всё о любом фильме:

4 месяца, 3 недели и 2 дня

4 luni, 3 saptamâni si 2 zile
год
страна
слоган«How far would you go for a friend?»
режиссерКристиан Мунджиу
сценарийКристиан Мунджиу, Разван Рэдулеску
продюсерКристиан Мунджиу, Олег Муту, Филипп Аврил, ...
операторОлег Муту
композитор-
художникМихаела Поенару, Дэна Истрате
монтажДана Бунеску
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$69 897
зрители
Франция  297.6 тыс.,    США  166.9 тыс.,    Италия  142.6 тыс., ...
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время113 мин. / 01:53
Румыния, 1987 год. Последние годы коммунистического режима Николаэ Чаушеску. Студентки Отилия и Габицэ — соседки по общежитию. Габицэ беременна. Аборты запрещены и являются уголовным преступлением.

Подруги с трудом собирают сумму, необходимую для нелегального аборта. Отилия снимает номер в дешевой гостинице. Днем у нее запланирована встреча с неким господином Бебе. Обеим девушкам предстоит впервые пройти через подобное испытание. Кто из них пострадает от этого больше? 
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
128 + 6 = 134
8.4
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • В заключительной ресторанной сцене, на фоне звучит песня Адриана Даминеску (Adrian Daminescu) «Si m-am indragostit de tine» (И я так в тебя влюбился).
    • Первоначально фильм задумывался как сатирическая лента под названием «Сказки золотого века».
    • Съёмки фильма были завершены ещё осенью 2005 года. Почти за полтора года до премьеры в Каннах в мае 2007 года.
    • Фильм официально был выдвинут от Румынии на соискание премии «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке» (Best Foreign Language Film).
    • Несколько сцен фильма были сняты в гостинице «Астория» в Бухаресте.
    • еще 2 факта
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • В заключительной ресторанной сцене Отилия просит у официанта бутылку минералки, но ей приносят пустой стакан.
    • После главной сцены фильма, когда Отилия готовится выйти из комнаты гостиницы, она поправляет шарф под сумочку. Спускаясь по лестницам, шарф уже расположен над сумочкой. В трамвае шарф снова под сумочкой, а выходя из трамвая он опять оказывается над сумочкой. Та же ошибка обостряется в сцене где Отилия поправляет сумочку над шарфом и выходит из квартиры своего парня. При смене кадра телодвижение не прерывается, но сумочка чудесным образом оказывается под шарфом.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в сцене, где Отилия выходит из такси около грузчика, на фоне видны припаркованные автомобили, в том числе желтый Daewoo Matiz (произведен после 1998) и синий Dacia Logan(произведен после 2004).
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в общежитии, в комнате у героинь, висит портрет Кристен Данст из постера фильма «Девственницы-самоубийцы», премьера которого состоялась в 1999 году.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но использованные трамваи были введены в Румынии только в 1990 году.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в сцене где Бебе и Отилия подъезжают на машине во двор, видны некоторые старые выпуски автомобилей Dacia, у которых передний и задний бамперы вышли в продажу в 1994 году. Зеркала заднего вида у автомобиля Бебе, также поступили в продажу после 1990 года.
    • Действие фильма происходит в Румынии в 1987 году, но в разных сценах фильма можно увидеть на домах современный ПВХ стеклопакет. Эта технология была введена в Румынии после 1990 года.
    • В сцене покупок в общежитии Отилия просит у продавца оранжевый «Tic Tac» (вкус апельсина), но вместо этого получает красный (вкус корицы).
    • В застольной сцене, именинница рассказывает как она для окраски пасхальных яиц добилась синего цвета, смешивая желтый с зелёным. Что совершенно невозможно, потому что синий основной цвет и путем смешивания он не проявляется. На самом деле можно получить зеленый, смешивая желтый с синим.
    • еще 6 ошибок
    Трейлер 01:48

    файл добавилZlata---Bondar.

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 317 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Этот фильм-словно татуировка для мозга. Посмотрев его хотя бы раз, осадок остается на долгое время.

    Действие происходит в 1987 году- в эпоху правления Николае Чаушеску. Две девушки, приехавшие из маленьких провинциальных городов в столицу для обучения в вузе, учатся выживать и постигать все «прелести» взрослой жизни.

    Тут не будет сладких истории про то, как «пацаны к успеху шли». Не будет тут и счастливого конца- с принцами и богатством. Напротив, фильм повествует о всей подноготной жизни в трущобах и, хоть и весьма не в мягкой форме, о подлинной ценности дружбы. Что делать, когда твоя лучшая подруга в беде и мечется по квартире в слезах, не зная, как дальше жить? Рискнул бы ты своей свободой ради свободы другого человека?Взял бы ты всю ответственность на себя?

    Лично для меня, самым впечатляющим моментом фильма был отрывок, где Отилия мечется по ночной улице с выкидышем Габиты в руках, не зная, куда его деть.

    Другой момент- диалог Отилии с ее парнем. Взрослость девушки и моральная некомпетентность молодого человека- контраст шокирующий и показывающий, как проблемы быстро заставляют человека взрослеть.

    Вот вам и «сказки золотого века»

    К слову, большим открытием стало для меня то, что это — детище румынского кинопроизводства. Актеры были блестяще подобраны, сюжет фильма непредсказуем и даже немного мрачен.

    Безусловно, этот фильм относится к категории «не для всех». Но я могу смело заявить, что это кино-нонсенс. Продукт, что затрагивает и проблемы политики, и чувств человека, и моральные ценности — без сомнений, заслуживает высшей оценки.

    14 июня 2013 | 18:20

    Румыния, 1987 год. Две соседки по студенческому общежитию собирают деньги, чтобы одна из них совершила аборт. А это, немного-немало, уголовное преступление. Собрав деньги, они отправляются в дешевый гостиничный номер, где им придется провести в кустарных условиях операцию. И не понятно, кто больше пострадает психологически: девушка, делающая аборт или её подруга, идущая на отчаянный акт самопожертвования?

    Пересказывать сюжет не имеет никакого смысла, учитывая, что вся фабула умещается в пару строчек. Куда интереснее в этом фильме следить за бесконечной серостью и грязью, которая повсюду. Унылый социалистический быт поглощает и от него невозможно избавиться. По сути, совершение подпольного аборта воспринимается, как своего рода антисистемное действие, проявление нонконформизма, попытка вырваться из этой мрачной действительности серых коридоров общежития, мрачных тёток-кондукторов из трамваев, сессии после которой распределение в какую-нибудь деревню и бесконечных разговоров на кухнях, да покупки «западных» вещей за завышенные цены у спекулянтов. Но разве можно таким образом убежать от действительности? Ведь и сама коммунистическая Румыния, как и весь остальной соцмир, воспринимается не иначе, как не рожденный ребенок, зародыш, убитый на 4 месяце, 3 неделе и 2 дне, место, которому на помойке истории. А люди всего лишь песчинки, которые перемолоты бездушным водоворотом времени. Потому проще всё забыть, чего бы это не стоило.

    Прошли уже 23 года, как социалистический режим пал, но его наследие живет в сознании миллионов людей, которые не смогли перебороть то, с чем жили почти весь ХХ век. Тем удивительней видеть параллели со вроде бы миром прошлого, давно забытого, с настоящей действительностью. Разве Бухарест 1987 года не является отражением по сути всей восточноевропейской провинции уже ХХI века? Тут стоит вспомнить дебютный полнометражный фильм Мунджиу «Запад». Там звучит старая детская песня, о том, как они будут счастливо жить при коммунизме в 2000 году. Но 2000 год настал, и разве кто-нибудь из них ожидал, что он будет таким? Даже вступление в Евросоюз не изменило ничего, и люди по-прежнему хотят вырваться из этой гнетущей действительности. К слову, и «4 месяца, 3 недели и 2 дня» заканчивается бодрой и оптимистичной ленты социалистических времен.

    Удивительно, но данная лента пользовалась большим успехом на Западе, хотя по логике, оценить её полностью могут только жители бывшего соц. блока. Фильм получил «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля 2007 года, а так же 27 других призов разного значения, а в придачу еще 21 номинацию. Имеет высокие оценки, как у критики (97/100 — средний результат среди англоязычных критиков, сведенных на сайте Metacritic), так и что удивительно среди обычных зрителей (7,9/10 среди посетителей портала IMDB). Успешно прошел в международном прокате для фильма из страны никогда не славившейся своим кинематографом, многократно окупив бюджет в 600 тыс. евро. А вот что ни капли не удивительно, так это тот факт, что почти все западные критики сошлись во мнении, что им показали фильм ужасов. Да уж, ужас самой действительности бытия, где лучше не рождаться.

    17 апреля 2013 | 17:39

    Едва ли найдется более безоговорочный победитель каннского кинофестиваля, чем картина Кристиана Мунджиу «4 месяца, 3 недели и 2 дня», воистину ставшая сенсационной. Задумав ее как часть трилогии «Сказки Золотого века», название которой сама по себе грустная ирония, Мунджиу обратился к тому периоду своей страны, когда социализм вконец обрел чудовищные черты диктатуры, а маленькая Румыния обрела своего проклятого лидера Николае Чаушеску, обанкротившего страну, предварительно сформировав культ личности и политику массовых расстрелов. В какой-то мере, Мунджиу первым опубличил страшные страницы европейской истории, длившиеся вплоть до конца XX века, и ни учебники, ни документальные фильмы, как доказал режиссер, не способны передать атмосферу тоталитаризма лучше чем искусство. Что ж, очередной суд над историей был запущен.

    Обостренный социальный реализм, прорвавшийся из Румынии, в первую очередь характерен именно для «4 месяцев, 3 недель и двух дней». Под датированным названием кроется случай несостоявшейся беременности студентки Габице, продлившийся ровно этот срок. Знатоки, наверное, заметят, что девушка затянула, и если припомнить, как рассматривались аборты в СССР, то драматургия нехитрыми выводами будет, вроде бы, предельно ясна. Габице рискует свободой, чтобы избавиться от нежелательного ребенка, ей, конечно, должно выпасть несколько неприятных приключений и, возможно, какая-то локальная драма, но для Мунджиу все гораздо сложнее. Сквозь призму нелегального аборта он рассматривает не только нравы и юрисдикцию той эпохи, но и отношения между людьми, лежащие в основе социальной системы. Отношения, извращенные и предательские, как и сама система.

    В Бухаресте все пронизано страхом. Серыми улицами топчутся неулыбчивые люди, а со стен государственных университетов то и дело сыплется штукатурка. Нудный смутный сюжет, постепенно начинает проясняться во всем своем ужасе, когда Габице и ее подруга Отиллия, договариваются с акушером об операции. В грязненьком номере отеля в течение двадцати-тридцати минут разворачивается в глубь трагедия, и не чистый на руку Бебе, махая зондом, требует от девушек то, что ни одна порядочная и бедная девушка выполнить не в состоянии. Кульминация словно сведена к середине фильма, и зритель, под потоком убийственных многочисленных смыслов, внезапно осознает, что этот скучный фильм, пожалуй, как никто другой поразил его воображение. Да и режиссер подстегивает желание удивляться манерой съемки, при которой создается полное ощущение, будто ты смотришь в монитор, транслирующий пространство далекой от тебя комнаты, и там в данный момент сидят люди, которым ты, увы, ничем не можешь помочь.

    История об аборте становится историей, о страхе, о дружбе, о выгоде и попросту, о выживании, когда несвобода настолько пронизывает все существо людей, что они теряют способность и повод доверять лучшим друзьям и любимым. Подобные люди долга, как Отиллия, в процентном соотношении, судя по фильму, составляют подавляющее меньшинство, и едва ли не более мерзкой выглядит сцена, в которой Отиллия, в прострации от свалившихся на нее неприятностей, все же приходит на семейный ужин к своему молодому человеку. В пространной светской беседе Кристиан Мунджиу выводит более общий образ людей своей эпохи, законсервированный и выставленный на обозрение потомкам. Только вот их беседа, ничем не отличается от беседы в любом другом европейском фильме. За столом взрослые люди говорят примерно одни те же вещи, независимо от политического режима. Фокус в том, что нам высвечивают. Ведь светскую болтовню мы рассматриваем сквозь туманную поволоку холодной румынской атмосферы 1987 года, и начинаем обращать внимание на то, чего раньше даже и не замечали. Тоталитаризм, как оказывается, лишь ключик к той клоаке, которую за всю жизнь накапливает человек. Правда, стоит признать, при подобном режиме, клоака может быть более, либо менее заполнена. Смотря, с какой стороны, опять же, смотреть, и чьими глазами видеть.

    В этом румынском реализме, наконец, мы видим даже больше чем реалии. Это как психоанализ, как фрейдизм. Режиссер ретранслирует нам образы той эпохи, отзывающиеся в нас, запуская тем самым механизм осознания и понимания, а удачный сценарий погружает в это сложное произведение даже самого легкомысленного человека хотя бы тем, что формально «4 месяца, 3 недели и 2 дня», близок к триллеру. Внутренняя борьба и напряжение успешно передаются зрителю, и он безусловно покоряется скромности и невиданной мощи этого произведения искусства.

    10 из 10

    21 декабря 2010 | 22:27

    Кристиан Мунджиу сумел ровно на пустом месте, без какой-либо интриги, кругозора и декораций выжать настоящий саспенс. При этом, заметьте, ему совсем не пришлось прибегать к классическим классовым противоречиям или криминальным ходам. В центре внимания оказались две самые обычные девушки, которые спланировали и организовали поздний аборт. Здесь так и напрашивается появление кого-то так напоминающего Льва Толстого, вещающего нам про важность христианских ценностей и недопущение эксплуатации женщин. Но, нет. Мунджиу не занимается заведомо проигрышными ходами — зритель ведь идет в кино вовсе не за долей морали, он ищет развлечение (так или иначе), а Мунджиу это зрелище дает. Я думаю, что он прекрасно учел все ошибки создателей фильма «Если бы стены могли говорить», и сконцентрировал все внимание вовсе не на аборте, а на самой истории. И получается мрачная зарисовка достойная Кроненберга и Питера Медака.

    У Мунджиу аборт проходит более чем обыденно. Зато, в остальных мизансценах Мунджиу полностью обезоруживает зрителя. И если спешная прогулка по ночному Бухаресту с целью спрятать тело выдается очень предсказуемой, то сцена дня рождения мамы парня одной из героинь выходит просто зловещей. Тут Хичкок умножается на Ханеке и выдается такое замысловатое сочетание: после того, как несколько часов назад по собственной воле переспала с незнакомцем — девушка приходит знакомиться с семьей своего парня. Она раздражается на него и откровенно грубит. Тем самым, она вероятно пытается погасить внутреннюю борьбу, которая иногда называется многими совестью. Оставшись же наедине, она не просто делится со своим избранником переживаниями, но и откровенно пытается доказать ему, что может быть беременной от него. Мунджиу очень корректен в деталях, но он четко намекает на то, что незнакомец не предохранялся. Банальный разговор раздраженной девушки оказывается продуманной непорядочностью. Получается, что Мунджиу выявляет нам такое вроде бы неброское, но опасное, бытовое зло. Не случайно именно в скучной клаустрофобии небольших комнат повествование регулярно оживает. Действие творится там. Зло творится в небольших квартирах и комнатах отелей, а вовсе не на улицах. Похожее напряжение от стен несколькими годами спустя воспроизвел Ханеке в своей «Любви».

    Так что, лента Мунджиу получилась очень резкой, жесткой, напряженной и вполне последовательно, занимательно рассказанной. Фильм смотреть несмотря на всю его тяжесть — легко. Ну а вся эта суета вокруг его победы в Каннах показалась мне случайной. При всех его очевидных достоинствах — картина вовсе не является шедевром. Даже если просмотреть российский ряд можно найти ряд аналогов — «Москва слезам не верит», «Карнавал», «Маленькая Вера», «Сестрички Либерти». Они будут более или менее оптимистичными, но по сути, поместят нас в то же самое болото. Режиссерская же работа Мунджиу, безусловно, заслуживает самых высших оценок.

    8 из 10

    17 июня 2014 | 04:26

    «Жизнь в ее целом никогда не воспринимает смерти всерьез. Она смеется, пляшет и играет, она строит, собирает и любит перед лицом смерти. Только тогда, когда мы выделяем один отдельный факт смерти, мы замечаем ее пустоту и смущаемся.»
    Рабиндранат Тагор

    «4 месяца, 3 недели и 2 дня» — это фильм, который не может оставить равнодушным.

    Актеры действительно, не сыграли, а прожили и прочувствовали своих героев.

    Эпизод с эмбрионом, завернутым в полотенце на полу туалета, просто не дает дышать.

    Этот фильм не для всех, но посмотреть его стоит. Только один раз.

    Оценивать эту картину не могу, так как считаю, что такое кино надо не оценивать — а смотреть и думать (особенно девушкам), а еще лучше понимать.

    18 февраля 2009 | 16:40

    Зрителю предстоит перенестись в 1987 год нашего недалёкого социалистического прошлого. Эта фестивальная лента расскажет об эпохе правления печально прославившегося диктатора Николае Чаушеску. В то время в обнищавшей Румынии средства контрацепции были практически недоступны, а за нелегальные аборты полагалось от 5 до 10 лет тюремного заключения.

    В центре сюжета оказываются две студентки политехнического университета — Габита и Отиллия. Почти половину ничего не поясняющего экранного времени фильма, подруги к чему-то старательно готовятся, занимают деньги, с трудом снимают номер в гостинице, встречаются там с неряшливого вида мужиком по имени Бебе… И только когда будет произнесено слово «убийство», сомнений больше не останется: Габита собралась делать тот самый нелегальный аборт, за который дают от пяти до десяти, а Отиллия ей в этом помогать.

    Внимание в фильме Мунджиу сфокусировано на Отиллии. Есть такая порода людей, которые всегда готовы помочь, и движет ими именно не желание оказать помощь, а какое — то абстрактное чувство справедливости, лишь потому, что «так должно быть», ведь кто-то должен выручать друзей. Отиллия беспрекословно выполняет все просьбы Габиты, искренне переживает за лучшую подругу, одним словом, ведёт себя в непростой ситуации разумно и спокойно, понимая, что это может быть их единственный способ избавиться от ещё не родившегося ребёнка.

    Габита, напротив, персонаж тут чуть ли не второстепенный. Все её наивные фразы «я думала», «я хотела» на деле вроде бы должны вызывать негодование исключительно условиями, в коих юной девушке пришлось очутиться, и поначалу это именно так. Однако, «4 месяца, 3 недели и 2 дня» — фильм не только про нелегальный аборт, да и вообще он куда сильнее и проникновеннее. Ведь, правда, не могла же картина-агитка отнять у престижных конкурентов Золотую пальмовую ветвь только из-за вечно актуальной идеи, что, мол, запрет на аборты тоже не выход. Постепенно за всеми этими наивными «я думала» проступает холодный расчёт, желание взвалить свои проблемы на плечи ни в чём не повинной подруги, использовать её в своих низких целях. Нет, Габита точно недостойна жалости, ибо вся её подлая сущность не является порождением режима тотального контроля, он, этот режим, лишь обнажил в характере девушки то, что было прежде глубоко скрыто.

    Фильм целиком выдержан в рамках известной поговорки «друзья познаются в беде» и прекрасен он, прежде всего, детальным раскрытием характеров подруг. Расплата Отиллии за свою доброту к людям, по магической силе последних секунд картины и сопереживанию главной героине, сопоставима разве что со сценами из какого-нибудь «Рассекая волны» триеровской трилогии «Золотое сердце». Тяжкое осознание всего случившегося приходит к Отиллии куда позже, равно как и к зрителю, нож в спине даёт о себе знать лишь тогда, когда нанесённая Габитой рана уже полна яда, но этого мы уже не увидим, наблюдая, как по тёмному-тёмному экрану медленно ползут титры.

    Первое, что бросается в глаза с первых секунд просмотра картины Кристиана Мунджиу это полная историческая достоверность. На первом плане здесь знакомые, родные для жителей стран бывшего соцлагеря, серость и тотальный контроль. Типовые бетонные коробки многоэтажек, повсюду одинаковые автомобили, невыразительная, некачественная одежда, грубый персонал, постоянный поиск дефицитных товаров, и, конечно, повсеместные взятки.

    Унылую атмосферу тех лет подчёркивает полное отсутствие музыкального сопровождения и новаторская операторская работа. Стоит отметить отличную реакцию оператора на смену настроений режиссёра. В «нужные» моменты ручная камера то слегка отклоняется в сторону, то слегка подрагивает, а в одной из ключевых сцен этот бесхитростный приём удивительным образом получает способность со всей полнотой чувств передать безучастному наблюдателю по другую сторону экрана смятение и страх Отиллии.

    Живая и будто бы движущаяся сама по себе камера лишь на первый взгляд кажется любительским приёмом. На самом деле, именно на передаче настроения с помощью движений камеры (за отсутствием других ярких средств выражения) строится диалог режиссёра со зрителем. Сравнение нервных, полных напряжения эпизодов прогулки по ночному городу с рушащимся внутренним миром девушки, наверное, лучшая метафора.

    У картины «4 месяца, 3 недели и 2 дня» есть всё необходимое, обеспечившее ей безусловный успех: острая социальная направленность, чётко выраженная идея и полное отсутствие отступлений от неё, что проще говоря, называется тем самым форматом Канн. «4 месяца, 3 недели и 2 дня», получивший в Каннах Золотую пальмовую ветвь, в первую очередь — большое открытие для любителей кино, ну а для Румынии, лишь недавно вступившей в состав ЕС — огромное достижение. Необыкновенный фильм Кристиана Мунджиу, снятый без влияния каких-либо посторонних кинематографических традиций, т. е. в стране практически без развитой киноиндустрии вновь напоминает нам о том, как мало нужно для рождения глубочайшего произведения: всего-то ясная голова режиссёра, да тонкое мастерство оператора. Для кинематографистов, небольшими средствами достигших высоких целей в ленте «4 месяца, 3 недели и 2 дня», победа в Каннах, это действительно, торжество содержания над формой, одновременно и неожиданный и как будто бы долгожданный триумф румынского кино.

    25 июля 2009 | 16:58

    1987 год. Общежитие. Две подружки. Одна из них беременна, но ей не нужен этот ребенок. А аборты запрещены и считаются уголовным преступлением. И избавиться от ребенка можно только в домашних условиях. Девушки набирают сумму для нелегального аборта и… дальше все разворачивается.

    Весь фильм держит в напряжении. Лично я то бесилась, то злилась, то нервничала, то закрывала от страха и ужаса глаза. Неужели так просто избавиться от ребенка? У меня это в голове не укладывается.

    Казалось бы, что аборт это одна проблема всего фильма. Но это не так. Мне фильм понравился как раз тем, что он намного глубже, чем может показаться. Коммунистическая суета, бедность нелегальные подпольные аборты. Почему-то поначалу бесят абсолютно все герои — хочется взять огромную тяжелую палку и побить их всех. Когда вспоминаю этот фильм, перед глазами встает момент из ванной с окровавленным маленьким плодом. В тот момент я закричать была готова — ведь он мог жить. Да что такое мог? Он должен был жить!

    Золотая пальмовая ветвь, наверно, все же заслуженна. Потому что фильм непростой, глубокий, оставляет после себя кучу нерешенных проблем, которые решить предстоит именно нам — зрителям.

    Интересный финал — он резкий и неэмоциональный.

    Лично для меня остался нерешенным один вопрос: кто же больше пострадал — какая из девушек? Та, которая избавилась от ребенка, или та, которая ей помогала? Очень сложно в этом разобраться, а открытый финал не дает никаких ответов и оставляет все на суд зрителя.

    Я еще хочу отметить операторкую работу — очень много крупных красивых планов, мне понравились. Хорошая работа со светом помогает уловить настроение — тоже для меня важно.

    И еще раз хочется сказать, что фильм все же не про аборты. Нет! Тут все намного глубже. И тот, кто умеет искать, обязательно найдет!

    20 марта 2009 | 00:27

    Я посмотрела фильм «4 месяца, 3 недели и 2 дня» Кристиана Муинждиу примерно 1,5 года назад — в плохом качестве, второпях, но этот фильм поразил меня в самое сердце. Фильм, пронзительным свои натурализмом — не «чернухой», как принято говорить, а именно натурализмом — кадр сменяется кадром и кажется, будто это настоящий день из жизни двух румынских студенток — так реалистична картина происходящего.

    Фильм рассказывает о социалистической Румынии времен правления Чаушеску — здесь воедино по кирпичикам сложено все — ржавые гаражи, серые пейзажи, разбитые фонари, старые машины — безумно гнетущий фон, на котором разворачивается драма. Нет, не драма, маленькая трагедия, и фон для нее выбран очень правильный.

    Главная героиня Габицэ беременна и хочет сделать нелегальный аборт (аборты запрещены в Румынии того времени), но она слишком инфантильна, чтобы решить такую проблему сама, и все заботы берет на себя ее подруга — Отилия — достает деньги, бронирует номер в гостинице, встречается с врачом Бебе… И даже когда оказывается, что собранных денег не достаточно для того, чтобы оплатить аборт соглашается на то, чтобы оказать врачу услуги сексуального характера. Врач Бебе, кстати, смотрится весьма органично в обшарпанных стенах дешевой гостиницы — его аргументы вполне ясны — ведь он может сесть в тюрьму, к чему рисковать ради какой-то жалкой суммы денег?

    Потрясает игра Анымарии Маринки, сыгравшей Отилию, взявшей на себя весь риск и ответственность за то, что делает ее подруга. Впечатляют, до глубины души задевают кадры, когда она мечется с извлеченным плодом, завернутым в полотенце и убранным в целлофановый пакет, по городу… в то время как ее подруга поедает мясо в ресторане на первом этаже гостиницы. Наверно, именно такие душевные метания должна испытывать сама девушка, решившая на такой страшный поступок — но они ложатся на плечи Отилии, ведь подруга настолько безалаберна, безответственна, глупа, что не в состоянии не просто позаботиться о себе самой, но и тем более осознать, что она делает и понести какие-либо угрызения совести, испытать те пресловутые душевные метания.

    Главный вопрос фильма (впрочем даже не вопрос, а ответ) — в том, кто же все-таки пострадал больше — девушка, сделавшая аборт, или ее подруга, взявшая на себя ответственность за этот поступок.

    Показательно и то, что не только Габицэ, но и незадачливый парень Отилии также безответственен — Отилию в этом фильме окружают такие люди… На ее вопрос, чтобы он сделал, если бы она попала в такую ситуацию, — он не может дать никакого вразумительного ответа — попав в такую ситуацию Отилии снова придется все решать самой… Может быть Отилия тоже беременна? — этот вопрос остается без ответа.

    Наверно, здесь стоит размышлять о большой ответственности, которая ложится на плечи маленькой девочки, которой не с кем разделить свои беды, о том, непомерном грузе, который сваливается на нее — но только это не про Отилию — слишком много сил у этой хрупкой девушки — она просто принимает жизнь такой, какая она есть, безропотно помогает подруге, потому что «так надо было сделать», жертвует собой — наверно, на душе у нее слишком черно, но только все это — за гранью этого фильма, это уже другая история.

    О том, что происходит в душе Отилии говорит только нелепый праздник, в котором ей по воле судьбы приходится участвовать именно в тот день, когда на ее долю выпадают самые жуткие испытания в ее жизни. Видно насколько отчуждена она от нелепых реплик гостей матери своего молодого человека, на день рождения которой она пришла, какая дикая печаль, пустота, безмолвное отчаяние пролегли между Отилией и всем миром — она прекрасно знает, что она один на один со «своей» проблемой, ей не с кем ее разделить и самой страшное в этом фильме — что трагедия именно безмолвна, как безмолвны румынские улицы в темное время суток.

    10 из 10

    9 мая 2011 | 15:23

    Как известно, друзья познаются в беде. Поговорка есть такая. Правда, можно не дожидаться неприятностей и самим организовать тестирование личностей, прибегнув, по совету Владимира Семёновича Высоцкого, к совместному участию в каком-нибудь (не обязательно альпинизм) экстремальном занятии.

    С двумя подругами по студенческому общежитию, Отиллией и Габитой, кажется, случилось и то, и это. Беда — это нежелательная, оказавшаяся запущенной сверх всякой меры, беременность Габиты, а экстрим — это проведение организованного совместными усилиями подпольного аборта.

    В современной Европе, такого вообще не должно было случиться. Контрацепция избавила бы от первого, а цивилизованное законодательство — от второго. Однако ж в Румынии эпохи Чаушеску, когда за аборт дают от трех до десяти лет тюрьмы, прерывание беременности сродни экстремальному виду спорта, когда неизвестно как повезёт и куда вывезет.

    Вряд ли Габита слышала что-нибудь о Высоцком, да и не собиралась она испытывать свою подругу на прочность, просто, знаете, есть такая категория людей, которые любят паразитировать на хороших отношениях с товарищами, эксплуатировать дружбу в своих личных интересах, организуя для себя дорогу с односторонним движением. Габита как раз субъект такого рода.

    А что Отиллия? Из той категории людей, что ввязываются в дело, не представляя себе, чего это будет стоить и какой ценой достанется, оказываясь перед жёстким выбором, когда выбора уже нет, а отступать некуда. И что тому виной: беспечность девушек или кондовый социализм с нечеловеческим лицом?

    Кристиан Мунджу, по всему видно, отдаёт первенство человеческому фактору. Персонажи его фильма сжились с системой, адаптировались к специфическим отношениям, когда пачка импортных сигарет помогает решать сложные проблемы, когда за всем глаз да глаз и тотальный надзор. Они успешно преодолевают бытовые трудности, знают, как достать, у кого можно взять, к кому можно подъехать и как подвалить. Кризис обнажает их личность.

    Отиллия, в горячке и суете не сразу понимает, что к чему. Габита некоторое время выглядит полной дурой со своими «я думала», «я слышала», «мне сказали», пока за этими недоумениями не проступает спокойный и выверенный расчет лицемерного циника, эксплуатирующего доверие своей подруги.

    Отиллия шокирована холодным равнодушием подруги к процессу и его последствиям, но настоящий ужас у неё вызывает мысль о том, что на месте Габиты завтра может оказаться она. Да, да: «Если завтра залёт, если завтра аборт — будь к аборту такому готов!» Отсюда следует выговор и выяснение отношений со своим беззаботным другом, обнаруживающим не то растерянность, не то здоровый инфантилизм.

    Картинка вырисовывается такая: они были знакомы, но мало друг друга знали. Случай открыл им глаза, но это не значит, что у них есть шанс исправиться. У кого-то есть, у кого-то нет, а кто-то и вовсе не собирается. Всё ведь вышло. И надо забыть. Суть в том, что все здесь заботятся о себе, и никто при этом не задумывается о том, что выброшенный в мусоропровод плод — суть плод их жизни, случайной, бессмысленной и бесцельной.

    Лишь только раз рукодел от медицины произносит слово «убийство», которое не останавливает никого из трёх участников этого процесса. Одержимость женщин, помноженные на азарт и предприимчивость мужика, согласного участвовать в мокром деле за натуральную оплату телом своих клиенток — делайте выводы.

    Кино из серии «О времена, о нравы!» Обычное европейское кино, в Америке подобные работы часто проходят по линии независимого кинематографа, обнажающего и шокирующего, открывающего лицо и вскрывающего подноготную. Это нормально: плеснуть с экрана немного едкого калия, заставить зрителя зажмуриться и вспомнить о разных там «общечеловеческих ценностях», существующих независимо от политического строя.

    У Кристиана Мунджу так и вышло. Добавьте к этому умение режиссёра нагнетать напряжение и регулировать темп действия, замедляя и даже растягивая события, концентрируя внимание и обостряя зрительские рефлексы, а также обученность оператора напрягать изображение дрожью от трясущейся камеры — вот вам и доморощенный представитель жанра.

    Европа это заметила и оценила. Для Румынии, лишь с января 2007 года ставшей членом Евросоюза Каннская золотая пальмовая ветвь, которой удостоился этот фильм, стала знаковым событием: теперь румынские кинематографисты могут гордо сказать: «Нас приняли!»

    4 ноября 2007 | 20:42

    Румыния, 1987 год, время заката правления Чаушеску. Две студентки политехнического университета готовятся к какому-то важному событию. Пока удрученная и мрачная Габита сидит в серых стенах общежития, ее подруга Отилия бегает по комнатам в поисках сигарет, фена, потом с пачкой денег вылетает на улицу, чуть не попадается в руки злой контролерши в автобусе. С трудом бронируя номер в гостинице за большие деньги, бежит встречаться с неким господином Бебе, представляясь сестрой Габицы. Череда суетливых и хаотичных действий — подготовка к нелегальному аборту, который залетевшая растяпа Габица решилась сделать на 4 месяце беременности в стране, где аборты запрещены. Испуганные девушки нервничают, Бебе оказывается хладнокровным дельцом, который вместо поддержки заламывает цену за «работу», да еще и просит потом доплатить «натурой», клеенку студентки забыли, как пройдет «избавления от плода» — неизвестно, при неудачном исходе дела участников ждет приличный тюремный срок.

    Картина «4 месяца, 3 недели и 2 дня» румынского режиссера Кристиана Мунджу стала одной из ярких на Канском кинофестивале 2007, получив заслуженную «ветвь». Интересно то, что Мунджу не свел картину ни к политической, рассказывая о мрачном и чахлом состоянии социалистической Румынии, ни к откровенно социальной, размахивая руками и в сотый раз повторяя публике, что аборты — это плохо и страшно. Режиссер работает тоньше, позволяя себе взять позицию стороннего наблюдателя за слишком знакомым и узнаваемым зрителями временем, где найти пачку «Кента» так же нелегко, как разговаривать с государственным устройством на «ты». Несмотря на давно «опробованную» тематику, Мунджу удается перевести тему подпольных абортов в « 4 месяцах» из разряда социальных — в философскую.

    Непредвзятый репортажный стиль картины, заявленный режиссером с первых кадров, позволяет если не документально, то очень убедительно передать атмосферу затхлой и испуганной Румынии, тотального людского одиночества, равнодушия, времени, подчиняющего себе человеческие жизни. Темное, обшарпанное общежитие, студентки, продающие сокамерницам дешевую косметику, унылый городской пейзаж, бедные и холодные апартаменты гостиницы, неприветливые люди показаны максимально отстраненно, авторская позиция не доминирует, позволяя зрителю самому делать выводы об увиденном. Мунджу только аккуратно управляет реальностью, снимая сцены фильма часто из одной точки, охватывая всех героев, не использует фокус и крупные планы. Сцена семейного праздника, в которой Отилия, только что оставившая подругу избавляться от ребенка, должна выслушивать речи родственников возлюбленного про жареную картошку и пасхальные яйца, и вовсе напоминает кадр из советского фильма. Отсутствие музыки в «4 месяцах» только плюс, помогающий раскрывать длительные молчаливые паузы, пока герои находятся во внутреннем смятении, передавать живой шум бедного на музыку города. Быстрые шаги и неровное дыхание Олитии, в тревоге бегающей по ночным безфонарным улицам, чтобы спрятать мертвый плод, производят не менее сильный эффект, как если бы за кадром звучала надрывная скрипка или тяжелые фортепианные аккорды.

    Мунджу по-своему беспощаден со своим зрителем. Рассказывая историю одного нелегального аборта, режиссер буквально «выливает» на вас абсолютную человеческую беспомощность и отчаяние в сложных ситуациях, жестокое хладнокровие деловитого «врача», безалаберность и инфантильность залетевшей Габицы, одиночество, душевную силу и чуткость Отилии, по существу являющейся главное героиней, ведь именно в ней происходит беспощадный внутренний переворот после убийства зарождавшегося ребенка. Запутанная паутина страха, боли и непонимания. И все это в фильме подчинено не режиссерской воле, а страшно неторопливому течению времени, заставляющему вслушиваться в незримую рефлексию героев и в тревоге ожидать «что будет дальше».

    9 июля 2009 | 20:15

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Новости


    1 октября — последний день для представления фильмов на иностранном языке к рассмотрению их Американской киноакадемией. Дания выбрала «Охоту», Израиль отдал триллер «Вифлеем», Гонконг — эпик «Великий мастер», Иран — драму «Прошлое», а Россия — «Сталинград». КиноПоиск рассказывает, как проводится голосование в этой номинации и что изменилось по сравнению с прошлым годом. (...)
     
    все новости

    Статьи


    «Летят журавли», «Сладкая жизнь», «Апокалипсис сегодня» — эти и другие картины, многие из которых уже стали классикой кино, начали свою жизнь в качестве призеров Каннского кинофестиваля. Обладатели «Пальмовых ветвей», о которых стыдно не знать киноманам, объединены в подборке КиноПоиска(...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Лауреат Каннского кинофестиваля Кристиан Мунджиу рассказывает о том, почему ждал семь лет, чтобы снять «За холмами», и почему это история о любви, а не о религии. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.ЯростьFury23 702 421
    2.ИсчезнувшаяGone Girl17 511 956
    3.Книга жизниThe Book of Life17 005 218
    4.Александр и ужасный, кошмарный, нехороший, очень плохой деньAlexander and the Terrible, Horrible, No Good, Very Bad Day11 456 954
    5.Лучшее во мнеThe Best of Me10 003 827
    17.10 — 19.10подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ДракулаDracula Untold176 938 566
    2.СудьяThe Judge66 403 582
    3.ИсчезнувшаяGone Girl54 021 430
    4.Выпускной43 105 021
    5.СтраховщикAutómata30 376 176
    16.10 — 19.10подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители1 933 109896 779
    Деньги482 323 866 руб.209 365 828
    Цена билета249,51 руб.5,09
    16.10 — 19.10подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    95.…А в душе я танцуюInside I'm Dancing8.283
    96.Они сражались за Родину8.278
    97.Хоббит: Нежданное путешествиеThe Hobbit: An Unexpected Journey8.275
    98.Общество мертвых поэтовDead Poets Society8.268
    99.Меня зовут КханMy Name Is Khan8.268
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    41.Врожденный порокInherent Vice91.90%
    42.Терминатор 5Terminator: Genisys91.51%
    43.Первый мститель 3: Гражданская войнаCaptain America 391.48%
    44.Человек-муравейAnt-Man91.32%
    45.Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IIThe Hunger Games: Mockingjay - Part 291.20%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Горько! 215
    Прежде чем я уснуBefore I Go to Sleep1
    БэтменBatman98
    Думай, как мужчина 2Think Like a Man Too2
    Крученый мячTrouble with the Curve19
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Горько! 25.237
    Город героевBig Hero 68.446
    СудьяThe Judge8.224
    ДракулаDracula Untold6.616
    Прогулка среди могилA Walk Among the Tombstones6.439
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    ЯростьFury30.10
    СеренаSerena30.10
    ИнтерстелларInterstellar06.11
    ДеткаLaggies06.11
    Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IThe Hunger Games: Mockingjay - Part 120.11
    премьеры