всё о любом фильме:

Дуэлянты

The Duellists
год
страна
слоган«Fencing is a science. Loving is a passion. Duelling is an obsession»
режиссерРидли Скотт
сценарийДжералд Воэн-Хьюз, Джозеф Конрад
продюсерДэвид Паттнэм, Айвор Пауэлл
операторФрэнк Тайди
композиторХовард Блейк
художникПитер Дж. Хэмптон, Брайан Грейвз, Том Рэнд
монтажПамела Пауэр
жанр драма, военный, ... слова
бюджет
$900 000
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время100 мин. / 01:40
Номинации (1):
К сожалению, двадцатый век лишил сильную половину человечества возможности выяснять отношения между собой в смертельных поединках. Но во времена военных кампаний Наполеона дуэли были традиционным способом для того, чтобы проставить все точки над «И».

Если противники не могли придти к полюбовному соглашению и не находили возможности помириться, проливалась кровь. Эта картина рассказывает о роковом и жестоком противостоянии двух офицеров французской кавалерии, которое возникло по нелепой случайности и длилось многие годы.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    Трейлер 02:55

    файл добавилvic1976

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 19 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Франция, 1880-й. Через год после прихода к власти Наполеона. Офицеру кавалерии, лейтенанту Юберу, приказом генерала предписано препроводить под домашний арест лейтенанта Феро, который накануне тяжело ранил на дуэли сына градоначальника. Для честолюбивого Феро, снискавшего в гусарском полку славу штатного дуэлянта и всякий раз «заводящегося с пол-оборота», дуэли с некоторых пор стали сродни чувству голода, которое постоянно нужно удовлетворять.

    Вот почему вместо того, чтобы подчиниться, Феро обвиняет Юбера в оскорблении и требует от него удовлетворения. Так из ничего, абсолютно на пустом месте берёт начало их многолетняя вражда, растянувшаяся в результате на долгих 15 лет. Регулярные переносы поединка между дуэлянтами обусловлены были двумя важными причинами, пренебрегать которыми не позволяла офицерская честь.

    Во-первых, бесконечными военными кампаниями Наполеона, во время которых дуэли запрещались. Во-вторых, присвоением очередного звания Юберу, в силу чего младший по званию Юбер уже не имел права вызывать его на дуэль. Но как только Феро догонял его в чине, Юбер тут же получал новый вызов. И порой это доходило до абсурда. Так однажды во избежание столкновения Юбера срочным порядком возвели в чин капитана…

    После низвержения Наполеона пришедшая к власти оппозиция намеревалась казнить самых ярых бонопартистов, к которым был причислен Феро, тут же попавший в «списки мясника». Но благородный, на тот момент уже генерал, Юбер не только не воспользовался представившимся случаем, чтобы избавиться наконец раз и навсегда от досаждавшего ему офицера, но, наоборот, из каких-то мазохистских побуждений спас своего вечного соперника от гильотины…

    Рассказ Джозефа Конрада, взятый за основу, дал возможность дебютанту Ридли Скотту живописать нравы наполеоновской армии, пережившей триумф, а затем и полный крах. Менялись правители, мода и границы государств, но неизменным оставались отношения двух непримиримых гусаров. И даже во время катастрофической русской кампании, перед лицом грозящей обоим смерти, вечные дуэлянты думали не о прощении и покаянии, а определялись с видом оружия для предстоящей драки.

    Уже в первом своём игровом фильме Скотту, ранее снимавшему лишь рекламные ролики, удалось обнажить сущность таких важных понятий как — рок, одержимость, парадоксы личности, неразрешимый конфликт… Впрочем, последнее всё-таки находит здесь своё разрешение…

    27 августа 2013 | 10:47

    Интересные аналогии у сэра Ридли Скотта и Квентина Тарантино. Оба режиссера имеют призы Каннского кинофестиваля. После дебюта оба умудрились снять фильмы, которые со временем вошли в сокровищницу не только американского, но и мирового кинематографа. С годами их стали называть живыми классиками, имеющих свой неповторимый стиль. Забавно, но в фильмах «Исход: Цари и боги» и «Бесславные ублюдки» одно из центральных мест занимали евреи. А почему всё так? Потому что это Харви Кейтель — символ дебютов маститых ныне режиссеров. Не стоит воспринимать чересчур серьезно эти параллели, поскольку лично для меня Харви Кейтель действительно видится неким судьбоносным знаком для дебютных картин вышеназванных постановщиков.

    Сценарий фильма «Дуэлянты» является адаптацией по мотивам рассказа Джозефа Конрада. С первоисточником не знаком, посему буду отталкиваться от работы Джералда Воэна-Хьюза. В нём очень хорошо сконструирован сеттинг. Действие — противостояние двух мужчин — происходит в прошлом времени, в XIX веке. Длится эта вражда аж целых 16 лет. География их встреч охватывает Страсбург, Аугсбург, Любер, Россию, Тур, Париж. Наконец, уровень конфликта — четко выраженный уровень исключительно личных разногласий. Смекаете?

    Смотреть фильм с таким сеттингом — сплошное удовольствие. Потому что история яркая и живая. Она дышит настолько четко, что первоначальный замысел предстает в весьма понятливой форме. Я не ощущал необходимости в том, чтобы задавать вопросы. Нескончаемая на протяжении 16 лет дуэль двух мужчин (за это время начинавшие со звания «лейтенант» и закончившие высшими чинами), стартовавшая из-за нелепой и глупой ситуации и охватившая несколько городов Французской империи. Ридли Скотт умело и мастерски представляет историю, поскольку её начало кажется обычным случаем, а конец — поражающим ощущением присутствия в отношениях двух мужчин злого рока. Пропорционально всё частым выходам личного конфликта на первый план отходит назад весь антураж, окружающий наших героев. Тут-то и стоит хвалить дебютанта-режиссера за его способность выдавать зрителям роскошные кадры пейзажей, но никак не в ущерб главной управляющей идее. Великолепная работа!

    Постоянно напоминавший мне Марка Хэмилла Кит Кэрредин воплотил на экране романтический образ примерного карьериста, который, чего уж скрывать, не может не нравиться женщинам. В противовес ему мы видим Габриеля Феро — напыщенного, уязвимого и довольно агрессивного лейтенанта, чуть что хватающегося за шпагу и не желающего уступать ни в чем (это можно заметить по тому, как он не отставал от Армана Дьюбера в званиях). Учитывая тот факт, что зрителям выдают больше подробностей о Дьюбере, он представляется воплощением добра, отваги и чести. Душой мы за него, в общем. Что касается Феро, он преподносится невозможным человеком, у которого, вероятно, имеется узкий круг обсуждаемых тем и отсутствуют мало-мальские любимые люди. Работа Кита Кэрредина и Харви Кейтеля тоже заслуживает лестных отзывов, пусть временами невозможно было смотреть на их косички или военные наряды без улыбки. Такая Франция была в XIX веке.

    Действительно, всем бы начинающим режиссерам такой дебют. Прелесть в том, чтобы это «бы» так и оставалось на своем месте. Хороших ремесленников полным-полно. А вот число особенных творцов должно все-таки ограничиваться. Почему некоторые становятся особенными? Потому что они своими дебютами знатно втаптывают «бы» в небытие и уже являют собой примеры для подражания. Сэр Ридли Скотт сколько угодно может снимать нелепые и непонятные фильмы, но его имя уже не замарать. Смотрите «Дуэлянтов» и наслаждайтесь.

    9 из 10

    8 января 2015 | 15:05

    Славный XIX век. Тогда понятие о чести и достоинстве было не то, что нынче. Ошибки, вроде косого взгляда, неверной интонации, неправильно подобранного слова было принято смывать кровью, на дуэли. Люди закалывали друг друга шпагами, а потом долго не могли понять, собственно, зачем кто-то лишился жизни? Два гусара наполеоновской армии, один — сдержанный и доброжелательный, другой — вспыльчивый и злобный, повздорив однажды по какому-то пустячному поводу, впоследствии выясняли отношения долгих шестнадцать лет. Чего только за это время не произошло, начались и кончились войны, успела вырасти и рухнуть Французская империя, и вроде бы сами герои дожили до седин и доросли до генералов, но честь есть честь, и из дуэли кто-то должен выйти победителем, а кто-то — проигравшим.

    Когда смотришь «Дуэлянтов» (1977), первую полнометражную картину Ридли Скотта, трудно поверить в то, что всего через два года автор этого фильма снимет одну из самых известных научно-фантастических лент. Настолько кажутся различными миры сделанных друг за другом картин. В «Чужом» (1979) будет далёкое будущее, таинственная планета, космический корабль, бороздящий просторы Вселенной, и мужественная героиня, вступающая в схватку с диковинным монстром. А что же в «Дуэлянтах»? Преданье старины глубокой, забытые идеалы, кипение страстей, нелепые, но такие красивые наряды, пышные усы, сабли, кони, свечи. И всё же «Дуэлянты» — это картина Ридли Скотта, и сделать её мог только он. При кажущейся на первый взгляд непохожести на остальное его творчество, уже здесь можно разглядеть и основные темы, затрагиваемые им в каждой работе, и элементы авторского почерка, уникального и выделяющего Скотта из других режиссёров.

    В «Дуэлянтах», так же как и в других лучших своих работах, в «Чужом», в «Тельме и Луизе» (1991), в «Гладиаторе» (2000), Ридли Скотт, рассказывая увлекательную историю, создаёт ёмкую метафору одного из фундаментальных законов мироздания. В основе сюжета картины лежит не просто спор двух сумасбродов, но конфликт несводимых друг к другу миров, противоположных систем ценностей, грубо говоря, добра и зла. Главный герой, обычный, вызывающий симпатию и доверие человек, играет которого Кит Кэррадайн, всячески пытается уйти от дуэли, всеми силами желает избежать противника, но это оказывается невозможным. Антагонист, исполненный Харви Кейтелем, который даже в гусарском мундире сохраняет притягательно-отталкивающую ауру нью-йоркского гангстера, воплощает собой некую зловещую силу, преследующую простого человека, куда бы тот ни шёл. Но, самое интересное, как тонко Ридли Скотт подмечает, что основным противником главного героя на самом деле является не какая-то внешняя сила, а он сам. Борьба, по сути, разворачивается внутри человека, и лишь преодолевая себя, он преодолевает преследующее его зло.

    Извечный конфликт Ридли Скотт делает не только остросюжетным зрелищем, но и облекает его в удивительно живописную форму. В ткань повествования тут и там вплетены то тихие натюрморты в духе Вермеера, то чарующие и величественные пейзажи, напоминающие о полотнах Фридриха и Тёрнера. Изысканность изобразительного ряда порой даже начинает казаться избыточной, но на самом деле вполне соответствует духу воссоздаваемой эпохи, с её имперской чрезмерностью и романтическим пафосом. Пожалуй, лишь в «Бегущем по лезвию» (1982) талант Скотта, как ярчайшего визуалиста проявился со схожей силой. В дальнейшем режиссёр будет втянут в пресловутую «погоню за кассой», и как-то само собой остросюжетность в его лентах вытеснит живописность, проза победит поэзию. «Дуэлянты» же останутся, пожалуй, самой авторской работой режиссёра.

    9 из 10

    3 декабря 2012 | 09:34

    Полная амбиций корсиканская голова, выросшая у постреволюционной Франции на месте незаживающей гильотинной раны, сразу устремила взор и армии к соседям в чуждые пределы. Среди бравой конно-усатой массы, отправившейся по приказу Наполеона завоевывать мир, оказались двое непримиримых врагов: лейтенант Габриэль Феро, неистовый бонапартист и пронзатель всех, кто имел наглость косо посмотреть в его сторону, и опять-таки лейтенант Арман Дюбер, обладатель аристократической родословной и расплывчатых политических взглядов. Родившаяся без явных на то причин ненависть заставляет Феро выкрутить ручку деструдо до предела и стать для Дюбера личным демоном-истребителем, бежать от которого тому мешает лишь «неописуемая и неопровержимая», по его собственному выражению, госпожа Честь. Скача друг за другом по европейским просторам и по ступеням табели о рангах, эти двое вновь и вновь встречаются на узких перекрестках мирозданья, схлестываясь в берсерковом дуэльном угаре до потери сил, скальпа и рассудка.

    Ридли Скотт вошел в большое кино изящной европейской походкой, подсмотренной у Стэнли Кубрика в «Барри Линдоне» и весьма неожиданной для прожженного коммерциализацией телерекламщика. Подражая своему бородатому кумиру и как бы даже слегка в пику ему, не сумевшему реализовать свои наполеоновские замыслы, Скотт выбрал для первого масштабного киноповествования основанный на реальных событиях рассказ Джозефа Конрада о временах первой французской империи. Из-за узких рамок дебютантского бюджета он вынужден был отказаться от батальных сцен (которые, как потом выяснилось, снимать очень даже умеет) и сосредоточить все действие на противостоянии неутомимой парочки гусар. Именно поэтому успех картины, принесшей британцу едва ли не главную награду всей его режиссерской жизни — пальмовую ветвь за лучший полнометражный старт, — во многом был обеспечен запоминающейся игрой центральных актеров. И в первую очередь Харви Кейтеля — носителя необъяснимой животной энергетики и любителя полицедействовать в знаковых пробах пера.

    Несмотря на практически полное отсутствие экранной эпичности, «Дуэлянты» смотрятся довольно бодро. Хорошая визуальная проработка кадра — как оператором, так и художником-постановщиком, — дополненная ненавязчивым аутентичным саундтреком, позволяет с интересом погрузиться на полтора часа в атмосферу цокающих копыт, звенящих сабель и щелкающих курков. Следуя кубриковским заветам, постановщик не побоялся натурных съемок, потому так убедительно выглядят уютная Франция, промозглая Германия, окоченевшая Россия… Финальная перестрелка даже разражается недюжинным саспенсом, чтобы в итоге припечатать зрителя глубокой художественной аллюзийностью. Однако именно здесь становится видно, что Скотту не хватает мастерства, дабы вывести нарратив на подлинно символичный уровень, как, например, это чуть позже сделал в своем «Балу» Этторе Скола. Грохот войн начала XIX века здесь вполне можно было заменить на отзвуки иных летописных баталий — и вряд ли бы фильм от этого что-то потерял (а быть может, даже и приобрел бы, памятуя о гениально смелом переложении Копполой другого конрадовского произведения на язык вьетнамского апокалипсиса).

    Конфликт ключевых персонажей у Скотта так и не перерастает уровень исторического анекдота. Фактически беспочвенная ярость Феро, пылающая вечным огнем сквозь всю эпоху императора-невысоклика, не получает сколь-нибудь внятного объяснения — кроме того что «должен остаться только один», — а потому и уверенной трактовки. По-видимому, режиссера и не особенно заботит придание этому противостоянию аллегорических оттенков — при том, что реальный прототип дуэлянта-агрессора был не самого высокого сословия, а потому вполне имел причины ненавидеть дворянина как олицетворение всей погрязшей в роялизме аристократии. Здесь же этот баламут лишь кричит о том, что Дюбер оскорбил его бонапартистские чувства, а сам кинодемиург ограничивает многозначительность красивым, но запоздалым экивоком в финале, визуализируя холст с Наполеоном на Святой Елене. В остальном же получается довольно незамысловатая история о том, что найти свою половинку можно не только в любви, но и в ненависти. Пренебрегая гарнизонными пассиями и здравым смыслом, чтобы лишний раз сцепиться в страстном смертельном танце, лихой дуэт являет нам нечто вроде вывернутой наизнанку «Горбатой горы», где один инстинкт заменен другим, не менее сильным и толкающим на не менее безрассудные поступки.

    «Дуэлянты» — не очень захватывающая и глубокая, но атмосферная и во многом красивая лента, основной ценностью которой в конечном итоге оказывается переход Ридли Скотта к широкоэкранному творчеству, в котором он уже через несколько лет обеспечит себе культовый статус. Замешанная на игре глазами и качественной сабельной хореографии, она вряд ли даст исчерпывающие знания об исторической эпохе или об истинной природе человеческих чувств, но в паре-тройке мест определенно заставит зрительское сердце забиться чаще, а зрительский разум — удивиться тому, с какой непритязательной душевностью мог когда-то творить один из самых противоречивых киностолпов современности.

    Dixi.

    17 декабря 2013 | 15:51

    По воле рока так случилось, иль это нрав у нас таков… Да, дело определённо именно в особенностях характера и фатум не имеет к этой истории никого отношения. Ведь исключительно благодаря вспыльчивости и невоздержанности лейтенанта Феро и чрезмерной воспитанности и принципиальности лейтенанта д’Юбера один случайный неловкий эпизод обернулся поединком длиной в пятнадцать лет. Узкие улочки Страсбурга сменяли заснеженные просторы негостеприимной России, место продажных женщин занимали юные очаровательные барышни из высшего общества, Наполеон отправился на Эльбу, Людовик XVIII — во дворец, мода наконец позволила отрезать дурацкие косички и надеть брюки вместо лосин, но одно оставалось неизменным. Д’Юбер всегда спиной чувствовал внимательный оценивающий взгляд своего противника, и это вечное присутствие безмолвного преследователя сводило с ума, заставляло забывать себя, оставляя лишь один стучащий в висках вопрос: «Почему?» Мир сузился до единственной, но, увы, недостижимой цели: положить конец мучительной многоактной дуэли, и неважно, придётся для этого умереть или убить самому.

    В своём первом полнометражном фильме Ридли Скотт чётко обозначает интересующую его проблему: пересечение двух множеств с разными свойствами, противостояние полярных на первый взгляд типов личности. Режиссёр будет изучать заявленную тему, ставя своих персонажей в различные условия, сталкивая человеческое с нечеловеческим, увлечённых безграничной властью правителей с разжалованными в рабы генералами, заигравшихся в героев юристов с безжалостными наркодилерами. Он заставит своих героев гнаться друг за другом, чтобы в финале они схлестнулись в зрелищной схватке, исходом которой, конечно, послужит победа условного добра над условным злом. Разумеется, условная победа. Концентрируясь на одном поступке, кардинально меняющем вектор движения персонажей, Скотт подробно выписывает психологические особенности таких разных на первый взгляд характеров, чтобы логическая цепочка причин и следствий привела к единственному возможному выводу и своеобразному единению двух противоположностей, которые не могут существовать друг без друга. И «Дуэлянты» являются лишь своеобразным пробным шаром, пущенным в плотные ряды кеглей. Страйк?

    Определённо, ведь драматическое противостояние двух офицеров французской армии на фоне безусловно ярких исторических событий на поверку оказывается не просто противоборством олицетворений чести и бесчестья. Отчаянный в попытках защитить свою репутацию д’Юбер, это воплощение молодого Эдмона Дантеса, ещё верящего в справедливость, сумел сохранить человеческое лицо почти до последнего. Почти, ведь сражаться ему пришлось с самим собой. Лейтенант, капитан, а потом и генерал Феро являл собой воплощение того, чем может стать человек, одержимый лишь одной жаждой, жаждой мести. Обидчиком мог бы стать любой, и исход схватки совершенно неважен, ведь смысл заключается в самом её существовании. Монте-Кристо, в которого превратился Дантес, так прочно сросся с однажды примеренной маской Немезиды, что забыл о том, кем был на самом деле, подчинившись придуманной им самим интерпретации давно канувших в Лету правил. Д’Юбер, послушно следовавший по заботливо протоптанной для него тропинке, почти дошёл до цели, однако искушение сохранить остатки своей ещё не до конца разрушенной жизни оказалось слишком сильным. Волки станут сытыми рядом с нетронутым стадом только если съедят пастуха, но для героя эта истина так и останется недоступной. Ранив одним только словом, он уйдёт в своё, как ему кажется, светлое будущее, раскрашенное зарёй цвета сладких апельсинов, оставив одиночество, скуку и высасывающую душу пустоту делать своё чёрное дело. Д’Юбер и Феро умерли, сами того не заметив, а из обломков того, что каждый из них называл честью, появилось нечто новое, уже не жертва, но ещё не палач, с рождения искалеченное ущербным пониманием гордости и достоинства.

    И глянет мгла из всех болот, из всех теснин, а мелкие морщинки вокруг безжизненных глаз одного из героев напомнят о потраченном впустую бесценном времени. Но камера не будет останавливаться надолго на этом кадре, и оператор предпочтёт сфокусироваться на передаче счастья мнимого победителя. Сосредоточившись на психологии одного персонажа и детективной составляющей сюжета, заставляющей гадать об истинной причине раздора дуэлянтов, Скотт слишком сгустил атмосферу и забыл о том, что второму герою тоже нужен воздух. Смещение акцентов и очевидная демонстрация авторских симпатий помешала полноценному раскрытию характера антагониста. В результате его история осталась лишь пунктирной линией на ярко раскрашенной карте жизни д’Юбера, а сам он превратился в страшный своей загадочностью призрак, материализующийся только в финале фильма, когда нужно торопиться довести зрителя до катарсиса, а на объяснения времени уже не остаётся. О генерале хотелось поплакать, пока он живой, но Скотт лишил зрителя этой возможности, акцентируя внимание на теплоте счастливых улыбок и свисте летящего с души камня. И в самом деле, ведь Франция снова стала монархией, а, как говорила одна известная фаворитка одного известного Людовика, после нас хоть потоп.

    17 декабря 2013 | 20:44

    В своей дебютной работе Ридли Скотт повествует нам о необычной и длительной вражде двух кавалерийских офицеров Наполеоновских времён. Арману Д`Юберу было поручено передать незначительное послание о домашнем аресте Габриэлю Феро в салоне одной светской львицы, чьё присутствие придало посланию иной, оскорбительный для вспыльчивого Феро характер. Но вспыльчивость эта оказалась не обычной преходящей человеческой слабостью. Она скрестила шпаги между судьбами совершенно незнакомых людей, вынужденных по воле злого рока ещё не раз сойтись в жестоком поединке.

    Фильм представляет из себя набор вырванных из истории Франции начала девятнадцатого века кусков, которые, впрочем, совершенно лишены окраски военных или политических событий. Внимание уделяется исключительно встречам двух офицеров, происходившим как бы случайно в ходе военных компаний, но для нас выстроившихся в цельную историю. Поначалу пренебрежение исторической повседневностью жизни офицеров и почти всеми прочими отношениями между героями даже режет глаза. Голос рассказчика сообщает самый минимум сведений о происходящем, а режиссёр настойчиво продолжает строить лишь небольшие сюжетные зарисовки, чтобы хоть как-то наполнить фильм. Но постепенно смысл этого приёма становится понятен и вообще начинает казаться единственно верным для серьёзного рассказа о противостоянии двух дуэлянтов, без ненужных отступлений и излишеств. Ведётся он с явным намерением от лица Армана Д`Юбера, который является жертвой гипертрофированного чувства оскорблённой чести Феро и который вынужден вступать в смертельную схватку всякий раз, как попадётся тому на глаза. Годы пролетают, как минуты, меняется мода на причёски и одежду, лейтенанты становятся капитанами, а капитаны — генералами, политическая карта мира постепенно окрашивается в цвета французского флага, а вражда так и не утихает.

    Картина сменяющих друг друга незначительных событий постепенно превращается в нешуточную драму. И более всего поражает смертельная серьёзность и безумная одержимость Феро в желании убить своего заклятого врага. Уже, казалось бы, забыта первоначальная причина ссоры, но для кого-то дело чести — дело всей жизни. Можно усомниться, бывает ли такое в реальности, но, смотря фильм, никак не усомнишься в твёрдости намерений Феро. И злой рок, что свёл впервые двух дуэлянтов, не даёт им умереть ни на войне, ни на дуэли, чем бесконечно мучает Д`Юбера, пытающегося завести семью и жить мирной жизнью. Таким образом, мы неизбежно чувствуем, как шаг за шагом подходим к логическому завершению истории, которая должна закончиться победой или поражением одного или другого. И тут охватывает опасение, что конфликт может разрешиться банальным концом с примирением противников, но не менее напряжённо ожидаешь, что выживет всё-таки кто-то один. Но финал оказывается не самым предсказуемым, хотя и гармонично накладывающимся последним слоем всей сюжетной конструкции. Нам даже показывают великолепную панораму — ранее утро, холм, внизу блестит под первым солнцем река. Почти по Пушкину, но только утро скорее всего не зимнее. И неожиданная красота природы приносит некоторое облегчение и умиротворение.

    Общее впечатление от фильма — небольшое, размеренное и неглупое кино, не претендующее на зрелищность, а больше на одиночный просмотр как-нибудь тихим вечерком, оставляющее чувство завершённости и убедительности увиденного.

    8 из 10

    31 января 2015 | 20:24

    «Дуэлянты» — фильм замечательный. Ридли Скотт на высоте. Несмотря на то, что сюжет фильма в общем спокоен и неспешен, когда дело доходит до боевых сцен, просто глаз нельзя оторвать. и дело не в приёмах фехтования, а в напряжённости боевых сцен, их эмоциональной наполненности, драматургии. Хотя боевые сцены недолги, а промежутки между ними заставляют зевать.

    Операторская работа характерно британская, напоминает фильм «Джен Эйр» (по общей цветовой гамме) и… программу канала ВВС «Top Gear», где для эффекта величественности любят зарисовывать небо красным или просто тёмным цветом, который сгущается кверху. Если не ошибаюсь, «Дуэлянты» был первым фильмом, в котором использовался такой эффект.

    9 из 10

    26 ноября 2008 | 21:11

    Два прекрасных мужа французской породы, гусарской службы, возраста среднего, славные любовью к напомаженным усикам, искусно завитым косичкам, туго обтягивающим попки штанишкам и аксельбантам, позолоченным не хуже, чем на парадном мундире Бори Моисеева, сталкиваются лбами в аристократическом салоне. Искра страсти, горячей и вечной, мгновенно вспыхивает между ними. Один тотчас тащит другого в свою уютную, жарко натопленную комнатку с разобранной взбито-обширной постелью, бормочет что-то невнятное и, не тратя времени попусту, предлагает прямо здесь скрестить шпаги. И вроде зритель понимает, что речь идет о банальной дуэли, но с другой стороны черт их знает, этих растленных французов, о каких шпагах здесь речь, благо и кружева, и томные перины как бы намекают, и уж не удивишься, если пламенный Кейтель заключит не менее пламенного Кэрредина тут же в комнатке в объятья и скрепит настоящую гусарскую дружбу жарким поцелуем: «Я люблю вас, корнет…».

    Дуэль, однако, состоялась, герои дрались нещадно на шпагах в саду, Харви атаковал Кита и спереди, и сзади, но был бит, как молодой щенок, изранен, и затаил в своих усиках-косичках обиду, ненависть, удивление и толику страстной томительной надежды встретиться со своим недругом снова. Кажется, это начало прекрасной мужской дружбы. А на дворе между тем начало девятнадцатого века, разгар наполеоновских войн, толпы мужчин в красивых военных костюмчиках гоняются на симпатичных лошадках друг за другом по разоренной Европе. В этой сумятице открывается множество оказий для нашей пары не раз еще обменяться яростными ударами и красиво попозировать в кадре на зеленой лужайке с рапирой в одной руке и розой в другой.

    Ясно, что молодой режиссер Ридли Скотт не хотел создавать гей-драму в стиле ампир. Скорее на пленку должна была лечь квинтэссенция многих сюжетов о двойнике, преследователе, Черном человеке, Сильвио из «Повестей Белкина» или Уильяме Уильсоне Эдгара По. История про странную вражду, выросшую из пустяка и затмившую глаза двум людям, про замкнутый порочный круг, выйти из которого одному мешает слепая беспричинная ненависть, другому понятия аристократической чести и приличий, вражду фигур почти символических — учтивого и размеренного северянина-аристократа и нервного, вспыльчивого южанина-разночинца. Однако рваный ритм, невнятная завязка и мотивации персонажей, сбивающийся хронометраж отдельных эпизодов скомкали фильм, обрушив сквозной сюжет, как карточный домик, составив, в итоге, историю про двух великосветских балбесов, страдающих ерундой то ли от безделья, то ли от недалекого ума, то ли из-за сладости отведанного запретного плода.

    И не важна изначальная задумка режиссера, все-равно на экране под всеми наслоениями старинной военной формы, садов и особняков можно разглядеть историю о двух влюбленных, сублимирующих табуированное в мачистском обществе наполеоновской эпохи чувство посредством нескончаемой череды поединков и ссор, скованных воедино щемящим влечением и отказывающихся ради своей потаенной страсти и от женщин, и от незамысловатых походных утех. Потративших жизнь на то, чтобы пробиться в очередной раз через моря и горы к своему недругу только, чтобы сказать, как сильно ты его ненавидишь и влепить пощечину. К вящей иронии финалом и развязкой двадцатилетней вражды служит женитьба одного из дуэлянтов, окончательное вето, знак перехода на гетеросексуальную сторону, своеобразный финиш, когда становятся бессмысленными редкие яростные встречи, после которых откидываешься в изнеможении не на подушки алькова, а на траву-мураву с пробитой, в очередной раз, заклятым возлюбленным, грудью.

    Что же, дебют Ридли Скотта оказался, как минимум, неординарным, снискав овации и призы множества европейских кинофестивалей, которые и поныне стабильно высоко оценивают различные гомосексуальные драмы. После «Дуэлянтов» режиссер не раз возвращался к исторической тематике, да и к своеобразным нестандартным сюжетным линиям — можно вспомнить, хотя бы, весьма специфические отношения императора Коммода со своим преданным генералом Максимусом. Кейтель с Кэрредином разлетелись, каждый в свои родные края и обрели, вернее утвердили, репутацию многогранных актеров. А нам достался спорный, скомканный, странный фильм в котором, как в калейдоскопе, каждый желающий может разглядеть, разгадать и выбрать свою трактовку, как и поступил ваш преданный слуга.

    16 декабря 2013 | 07:44

    История двух людей, намертво спаянных чувствами, далекими от дружеских, напоминает дуэльный этикет: с виду она безупречно бесстрастна. Она вполне может показаться скучной — где действие, черт побери? Но под обманчивой сдержанностью спокойного течения фильма живет неутихающее голодное пламя: ненависть. Она, не слабея, проходит через годы великих потрясений, оказываясь страстью более глубокой, чем радость побед и скорбь по миру, ушедшему под летейские воды.

    Вражда, начавшаяся с недоразумения, становится наваждением для Феро и проклятием для д’Юбера, но, кажется, мало-помалу и здравомыслящий д’Юбер втягивается в это опьяняющее, разрушающее безумие войны ради войны, боли ради боли, риска ради риска.

    Они равны. Оба — офицеры наполеоновской Великой Армии, не уступающие друг другу ни в храбрости, ни в степени владения воинскими искусствами, ни в чинах, которые получают почти одновременно. Разница лишь в том, что бешеный безумец Феро — однозначно «плохой», а человек спокойной смелости д’Юбер — безусловно, «хороший». Однако за время, что длится этот короткий, точный в каждой детали, ювелирно отточенный, полный внутреннего напряжения фильм, в этом раскладе что-то неуловимо меняется. Не отнимая симпатии у д’Юбера, зритель начинает все с большим интересом и уважением смотреть на его смертельного врага, казавшегося вначале чем-то вроде опасной докучливой собаки. Чем ближе к финалу, тем явственнее проступают в Феро черты трагического героя, и не случайно именно ему — уничтоженному, одинокому и потерявшему всё, безвозвратно утратившему не только молодость, но и время, для которого он был рожден, — ему, крупному плану его лица с упрямыми старомодными усами, доверено взять последнюю ноту в пьесе «Дуэлянты».

    Феро, всеми и вся объявленный де-факто живым мертвецом, одет в нелепые, оставшиеся от иной эпохи, бедняцкий сюртук и треуголку. От преданных полков остались двое нищих друзей — их старые сюртуки и треуголки точно такие, как у Феро, — об их недавнем блестящем прошлом помнит, наверное, уже лишь один д’Юбер. Феро стоит над не волнующим его идиллическим пейзажем, думая о том, что теперь уже все кончено — теперь уже навсегда.

    Феро — осколок иного времени, эпохи, сверкнувшей, как новое Солнце, и навсегда оборвавшейся. Всё, что составляло смысл его жизни, мертво или стало несущественным, мертвым заживо, как он сам со своими нищими друзьями, верными призракам прошлого. Такие больше не нужны. В них слишком много страсти, слишком много одержимости. Великая эпоха, которая была им по размеру, которую они, собственно, и сделали, внезапно стала далеким прошлым. Ни сданный в утиль Феро, ни нашедший себя в этой новой жизни его бывший товарищ по оружию и по ненависти д’Юбер еще не знают, что это была последняя великая эпоха в истории Франции.

    Любопытно, что недворянин Феро и аристократ д’Юбер воплощают в себе два типа менталитета, которые в их случае, согласно примитивной логике, следовало бы перетасовать иначе: Феро с его привязанностью к опасным забавам, с его самурайской верностью Императору — последний обломок феодализма; это к людям его склада когда-то обращали призыв: «Сеньоры, король призывает вас [на войну]». Д’Юбер на подобный призыв («Император призывает нас. Мы все принадлежим ему») может спокойно ответить: «Я всегда думал, что принадлежу самому себе». Это уже логика нового времени. И это фраза, близкая любому современному человеку, обладающему собственным достоинством.

    И все же есть некая горечь в этом пролегшем между этими двумя водоразделе. Феро — это Франция уничтоженная, Франция мужчин, любивших опасность и войну, смеявшихся над смертью, но становившихся крайне серьезными в вопросах чести; д’Юбер — Франция новая, еще не мещанская, еще не трусливая, еще бесконечно далекая от современного конфуза, подменившего собой некогда великую страну, — но это уже Франция более благоразумная, умеющая без крови отдирать от себя старые воспоминания, старые клятвы и старые волнения. Это Франция, обращенная к будущему, и в ней уже брезжит призрак той Франции, в которой, проиграв франко-прусскую войну, будут отплясывать канкан.

    Вины д’Юбера в этой метаморфозе нет ни на гран — он только человек, препочитающий смерти жизнь, ненависти — любовь. Человек, желающий счастья и заслуживший его, сумевший подстроиться под изменившееся время. Человек современного типа. Разве д’Юбер виноват, что нашему времени Бонасье понятны куда лучше, чем д’Артаньяны?

    Но между этими двумя, Феро и д’Юбером, оказывается, было гораздо больше общего, чем думали они сами. Ни тот, ни другой не смогли бы жить в стране победивших Бонасье, в сторону которой история уже сделала свой первый шажок. Д’Юберу еще предстоит почувствовать себя таким же обломком иных времен, каким стал раньше него нетерпеливый Феро. Однажды они сравняются в своей судьбе — но это останется за кадром.

    В кадре же — история, безупречно отделанная. Очень живые, выпуклые герои, в том числе второстепенные, появляющиеся на экране на пару минут (из персонажей второго плана особенно хорош тесть д’Юбера, на роль которого, кажется, был найден настоящий маркиз XVIII века, причем не англичанин, а француз (на самом деле это блестящий актер Алан Вебб), — дворянин, освоивший за годы Революции ремесло сапожника, к которому прикипел, обзаведясь даже профессиональной гордостью честного мастера: «Я никогда не задерживаю заказы»). Редкая визуальная красота: больше половины кадров можно ставить на паузу и получать изысканные картины — пейзажи, жанровые сцены, портреты. Замечательная музыка. И, разумеется, точность мельчайших деталей в показе эпохи (фирменный знак английского исторического кинематографа), позволившая современным британцам так убедительно оживить старую Францию, что она внезапно опаляет зрителя огнем своей великой юности и блеском своей далекой славы.

    История и судьбы отдельных людей сливаются в единый поток, в котором исторический фон лишь тонко оттеняет нелепую, завораживающую, странную историю ненависти двух повздоривших кавалеристов — и в результате получается фильм практически безупречный, который сначала кажется скучноватым, потом затягивает, а позже становится одним из любимых и наиболее пересматриваемых.

    10 из 10

    29 ноября 2012 | 22:59

    После размышлений над впечатлениями от просмотра, ощущение складывается такое, будто бы дебютная режиссерская работа — фильм «Дуэлянты» — тот самый романтический концентрат, который и по сей день мастерски и под разными соусами разливается Ридли Скоттом для зрителей Голливуда…

    Фильм повествует о долгом противостоянии перед лицом смерти двух мужчин наполеоновской армии в их собственном понимании офицерской чести. Мужчин Той эпохи, мужчин «в форме». В форме офицеров той самой армии, внешние аппетиты которой покоряли и поражали всю и всех в Европе. Аппетиты, которые поражали и заражали сверхвозможностями внутренне всех, особенно людей в форме…

    Прекрасная натура и пейзажи для съемок. Великолепная игра актеров, позволяющая пронести через рваный по времени сюжет напряжение противостояния. Знакомая харизма Харви Кейтеля, доводящая это напряжение до предела в каждой дуэли…

    Не шедевр. Развязка и последняя сцена размышления героя Кейтеля делает фильм той классикой, которая заставляет зрителя размышлять о вечном внутреннем противостоянии долга и чувства собственного достоинства. Размышлять и делать выбор вместе с героями.

    Рекомендую к обязательному просмотру 23 февраля.

    10 из 10

    7 февраля 2012 | 12:39

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...
    КиноПоиск в Каннах

    Новости


    Вуди Аллен поставит рекорд по числу фильмов, с которых стартует Каннский смотр. Уже в третий раз фестиваль откроется премьерным показом картины ветерана Голливуда. В 2016-м Лазурный Берег примет его мелодраму Cafe Society(...)
     
    все новости

    Интервью


    Для меня всегда было так: как только я уверен, что мой сценарий доступен для восприятия и достаточно прост, тогда есть надежда на то, что мы сможем получить удовольствие от работы. В случае с «Исходом» был важен поиск локаций, подходящих по бюджету и уместных для картины эпического масштаба. (...)
     
    все интервью

    Статьи


    25 мая научно-фантастическому триллеру Ридли Скотта «Чужой» исполняется 35 лет. КиноПоиск вспоминает, как снималась одна из важнейших работ жанра, чем вдохновлялся легендарный художник Ганс Рудольф Гигер при создании монстров и каким образом ленте помогли «Звездные войны» и несостоявшаяся постановка «Дюны» Алехандро Ходоровского(...)
     
    все статьи
    Кинокасса США $ Россия
    1.Angry Birds в киноAngry Birds38 155 177
    2.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War32 939 739
    3.Соседи. На тропе войны 2Neighbors 2: Sorority Rising21 760 405
    4.Славные парниThe Nice Guys11 203 270
    5.Книга джунглейThe Jungle Book10 944 350
    20.05 — 22.05подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse417 087 247
    2.Angry Birds в киноAngry Birds157 229 791
    3.Экипаж40 352 730
    4.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War39 340 516
    5.Любовь не по размеруUn homme à la hauteur9 142 052
    20.05 — 22.05подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 543 964102 969
    Деньги686 544 097 руб.10 608 672
    Цена билета269,87 руб.14,50
    20.05 — 22.05подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    100.…А в душе я танцуюInside I'm Dancing8.258
    101.Шерлок Холмс и доктор Ватсон: Кровавая надпись8.254
    102.Адвокат дьяволаThe Devil's Advocate8.250
    103.Общество мертвых поэтовDead Poets Society8.249
    104.Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Охота на тигра8.242
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    6.Бегущий по лезвию 2Untitled Blade Runner Project95.39%
    7.Призрак в доспехахGhost in the Shell95.30%
    8.Дом странных детей Мисс ПерегринMiss Peregrine's Home for Peculiar Children95.07%
    9.Девушка в поездеThe Girl on the Train94.98%
    10.Фантастические твари и где они обитаютFantastic Beasts and Where to Find Them94.88%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse85
    Физрук83
    Бэтмен против Супермена: На заре справедливостиBatman v Superman: Dawn of Justice616
    ВаркрафтWarcraft3
    Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War136
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ВаркрафтWarcraft9.078
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass
    Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse7.623
    Angry Birds в киноAngry Birds6.555
    Экипаж8.178
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Черепашки-ниндзя 2Teenage Mutant Ninja Turtles: Out of the Shadows02.06
    Иллюзия обмана 2Now You See Me 209.06
    Славные парниThe Nice Guys16.06
    Дочь БогаExposed16.06
    День независимости: ВозрождениеIndependence Day: Resurgence23.06
    премьеры