всё о любом фильме:

Плоть + кровь

Flesh+Blood
год
страна
слоган«A timeless adventure, a passion for wealth and power. Only the strongest will survive»
режиссерПол Верховен
сценарийГерард Сутеман, Пол Верховен
продюсерХосе Антонио Саинс де Викунья, Гийс Верслуйс
операторЯн де Бонт
композиторБэзил Поледурис
художникФеликс Мурсия, Ивонн Блейк
монтажИне Шенккан
жанр драма, приключения, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  28.2 тыс.
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время126 мин. / 02:06
1501 год. Вся Европа охвачена кровопролитными войнами. В городах свирепствует чума. Отряд солдат удачи, руководимый бывшим наемником Мартином, захватывает в заложники невесту сына барона Арнольфини, когда-то предавшего Мартина.

Отряд укрывается в заброшенном после эпидемии чумы замке и вступает в неравную битву с армией барона.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
77%
10 + 3 = 13
6.0
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм был целиком снят на натуре в Испании. Замок снимался в Бельмонте, под Куэнкой, провинция Касилия — Ла Манча, а остальные эпизоды — в Какересе, провинция Экстремадура, и Авиле, провинция Кастилия-и-Лион.
    • Персонаж по имени Хоуквуд был назван так в честь реального исторического лица — сэра Джона Хоуквуда (1320 — 1394). Джон Хоуквуд командовал бандой наемников, известной как «Белая компания», которая действовала в Италии в XIV веке от Р. Х.
    • В фильме имеет место очевидный анахронизм: когда капитан Хоуквуд объявляет наемникам о том, что Арнольфини обманул их, орудия, которые находятся у него за спиной, — это так называемые «попугаичьи пушки», которые появились только в XIX столетии и активно использовались во времена гражданской войны в США, в то время как действие фильма происходит в средневековой Европе.
    • Еще один анахронизм: в начальном эпизоде кардинал во время обряда причастия раздает очевидно современные священные облатки.
    • еще 1 факт
    Трейлер 02:38

    файл добавилprokuratorpp

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.0/10
    Получивший международную известность своими мрачными фантазиями и «чёрными комедиями», голландский режиссёр Пауль Верхувен в первой англоязычной картине не изменил себе. Подчас его видение отдалённой эпохи самого начала XVI века даже может шокировать зрителей, поскольку в фильме «Плоть + кровь» немало кровавых, натуралистических и откровенных сцен сексуального характера. Поэтому неудивительно, что лента первоначально получила в США самый жёсткий рейтинг Х, и в Великобритании тоже имела ограничение «до 18-ти» — это сказалось на ограничениях в кинопрокате, из-за чего кассовые сборы были ничтожными (тем невероятнее, что потом Верхувену доверили постановку более дорогостоящего фантастического боевика «Робот-полицейский»). (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 16 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм расказывает о банде наемников, главный из которых сыгран Рутгером Хауэром, что добавляет фильму +100 к крутизне.

    Сюжет прост. На дворе XVI век, местный барон при захвате замка активно использует наемников, пообещав им всю добычу и женщин в городе, но, как только начинается ад и угар, решает отказать наемникам, забрав всю добычу и оружие себе, а несогласных расстреляв из пушек. В отместку на следующий день наемники грабят караван с золотом барона и случайно похищают невестку его сына. И тут завертелось…

    Фильм провалился с треском в прокате по одной причине: В США ему выдали самый жесткий рейтинг Х (сейчас понизили до R) из-за сцен насилия, насилования и прочих радостей простой средневековой жизни(чего только стоит встреча влюбленных под двумя висельниками).

    Смотреть можно смело. Положительных героев вообще нет. Абсолютно все сволочи и подонки. Сцены с разрубанием пополам, закапывания младенца в бочонке, самоподрыв на бочке с порохом смотришь с открытым ртом. Напоминает «Игру престолов», тока еще суровее.

    К просмотру обязателен.

    10 из 10

    27 апреля 2016 | 23:33

    Средневековье давно уже стало универсальным шаблоном, на основе которого можно рассказать любую историю, пронизав её определённой системой взглядов. Возможно, дело тут в идеальной для этой цели иерархии средневекового общества: короли, бароны, рыцари, крестьяне, разбойники — полный набор стереотипических характеров, каждый из которых можно повернуть на свой лад и связать между собой системой сложных отношений. Возможно, культ рыцаря и прекрасной дамы считается одним из самых удобных и выгодных способов выжать необходимые эмоции и средства, основываясь на том простом факте, что в каждом из нас живёт неисправимый романтик, всё ещё верящий в утопическую любовь стародавних времён. Так или иначе, разной степени талантливости кинодеятели активно пользовались возможностями жанра. Правда, зачастую ограничивались выпуском недалёких приключенческих драм в духе «Первого рыцаря», где участие звёзд полностью превалировало над сюжетом, или безжалостной перекройкой литературных произведений. И лишь изредка находились среди них такие, кто был способен снять «Девичий источник» или «Вечерних посетителей», максимально приближавшихся к легендарно-историческому правдоподобию и воспевавших вечные ценности посредством магии кино.

    В 1985 году доходным шаблоном воспользовался и голландец Пол Верховен, решивший поэксплуатировать его на довольно своеобразный манер. Отряд отчаянных головорезов, готовых ради наживы перерезать глотки даже братьям по оружию, возвращает захваченный город барону Арнольфини, который сулит им в награду чаемый всяким мародёром безнаказанный грабёж. Но будучи образцовым скупым рыцарем, барон предательски расправляется с наёмниками, и лишь кучке умелых бойцов во главе со здоровяком Мартином удаётся безоружными выйти из города. Обнищавшие воины клянутся отомстить, выбирают себе в качестве духовного покровителя откопанную в земле статую Святого Мартина и отправляются похищать невесту сына Арнольфини. Дерзкая авантюра увенчивается ожидаемым по сюжету успехом, и дикая банда окапывается в непреступной крепости.

    При внешней незамысловатости изложенной фабулы «Плоть+кровь» представляется на поверку примером неоднозначной и хитроумной расчётливости Верховена. Пожалуй, нет в его фильме ни одного эпизода, который бы явно был тем, чем казался поначалу. Лёгкое недоумение вызывают уже первые попытки режиссёра смешать легкомысленную батальную заварушку под бравурную песенку с натуралистичной и грубоватой демонстрацией солдатских нежностей с походными шлюхами и богохульного причащения чаркой вина перед самой битвой. Простая история предательства и отмщения постепенно перерастает в вольную, ничем не сдерживаемую вакханалию, в которой невозможно разобраться, где благородные рыцари, а где безнравственные убийцы. Чем дальше идёт развитие сюжетной линии, тем всё выше поднимаются от негодования брови, и после очередной варварски-откровенной эротической сцены хочется наречь картину в высшей степени аморальным произведением.

    Но что-то внутри вдруг начинает подсказывать, что Верховену просто нет особого дела до зрителя, естественным образом не способного разобраться, фильм какого жанра он смотрит. Всё, что осталось от жанровой принадлежности, — это помещение персонажей в некое условное средневековье, где царят феодальные войны, чума выкашивает под корень населения целых городов, а посреди творящегося хаоса свободно разгуливают свирепые наёмники, насильники и убийцы, доходящие в удовлетворении животных инстинктов и жажды наживы до крайней степени существования понятия «человек». Даже место и время действия оговорены лишь в самых общих чертах — якобы Западная Европа начала пятнадцатого столетия. Ох, лукавый господин Верховен! И персонажей-то он выбирает с особым издевательским шиком, способным превратить отряд жестоких головорезов в труппу безумных бродячих комедиантов. Выстроенный им любовный треугольник так и не превращается в непреложное «и жили они долго и счастливо», потому что конец до смешного оригинален, хотя в нём и проглядывают черты внешнего хэппи энда, а три стороны упомянутой геометрической фигуры не имеют постоянной длины. Рутгер Хауэр никак не вписывается в рамки крутого злодея с однобокими мотивами: его грубость порой сменяется просыпающимся рыцарством, но, в сущности, и то и другое — лишь кратковременная иллюзия. Благородный честолюбивый учёный и зелёный юнец по жизни, сын барона, подобающе начиная наивным непрактичным добряком, становится в конце почти гениальным военным стратегом, превращающим умственные способности Леонардо да Винчи в фееричные и немыслимые по тем временам способы уничтожать врагов и все препятствия. Но самые жестокие изменения претерпевает прекрасная дама: внешне — девственно чистая воспитанница из монастыря, внутри же — помесь расчётливой похотливой дьяволицы и сказочной принцессы, ждущей принца на деревянном коне из крутящихся шестерёнок.

    Неудивительно, что из-за такой адской смеси в одном флаконе доходный шаблон с треском провалился. Зато находчивый голландец оставил в своём кинонаследии отличный образец того, как можно из обычной мухи сделать дикую и ехидную чупакабру. Пусть даже «Плоть+кровь» содержит немалую порцию второй, наглядную демонстрацию первой и надругательство над третьим — ведь между ними ни что иное, как крест. Что символично, ведь изображённые бесчинства с чистой совестью творились под его знамением не одно столетие.

    23 сентября 2015 | 07:39

    Эпоха позднего Средневековья запомнилась мировой истории не только пышностью дворцовых балов, зрелищностью рыцарских ристалищ и куртуазной литературой менестрелей, но и как время серьёзных испытаний. Пандемия бубонной чумы истребляла целые города, многочисленные кровопролитные войны приводили к депопуляции населения, повсюду царили нечистоплотность, жестокость и нищета. В кинематографе прижился облегчённый и несколько идеализированный взгляд на события тех лет, а подобная реалистичность долгое время была не в почёте. Вплоть до 1985 года, когда голландский постановщик Пол Верховен, основываясь на сценарии собственного сериала «Флорис», снял свой первый англоязычный фильм. Его действие разворачивается в Западной Европе на рубеже 15-ого и 16-ого веков. Отряд солдат удачи, оставленных скупым бароном Арнольфини без золота, оружия и права разорить захваченный ими город, становится шайкой бродячих разбойников. Устраивая засаду, они грабят своего обманщика, бесчестят и берут в заложницы невесту его учёного сына Стивена, монастырскую воспитанницу Агнес. И, укрывшись во взятой штурмом крепости, готовятся к жестокому сражению с армией барона.

    Во избежание расправы пленнице приходиться стать наложницей их главаря Мартина, но постепенно нежная симпатия девушки к своему жениху уступает неконтролируемой сексуальной страсти к мужественному захватчику. И непонятно, настоящее ли это чувство отдавшейся нахлынувшей порочной волне распутницы, или хитрый расчёт преданной невесты, ведомой исключительно желанием выжить и поскорее воссоединиться со своим суженым. При этом героиня умело стравливает опытного бойца с молодым изобретателем, становясь желанным трофеем для каждого из них. Природный магнетизм Мартина, нестандартная красота Агнес и творческая находчивость Стивена образовали своеобразный любовный треугольник, заключивший в себе целую гамму чувств — от желания управлять и обладать до любви в любых её видах. Любви животной, непристойной, необузданной и в то же время пылкой, трепетной и романтичной. Отсюда и множество порою грубых и шокирующих, но всегда вызывающе сексуальных эротических сцен, надолго остающихся в памяти: эпизод с изнасилованием на весу, разговор при свечах в горячей купели, сплетающиеся силуэты тел за экраном театра теней.

    Отношения героев становятся не просто символом борьбы духовного и плотского в человеке, но и встречей разных типов сознания — Средневекового и Возрожденческого. И при этом постановщик не отдаёт предпочтения ни одному из персонажей: ни молодому баронету — приверженцу технических изобретений Леонардо да Винчи, ни воинственным наёмникам с их заскорузлой верой, ни боящейся сделать судьбоносный выбор героине, ни кому-то ещё. Аристократы у него развлекаются исключительно ради ослепляющей наживы. Разбойники куражатся только для удовлетворения своих животных инстинктов. Церковники увязли в суевериях, в любом событии видят божественный знак и тормозят развитие медицины, обрекая страждущих на мучения. Новаторские военные затеи Стивена обращается против него же, а его просвещенность и человеколюбие теряют всякую значимость, когда в порыве ревности, он отравляет питьевой колодец. Стирая грань между благородными рыцарями и падшими убийцами, режиссёр придаёт ленте определённую многослойность, лишая её выраженных положительных или отрицательных героев, и работая преимущественно полутонами.

    Стремясь максимально достоверно воссоздать историческую атмосферу, голландец пишет своё полотно, наследуя традициям именитых соотечественников — Босха и Брейгеля Старшего. Широкими пастозными мазками, увлечённо смешивая мастихином на своей палитре распутство и юродство, суеверия и религию, пьянство и секс, страх и боль, он добивается предельного реализма и натурализма. Здесь причащение облатками становится забавой, а деревянная статуя святого — поводырём бандитов. Монастырское целомудрие уступает варварской безнравственности, а любовь неизменно пускается по кругу. Мёртворождённых младенцев хоронят в пивных бочонках, а выживших воспитывают, как придётся. Яростные сражения за свою жизнь заканчиваются хмельными пирушками до полусмерти. Порою хочется отвернуться, отодвинуться, сбежать подальше из этого царства разнузданного разврата и вседозволенности. Но неведомая сила вновь и вновь заставляет отдаваться этой порочной вакханалии и удивляться, насколько органично режиссёр сплетает воедино все эти материи, как колоритно и смело он наполняет свою картину сильнейшими визуальными образами: романтический поцелуй у гниющих трупов, голова Мартина в нимбе горящего колеса, безъязыкий рот нищенки…

    Вдоволь истоптав каноны романтических рыцарских сказок, Верховен снял по-настоящему брутальное и бескомпромиссное европейское кино. Соединил псевдоисторический приключенческий боевик и психологическую любовную драму в одну мрачную готическую фреску. Поиронизировал над религиозным фанатизмом, увлечённостью учёных, человеческими пороками и страхами. Наводнил фильм ворохом философских посылов, задал массу вопросов, наполнил символизмом даже название ленты, ставшее отсылкой к обряду причастия. И показал, что, несмотря на временнУю пропасть между событиями фильма и современностью, мир не сильно поменялся с тех пор, равно как и люди. Главные ценности остались всё теми же, а основным инстинктом человека по-прежнему является умение выживать.

    Ведь так, Пол?

    11 апреля 2016 | 13:06

    1501 год. Западная Европа. Средневековье времен своего заката, когда рыцарские турниры и куртуазность уступили место грубой силе наемных армий, готовых воевать за обещанную наживу

    Просто замечательный фильм Пола Верхувена с его любимым актером Рутгером Хауэром, играющим роль предводителя шайки наемников-головорезов, обманутых своим нанимателем.

    Фильм о любви. О любви двух мужчин к одной девушке, юной и прекрасной Агнес (молодая Дженнифер Джейсон Ли). О ее любви к этим мужчинам, к благородному молодому барону Стивену и к грубому и мужественному Мартину. О любви к жизни, простой, плотской, чувственной. Поражает натурализм эротических сцен, а эпизод изнасилования Агнес, наверное, запомнится, вообще, навсегда.

    Огромное достоинство — то, как передана атмосфера средних веков, вся эта ужасающая грязь, болезни, нищета и жестокость, тем не менее, живых, любящих и верящих людей. За счет реализма, прекрасных сьемок (по сценарию события происходят в средневековой Фландрии, но, судя по всему, фильм снимался в Испании), насыщенного деталями и символами действия, происходит полное погружение в ту отдаленную эпоху. Ни один из фильмов о Средних веках, даже «Имя Розы», не сравнится по силе воздействия с шедевром Верхувена.

    Плоть и кровь, любовь и смерть, благородство и предательство — все рядом, все органично переплетено. Чего стоит только сцена поцелуя на фоне висящих трупов!

    Прекрасные актерские работы, как главных героев, так и второстепенных. Пробирающая до костей музыка.

    Мораль: за любовь можно и нужно бороться, жизнь хрупка и коротка, и надо ценить каждый ее миг.
    Безусловный шедевр.

    10 из 10

    1 мая 2007 | 04:16

    Что-то есть в этих грязных исторических фильмах, что нас удивительным образом и отвращает, и привлекает, создавая в душе гремучий коктейль из самых противоречивых чувств, наличие которых — уже достижение, поскольку равнодушными не оставляет, а уж в каком русле — другой вопрос. Не равнодушными мы можем быть, восхищаясь и сопереживая, исходясь чистейшим воды позитивом, или негодуя/раздражаясь, т. е. проявляя неготив, но если мы при этом поглощены просмотром и не можем оторваться — ценность фильма аксиомна.

    Flesh&Blood Пола Верховена балансирует на грани чернушной непристойности, порой откровенно шокирует натурализмом, и в то же время подчиняет своей животной энергетикой, своей кипучим, примитивным максимализмом, необузданностью, доведенными до крайности.

    Натурализм в кино, конкретнее в историческом — это осознанный риск, на который идет режиссер, сознательно сужая целевую аудиторию до ценителей/любителей, которых не смущают нелицеприятнее реалии, а для зрителя — элементарное дело вкуса. Все мы знаем, что раннее средневековье отличалось крайней жестокостью, дикостью и развратом, но хотим ли мы это видеть в кино? Я не особенно щепетильна и брезглива (кроме того, мне знакомы ранние работы Верховена), — был бы стоящим фильм, а «Плоть и Кровь» — картина хоть и с душком, но небезынтересная. В первую очередь своими персонажами.

    Молодая неопытная девица благородных кровей по пути к жениху попадает в руки к разбойникам, которые ее не только грабят, но и бесчестят. Кроме того, как оказывается, жених девицы — давний враг разбойников, когда-то сумевший их жестоко обмануть/провести. Злодеи глумятся над девчонкой, которой во избежание расправы, не остается ничего, кроме как примкнуть к предводителю-руководителю сей неслаженной преступной группировки, и, став его любовницей, молиться-дожидаться, когда же благородный принц ее спасет из плена. Казалось бы, простая схема: разбойник — злодей, молодой, прекрасный юноша, влюбленный в Агнесс — герой, и все мы у экрана держим кулаки за то, чтобы Добро победило, и в конце белокурая девчина воссоединилась со своим добрым молодцем, который за пять секунд до объятий поразил мечом злодея-мучителя.

    Но не так все просто. Разбойники — не бандиты в привычном понимании, это разношерстная ватага из наемных солдат, кочующих по разоренной войнами Европе, шлюх, детей, отцовство которых невозможно установить, священника-фанатика — в общем, нестройное сборище суеверных, диких людишек, бесчинствующих просто ради удовлетворения первичных потребностей. Их предводитель, Мартин в исполнении Рутгера Хауэра — вожак на правах сильнейшего, но, даже обладая авторитетом, ему приходилось идти на хитрости, чтобы манипулировать и направлять своих подельников туда, куда он хочет. Строй был неустойчивым. Смена власти могла произойти в любой момент.

    Агнесс досталась ему, как трофей, и в течение всего времени Мартину удавалось удерживать одержимых ненавистью и похотью солдат-подельников на расстоянии от женщины. Сам он был — животным, типичным представителем своего класса и типа. Солдат, в жизни которого были лишь война и дикие оргии по окончании сражений. Это все, что он знал, все, что он хотел знать. Необразованный, ограниченный, привыкший силой брать то, что не желает покоряться, он мыслил, как ребенок, кругозор его был узок до смешного — но он был сильным, а сила в те века являлась предметом зависти и преклонения, ведь выжить среди беззакония, постоянных войн и эпидемий было очень сложно. Люди то и дело умирали — это считалось нормой. Мартин умел выживать.

    Можно ли винить его в совершенных убийствах, изнасилованиях, грабежах? Не имея представлений о чести, морали, элементарных нормах и приличиях, он действовал на уровни инстинктов, а потому не находил в своих поступках ничего зазорного. Все это было частью программы выживания, которой он руководствовался, чтобы обеспечить и защитить своих людей.

    А Гандольфини, прекрасный принц и жених Агнесс, напротив, был парнем достойным, воспитанным, разносторонним, что, в принципе, являлось прямым следствием высокого происхождения, природной любознательности и страсти к наукам. Несмотря на то, что наука в ту пору была под запретом (в целом, она не развивалась, как мы помним, почти 800 лет), он занимался изобретательством, путешествовал и всячески развивался. К женщинам при этом он питал здоровое уважение, о котором и не подозревали дикари, схватившие его невесту.

    А вот невеста — это самый интересный персонаж. Монастырское образование, невинность и неопытность девицы чудесным образом сочетались в ней с расчетливостью, сообразительностью и навыками торговли, которых от нее никак нельзя было ожидать. Моментально смекнув, что чистенькой и без потерь она из данной заварушки выйти не сумеет, Агнесс пораскинула мозгами и почти без колебаний выбрала из двух зол меньшее. Сначала она развлекала Мартина по необходимости, придерживаясь той же программы выживания, но потом, со временем, обнаружила между ним и собой нечто общее, и похоть обросла неоднозначными эмоциями. Став частью шайки, она находила удовольствие и кайф в риске и опасности (как Мартин — в пылу безудержных сражений), а после с такой же неистовостью отдавалась ему в завоеванном замке. Так что — да, Мартину она подходила куда больше, чем благородному Гандольфини. Хотела ли она, чтобы ее спасли?

    В глубине души, возможно, хотела, но своим пленом она искренне наслаждалась, воспринимая его, как приключение, — наслаждалась до тех пор, пока перед ее детским личиком, обрамленным золотистыми кудряшками, не замаячил выбор — Мартин с его скотскими наклонностями, или Гандольфини со своим богатством, знатностью и искренней влюбленность. Скотство Мартина не объяснялось злобой (я, кажется, снова его оправдываю), а грубость — желанием причинить боль. С его стороны «накормить, защитить и ублажить где-нибудь на пригорке» было единственным проявлением любви, на которое он был способен и, естественно, отвоевать у того, кто рискнет посягнуть.

    Гандольфини рискнул. Мартин вступил с ним в схватку. Агнесс задергалась в нерешительности. Любила ли она его? Сложный вопрос. Как она для него, так и он для нее был чем-то необычным, непознанным, отличным от других, и эта новизна увлекала. Как каждой женщине (и первобытной, и современной на уровне инстинктов) хочется быть рядом с сильным самцом, вожаком, и сила, мощь Мартина ее завораживали. А Мартин? Что он видел в Агнесс, чтобы любить ее? Ее образованность, ум, высоконравственность, какие-то таланты? Ничего этого она не демонстрировала, а он не понимал и не знал, сосредоточившись на самым обыденно-насущном: «Я всегда мечтал о женщине с такой нежной кожей». М-да, это любовь. Определенно, между ними прослеживалась химия, но она имела исключительно низменное, животное происхождение, опускающее «любовь» до уровня «сношения». И все же, что-то мешало ей безоговорочно предать его. Финал интересен, он одновременно отвечает на вопросы и задает новые.

    Рутгер Хауэр — своеобразный мужчина, и в этой роли я не могу представить себе никого, кто смотрелся бы в образе Мартина органичнее, чем он. Его кривоватая ухмылка, скандинавская внешность, ледяные голубые глаза, развитое, мощное тело, особая манера двигаться, смотреть и говорить делают его безумно сексуальным в самом порочном и грязном смысле слова. При прочих равных условиях его амплуа — это злодеи (именно в этом амплуа многие и помнят Хауэра, включая пресловутого «Попутчика»), однако я помню его и в другом образе — в чудесной сказке Ричарда Доннера «Леди-Ястреб».

    Там его рыцарь, капитан Нава, сражался со злом ради любви прекрасной заколдованной женщины. Сражался, страдал, и смотрел на Изабо с благоговением, обожанием, невероятной нежностью и преклонением. Он возносил героиню Мишель Пфайффер до небес, был готов умереть ради нее, и диссонанс между этими двумя поведенческими линиями был очень ярким, учитывая, что «Плоть и Кровь» и «Леди-Ястреб» я посмотрела почти одновременно. Разница между этими фильмами — как между небом и землей, я говорю лишь об игре Хауэра, способности перевоплотиться, сменить все — и выражение лица, и взгляд, и мимику. Сильный ход, а точнее — переход. Спрашивается — чему верить больше?

    Дженнифер Джейсон Ли не вызывает во мне особых симпатий, хотя за ней водятся 2-3 действительно неплохих фильма, вроде «Кайфа» и коэновского «Заместителя Хадсакера». Но, в общем и целом, она — грязнуля-заморашка, и в роли Агнесс, как и Хаэур, она на своем месте. Есть в ее лице что-то крайне неприятное мне — то ли низкие, вечно нахмуренные брови, то ли мелкие зубки, неприятная улыбка. Мне она напоминает злобную куклу, которой не хватает только ножа в руке, чтобы сниматься в продолжении «Чаки». Но именно из-за своей неопрятности она и подходит на роль в таком фильме — представить на ее месте кого-то вроде одухотворенной, невинной Пфайффер невозможно. Кому-то дано играть порок, кому-то добродетель.

    Итог: грязный исторический фильм. Интересный исторический фильм. Очень сильная роль Хауэра (Есть в нем нечто-то очень притягательное), несколько по-настоящему запоминающихся моментов. Множество гадких эпизодов, но к концу картины как-то привыкаешь и к чуме, и к обнаженке, и к нищете, и ко всему остальному. Верховен показал нам действительно темные века. Я долго пребывала под впечатлением.

    9 из 10

    7 декабря 2007 | 11:13

    Ну что сказать, в общем-то, фильм не плохой. Даже в наши дни смотрится с неким удовольствием. Тут присутствуют и грабежи, и нападения, и войны, и насилие, но и для любви место нашлось тоже.

    Самые запомнившиеся персонажи, это:

    Мартин (Рутгер Хауэр) — довольно заурядная и внушительная личность. Человек, чье сердце храбрее рыцарского, величественней и честней. Он — воин, разбойник — полюбил принцессу-неженку. Для меня эта любовь была не самой видимой, хотя Хауэр пытался ее показать. От него на протяжении всего фильма так и «несло» притягательностью, сексуальностью и великолепием. Его улыбка — самая неземная и волшебная. Его взгляд — взгляд порочного ангела. Он — беспощаден в бою, но нежен со своей любимой Агнес. При каждом его появлении в фильме, на губах моих появлялась довольная улыбка.

    Агнес (Дженнифер Джейсон Ли) — чистая принцесса с милейшим личиком. Такая добрая. Но внутри нее я разглядела порочную, безумную девицу. Она показалась мне личностью неординарной, двуликой. То она влюбляется в милого парня по имени Стивен и поедает с ним «плод любви», чтобы навсегда остаться вместе, то она мило кокетничает с бесшабашным разбойником Мартином. Она мечется — это ее рок. Наверняка, в глубине души она изменилась и поняла, что значит любить по-настоящему.

    Стивен (Том Бёрлинсон) — умный, добрый, храбрый парень. Казалось бы, что еще нужно Агнес? Он полюбил ее, и для нее сделал бы все не свете. Даже вытащил бы из лап коварного злодея Мартина.

    Итак, при невеликих спецэффектах 80х годов, при невыдающемся сюжете, но с великолепным актерским составом, фильм «Плоть и Кровь» заслуживает

    8 из 10

    9 августа 2009 | 21:59

    С одной стороны этот фильм близок к реализму — средневековье со всей грязью, болезнями и тому подобными «прелестями» тогдашней жизни. Никаких рыцарей в начищенных голливудской командой доспехами.

    С другой стороны — все персонажи — яркие личности, а не среднестатистические люди, все совершают отважные поступки, каждый по своему, каждый со своими целями. Ну и да, по сути, каждый из своего эгоизма, что весьма правдиво.

    Фильме нет «хороших» и «плохих». Каждый живет своей жизнью. Юный дворянин — своими научными изысканиями, а вольный солдат — выживанием в сложных условиях (это уж он умеет).

    При всем при том, что Хауэра я очень люблю лично, надо отдать должное — там все актеры хороши и за всеми интересно наблюдать.

    А уж Агнесс — шикарный женский персонаж, юная девушка, которая очень быстро сообразила, как использовать свое ангельское личико и красивое тело, постигла и науку выживания. И далее крутила двумя мужчинами, как хотела. И ведь не легко для нее оказалось сделать выбор между сытой жизнью с воспитанным дворянином и жизнью, пусть не столь сытой, зато с притягательным на уровне животных инстинктов воином, который благоговеет от ухоженной красоты юной манипуляторши.

    Тема предрассудков и того, как умные люди умудрялись их использовать в свое благо тоже хороша.

    И да, спасибо, за отстуствие четких расстановок а ля «добро-зло», за отсутствие впихиваемой в голову морали.

    Лучший фильм о средневековье. Прекрасный фильм Верховена.

    10 из 10

    11 августа 2010 | 21:29

    Посмотрев «Турецкие сладости», принялась потихоньку пересматривать фильмы с молодым Хауэром, в том числе и снятые Верховеном. «Плоть и кровь» несмотря на несомненную художественную ценность, на мой взгляд, не превосходит более раннего творения. И те, кто провозглашают «Плоть и кровь» лучшим фильмом Верховена, 99% не смотрели «Турецкие сладости».

    Ну а далее речь пойдет о замечательном средневековом этюде. Верховен намеренно концентрируется на персонажах, а не на исторических событиях. История ничем не примечательная, обычные феодальные разборки. Зато в фильме собрано все, с чем мы со школьной скамьи привыкли ассоциировать этот период: осады замков, разбой и насилие, невежество, антисанитария и чума как следствие.

    Говорят, натурализм в Голливуде начался с Верховена. Может быть, хотя любой современный голливудский псевдоисторический фильм намного превосходит «Плоть и кровь» по количеству кровавого месива, ставшего непременным атрибутом жанра. У Верховена, на удивление, ничего лишнего. Все очень к месту и не более того.

    Снова меня восхитила эта манера снимать, которая создает невероятную достоверность, просто машина времени какая-то. Но иногда художник, он же режиссер и сценарист, жертвует здравым смыслом ради метафоры или красивого образа. Например, очень трудно поверить, что можно целоваться под разлагающимися трупами. Долой романтику, но все же запах от них в метре как минимум должен стоять невыносимый. Или вот как мог образованный Стивен так запросто засунуть в рот грязный корешок, выкопанный в том месте, куда из трупов-висельников стекало не только то, из чего потом вырастает легендарная мандрагора. А также как можно резво бегать после удара молнией, и еще парочка спорных моментов. Поиск нестыковок почему-то увлек настолько, что посреди фильма я полезла в сеть смотреть инкубационный период развития чумы. Наверное, историки тоже найдут к чему придраться. Все равно снято великолепно.

    Все персонажи — практически ожившие иллюстрации к учебнику истории. Капитан, трогательно ухаживающий за своей полоумной монашкой, «кардинал»-религиозный фанатик, расчетливый старший Арнольфини. Кажется, это о них я читала в «Декамероне». В фильме нет плохих и хороших парней. Но все внимание зрителей приковано, безусловно, к троице главных героев. Они чертовски хороши и очень похожи, несмотря на разницу в происхождении, образовании и возрасте. Они лучше других умеют выживать, а это действительно главный, самый нужный навык и талант того времени. Да впрочем, наверное, любого времени.

    Потому наиболее понятен зрителю конечно мужественный и грубый Мартин. Рутгер Хауэр тут просто «торговал харизмой», но большего от любимца камеры и не требовалось. Кого еще он мог сыграть с такой выразительной внешностью. Бродяга с налетом аристократизма, эффектный и неотразимый в белом костюме. Эй, принцесса, чем же он хуже твоего Стивена, галантный джентльмен, уже почти владеющий ножом и вилкой, так же ловко, как и оружием. Вояка, стремящийся разбогатеть и окруживший себя шайкой более слабых бродяг. У него такой способ пробиться в жизни, и он по-своему чтит справедливость.

    Стивен вначале вызывает лишь легкое презрение и жалость. С первых кадров с ним все понятно, он кажется слегка сумасшедшим ученым, таким себе средневековым мажором, не умеющим даже постоять за себя. Но проходной персонаж вдруг оказывается главным. Пустившись отбивать невесту, которая ему и даром не нужна была, Стивен с достоинством противостоит Мартину. Теперь он рискует по настоящему, и его находчивость и отвага увлекают еще как.

    Агнесс наиболее интересный персонаж этого любовного треугольника. Девушка, воспитанная в монастыре, едва покинув его стены, проявляет все природные таланты. Оказывается, она — еще та авантюристка, которая жаждет приключений и схватывает все на лету. Любопытство в сердце Агнесс сильнее страха. С первой встречи ей неискушенной девушке удается зажечь огонек в сердце скептически настроенного Стивена и также с первой встречи уже в другой, шокирующей сцене изнасилования, расположить к себе Мартина, вожака шайки разбойников. Он не на шутку увлекся ею вовсе не потому, что у нее такая нежная кожа.

    Очень удачный выбор актрисы для главной роли. Ее насупленное как у звереныша лицо на 100% отражает суть девушки. В фильме ей то и дело твердят о выборе любимого, но на самом деле Агнесс постоянно приходиться выбирать только между жизнью и смертью, не важно, своей или чужой. И она как настоящая женщина снова и снова выбирает жизнь, а этот выбор определяет каждый дальнейший поворот сюжета.

    Прекрасный открытый финал — вот он, окончательный выбор Агнесс. Верховен иронизирует над папашей Арнольфини, который трясясь о наследниках, выбирая сыну-слюнтяю жену «чтобы девственница», теперь будет вынужден подчиняться его решению. И в других делах тоже.

    Увлекательный приключенческий фильм, с иронией над человеческими пороками и страхами, о том, что настоящие ценности вне времени и обстоятельств.

    9 из 10

    24 августа 2009 | 16:03

    Голливудский дебют голландского режиссера Пола Верховена. Даже в Голливуде Пол Верховен не изменил своему стилю. Стиль Пола Верховена заключается в хорошем сценарии про дружбу мужчин и любовь их к женщинам, а так же обилие реализма во всем, начиная от жестокости сражений и жутких последствий чумы заканчивая занятиями любовью и объяснениями в ней на фоне разлагающихся трупов.

    А что нужно для описания такого реализма. Оператор, который умеет работать с камерой, музыка умеющая передать состояние души той или иной сцены, и, конечно же, хорошие актеры, не очень известные зрителю, но любимые критиками, а таких, в данной картине двое. Любимый актер Пола Верховена Рутгер Хауэр в роли наемника Мартина хорош и интеллектуальная актриса Дженнифер Джейсон Ли на заре своей карьеры просто ослепительна в роли невесты барона.

    Но становится немного обидно, что цензоры Голливуда все-таки помешали Полу Верховену полностью воплотить в фильм все свои идеи в жизнь этого и без того отличного фильма. Например, такую, что бы двое мужчин, которые любят одну женщину, испытывали (кроме уважения друг к другу) чувство любви по отношения друг к другу. Согласитесь, это было бы гораздо лучше и интереснее, чем страсти, кипящие в одном из самых лучших эпиков современности «Александр».

    Итог: лучший фильм Пола Верховена в Голливуде, но недотягивающий до высокой планки установленной голландскими работами одного из самых известных тандемов того времени Верховен — Хауэр.

    6 декабря 2004 | 11:12

    Фильм, полный противоречий. Поступки основных персонажей этого фильма невозможно интерпретировать однобоко. Например, Вы можете презирать лицемерие, но оправдать его стремлением выжить в фильме.

    Само название данного фильма говорит о том, что крови там будет предостаточно, так же как и обнаженной плоти. Однако Пол Верховен очень энергично и правдоподобно переносит нас в ту эпоху, где с первых минут и на протяжении всего фильма, начинаешь жить и принимать дикие в настоящем, но естественные в прошлом вещи.

    Я перечислю несколько жутковатых моментов. Если они не спугнут вас, обязательно посмотрите этот фильм:

    1. Первый поцелуй влюбленных под деревом с двумя болтающимися на нем трупами.

    2. Запихивание с помощью камня мертворожденного младенца в бочонок.

    3. Насилие над девушкой.

    Кстати, про девушку. Ее история проходит красной лентой через весь фильм. Думаю, Агнес по тем временам была чрезвычайно красива и на столько же умна. Судьба постоянно ставит ее перед выбором, и часто тот выбор, который ей приходится делать, очень далек от высокой нравственности и этичности. А что бы сделали вы на ее месте? Пойдете на смерть ради того, чтобы принадлежать только одному мужчине, или будете искать выход, чтобы выжить, пусть для этого нужно будет лгать и лицемерить? Под конец фильма кажется, что не осталось ничего святого в Агнесс, но и это Верховен ставит под сомнение: видя выжившего Мартина (главного злодея, чуть не задушившего ее несколько минут назад), она отводит от него взгляд своего жениха Стивена, чтобы тот не добил Мартина. Но почему? Может, потому, что Мартин был ее первым мужчиной? А может, именно его она любила на самом деле?

    Рекомендую посмотреть «Плоть и кровь» несколько раз, с разницей просмотров в несколько лет, чтобы увидеть все грани этого непростого фильма и увидеть динамику своих же собственных суждений о нем и о мотивах поступков героев.

    10 из 10

    29 ноября 2009 | 13:01

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Результаты уик-энда
    Зрители2 664 084367 563
    Деньги754 757 723 руб.137 334 129
    Цена билета283,31 руб.14,46
    22.04 — 24.04подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    110.Хоббит: Нежданное путешествиеThe Hobbit: An Unexpected Journey8.233
    111.Девчата8.233
    112.Легенда о пианистеLa leggenda del pianista sull'oceano8.231
    113.Семь жизнейSeven Pounds8.229
    114.АртистThe Artist8.226
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    16.Кредо убийцыAssassin's Creed94.57%
    17.Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse94.56%
    18.Голос монстраA Monster Calls94.47%
    19.ИнферноInferno94.25%
    20.Великая стенаThe Great Wall94.24%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Моя мамаMia madre8
    Да здравствует Цезарь!Hail, Caesar!31
    Хищные куклыParasaito Dôruzu4
    НечтоThe Thing138
    Человеческий зверинецHuman Zoo4
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Экипаж8.300
    Несносные ледиMother's Day7.033
    СомнияBefore I Wake6.733
    #ВСЕ_ИСПРАВИТЬ!?!
    Белоснежка и Охотник 2The Huntsman: Winter's War6.328
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War05.05
    Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse19.05
    РазрушениеDemolition19.05
    ВаркрафтWarcraft26.05
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass26.05
    премьеры