всё о любом фильме:

4 месяца, 3 недели и 2 дня

4 luni, 3 saptamâni si 2 zile
год
страна
слоган«How far would you go for a friend?»
режиссерКристиан Мунджиу
сценарийКристиан Мунджиу, Разван Рэдулеску
продюсерКристиан Мунджиу, Олег Муту, Даниел Бурлак, ...
операторОлег Муту
композитор-
художникМихаела Поенару, Дэна Истрате
монтажДана Бунеску
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$69 897
зрители
Франция  351.8 тыс.,    США  166.9 тыс.,    Италия  142.6 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время113 мин. / 01:53
Румыния, 1987 год. Последние годы коммунистического режима Николаэ Чаушеску. Студентки Отилия и Габицэ — соседки по общежитию. Габицэ беременна. Аборты запрещены и являются уголовным преступлением.

Подруги с трудом собирают сумму, необходимую для нелегального аборта. Отилия снимает номер в дешевой гостинице. Днем у нее запланирована встреча с неким господином Бебе. Обеим девушкам предстоит впервые пройти через подобное испытание. Кто из них пострадает от этого больше? 
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
128 + 6 = 134
8.4
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • В заключительной ресторанной сцене, на фоне звучит песня Адриана Даминеску (Adrian Daminescu) «Si m-am indragostit de tine» (И я так в тебя влюбился).
    • Первоначально фильм задумывался как сатирическая лента под названием «Сказки золотого века».
    • Съёмки фильма были завершены ещё осенью 2005 года. Почти за полтора года до премьеры в Каннах в мае 2007 года.
    • Фильм официально был выдвинут от Румынии на соискание премии «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке» (Best Foreign Language Film).
    • Несколько сцен фильма были сняты в гостинице «Астория» в Бухаресте.
    • еще 2 факта
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в разных сценах фильма можно увидеть на домах современный ПВХ стеклопакет. Эта технология была введена в Румынии после 1990 года.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в сцене, где Отилия выходит из такси около грузчика, на фоне видны припаркованные автомобили, в том числе желтый Daewoo Matiz (произведен после 1998) и синий Dacia Logan(произведен после 2004).
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но использованные трамваи были введены в Румынии только в 1990 году.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в общежитии, в комнате у героинь, висит портрет Кристен Данст из постера фильма «Девственницы-самоубийцы», премьера которого состоялась в 1999 году.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в сцене где Бебе и Отилия подъезжают на машине во двор, видны некоторые старые выпуски автомобилей Dacia, у которых передний и задний бамперы вышли в продажу в 1994 году. Зеркала заднего вида у автомобиля Бебе, также поступили в продажу после 1990 года.
    • После главной сцены фильма, когда Отилия готовится выйти из комнаты гостиницы, она поправляет шарф под сумочку. Спускаясь по лестницам, шарф уже расположен над сумочкой. В трамвае шарф снова под сумочкой, а выходя из трамвая он опять оказывается над сумочкой. Та же ошибка обостряется в сцене где Отилия поправляет сумочку над шарфом и выходит из квартиры своего парня. При смене кадра телодвижение не прерывается, но сумочка чудесным образом оказывается под шарфом.
    • В сцене покупок в общежитии Отилия просит у продавца оранжевый «Tic Tac» (вкус апельсина), но вместо этого получает красный (вкус корицы).
    • В застольной сцене, именинница рассказывает как она для окраски пасхальных яиц добилась синего цвета, смешивая желтый с зелёным. Что совершенно невозможно, потому что синий основной цвет и путем смешивания он не проявляется. На самом деле можно получить зеленый, смешивая желтый с синим.
    • В заключительной ресторанной сцене Отилия просит у официанта бутылку минералки, но ей приносят пустой стакан.
    • еще 6 ошибок
    Трейлер 01:48

    файл добавилZlata---Bondar.

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 313 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Четыре серовато-панельные стены, контрастирующие с парадно-выходной клеенкой, кирпич, приспособленный одновременно для обогревания комнаты и подготовки воска для эпиляции — социалистически надежный общажный антураж чаушескуленда конца 80-х. Апельсиновый «Тик-так», пачка «Кент», кассета с «Поющими в терновнике» — фарцованный капиталистический ширпотреб мечты того же времени. Быт румынских студенток размерен: порадоваться нечастому гостю — горячей воде, прогулять занудные пары в Политехе, диплом которого спасет от распределения в деревню. Только Отиллия чересчур деловита: носится по городу в поисках гостиничных номеров, ждет встречи с подозрительным типом с дурацким именем Бебе, теребит ромашко-робкую соседку Габицэ с напоминаниями о полиэтиленовой простыне. Почему героиня предпочитает вечер в компании этих двоих юбилею будущей свекрови, где можно зорко всматриваться в коммунистическое будущее марксистским взглядом? Она всего лишь разгадывает ребус «Когда четыре месяца, три недели и два дня равны от пяти до десяти лет». Правильный ответ — при проведении нелегального аборта на позднем сроке беременности, и, если кто-то удивлен, отчего Габицэ с ангельским тембром не уберегла подругу-шалопайку от греха, то не стоит. Именно ей тихим голосом тяжело было убедить любовника не кончать внутрь.

    Три «магистральные идеи» фильма (осмысление прошлого, бытовая драматургия и интерес к экзистенциальным исканиям человека) — главные приметы новой румынской волны. Но слишком часто на фоне осуждения режимов или социальных портретов поколения отдельный персонаж рискует потеряться, слившись со стройными ахроматическими рядами. Однако в случае «4-3-2» этого не происходит — несчастье одного преломляется здесь через призму историчности и жанровости. Румыния тех лет — страна, в которой даже замызганный номер можно снять за баснословные деньги и только по протекции за пачку качественного курева. Уже с первого взгляда очевидно, не что иное, как тотальное наплевательство уничтожило государственные порядки по эту сторону Варшавского договора. Коммунистический принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям» стал синонимом лени, равнодушия и безынициативности, а «товарищи» — паразитами, поедающими симбиотического партнера, как, например, это происходит с присосавшейся к Отиллии никчемной пиявкой Габицэ. Противоречащие принципам гуманизма законы лишают человека одного из естественных прав — стремления к счастью, вынуждая приспосабливаться и выживать благодаря беспрестанной изворотливой лжи. Критикуя отмирающую формацию, демонстрируя ее объективные недостатки, но не скатываясь в обличающий памфлет, Муджиу в части бытовой не так категоричен. Поднимая неоднозначную тему абортов, режиссер имеет лишь один выход. Он выбирает отстраненную, бесчувственную, даже немного апатичную манеру съемок, чтобы не удариться ни в патетичность и заламывание рук по поводу нелегкой женской судьбы, ни в «чернушность» басковского пошиба с детальным изображением всех технических подробностей процесса прерывания беременности или половых органов. Ручная камера, используемая от безысходности и безденежья, выступает главным кинематографическим оружием. Этим творческий метод режиссера перекликается с подходом представителя другой новой волны, иранской, Асгаром Фархади. Долгие планы с плавными переходами бесстрастно фиксируют как приготовления Бебе к процедуре и ее отвратительный результат, так и застолье, на котором Отиллия превращается в такого же экстроспективного наблюдателя за чужой «стабильной» жизнью, какими Муджиу и оператор Муту оставались на протяжении ста тринадцати минут для героев.

    Два распространенных женских типажа, эдакие румынские Розоческу и Беляночкяну, встретятся снова, хоть и под другими именами, когда режиссер вернется к теме разбалансированной женской дружбы в картине «За холмами», где одна из подруг будет рисковать свободой и жизнью ради, как ей кажется, благополучия другой. И, если Отиллия и ее мировоззрение версии 2,0 оказываются выкидышем социалистической системы, то в дальнейшем феминистический мотив творчества режиссера поставит под вопрос состоятельность любой консервативной доктрины. Примечательно, что все персонажи кажутся так или иначе главными для этой истории, способной перещеголять шугейз беспросветностью и безнадежностью. Но на самом деле «мясник» Бебе, бойфренд Ади, даже Габицэ, вокруг которой разворачиваются события, просто исполняют роль рычага, способствующего внутренним изменениям Отиллии. Девушка начинает этот день как любой другой, ведь в условиях законодательства о контрацептивах тогдашней Румынии жизнь студенток проходит весело не от сессии до сессии, а от аборта до аборта. Она не считает происходящее чем-то из ряда вон выходящим, всего лишь плевое дело избавления от нежелательных последствий беспечности своей подруги. Но неожиданно на нее сваливается груз ответственности за синюшный комок, она вынуждена заискивать перед людьми, облеченными мало-мальской властью, ей приходится предлагать тело в качестве оплаты за услуги, что в итоге приводит к душевному перелому, и вот уже оператор в лихорадочном забеге пытается догнать Отиллию, чтобы не упустить момент катарсиса. Трагично? Da. Цинично? Desigur. Депрессивно? Fara indoiala. Но, быть может, только такие личностные кризисы и лепят характер, способный разрушить берлинские стены на всем постсовковом пространстве, и, глядя на постер, на котором измученная героиня пристально всматривается в свое отражение в зеркале, невольно задумываешься, какой силой духа обладаешь ты сам.

    12 апреля 2014 | 21:40

    "Золотая пальмовая ветвь».

    Самые тяжелые фильмы — фильмы о суровой реальности. Фильмы, которые заставляют задуматься: а что, если тоже самое могло произойти с нами? Чтобы мы делали? Поступили бы так же, или наоборот… Каждый раз после просмотра таких гипперреалистических фильмов, мы делаем выводы, размышляем о своей дальнейшей жизни и о жизни других людей. Такие киноленты подходят не ко всем: большая часть населения нашей страны любят фильмы для развлечения: боевики, ужасы, комедии, триллеры. Фильмы о суровой жизни нельзя смотреть поверхностно, потому что вы их попросту не поймете, они будут казаться вам очень скучными и неинтересными. Но главное в таких фильмах далеко не интерес, а мысли режиссера по той или иной проблеме, которые он пытается донести до нас. Их нужно аккуратно положить в рот, не спеша разжевать и только потом проглатывать. «4 месяца, 3 недели и 2 дня» как раз такой фильм.

    1987 год. Румыния. Две девушки — Гэбица и Отилия живут в студенческом общежитии, еле еле сводя концы с концами. Они достаточно хорошо учатся и планируют свою дальнейшую жизнь. Но внезапно Гэбица беременеет, а ребенок ей совершенно не нужен. Но жесткий тоталитаризм Николая Чаушеску (генсек коммунистической партии в Румынии) запрещал аборт. Это считалось настоящим преступлением, поэтому делать его было категорически запрещено. Но все равно находились люди, которые делали это нелегально. Отилия пытается помочь Гэбице и вместе, всеми своими силами они собирают деньги на аборт и находят человека, который может это сделать. Но все ни так просто, как они думают.

    Актерская игра в фильме бесподобна. Все чаще и чаще убеждаюсь: не знаменитый актер — не значит плохой. Обоятельная Анамария Маринка превосходно показала все переживания и страдания за свою подругу. Лаура Василиу не отстала от своей коллеги и так же показала весь свой ужас и страх. Благодаря актерам, создается очень реалистичная атмосфера жизни, словно это не художественный фильм, а документальный. И это огромный плюс.

    Темные цвета, мрачные переходы и коридоры, тусклые лампы — все это отличнейшим образом передает настроение фильма. Так же понравились долгие минуты молчания, когда на экране ничего не происходит. Создается ощущение страха и безумства.

    Фильм смотрится в постоянно напряжении. Вы постоянно ждете чего-то, хотя сами не знаете чего. Вы внимательно вслушиваетесь в диалоги героев и сразу же ужасаетесь сказанным словам. Вы так же, как и герои, попадаете в очень сложную ситуацию и сами думаете, как из нее выбираться. Все это — заслуга актеров. Они сыграли очень важную роль в данной ленте. Они далеко не вишенка на десерте — они и есть главный обед.

    Эта картина произвела на меня большое впечатление. Почти за 2 часа я вернулся в социалистическую Румынию и познакомился с двумя девушками, которые находились в очень трудном положении. Заслуженная ветка.

    10 из 10

    7 января 2013 | 12:12

    Фильм, отобравший пальмовую ветвь у блистательных «Стариков» братьев Коэнов. Очень крепкая социальная драма, получившая этот приз все же авансом. Да и чего лукавить вовремя попавшая в Канны. Но если отбросить все страсти по каннской ветви, то можно разглядеть кое-что интересное. У режиссёра румына Кристиана Мунгиу довольно неплохо вышла попытка поиграть на поле поляка Кшиштофа Кеслевского. Да и фильмы их очень схожи по духу и поднятым нравственным проблемам. Собственно и соцлагерь один на двоих.

    Мунгиу только пытается отличиться новаторскими приёмами подачи материала, старается заново изобрести велосипед. Ручная камера, почти постоянно болтающаяся на плече режиссёра, практически никакого монтажа и полное отсутствие музыки. Параллельно тем же курсом двигаются и бельгийцы братья Дарденн.

    Только вот задачи у коллег немного разные. Мунгиу своими методами добивается того, что его картина очень скоро мало чем напоминает собственно фильм. Происходящее на экране становится своеобразным слепком с общества того времени, уже ушедшей эпохи. Даже окружающая обстановка чересчур аутентична. Временами складывается впечатление, что фильм снимался не в нашем времени, а в том самом 1987 году.

    Современность кино выдает только ручная камера. Автор предлагает зрителю картину, которая вполне могла стать одной из новелл «Декалога». Последние годы коммунистического режима. Запрет на аборты. Однако на что есть запрет, то можно нарушить. Мунгиу абстрагируется от осуждения данного действа. Его камера последовательно фиксирует этот процесс, но не более того. Никаких выводов и упрёков.

    Обычная жизнь, в которой может случиться всё что угодно. Обстоятельства в некоторых случаях могут быть сильнее человека. Гораздо больше режиссёра интересует персонаж Аттилии, девушки, взвалившей на себя проблемы другого человека. Настоящего и верного друга. Причём без какой-нибудь корысти и выгоды. Бывает так, что после таких серьёзных жизненных перипетий друзья либо расходятся, либо их дружба становится крепче. Но в этом случае далеко не всё так однозначно.

    Аттилия жалеет свою непутевую подругу, из-за которой пришлось отдать то самое дорогое, что есть у женщины. Её честь. Но развязки не последует — последний кадр так и закончится. Ничем. Да-да, концовки, в её привычном нами с вами понимании просто нет. Нет и всё. В обычной жизни её может и не быть. Только в Голливуде вам всё разложат по полочкам и объяснят. А здесь только тишина… Жизнь продолжается и каждому нести свой груз дальше. И поскольку Аттилия не хочет нести свой, ей придется нести чужой. Дай то бог, чтобы не до конца жизни. Всё-таки жертвенность не в чести. Что тогда, что сейчас.

    Но без таких людей тоже нельзя. Кому-то же надо замаливать наши грехи. Иначе индульгенции от Господа Бога нам не видать, как своих ушей. Шокировать Мунгиу не собирается, демонстрируя даже совсем как-то буднично бытовые ужасы. И не во времени дело, хотя от него многое зависит. Очень много зависит от людей, их совести и поступков, которая оная им разрешает совершать. Аборт так аборт, главное, чтобы потом не было сложно жить с этим.

    А если кадр с завёрнутым в полотенце человеческим эмбрионом на полу всё же кого-то заставит крепко задуматься, или пересмотреть что-то в своей жизни, то тогда фильм не прошёл зря. Побольше бы таких картин. Потому что жизнь давно уже нас ничему не учит. А Мунгиу еще подрастет и отточит свое мастерство в дальнейших фильмах. В этом я практически не сомневаюсь. Правда, если не одно большое но… И имя ему Голливуд.

    17 ноября 2008 | 03:51

    «Прошлое-это локомотив, который тянет за собой будущее. Бывает, что это прошлое вдобавок чужое. Ты едешь спиной вперед и видишь только то, что уже исчезло. А чтобы сойти с поезда, нужен билет. Ты держишь его в руках, но кому ты его предъявишь?» (с) Пелевин

    Титры. Холодный озноб. Отилия. Такая реальная съемка и такая настоящая боль в глазах. Ловлю на мысли — дышу с ней в такт. Вижу, словно, не её, а себя, бегущей по ступенькам… остановка, автобус, мысли… у каждого свои, своя собственная шизофрения. Я чувствую, как стылый воздух стягивает горло, сжимает легкие, и густая тьма, прорываемая тусклым отблеском желтых фонарей, давит на грудь; как воздушные выдыхаемые капельки разбиваются о засохшие дрожащие губы. Тихий и жуткий звук подготовки мед. инструментов, пронзительный скрежет пилочкой по ампуле… потрескивание латексных перчаток… и жгучий бессловесный упрек, застывший в каждом атоме этой разлагающейся атмосферы. Негодование, мольба, отвращение и стыд. Сперло дыхание. Крохотное кровавое тельце и мусорная свалка, ставшая последним приютом несостоявшегося человека.

    Хочется встряхнуть себя, её и закричать! Зарыдать! Роптать на судьбу, на такой неудавшийся день. Возможно, на самый тяжелый выбор. На парня, безответственного, хоть и с оттенком влюбленности и беспричинного извинения (ради высокой цели поиметь тебя в следующие выходные!). Главное, что он делает, так это дает в полной мере ощутить себя одинокой, особенно, когда ты пробуешь на вкус уже реальную угрозу. С таким же видом он мог интересоваться прогнозом погоды или просвещать в плане королевских пингвинов.

    Энергична, сосредоточена, последовательна, задаешь вопросы по существу, приспосабливаешься к обстановке, достаешь дефицитный «Kent», вполне адекватна. А вот подруга твоя круглый ноль. Ни номер в гостинице заказать, ни о встрече договорится, в крайних мелочах крайне неуверенна. Бледненькое, худенькое тельце, несуразно перемещающееся, и счастливое в своей глупости. Ты смотришь в её овечьи глазоньки и каким-то образом жалеешь эту бестолковую наивную дурочку с робеющим голоском и болезненно растерянным личиком. И как она только может выжить без чьего-либо вмешательства? И ты жалеешь! И даже, тогда, когда на тебя сваливается одиозный доктор (да ещё с какой-то претензией на порядочность), который очень культурно предлагает подергать своим прибором у тебя между ног. Этот неудавшийся любовник/муж/сын, обладает жадностью самоутверждения за счет залетных девушек и старушки матери. Жестокий аморальный ублюдок.

    Тебе ровным счетом плевать (не твои это проблемы!), но климат гостиничной комнатки все больше взвинчивает клетки. Тебя просто прижимают к стенке. Сама Габицэ достаточно косвенна в роли палача, а ты слишком добродетельна, чтобы эта помощь могла считаться долгосрочным вложением ради получения довольно расплывчатых дивидендов в виде аналогичного содействия. Ты смотрела на неё, но видела себя. Не холодный просчет, а не что иное как человеческое сострадание возбужденное острой восприимчивостью. А разговор по этой теме с МЧ — это заключение для него же. История с Габице только свела к более быстрой и точной формулировке их отношения.

    А дальше… нависла черная дыра с праздником в кругу семьи МЧ (ты же не можешь не сдержать обещание!), и по темным проулкам спешишь ублажить ещё одну особу. И закрутилось, запенилось… в мозговой «биг тейсти», начиненный куриной кожицей, так не любимой «дядей Васей» и картошкой в мамалыге, которое готовит «тетя Галя». А они всё… о еде. Ну сколько же можно? Мелькает в воспаленной голове, не так давно осведомленной в области избавления от эмбрионов и нецелесообразности размещения его в местах раскапывания собаками и смыванием в туалет, который может засорится его кусками. Все вокруг в любопытнейшем разговоре о потрескавшихся пасхальных яйцах и священнике пьянице. И захлестнула чудовищная амплитуда. И даже в таком состоянии ты гордо и терпеливо несешь свое бремя, принимая моральные пощечины.

    Беспристрастно, с видом а-ля ОРВИ, Габицэ сидит за столом, неторопливо потягивая сигарету. Приносят ароматно и горячо парующие «говядину, свиное филе, печень, мозги», как раз очень кстати появившемуся аппетиту. И здесь то все ответы. И почему сама не пошла на встречу, и почему врала. В легком замешательстве ты просишь стакан воды. В заключение парусекундный взгляд, который невозможно стереть из памяти. Немой вопрос и глубокое разочарование. Мир сыплется сквозь залатанные дыры… Пещинка за пещинкой.

    4 месяца, 3 недели и 2 дня… срок, когда человек лишен выбора. Его трагедия развивается параллельно, где-то на заднем фоне происходящей драмы. Да, аборты стали разрешены, а вот люди остались те же. И великое чудо рождения всегда может обернуться бритвой по венам в случае дерьмового материнства.

    Ничего лишнего. Кратко, насыщенно, без сентенций, больно и прямо в сердце.

    12 ноября 2011 | 11:15

    Писать рецензии на подобные фильмы — дело довольно-таки сложное, ибо фильм сам по себе довольно сложен. Но я безумно люблю подобные фильмы, хоть иногда мне противно их смотреть в силу их натурализма, которого здесь очень и очень много. Но я бы не стал смотреть этот фильм (хрен с этим натурализмом), если бы не одно НО: данное полотно умудрилось отвоевать главный приз в Каннах у двух моих самых любимых картин, которые, кстати, ей, ни в чем не уступают: «Скафандр и Бабочка» и «Персеполис». Благо, и эти ленты получили заслуженные награды и признание.

    Но вернёмся к фильму. Фильм сам по себе довольно сложен. В нём нет чётко выраженной завязки, так же как и концовки. Уже с первых кадров нас втягивают в серость бытия двух молоденьких студенток. Одна из них, Габицэ, беременна. Нам не говорят, как, где и от кого она забеременела. На лишь известен её срок — 4 месяца,3 недели и 2 дня. Мне не знаем, откуда она, кто её родители, на кого она учиться. Мы просто знаем её имя и её «проблему». Другая же героиня, имя которой Отилия, имеет схожую биографию с разницей, что у Отилии есть парень, но это ещё тот фрукт.

    Как я уже сказал, фильм не имеет определённой завязки, какой-либо кульминации и концовки. Мы просто знаем ситуацию, которую попали герои. И вот после этого мы натыкаемся на одну интересную вещь: главным персонажем здесь является отнюдь не Габицэ, которая забеременела, а Отилия, которой придётся расхлёбывать всю кашу. Здесь же Мунджуи делает ход конем, а именно — противопоставляет характеры героинь. Там, где Габицэ не в силах что-либо сделать самой, хотя нечего сложного от неё не требует (кроме аборта), Отилии приходиться брать ситуацию в свои руки, ибо пострадать могут все. После этого в игру вступает другой персонаж по имени Бебе. Его тут мало, но образ его очень яркий и, я бы даже сказал, очень уж реалистичный. Описывать его нет смысл, это надо видеть.

    Вторая интересная деталь, которая есть в фильме — тоталитарный режим. На дворе Румыния 1987 года, когда у руля сидел знаменитый коммунистический деятель по имени Чашеску Николае, которого свергли, обвинили в преступлениях против государства, геноциде против собственного народа, открытии тайных счетов в иностранных банках и «подрыве национальной экономики» + он был ярым сталинистом, но его расстреляли, после чего в 1989 году случилась антикоммунистическая революция. Тоталитарный режим выражен не в том виде, в котором нам обычно его преподносят (пример тому «Голодные игры). Нет, чтобы увидеть его, надо всматриваться. Его можно увидеть в деталях. Вот, допустим, окружающая среда. Что мы видим? По всюду один сплошной серый цвет, а окружают героев — серые люди с кислыми моськами и с глазами, которые смотрят в эту серую пустоту. Это можно заметить в сцене, когда героиня едет в автобусе. Так же можно заметить отсылки тоталитаризма в сценах в отеле, когда героиню каждый раз просят показать документы. Но ярче всего тоталитарный режим проявляется в диалогах, а именно в сцене дня рождения. Если прислушаться, то там не раз повторяют слова «сдать»,«прятаться»,«страшно»,а так же истории побочных персонажей, которых коснулась рука тоталитаризма.

    Многие ошибочно полагают, что фильм как-то пропагандирует аборты. Нет, в данном случае аборт является вынужденной мерой. И вот тут-то мы приходим к вопросу: а как относится автор к поступку героев? С одной стороны, аборт является, по мнению большинства, чудовищным преступлением, но с другой стороны, понять героиню можно и даже нужно. Но чтобы это сделать, надо поставить себя на место героини. Сам автор никоим образом не осуждает поступки героев; напротив, он с таким равнодушием относиться ко всему этому(пример тому диалоги с Бебе и признание Отилии свою парню), ведь другого выхода не существует, кто бы что там не говорил о том, что выход есть всегда; нет, выход здесь только один.

    8 января 2014 | 20:52

    Не странно ли, что неприметная юго-восточная страна бывшего соцлагеря, которая до недавнего времени была известна исключительно как союзница Гитлера и родина графа Дракулы, ныне является одной из самых заметных вершин современного арт-хауса? Пожалуй, это связано с приходом в кино новых, свободно мыслящих и, безусловно, талантливых авторов, не скованных идеологическими рамками и навязанными взглядами. Члены новой румынской волны, родившиеся ещё при диктаторском режиме Чаушеску, уверенно доказали свой несомненный творческий потенциал, не опираясь на опыт своих старших коллег и почти не цитируя всенародно любимых классиков.

    Кристиан Мунджиу, Кристи Пуи и, увы, покинувший нас, Кристиан Немеску неожиданно вывели Румынию на верхушку кинематографического Олимпа, став на какое-то время законодателями художественного стиля. Их ленты, соответственно, «4 месяца, 3 недели и 2 дня», «Смерть господина Лазареску» и «Мечты о Калифорнии» можно даже объединить в своеобразный триптих, не взирая на то, что Мунджиу всё-таки повествует о последних годах тоталитарного режима и к современной Румынии имеет лишь касательное отношение.

    Однако, его история кажется намного правдивее и выигрышнее, чем те, что поведали с экрана Пуи и Немеску. Их работы, разумеется, искренны и познавательны, а в техническом отношении вообще безупречны, но в них нет целостности, лаконичности, присущей ленте Мунджиу. Поддавшись свободе самовыражения, Пуи и Немеску «растеклись мыслию по древу», и в ряде эпизодов удивительно монотонны и многословны. В своей же картине Мунджиу точен в характеристиках, сух в изложении, предельно объективен в анализе сюжетных перипетий. Позаимствовав из ленты Кристи Пуи оператора Олега Муту, монтажёра Дану Бунэску и актрису Луминицу Георгиу (сыгравшую, впрочем, у Мунджиу малозначительную роль), он создаёт полноценный драматический триллер, способный вызвать нервную дрожь.

    История о двух подругах, одна из которых находится на критическом сроке беременности, вынесенном в заглавие ленты, а вторая, рискуя своей свободой, пытается помочь ей избавиться от нежелательного бремени с помощью некоего господина Бебе, промышляющего нелегальными абортами, поведана достаточно жёстко, без нравоучительности и дешёвого надрыва.

    Мунджиу отнюдь не старается вызвать симпатию или сочувствие к двум ещё не нюхавшим жизни провинциалкам, совершившим уголовно наказуемое преступление целиком и полностью по своей вине, оставаясь как бы сторонним наблюдателем, индифферентно констатирующим факты. Он отнюдь не эстетизирует атмосферу действия, однако при помощи точно выстроенных мизансцен и поразительному искусству оператора добивается такого полновесного «эффекта присутствия», какому могут позавидовать датские манерные догматики. Подобно Михаэлю Ханеке и Миклошу Янчо, Мунджиу выстраивает ленту путём длинных, чуть подрагивающих планов, будто бы подчёркивающих документальность повествования и без видимой актёрской импровизации.

    Его лента, оказывается, не о тоталитарном режиме, не о вреде абортов, не о дружбе, которая на поверку оборачивается постыдным сообщничеством, и даже не о преступлении, совершённом неосознанно. Его лента о невыносимом существовании в идеологически «зашоренном» обществе, порождающим таких моральных уродов, как господин Бебе, безалаберных личностей, как Габита, и формальных преступниц, как Отилия. Но так ли оно отличается от свободного самосознания процветающих капиталистических стран?..

    Оценка:

    8,5 из 10

    28 ноября 2009 | 09:31

    Посмотрев этот фильм, я пришел к интересному для себя выводу: Чтобы снимать фильмы про эпоху должно пройти время, память должна оставить от прошедших дней только самое главное — состояние души, погруженной в атмосферу той жизни.

    К сожалению, правила написания отзыва запрещают применять громкие эпитеты. Скажу просто — для меня фильм почти идеален. Кристиан Мунджиу сумел очень точно создать образ мрачного времени, в котором многие из нас пребывали и это, на мой взгляд, удалось ему на много лучше чем всем восточно-европейским и российским режиссерам.

    Главными фильмами России про эпоху застоя стали — «Интердевочка» и «Маленькая Вера», но как мне кажется, актеры, исполнявшие роли в этих фильмах подсознательно пытаются сделать пародию на то время, а не точно его передать, слишком недавнее прошлое давит тяжелым грузом и воплощать эту правду в роли — не получается.

    У румынского режиссера — получилось! Получилось и у молодых актеров.

    Фильм не про аборты — это сюжетная линия. Одиночество и дружба, безысходность и смелость, готовность пожертвовать собой ради, почти единственного, близкого человека и все это в атмосфере тоталитарной политической системы.

    Нет отрицательных героев. У каждого героя фильма своя правда, своя жизнь и режиссер сумел это показать. Даже к врачу, который зарабатывает «частной практикой» и берет оплату «натурой» нет отвращения, он настоящий, живой характер, а дома больная мать за которой приходится ухаживать и еще постоянное чувство страха — его самый близкий спутник в жизни. Режиссер любит своих героев и заставляет сопереживать им. 

    Настоящий кинематограф, настоящее «большое кино». Об этом фильме можно говорить не только с позиций что снято, но и как!! Замечательные крупные планы, великолепная работа художника, который сумел, довольно ограниченными средствами, создать атмосферу «серого уныния» и подчеркнуть с помощью света ключевые сцены фильма. А кадр за столом, когда главная героиня в гостях у своего парня — просто находка режиссера.

    Что не понравилось, так это сцена, в которой Кристиан Мунджиу показывает окровавленный плод в ванной, когда камера начала двигаться вниз, я очень хотел чтобы этот план прервался и не испортил почти идеального впечатления, на мой взгляд, не показать было бы эффектнее. Пожалуй это единственный момент, который мне не понравился.

    Рекомендую смотреть любителям европейского кино и людям старше 30 лет. Особенно, мне кажется, понравится поклонникам Годара.

    9 из 10

    19 января 2009 | 12:10

    Этот фильм-словно татуировка для мозга. Посмотрев его хотя бы раз, осадок остается на долгое время.

    Действие происходит в 1987 году- в эпоху правления Николае Чаушеску. Две девушки, приехавшие из маленьких провинциальных городов в столицу для обучения в вузе, учатся выживать и постигать все «прелести» взрослой жизни.

    Тут не будет сладких истории про то, как «пацаны к успеху шли». Не будет тут и счастливого конца- с принцами и богатством. Напротив, фильм повествует о всей подноготной жизни в трущобах и, хоть и весьма не в мягкой форме, о подлинной ценности дружбы. Что делать, когда твоя лучшая подруга в беде и мечется по квартире в слезах, не зная, как дальше жить? Рискнул бы ты своей свободой ради свободы другого человека?Взял бы ты всю ответственность на себя?

    Лично для меня, самым впечатляющим моментом фильма был отрывок, где Отилия мечется по ночной улице с выкидышем Габиты в руках, не зная, куда его деть.

    Другой момент- диалог Отилии с ее парнем. Взрослость девушки и моральная некомпетентность молодого человека- контраст шокирующий и показывающий, как проблемы быстро заставляют человека взрослеть.

    Вот вам и «сказки золотого века»

    К слову, большим открытием стало для меня то, что это — детище румынского кинопроизводства. Актеры были блестяще подобраны, сюжет фильма непредсказуем и даже немного мрачен.

    Безусловно, этот фильм относится к категории «не для всех». Но я могу смело заявить, что это кино-нонсенс. Продукт, что затрагивает и проблемы политики, и чувств человека, и моральные ценности — без сомнений, заслуживает высшей оценки.

    14 июня 2013 | 18:20

    «Жизнь в ее целом никогда не воспринимает смерти всерьез. Она смеется, пляшет и играет, она строит, собирает и любит перед лицом смерти. Только тогда, когда мы выделяем один отдельный факт смерти, мы замечаем ее пустоту и смущаемся.»
    Рабиндранат Тагор

    «4 месяца, 3 недели и 2 дня» — это фильм, который не может оставить равнодушным.

    Актеры действительно, не сыграли, а прожили и прочувствовали своих героев.

    Эпизод с эмбрионом, завернутым в полотенце на полу туалета, просто не дает дышать.

    Этот фильм не для всех, но посмотреть его стоит. Только один раз.

    Оценивать эту картину не могу, так как считаю, что такое кино надо не оценивать — а смотреть и думать (особенно девушкам), а еще лучше понимать.

    18 февраля 2009 | 16:40

    Фильм «4 месяца, 3 недели и 2 дня» — главная сенсация в европейском кинематографе 2007 года. Шутка ли, низкобюджетный румынский фильм завоевал главную награду самого престижного, Каннского, фестиваля в мире и еще целое множество других наград, в том числе и премии французской Киноакадемии.

    Фильм Кристиана Мунджиу погружает нас в атмосферу социалистической Румынии времен диктатуры Николау Чаушеску. Надо сказать, атмосфера передана очень реалистично. Кто же, как не зрители из стран бывшего соцлагеря могут оценить этот факт. Типичные здания, товарный дефицит, подпольная продажа западных товаров, невежливость персонала, одинаковые автомобили, тотальный паспортный контроль во всех учреждениях, серость и уныние во всем окружающем.

    Первая сцена показывает типичную комнату типичного общежития. В комнате две девушки, делающие какие-то нехитрые приготовления к одной болезненной и запрещенной процедуре. Сразу обращает на себя внимание оператора Олега Муту. Камера, как только оказывается в помещении. фиксируется в одной точке, и не покидает ее к концу сцены. Она практически неподвижна, только еле заметная легкая дрожь добавляет напряжения даже самым заурядным бытовым сценам. Прием не нов, но здесь он делает зрителя практически соучастником происходящего на экране. Работа Олега Муту, напомнила работу Харриса Савидеса, оператора другого нашумевшего лауреата Каннского фестиваля, фильма «Слон».

    Две подруги — Отилия и Габицэ. Отилия — взрослая не по годам, дельная и энергичная, знающая, где и что можно достать и как с кем можно договорится. Габицэ — инфантильная, неуверенная в себе, абсолютно не инициативная, но уже обремененная не детскими проблемами. Габицэ беременная и собирается сделать аборт. Аборт, вещь в те года, нелегальная и очень опасная. Ведь, сделанный в несанитарных условиях без докторского присмотра, может принести больше проблем, нежели избавить от них.

    И поможет им в этом бесчестный санитар из клиники по имени Бебе. Он бессердечный, и алчный, заработавший своей деятельностью, по тогдашним законам, как минимум высшую меру наказания.

    Только, надо сказать, режиссер никоим образом не удается в ненужное морализаторство. Ведь, решение девочки сделать аборт в такой грязный способ всего лишь реакция на общество, в котором ей приходиться жить. Тоталитарный контроль со стороны власти, недоступность средств контрацепции, и от этого еще более сильное желание быть взрослой. И как результат: еще один эмбрион может оказаться в мусоропроводе высотной многоэтажки.

    Хотелось бы отметить актеров, исполнивших главные роли. Анамария Маринка в роли Отилии — хорошо и ярко исполненная сложная роль. Лаура Василиу — роль Габицэ, серой и незаметной, скрывающего за своей детскостью и наивностью расчетливый ум. Бебе в исполнении Влада Иванова — герой того времени, серый и незаметный снаружи, но циничный и расчетливый внутри.

    Все главные персонажи картины типичны для подобного рода общества. Неординарная и предприимчивая Отилия, запуганная и непрактичная Отилия, черствый и циничный Бебе — дети своего времени, когда все, что запрещено все равно подпольно делается, за тем одним отличием, что еще предоставляется возможность заработка подонкам вроде Бебе и, потенциально не одна поломанная обстоятельствами судьба.

    Фильм тяжелый к просмотру, но не своим сюжетом или характером персонажей, а той гнетущей атмосферой тоталитарного общества, которая чувствуется во всем. Но одновременно именно этим он и подкупает, ты погружаешься все глубже и глубже в то повсюду царящее уныние и серость.

    Фестивальное кино. Вполне заслуженный успех.

    12 февраля 2008 | 23:06

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    Новости


    1 октября — последний день для представления фильмов на иностранном языке к рассмотрению их Американской киноакадемией. Дания выбрала «Охоту», Израиль отдал триллер «Вифлеем», Гонконг — эпик «Великий мастер», Иран — драму «Прошлое», а Россия — «Сталинград». КиноПоиск рассказывает, как проводится голосование в этой номинации и что изменилось по сравнению с прошлым годом. (...)
     
    все новости
    Записи в блогах

    Лауреат Каннского кинофестиваля Кристиан Мунджиу рассказывает о том, почему ждал семь лет, чтобы снять «За холмами», и почему это история о любви, а не о религии. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Первый мститель: Другая войнаCaptain America: The Winter Soldier41 274 861
    2.Рио 2Rio 239 327 869
    3.ОкулусOculus12 005 402
    4.День драфтаDraft Day9 783 603
    5.НойNoah7 553 607
    11.04 — 13.04подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ДивергентDivergent111 198 959
    2.Первый мститель: Другая войнаCaptain America: The Winter Soldier106 717 148
    3.НойNoah84 545 053
    4.Рио 2Rio 245 287 405
    5.ОкулусOculus41 389 544
    10.04 — 13.04подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители1 981 027490 134
    Деньги500 052 108 руб.174 984 437
    Цена билета252,42 руб.20,75
    10.04 — 13.04подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    140.ГандиGandhi8.198
    141.ПривидениеGhost8.196
    142.В случае убийства набирайте «М»Dial M for Murder8.195
    143.Октябрьское небоOctober Sky8.191
    144.Звездочки на землеTaare Zameen Par8.191
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    1.ИнтерстелларInterstellar97.55%
    2.БродягаThe Rover96.18%
    3.ЛюсиLucy95.46%
    4.ИсчезнувшаяGone Girl95.43%
    5.Багровый пикCrimson Peak95.41%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Чудо в камере №77 Beonbangui Seonmool4
    12 лет рабства12 Years a Slave209
    Хоббит: Пустошь СмаугаThe Hobbit: The Desolation of Smaug297
    ЖеланиеSo-won1
    Физрук3
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Реальная белкаThe Nut Job6.027
    Скорый «Москва-Россия»5.036
    ДивергентDivergent7.224
    Первый мститель: Другая войнаCaptain America: The Winter Soldier7.666
    СаботажSabotage5.689
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Новый Человек-паук: Высокое напряжениеThe Amazing Spider-Man 224.04
    Побудь в моей шкуреUnder the Skin24.04
    ДвойникThe Double01.05
    13-й район: Кирпичные особнякиBrick Mansions08.05
    ГодзиллаGodzilla15.05
    премьеры