всё о любом фильме:

Дуэлянты

The Duellists
год
страна
слоган«Fencing is a science. Loving is a passion. Duelling is an obsession»
режиссерРидли Скотт
сценарийДжералд Воэн-Хьюз, Джозеф Конрад
продюсерДэвид Паттнэм, Айвор Пауэлл
операторФрэнк Тайди
композиторХовард Блейк
художникПитер Дж. Хэмптон, Брайан Грейвз, Том Рэнд
монтажПамела Пауэр
жанр драма, военный, ... слова
бюджет
$900 000
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время100 мин. / 01:40
Номинации (1):
К сожалению, двадцатый век лишил сильную половину человечества возможности выяснять отношения между собой в смертельных поединках. Но во времена военных кампаний Наполеона дуэли были традиционным способом для того, чтобы проставить все точки над «И».

Если противники не могли придти к полюбовному соглашению и не находили возможности помириться, проливалась кровь. Эта картина рассказывает о роковом и жестоком противостоянии двух офицеров французской кавалерии, которое возникло по нелепой случайности и длилось многие годы.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    Трейлер 02:55

    файл добавилvic1976

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 19 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Франция, 1880-й. Через год после прихода к власти Наполеона. Офицеру кавалерии, лейтенанту Юберу, приказом генерала предписано препроводить под домашний арест лейтенанта Феро, который накануне тяжело ранил на дуэли сына градоначальника. Для честолюбивого Феро, снискавшего в гусарском полку славу штатного дуэлянта и всякий раз «заводящегося с пол-оборота», дуэли с некоторых пор стали сродни чувству голода, которое постоянно нужно удовлетворять.

    Вот почему вместо того, чтобы подчиниться, Феро обвиняет Юбера в оскорблении и требует от него удовлетворения. Так из ничего, абсолютно на пустом месте берёт начало их многолетняя вражда, растянувшаяся в результате на долгих 15 лет. Регулярные переносы поединка между дуэлянтами обусловлены были двумя важными причинами, пренебрегать которыми не позволяла офицерская честь.

    Во-первых, бесконечными военными кампаниями Наполеона, во время которых дуэли запрещались. Во-вторых, присвоением очередного звания Юберу, в силу чего младший по званию Юбер уже не имел права вызывать его на дуэль. Но как только Феро догонял его в чине, Юбер тут же получал новый вызов. И порой это доходило до абсурда. Так однажды во избежание столкновения Юбера срочным порядком возвели в чин капитана…

    После низвержения Наполеона пришедшая к власти оппозиция намеревалась казнить самых ярых бонопартистов, к которым был причислен Феро, тут же попавший в «списки мясника». Но благородный, на тот момент уже генерал, Юбер не только не воспользовался представившимся случаем, чтобы избавиться наконец раз и навсегда от досаждавшего ему офицера, но, наоборот, из каких-то мазохистских побуждений спас своего вечного соперника от гильотины…

    Рассказ Джозефа Конрада, взятый за основу, дал возможность дебютанту Ридли Скотту живописать нравы наполеоновской армии, пережившей триумф, а затем и полный крах. Менялись правители, мода и границы государств, но неизменным оставались отношения двух непримиримых гусаров. И даже во время катастрофической русской кампании, перед лицом грозящей обоим смерти, вечные дуэлянты думали не о прощении и покаянии, а определялись с видом оружия для предстоящей драки.

    Уже в первом своём игровом фильме Скотту, ранее снимавшему лишь рекламные ролики, удалось обнажить сущность таких важных понятий как — рок, одержимость, парадоксы личности, неразрешимый конфликт… Впрочем, последнее всё-таки находит здесь своё разрешение…

    27 августа 2013 | 10:47

    Первая работа Ридли Скотта «Дуэлянты», которая была удостоена награды в 1977-ом году на Каннском кинофестивале. Оказывается, не прогадали, а этот дебют стал действительно открытием ворот в мир большого кинематографа и фильмов, которые позволят Скотту войти на ступень лучших режиссеров современности. Уже здесь заметно страстное влечение режиссера к прошлому. В большей части его кино не включает в себя демонстрацию какого-то важного события, происходившего на самом деле, а Ридли в целом охватывает атмосферу, добавляет колоритных актеров и создает кино, способное окунуть в прошлое. Но принято, что у Ридли Скотта главный жанр — научная фантастика, хотя и все начиналось с истории.

    Его «Дуэлянты» — кино о мужестве и чести, о реалистичном и здравом противостоянии двух офицеров французской кавалерии, чья неугосающая борьба основалась из-за мелочных проблем, но эта проблема превратилась в дуэль, а за дуэлью в другую дуэль, но и дальше идет череда схваток и проявлений вражды, которые даже с годами неспособны уйти на покой. Рассматривая «Дуэлянтов», понимаешь, что раньше жизнь была намного суровее и жестче, ведь в те времена именно на дуэлях решались все проблемы. Слова не играли никакой роли, а только сабля могла навсегда загладить эту проблему. Но случай, окутавший главных героев вовсе необычен и любопытен. Габриэль Феро и Арман д’Юбер — два дуэлянта, две по-разному сильных личности, за которыми нам предстоит наблюдать в течение ста минут. Ридли Скотт и сами актеры довольно точно рисуют границы добра и зла, немногословно заставляют понимать кто «хороший», а кто «плохой». Кит Кэрредин и Харви Кейтель, будучи основавшимися актерами, перенесли на экран сложнейшие и ярчайшие образы, которые способны служить эталоном. Арман д’Юбер — справедливый, сильный мужчина, живущий на более современных принципах, а его соперник Габриэль Феро — настоящий дуэлянт, мастер своего дела, неспособный контролировать себя и тот человек, который ни за что не откажется от дуэли. Его принципы старее, он человек прошлого, нежели настоящего в отличие от Армана, чью роль прекрасно исполнил Кит Кэррэдин. И два человека одного и того же чина сходятся на дуэли, представляющую из себя жесточайшую битву характеров и времен.

    Кино не насыщенно действием, но способно затянуть внутрь живописной атмосферы Франции. Стоит уделить особое внимание невероятным пейзажам, той самой красоте полей и в целом природе. «Дуэлянты» не смотрятся бравурно, а присутствие монотонности в какой-то мере радует и успокаивает, разрешая прекрасному саундтреку «вставить свое слово», да и схватки вовсе и не настолько эффектны и оживленны, ведь ставка стоит скорее на эмоциональной борьбе, происходящей в сердцах героев, а никакие сабли не способны ужесточить эту битву. Довольно качественное, выверенное авторское кино, предназначенное для ценителей погружений в прошлое, а также обязательное для фанатов Ридли Скотта, который дал старт с сильнейшей картиной. Звание мастера уже принимает свои очертания в «Дуэлянтах», выделяющегося среди других картин своей искренностью и эмоциональностью.

    12 марта 2013 | 18:31

    В первой полнометражной режиссерской работе Ридли Скотта «Дуэлянты» в течение полутора часов зритель может наблюдать увлекательные перипетии пятнадцатилетнего жестокого противостояния двух офицеров бонапартистской армии Габриэля Ферро и Армана Юбера. Причиной его возникновения и последующего развития послужило роковое стечение обстоятельств и патологическая мстительность одного из главных героев. Конфликтные взаимоотношения сопровождают персонажей на протяжении различных этапов их жизненного пути — и в мирное время, и в годы военных походов, а разъедающая сердца обоюдная ненависть выплескивается в кровопролитных дуэльных поединках. Вот только для Ферро стремление свести счеты с обидчиком превращается в некую навязчивую идею, со временем обретающую черты единственной цели в жизни. А для Юбера возникшая ситуация становится похожей на кошмарное наваждение, от которого он и рад бы, но не в силах избавиться, находясь в плену у правил офицерской чести.

    Являясь несколько прямолинейными по форме, «Дуэлянты» в своей содержательной основе компенсируют предсказуемость развития сюжетных линий главной сценарной темы безупречно проработанными образами действующих персонажей, а также ненавязчивой реконструкцией громких историко-политических событий, которые сотрясали Францию в 19 веке (начиная от амбициозных военных кампаний императора Наполеона и заканчивая сокрушительным крахом его империи). Однако общеисторическим деталям Скотт уделяет второстепенное значение, грамотно используя их в качестве сюжетных элементов, дополнительно привлекающих зрительский интерес и сопровождающих происходящий на их колоритном фоне сугубо личностный конфликт центральных персонажей.

    Помимо эффектного действия, картина «Дуэлянты» представляет на зрительское обозрение насыщенные эмоциональными красками и всесторонне раскрытые психологические портреты главных героев. Их фигуры в некоторой степени символичны и на человеческих примерах наглядно демонстрируют зрителю, что значит честь (фигура Юбера) и что — бесчестье (образ Ферро). Режиссер детально обозначает на экране неоднозначные в толковании принципы дуэльного кодекса, в своем содержании имеющие множество тонкостей и нюансов, что, в свою очередь, позволяет понимать мотивацию ряда поступков, совершаемых героями. В частности, Арман Юбер вынужден лавировать между этими «подводными камнями» и на протяжении долгих лет находиться в состоянии заложника указанных формалистских правил. А безрассудно затянувшееся противостояние постепенно начинает превращаться для него в настоящий кошмар. Рискуя карьерой и жизнью, Юберу из года в год, вопреки собственной воле, приходится отвечать согласием на непрекращающиеся дуэльные вызовы своего неугомонного противника.

    Не претендуя на высокохудожественность и глубокую смысловую значимость, простая с первого взгляда история двух мужчин, стремящихся убить друг друга, не «потеряв лица» и уважения окружающих, трудами постановщика и талантливых актеров по мере своего развития превращается в историю захватывающего столкновения сильных мужских характеров, принадлежащих неординарным личностям. И в связи с неизбежно производимой на протяжении всего фильма зрительской оценкой главных героев невозможно оставить без внимания Кита Кэрредина и Харви Кейтела, которые с блеском и на ощутимом кураже исполнили свои роли. Созданные ими образы получились запоминающимися, эмоционально яркими, живыми. По всем качественным показателям кинопроизведение «Дуэлянты» явилось серьезной заявкой на успех будущего создателя мировых блокбастеров. А прошедшее вслед за появлением картины время лишь только подтвердило обоснованность заявленных Ридли Скоттом творческих претензий.

    From SuRRender special for Macabre

    8 из 10

    12 августа 2009 | 01:06

    Два прекрасных мужа французской породы, гусарской службы, возраста среднего, славные любовью к напомаженным усикам, искусно завитым косичкам, туго обтягивающим попки штанишкам и аксельбантам, позолоченным не хуже, чем на парадном мундире Бори Моисеева, сталкиваются лбами в аристократическом салоне. Искра страсти, горячей и вечной, мгновенно вспыхивает между ними. Один тотчас тащит другого в свою уютную, жарко натопленную комнатку с разобранной взбито-обширной постелью, бормочет что-то невнятное и, не тратя времени попусту, предлагает прямо здесь скрестить шпаги. И вроде зритель понимает, что речь идет о банальной дуэли, но с другой стороны черт их знает, этих растленных французов, о каких шпагах здесь речь, благо и кружева, и томные перины как бы намекают, и уж не удивишься, если пламенный Кейтель заключит не менее пламенного Кэрредина тут же в комнатке в объятья и скрепит настоящую гусарскую дружбу жарким поцелуем: «Я люблю вас, корнет…».

    Дуэль, однако, состоялась, герои дрались нещадно на шпагах в саду, Харви атаковал Кита и спереди, и сзади, но был бит, как молодой щенок, изранен, и затаил в своих усиках-косичках обиду, ненависть, удивление и толику страстной томительной надежды встретиться со своим недругом снова. Кажется, это начало прекрасной мужской дружбы. А на дворе между тем начало девятнадцатого века, разгар наполеоновских войн, толпы мужчин в красивых военных костюмчиках гоняются на симпатичных лошадках друг за другом по разоренной Европе. В этой сумятице открывается множество оказий для нашей пары не раз еще обменяться яростными ударами и красиво попозировать в кадре на зеленой лужайке с рапирой в одной руке и розой в другой.

    Ясно, что молодой режиссер Ридли Скотт не хотел создавать гей-драму в стиле ампир. Скорее на пленку должна была лечь квинтэссенция многих сюжетов о двойнике, преследователе, Черном человеке, Сильвио из «Повестей Белкина» или Уильяме Уильсоне Эдгара По. История про странную вражду, выросшую из пустяка и затмившую глаза двум людям, про замкнутый порочный круг, выйти из которого одному мешает слепая беспричинная ненависть, другому понятия аристократической чести и приличий, вражду фигур почти символических — учтивого и размеренного северянина-аристократа и нервного, вспыльчивого южанина-разночинца. Однако рваный ритм, невнятная завязка и мотивации персонажей, сбивающийся хронометраж отдельных эпизодов скомкали фильм, обрушив сквозной сюжет, как карточный домик, составив, в итоге, историю про двух великосветских балбесов, страдающих ерундой то ли от безделья, то ли от недалекого ума, то ли из-за сладости отведанного запретного плода.

    И не важна изначальная задумка режиссера, все-равно на экране под всеми наслоениями старинной военной формы, садов и особняков можно разглядеть историю о двух влюбленных, сублимирующих табуированное в мачистском обществе наполеоновской эпохи чувство посредством нескончаемой череды поединков и ссор, скованных воедино щемящим влечением и отказывающихся ради своей потаенной страсти и от женщин, и от незамысловатых походных утех. Потративших жизнь на то, чтобы пробиться в очередной раз через моря и горы к своему недругу только, чтобы сказать, как сильно ты его ненавидишь и влепить пощечину. К вящей иронии финалом и развязкой двадцатилетней вражды служит женитьба одного из дуэлянтов, окончательное вето, знак перехода на гетеросексуальную сторону, своеобразный финиш, когда становятся бессмысленными редкие яростные встречи, после которых откидываешься в изнеможении не на подушки алькова, а на траву-мураву с пробитой, в очередной раз, заклятым возлюбленным, грудью.

    Что же, дебют Ридли Скотта оказался, как минимум, неординарным, снискав овации и призы множества европейских кинофестивалей, которые и поныне стабильно высоко оценивают различные гомосексуальные драмы. После «Дуэлянтов» режиссер не раз возвращался к исторической тематике, да и к своеобразным нестандартным сюжетным линиям — можно вспомнить, хотя бы, весьма специфические отношения императора Коммода со своим преданным генералом Максимусом. Кейтель с Кэрредином разлетелись, каждый в свои родные края и обрели, вернее утвердили, репутацию многогранных актеров. А нам достался спорный, скомканный, странный фильм в котором, как в калейдоскопе, каждый желающий может разглядеть, разгадать и выбрать свою трактовку, как и поступил ваш преданный слуга.

    16 декабря 2013 | 07:44

    История двух людей, намертво спаянных чувствами, далекими от дружеских, напоминает дуэльный этикет: с виду она безупречно бесстрастна. Она вполне может показаться скучной — где действие, черт побери? Но под обманчивой сдержанностью спокойного течения фильма живет неутихающее голодное пламя: ненависть. Она, не слабея, проходит через годы великих потрясений, оказываясь страстью более глубокой, чем радость побед и скорбь по миру, ушедшему под летейские воды.

    Вражда, начавшаяся с недоразумения, становится наваждением для Феро и проклятием для д’Юбера, но, кажется, мало-помалу и здравомыслящий д’Юбер втягивается в это опьяняющее, разрушающее безумие войны ради войны, боли ради боли, риска ради риска.

    Они равны. Оба — офицеры наполеоновской Великой Армии, не уступающие друг другу ни в храбрости, ни в степени владения воинскими искусствами, ни в чинах, которые получают почти одновременно. Разница лишь в том, что бешеный безумец Феро — однозначно «плохой», а человек спокойной смелости д’Юбер — безусловно, «хороший». Однако за время, что длится этот короткий, точный в каждой детали, ювелирно отточенный, полный внутреннего напряжения фильм, в этом раскладе что-то неуловимо меняется. Не отнимая симпатии у д’Юбера, зритель начинает все с большим интересом и уважением смотреть на его смертельного врага, казавшегося вначале чем-то вроде опасной докучливой собаки. Чем ближе к финалу, тем явственнее проступают в Феро черты трагического героя, и не случайно именно ему — уничтоженному, одинокому и потерявшему всё, безвозвратно утратившему не только молодость, но и время, для которого он был рожден, — ему, крупному плану его лица с упрямыми старомодными усами, доверено взять последнюю ноту в пьесе «Дуэлянты».

    Феро, всеми и вся объявленный де-факто живым мертвецом, одет в нелепые, оставшиеся от иной эпохи, бедняцкий сюртук и треуголку. От преданных полков остались двое нищих друзей — их старые сюртуки и треуголки точно такие, как у Феро, — об их недавнем блестящем прошлом помнит, наверное, уже лишь один д’Юбер. Феро стоит над не волнующим его идиллическим пейзажем, думая о том, что теперь уже все кончено — теперь уже навсегда.

    Феро — осколок иного времени, эпохи, сверкнувшей, как новое Солнце, и навсегда оборвавшейся. Всё, что составляло смысл его жизни, мертво или стало несущественным, мертвым заживо, как он сам со своими нищими друзьями, верными призракам прошлого. Такие больше не нужны. В них слишком много страсти, слишком много одержимости. Великая эпоха, которая была им по размеру, которую они, собственно, и сделали, внезапно стала далеким прошлым. Ни сданный в утиль Феро, ни нашедший себя в этой новой жизни его бывший товарищ по оружию и по ненависти д’Юбер еще не знают, что это была последняя великая эпоха в истории Франции.

    Любопытно, что недворянин Феро и аристократ д’Юбер воплощают в себе два типа менталитета, которые в их случае, согласно примитивной логике, следовало бы перетасовать иначе: Феро с его привязанностью к опасным забавам, с его самурайской верностью Императору — последний обломок феодализма; это к людям его склада когда-то обращали призыв: «Сеньоры, король призывает вас [на войну]». Д’Юбер на подобный призыв («Император призывает нас. Мы все принадлежим ему») может спокойно ответить: «Я всегда думал, что принадлежу самому себе». Это уже логика нового времени. И это фраза, близкая любому современному человеку, обладающему собственным достоинством.

    И все же есть некая горечь в этом пролегшем между этими двумя водоразделе. Феро — это Франция уничтоженная, Франция мужчин, любивших опасность и войну, смеявшихся над смертью, но становившихся крайне серьезными в вопросах чести; д’Юбер — Франция новая, еще не мещанская, еще не трусливая, еще бесконечно далекая от современного конфуза, подменившего собой некогда великую страну, — но это уже Франция более благоразумная, умеющая без крови отдирать от себя старые воспоминания, старые клятвы и старые волнения. Это Франция, обращенная к будущему, и в ней уже брезжит призрак той Франции, в которой, проиграв франко-прусскую войну, будут отплясывать канкан.

    Вины д’Юбера в этой метаморфозе нет ни на гран — он только человек, препочитающий смерти жизнь, ненависти — любовь. Человек, желающий счастья и заслуживший его, сумевший подстроиться под изменившееся время. Человек современного типа. Разве д’Юбер виноват, что нашему времени Бонасье понятны куда лучше, чем д’Артаньяны?

    Но между этими двумя, Феро и д’Юбером, оказывается, было гораздо больше общего, чем думали они сами. Ни тот, ни другой не смогли бы жить в стране победивших Бонасье, в сторону которой история уже сделала свой первый шажок. Д’Юберу еще предстоит почувствовать себя таким же обломком иных времен, каким стал раньше него нетерпеливый Феро. Однажды они сравняются в своей судьбе — но это останется за кадром.

    В кадре же — история, безупречно отделанная. Очень живые, выпуклые герои, в том числе второстепенные, появляющиеся на экране на пару минут (из персонажей второго плана особенно хорош тесть д’Юбера, на роль которого, кажется, был найден настоящий маркиз XVIII века, причем не англичанин, а француз (на самом деле это блестящий актер Алан Вебб), — дворянин, освоивший за годы Революции ремесло сапожника, к которому прикипел, обзаведясь даже профессиональной гордостью честного мастера: «Я никогда не задерживаю заказы»). Редкая визуальная красота: больше половины кадров можно ставить на паузу и получать изысканные картины — пейзажи, жанровые сцены, портреты. Замечательная музыка. И, разумеется, точность мельчайших деталей в показе эпохи (фирменный знак английского исторического кинематографа), позволившая современным британцам так убедительно оживить старую Францию, что она внезапно опаляет зрителя огнем своей великой юности и блеском своей далекой славы.

    История и судьбы отдельных людей сливаются в единый поток, в котором исторический фон лишь тонко оттеняет нелепую, завораживающую, странную историю ненависти двух повздоривших кавалеристов — и в результате получается фильм практически безупречный, который сначала кажется скучноватым, потом затягивает, а позже становится одним из любимых и наиболее пересматриваемых.

    10 из 10

    29 ноября 2012 | 22:59

    В своей дебютной работе Ридли Скотт повествует нам о необычной и длительной вражде двух кавалерийских офицеров Наполеоновских времён. Арману Д`Юберу было поручено передать незначительное послание о домашнем аресте Габриэлю Феро в салоне одной светской львицы, чьё присутствие придало посланию иной, оскорбительный для вспыльчивого Феро характер. Но вспыльчивость эта оказалась не обычной преходящей человеческой слабостью. Она скрестила шпаги между судьбами совершенно незнакомых людей, вынужденных по воле злого рока ещё не раз сойтись в жестоком поединке.

    Фильм представляет из себя набор вырванных из истории Франции начала девятнадцатого века кусков, которые, впрочем, совершенно лишены окраски военных или политических событий. Внимание уделяется исключительно встречам двух офицеров, происходившим как бы случайно в ходе военных компаний, но для нас выстроившихся в цельную историю. Поначалу пренебрежение исторической повседневностью жизни офицеров и почти всеми прочими отношениями между героями даже режет глаза. Голос рассказчика сообщает самый минимум сведений о происходящем, а режиссёр настойчиво продолжает строить лишь небольшие сюжетные зарисовки, чтобы хоть как-то наполнить фильм. Но постепенно смысл этого приёма становится понятен и вообще начинает казаться единственно верным для серьёзного рассказа о противостоянии двух дуэлянтов, без ненужных отступлений и излишеств. Ведётся он с явным намерением от лица Армана Д`Юбера, который является жертвой гипертрофированного чувства оскорблённой чести Феро и который вынужден вступать в смертельную схватку всякий раз, как попадётся тому на глаза. Годы пролетают, как минуты, меняется мода на причёски и одежду, лейтенанты становятся капитанами, а капитаны — генералами, политическая карта мира постепенно окрашивается в цвета французского флага, а вражда так и не утихает.

    Картина сменяющих друг друга незначительных событий постепенно превращается в нешуточную драму. И более всего поражает смертельная серьёзность и безумная одержимость Феро в желании убить своего заклятого врага. Уже, казалось бы, забыта первоначальная причина ссоры, но для кого-то дело чести — дело всей жизни. Можно усомниться, бывает ли такое в реальности, но, смотря фильм, никак не усомнишься в твёрдости намерений Феро. И злой рок, что свёл впервые двух дуэлянтов, не даёт им умереть ни на войне, ни на дуэли, чем бесконечно мучает Д`Юбера, пытающегося завести семью и жить мирной жизнью. Таким образом, мы неизбежно чувствуем, как шаг за шагом подходим к логическому завершению истории, которая должна закончиться победой или поражением одного или другого. И тут охватывает опасение, что конфликт может разрешиться банальным концом с примирением противников, но не менее напряжённо ожидаешь, что выживет всё-таки кто-то один. Но финал оказывается не самым предсказуемым, хотя и гармонично накладывающимся последним слоем всей сюжетной конструкции. Нам даже показывают великолепную панораму — ранее утро, холм, внизу блестит под первым солнцем река. Почти по Пушкину, но только утро скорее всего не зимнее. И неожиданная красота природы приносит некоторое облегчение и умиротворение.

    Общее впечатление от фильма — небольшое, размеренное и неглупое кино, не претендующее на зрелищность, а больше на одиночный просмотр как-нибудь тихим вечерком, оставляющее чувство завершённости и убедительности увиденного.

    8 из 10

    31 января 2015 | 20:24

    В общем неплохой дебют очень хорошого режисера. Что сразу кидается в глаза, и что хочеться отметить, так это удачное воспроизведение эпохи, детальная проработка деталей одежды, оружия, предметов быта. Очень понравился выбор мест для сьомок: раннее туманное утро перед дуэлью, ужасы русской зимы в 1812, последняя схватка в руинах какого-то замка. Есть запоминающиеся образы, скажем замерзший французский солдат с открытым ртом, покрытым инеем.

    Но. Я смотрел фильм непосредственно после прочтения рассказа Джозефа Конрада, и в связи с этим у меня несколько замечаний. Во-первых, книга намного динамичнее, от нее в самом деле невозможно оторваться, судьбы героев, гонимые каким-то роком, мчаться и ускоряются с какой-то бешеной скоростью, а в фильме все как-то слишком степенно, расслаблено между схватками, от этого фильм теряет в напряжении, которое чуствуеться в книге.

    Во-вторых, хотя экранизация очень даже близкая к тексту, однако есть существенное отличие в концовке, которое принципиально смещает акценты. В книге последняя дуэль состоялась до свадьбы д’Юбера, и именно она помогла ему наладить отношения со своей будущей супругой. Будучи человеком довольно робким, ему было трудно установить контакт со своей невестой, и именно случайно узнав о дуэли, Адель пробежала пешком несколько километров до дома д’Юбера и прорыдала там до самого его возвращения, что для нравов той эпохи было достаточно компроментирующе. Таким образом подчеркивалось, что несмотря на множество негатива от вражды с Феро, именно благодаря ей д’Юбер смог сблизиться с любимой женщиной.

    Ну и тот факт что после этого д’Юбер помогал Феро материально (инкогнито, разумеется) в фильме даже не отображен.

    Да и вообще, главные герои достаточно слабо прорисованы, не было например ни разу упомянуто что Феро был южанин (гасконец), а д’Юбер уроженец Северной Франции.

    Подводя итоги еще раз подчеркну что очень понравилась картинка, постановка сражений, все что касается передачи эпохи, актеры тоже неплохо справились (особенно Кейтель), но все же окончание сильно портит впечатление… Как будто теряется смысл, вот они враждовали 16 лет, и д’Юбер наконец смог отделаться от Феро, а по книге он благодаря этой вражде обрел любимую женщину, а Феро, как-никак благодаря д’Юберу имел хоть какие-то средства к существованию в посленаполионовской Франции.

    16 октября 2013 | 12:06

    Славный XIX век. Тогда понятие о чести и достоинстве было не то, что нынче. Ошибки, вроде косого взгляда, неверной интонации, неправильно подобранного слова было принято смывать кровью, на дуэли. Люди закалывали друг друга шпагами, а потом долго не могли понять, собственно, зачем кто-то лишился жизни? Два гусара наполеоновской армии, один — сдержанный и доброжелательный, другой — вспыльчивый и злобный, повздорив однажды по какому-то пустячному поводу, впоследствии выясняли отношения долгих шестнадцать лет. Чего только за это время не произошло, начались и кончились войны, успела вырасти и рухнуть Французская империя, и вроде бы сами герои дожили до седин и доросли до генералов, но честь есть честь, и из дуэли кто-то должен выйти победителем, а кто-то — проигравшим.

    Когда смотришь «Дуэлянтов» (1977), первую полнометражную картину Ридли Скотта, трудно поверить в то, что всего через два года автор этого фильма снимет одну из самых известных научно-фантастических лент. Настолько кажутся различными миры сделанных друг за другом картин. В «Чужом» (1979) будет далёкое будущее, таинственная планета, космический корабль, бороздящий просторы Вселенной, и мужественная героиня, вступающая в схватку с диковинным монстром. А что же в «Дуэлянтах»? Преданье старины глубокой, забытые идеалы, кипение страстей, нелепые, но такие красивые наряды, пышные усы, сабли, кони, свечи. И всё же «Дуэлянты» — это картина Ридли Скотта, и сделать её мог только он. При кажущейся на первый взгляд непохожести на остальное его творчество, уже здесь можно разглядеть и основные темы, затрагиваемые им в каждой работе, и элементы авторского почерка, уникального и выделяющего Скотта из других режиссёров.

    В «Дуэлянтах», так же как и в других лучших своих работах, в «Чужом», в «Тельме и Луизе» (1991), в «Гладиаторе» (2000), Ридли Скотт, рассказывая увлекательную историю, создаёт ёмкую метафору одного из фундаментальных законов мироздания. В основе сюжета картины лежит не просто спор двух сумасбродов, но конфликт несводимых друг к другу миров, противоположных систем ценностей, грубо говоря, добра и зла. Главный герой, обычный, вызывающий симпатию и доверие человек, играет которого Кит Кэррадайн, всячески пытается уйти от дуэли, всеми силами желает избежать противника, но это оказывается невозможным. Антагонист, исполненный Харви Кейтелем, который даже в гусарском мундире сохраняет притягательно-отталкивающую ауру нью-йоркского гангстера, воплощает собой некую зловещую силу, преследующую простого человека, куда бы тот ни шёл. Но, самое интересное, как тонко Ридли Скотт подмечает, что основным противником главного героя на самом деле является не какая-то внешняя сила, а он сам. Борьба, по сути, разворачивается внутри человека, и лишь преодолевая себя, он преодолевает преследующее его зло.

    Извечный конфликт Ридли Скотт делает не только остросюжетным зрелищем, но и облекает его в удивительно живописную форму. В ткань повествования тут и там вплетены то тихие натюрморты в духе Вермеера, то чарующие и величественные пейзажи, напоминающие о полотнах Фридриха и Тёрнера. Изысканность изобразительного ряда порой даже начинает казаться избыточной, но на самом деле вполне соответствует духу воссоздаваемой эпохи, с её имперской чрезмерностью и романтическим пафосом. Пожалуй, лишь в «Бегущем по лезвию» (1982) талант Скотта, как ярчайшего визуалиста проявился со схожей силой. В дальнейшем режиссёр будет втянут в пресловутую «погоню за кассой», и как-то само собой остросюжетность в его лентах вытеснит живописность, проза победит поэзию. «Дуэлянты» же останутся, пожалуй, самой авторской работой режиссёра.

    9 из 10

    3 декабря 2012 | 09:34

    Известный современному зрителю, прежде всего по обласканному критикой Гладиатору, британский режиссер Ридли Скотт, приложивший руку к созданию таких шедевров, как Чужой и Бегущий по лезвию бритвы, ступил на территорию большого кино уже вполне сформировавшимся автором. Его работы конца 70 — начала 80-х возвели молодого режиссера в ранг классиков мирового кинематографа, говорим Скотт — подразумеваем качество.

    Выполненная на высочайшем технологическом уровне дебютная картина Скотта Дуэлянты способна вызывать исключительно положительные эмоции, все от работы оператора, игры актеров и выбора мизансцен, ласкает слух и радует глаз. Яркая визуальная составляющая, характерная для ранних работ режиссера, действительно впечатляет и несмотря на довольно вялое повествование, фильм смотрится на одном дыхании.

    Сюжет повествует о многолетнем противостоянии двух офицеров французской армии, охочего до дуэлей Ферро и мечтающего о более размеренной спокойной жизни Дюбера. Поневоле главный герой оказывается во власти извращенного, хотя и довольно распространенного в то время понятия о чести. Противостояние начавшееся с подачи Ферро, и по началу тяготившее главного героя, всячески пытающегося избегать встреч со своим оппонентом, со временем набирает вес и несмотря на ощущение абсурдности затянувшегося спора, Дюбер выходит к барьеру для финальной схватки.

    В итоге мы получаем крепкий, по-голливудски скроенный приключенческий боевик способный скрасить ваш досуг и поднять настроение. Мастерская работа.

    9 из 10

    31 августа 2010 | 11:37

    После размышлений над впечатлениями от просмотра, ощущение складывается такое, будто бы дебютная режиссерская работа — фильм «Дуэлянты» — тот самый романтический концентрат, который и по сей день мастерски и под разными соусами разливается Ридли Скоттом для зрителей Голливуда…

    Фильм повествует о долгом противостоянии перед лицом смерти двух мужчин наполеоновской армии в их собственном понимании офицерской чести. Мужчин Той эпохи, мужчин «в форме». В форме офицеров той самой армии, внешние аппетиты которой покоряли и поражали всю и всех в Европе. Аппетиты, которые поражали и заражали сверхвозможностями внутренне всех, особенно людей в форме…

    Прекрасная натура и пейзажи для съемок. Великолепная игра актеров, позволяющая пронести через рваный по времени сюжет напряжение противостояния. Знакомая харизма Харви Кейтеля, доводящая это напряжение до предела в каждой дуэли…

    Не шедевр. Развязка и последняя сцена размышления героя Кейтеля делает фильм той классикой, которая заставляет зрителя размышлять о вечном внутреннем противостоянии долга и чувства собственного достоинства. Размышлять и делать выбор вместе с героями.

    Рекомендую к обязательному просмотру 23 февраля.

    10 из 10

    7 февраля 2012 | 12:39

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>