    Отилия и Габицэ подружки-студентки, делят комнату в общежитии Технического университета. Бытовые трудности того нелегкого времени, вечная нехватка самого необходимого формируют их характеры, хоть и с самого начало не похожи: Отилия — сильная, волевая девушка, с прямым взглядом на жизнь, энергичная и не привыкшая отступать. Габице — прямая ей противоположность- нерешительный, инфантильный человек, по-детски наивный, не способный подумать о будущем, а, значит, не сумеющий выжить в жестком мире, вылепленным Чаушеску. Но именно ей пришлось испытать на себе груз не по-детски взрослых забот.

    «4 месяца, 3 недели и 2 дня»- такого название данной картины — не просто хаотично разбросанные цифры. Это — срок беременности Габицы. В отчаянии они с подругой принимают жесткие меры — сделать аборт, ибо ребенок бедной студентке вовсе ни к чему. Прекрасно осознавая, что данная операция уголовно наказуема, девушки, а, точнее, одна Отлия, идут на огромный риск, жертвуя своим здоровьем, спокойствием, своей честью ради исправления оплошности, допущенной во время одной неосторожной ночи любви.

    Одно из главных достоинств фильма- его реальность, граничащая с разумом. Нет никаких прямых до безобразия откровенных сцен, ни тошнотворных медицинских эпизодов- но есть намеки. Они только приоткрывают завесу всего кошмара аборта или предшествующего ему добровольного изнасилования. Благодоря прекрасной операторской работе никуда не уходит эффект присутствия, картина на диво берет за душу своей доверительностью. Тонкая психологичная игра Анамарии Маринки (Отилия) и Лауры Василиу (Габицэ) вырисовывает нам великую историю о горячем чувстве и холодном бесчувствии, порожденном и обстоятельствами, и человеческой слабостью.

    Изменилось ли что-нибудь сегодня? Только аборты стали доступнее, только больше стало дозволенности, только люди стали относится к своей жизни на удивление беспечно, не задумываясь о последствиях. Все это- продолжение той бесконечной истории, которую начал Кристиан Мунджиу, а будет ли у нее продолжение- зависит от нас самих.

    8 из 10

    17 мая 2008 | 19:57

    Как известно, друзья познаются в беде. Поговорка есть такая. Правда, можно не дожидаться неприятностей и самим организовать тестирование личностей, прибегнув, по совету Владимира Семёновича Высоцкого, к совместному участию в каком-нибудь (не обязательно альпинизм) экстремальном занятии.

    С двумя подругами по студенческому общежитию, Отиллией и Габитой, кажется, случилось и то, и это. Беда — это нежелательная, оказавшаяся запущенной сверх всякой меры, беременность Габиты, а экстрим — это проведение организованного совместными усилиями подпольного аборта.

    В современной Европе, такого вообще не должно было случиться. Контрацепция избавила бы от первого, а цивилизованное законодательство — от второго. Однако ж в Румынии эпохи Чаушеску, когда за аборт дают от трех до десяти лет тюрьмы, прерывание беременности сродни экстремальному виду спорта, когда неизвестно как повезёт и куда вывезет.

    Вряд ли Габита слышала что-нибудь о Высоцком, да и не собиралась она испытывать свою подругу на прочность, просто, знаете, есть такая категория людей, которые любят паразитировать на хороших отношениях с товарищами, эксплуатировать дружбу в своих личных интересах, организуя для себя дорогу с односторонним движением. Габита как раз субъект такого рода.

    А что Отиллия? Из той категории людей, что ввязываются в дело, не представляя себе, чего это будет стоить и какой ценой достанется, оказываясь перед жёстким выбором, когда выбора уже нет, а отступать некуда. И что тому виной: беспечность девушек или кондовый социализм с нечеловеческим лицом?

    Кристиан Мунджу, по всему видно, отдаёт первенство человеческому фактору. Персонажи его фильма сжились с системой, адаптировались к специфическим отношениям, когда пачка импортных сигарет помогает решать сложные проблемы, когда за всем глаз да глаз и тотальный надзор. Они успешно преодолевают бытовые трудности, знают, как достать, у кого можно взять, к кому можно подъехать и как подвалить. Кризис обнажает их личность.

    Отиллия, в горячке и суете не сразу понимает, что к чему. Габита некоторое время выглядит полной дурой со своими «я думала», «я слышала», «мне сказали», пока за этими недоумениями не проступает спокойный и выверенный расчет лицемерного циника, эксплуатирующего доверие своей подруги.

    Отиллия шокирована холодным равнодушием подруги к процессу и его последствиям, но настоящий ужас у неё вызывает мысль о том, что на месте Габиты завтра может оказаться она. Да, да: «Если завтра залёт, если завтра аборт — будь к аборту такому готов!» Отсюда следует выговор и выяснение отношений со своим беззаботным другом, обнаруживающим не то растерянность, не то здоровый инфантилизм.

    Картинка вырисовывается такая: они были знакомы, но мало друг друга знали. Случай открыл им глаза, но это не значит, что у них есть шанс исправиться. У кого-то есть, у кого-то нет, а кто-то и вовсе не собирается. Всё ведь вышло. И надо забыть. Суть в том, что все здесь заботятся о себе, и никто при этом не задумывается о том, что выброшенный в мусоропровод плод — суть плод их жизни, случайной, бессмысленной и бесцельной.

    Лишь только раз рукодел от медицины произносит слово «убийство», которое не останавливает никого из трёх участников этого процесса. Одержимость женщин, помноженные на азарт и предприимчивость мужика, согласного участвовать в мокром деле за натуральную оплату телом своих клиенток — делайте выводы.

    Кино из серии «О времена, о нравы!» Обычное европейское кино, в Америке подобные работы часто проходят по линии независимого кинематографа, обнажающего и шокирующего, открывающего лицо и вскрывающего подноготную. Это нормально: плеснуть с экрана немного едкого калия, заставить зрителя зажмуриться и вспомнить о разных там «общечеловеческих ценностях», существующих независимо от политического строя.

    У Кристиана Мунджу так и вышло. Добавьте к этому умение режиссёра нагнетать напряжение и регулировать темп действия, замедляя и даже растягивая события, концентрируя внимание и обостряя зрительские рефлексы, а также обученность оператора напрягать изображение дрожью от трясущейся камеры — вот вам и доморощенный представитель жанра.

    Европа это заметила и оценила. Для Румынии, лишь с января 2007 года ставшей членом Евросоюза Каннская золотая пальмовая ветвь, которой удостоился этот фильм, стала знаковым событием: теперь румынские кинематографисты могут гордо сказать: «Нас приняли!»

    4 ноября 2007 | 20:42

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Новости


    1 октября — последний день для представления фильмов на иностранном языке к рассмотрению их Американской киноакадемией. Дания выбрала «Охоту», Израиль отдал триллер «Вифлеем», Гонконг — эпик «Великий мастер», Иран — драму «Прошлое», а Россия — «Сталинград». КиноПоиск рассказывает, как проводится голосование в этой номинации и что изменилось по сравнению с прошлым годом. (...)
     
    все новости
    Записи в блогах

    Лауреат Каннского кинофестиваля Кристиан Мунджиу рассказывает о том, почему ждал семь лет, чтобы снять «За холмами», и почему это история о любви, а не о религии. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Первый мститель: Другая войнаCaptain America: The Winter Soldier41 274 861
    2.Рио 2Rio 239 327 869
    3.ОкулусOculus12 005 402
    4.День драфтаDraft Day9 783 603
    5.НойNoah7 553 607
    11.04 — 13.04подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Скорый «Москва-Россия»82 459 240
    2.Реальная белкаThe Nut Job68 454 368
    3.ДивергентDivergent48 362 188
    4.Первый мститель: Другая войнаCaptain America: The Winter Soldier34 532 969
    5.СаботажSabotage29 871 740
    17.04 — 20.04подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители1 545 426435 601
    Деньги384 650 042 руб.115 402 066
    Цена билета248,90 руб.3,52
    17.04 — 20.04подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    125.Город БогаCidade de Deus8.216
    126.На несколько долларов большеPer qualche dollaro in più8.215
    127.Свидетель обвиненияWitness for the Prosecution8.215
    128.Ромео и ДжульеттаRomeo and Juliet8.214
    129.Любовь и голуби8.212
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    21.Врожденный порокInherent Vice92.86%
    22.В лесInto the Woods92.81%
    23.Мстители: Эра АльтронаAvengers: Age of Ultron92.73%
    24.Бэтмен против СуперменаBatman vs. Superman92.69%
    25.Земля завтрашнего дняTomorrowland92.51%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Альманах жизни1
    ДивергентDivergent31
    НаркозAwake149
    Новый Человек-паукThe Amazing Spider-Man497
    Девушка с татуировкой драконаThe Girl with the Dragon Tattoo473
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Скорый «Москва-Россия»4.646
    Реальная белкаThe Nut Job5.968
    Новый Человек-паук: Высокое напряжениеThe Amazing Spider-Man 27.477
    СаботажSabotage5.741
    Под маской жиголоFading Gigolo
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Побудь в моей шкуреUnder the Skin01.05
    ДвойникThe Double01.05
    13-й район: Кирпичные особнякиBrick Mansions08.05
    ГодзиллаGodzilla15.05
    Люди Икс: Дни минувшего будущегоX-Men: Days of Future Past22.05
    премьеры