всё о любом фильме:

Ночной портье

Il portiere di notte
год
страна
слоган«The Most Controversial Picture of Our Time!»
режиссерЛилиана Кавани
сценарийЛилиана Кавани, Барбара Альберти, Амедео Пагани, ...
продюсерЭза Де Симоне, Роберт Гордон Эдвардс
операторАльфио Контини
композиторДаниэле Парис
художникНедо Аццини, Жан Мари Саймон, Пьеро Този, ...
монтажФранко Аркалли
жанр драма, ... слова
зрители
Италия  5.78 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время117 мин. / 01:57
1957 год. В венском отеле случайно встречаются бывший нацист и бывшая заключенная концлагеря. Пробудившиеся воспоминания как палача, так и жертвы разжигают между ними странное, противоестественное влечение, которое психоаналитик назвал бы садомазохизмом.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
67%
14 + 7 = 21
5.6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Первой отснятой сценой в картине была сцена, где Шарлотта Рэмплинг танцует с голой грудью.
    • Дирк Богард согласился сниматься при условии, что Кавани перепишет сценарий. В итоге, из первоначального варианта выкинули одну сюжетную линию и большую часть разговоров персонажей о политике. Кроме того, по ходу съемок Дирк Богард не раз сокращал реплики своего Макса. Это всегда приводило к жарким спорам с Лилианой Кавани.
    • Когда съемки подходили к концу, у продюсера Боба Эдвардса закончились деньги. Съемки пришлось приостановить, группа и актеры разъехались по домам. Судьба фильма висела на волоске. Финальную часть (натурные съемки в Вене) удалось доснять только спустя месяц.
    • Съемочная группа очень опасалась гнева жителей Вены, которые могли неоднозначно отреагировать на нацистскую форму Дирка Богарда. Но в итоге все страхи оказались напрасны. Когда Богард, как он вспоминал позже, «с тревогой и страхом» вышел на улицу в мундире со свастикой, толпа зевак… громко зааплодировала. А кто-то даже выкрикнул: «Heil!»
    • В Италии гонения на фильм прекратились только после вердикта Верховного суда в Милане: «Ночной портье» — это произведение искусства, и никто ни при каких обстоятельствах не имеет права накладывать на него запрет.
    • В Нью-Йорке премьеру фильма обставили в стиле садомазохистской оргии. На званом обеде столы накрыли черной виниловой пленкой, на стульях повесили цепи, зажгли черные свечи, разложили спички в обертках из искусственной кожи с изображением сапог и хлыстов.
    • еще 3 факта
    Трейлер 01:32

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Несмотря на то, что прошло несколько десятилетий после выхода этой итальянской (но англоязычной) картины на экран, она по-прежнему вызывает яростные споры и крайне противоречивые оценки. Неоднозначен и провокационен уже сам сюжет о вновь вспыхнувшей страсти в Вене в 1957 году между ночным портье, в прошлом — нацистским офицером, и бывшей узницей концлагеря. Разумеется, подобная тема должна была шокировать тех, кто прямолинейно и догматично воспринимает как искусство, так и реальность. И в фильме Лилианы Кавани, безусловно, есть элементы скандальности, эпатажа, чрезмерного заострения исходной ситуации, подчас повышенного внимания к садомазохистским комплексам. Но всякий, кто чересчур увлечён спором, не всегда точно в пылу словесных атак выбирает дипломатические выражения. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 93 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Совсем недавно решилась посмотреть фильм Лилианы Кавани «Ночной портье» — до этого не возникало такого желания, тем более, что я вкратце знала о чем он. Даже спустя почти 30 лет после премьеры это кино, по-прежнему, остается неоднозначным и чересчур эпатажным (таково мое личное мнение).

    Шарлотта Рэмплинг (исполнительница роли Лючии) — одна из любимых мною актрис. Видела несколько фильмов с ее участием и практически ни одна сыгранная ею роль не оставила меня равнодушной. Особенно нравится лента «Под песком» Франсуа Озона, где она великолепно играет в тандеме с Бруно Кремером. Рэмплинг — несомненно, талантливая актриса, которой как никому удаются очень сложные психологические роли. Собственно, фильм «Ночной портье» я захотела посмотреть исключительно из желания увидеть ее неподражаемую игру — и ничуть не жалею об этом.

    Не хочу вдаваться в подробности и пересказывать сюжет этой странной картины (по-моему, он сильно надуман), только отмечу, что в течение просмотра мнение о фильме Кавани в моей голове менялось несколько раз: от полного неприятия вначале до сочувствия двум главным героям в конце. Первое впечатление от увиденного — это не художественный фильм, а пособие для врачей-психиаторов. Думаю, старику Фрейду понравилось бы это кино! Но, все же, несмотря на скандальную историю страсти (а была ли любовь?) бывшего нациста и бывшей заключенной концлагеря, аплодирую Дирку Богарду и Шарлотте Рэмплинг за актерское мастерство, благодаря которому задумка режиссера была блестяще воплощена на экране. Многие современные триллеры и психологические драмы, по моему мнению, сильно уступают «Ночному портье» как в части закрученности сюжета, так и в части актерской игры, чем у меня зачастую не вызывают никаких эмоций.

    Конец фильма вполне предсказуем. Но даже после титров картина долго не дает покоя. Человеческая сущность — вещь непостижимая. И об этом снимут еще не один фильм.

    8 сентября 2010 | 22:45

    Это первый фильм, впечатлениями о котором захотелось поделиться в рецензии, о котором захотелось написать. Прошло несколько месяцев с тех пор, как я его посмотрела. Воспоминания уже сгладились, но остались приятными.

    «Ночной портье», на мой взгляд, типичный пример Стокгольмского синдрома, причем, в самом сильном его проявлении. «Жертва» влюбляется в «палача». По воле случая, бывший смотритель концлагеря встречается с бывшей же заключенной этого лагеря. Воспоминания разжигают в них противоестественную тягу к друг к другу. Герои пытаются жить прошлым, их любовь носит патологических характер… и поэтому финал мне кажется очень даже логичным.

    Фильм хорош с эстетической точки зрения, им можно любоваться как красивой вещью, рассматривать со всех сторон как произведение искусства. Он статичен как картина на выставке. Больше всего запомнилась сцена с танцем Шарлотты Рэмплинг, пронизанная какой-то притягательной силой. Недаром она вошла в сотню лучших сцен мирового кино.

    Любителям же экшена и динамики сразу рекомендую проходить мимо, вы заснете на первых же минутах.

    Лично мне не хватило этой динамики, с ней бы были все 10 баллов.

    Без нее

    7 из 10

    7 июня 2012 | 16:39

    Вопрос: что влечет за собой жестокость? Ответ: боль. В жестокости нет ничего, кроме жестокости — однозначно… Но человек — такое удивительное создание, что даже из насилия он способен извлечь любовь.

    Когда у чистой и наивной девочки наступает время любить, она может полюбить, кого угодно. Кто под руку подвернется… Хоть фашиста. Такова прекрасная и ужасная женская природа. Тем более если жизнь никого больше не предложила. Героиня, оказавшаяся в концлагере, невольно начинает любить своего ласкового палача… сначала из чувства самосохранения, пожалуй, далее — бессознательно, а затем — страстно. Известно, что первый сексуальный опыт является определяющим в жизни, неким клише. Клише для Лючии оказалось столь ярким, что случилась любовь на всю жизнь…

    А какие еще могут быть впечатления в фашистском логове? Только яркие, конечно… Макс же — пусть весьма странным образом, но он ведь спас Лючию от возможной гибели — на войне, как известно, все средства хороши… Сам того первоначально не желая, спас и полюбил девочку свою… Вот так: дважды два стало пять, получилось самое великое из всех чувств…. Из очень странных, непривычных ингридиентов — а вышла любовь… Именно любовь. Которую каждый из тех, кто считает себя нормальным, назовет патологической. И будет прав, конечно. Но какой эпитет и определение к любви ни приставь, а слово любовь останется определяющим…

    Смелое и честное кино. История, расказанная без приукрашательств. Кино без чистоплюйства. Как было — так и показали…

    Конец фильма поистине милосерден.

    1 июня 2011 | 18:17

    Тему любви между жертвой и палачом не эксплуатировал разве ленивый — сколько сюжетов об этом мы знаем? И совершенно жуткая «История О», и нетленное творчество господина Бегбедера, и что-то там из жизни проституток в элитном публичном доме, и много других романов и фильмов. Но, пожалуй, только Лилиана Кавани смогла очистить подобную историю от пошлой и эротической составляющей и явных отсылов к старику Фрейду, оставив в зоне внимания лишь небольшое пространство персонального инферно, куда добровольно вогнали себя герои.

    Словно перекочевавшие из «Гибели Богов» Висконти невыразимо прекрасная Шарлотта Рэмплинг и помятый жизнью Дирк Богард — классическая пара мазохистов. Она, будучи заключенной фашистского концлагеря, страдает физически, он, оказавшись бывшим нацистом, вынужденным скрываться от прошлого, но так и не сумев его забыть — испытывает душевные муки.

    Что перевесит чашу весов Макса — болезненная страсть к «моей маленькой девочке», не исчезнувшая после стольких лет небытия, или теоретическая возможность освободиться от своего прошлого, раскрыв душу своим «коллегам» по бурной молодости. Ради чего утонченная и прекрасная Лючия отказывается от блестящей жизни супруги богемного человека, добровольно запирая себя в новом, личном концлагере. Неужели ответ всему этому — любовь?

    Герои почти не общаются между собой, им достаточно воспоминаний. Общих воспоминаний, которые говорят больше, чем проникновенные речи, больше чем прикосновения и объятия. В фильме Кавани вообще нет ничего лишнего — ни одной детали, ни одной мелочи, ни одного слова. Точно отмеренные секунды существования каждого человека, причастного к этому действу. Словно капли, звонко падающие в клепсидре, и такие неизбежные — взгляды, неподвижность, позы, последние шаги.

    «Ночной портье» — шедевр. Редкий по своему содержанию и воплощению фильм, гениальный, благодаря игре актеров, не жесткий и не жестокий, но режущий нервы.

    Обидно только, что политкорректный «Миллионер из трущоб» в топ250 стоит на 21 месте, а «Портье» в этом списке нет вообще…

    10 из 10

    21 марта 2009 | 01:41

    Ругать «Ночного портье» — это значит вступить в конфликт с бОльшей частью женской аудитории, практически всеми гомосексуалистами, и другими группировками, проживающими на сексуальной обочине, то есть в сумме примерно тремя четвертями киноманов, а заодно заслужить репутацию ретрограда и жалкого мещанина, ничего не понимающего в искусстве.

    На самом деле, фильм прост, как три рубля. Это довольно обычная экранизация авторских эротических фантазий, в кинематографическом плане выросшая из одного эпизода «Гибели богов» Висконти. Однако то, что у действительно великого Висконти, который не мог не отдать дань своей сексуальной ориентации ни в одном из своих фильмов, составляло лишь малую толику его работы, в остальном обычно великолепной и безупречной, исчерпывает всю творческую сущность Лилианы Кавани от начала до конца. Эта милая дама просто перепутала свои гениталии с мировой катастрофой, случай достаточно типичный для артистической среды и вообще-то не слишком интересный, но пришедшийся как-то очень ко времени, а потому привлекший гораздо больше внимания, чем он заслуживал.

    Фильм появился в начале 70-х, в эпоху достаточно глупую, уже разродившуюся теми ошибками, последствия которых мы расхлебываем сейчас, и будем еще расхлебывать очень долго. Бога в общественном сознании не стало, и образовавшийся вакуум стали заполнять разными суррогатами. Самым популярным из них был секс, до того бывший лишь составной частью жизни, для кого-то более, а для кого-то менее важной, но никак не религией.

    Кавани, как гораздо раньше куда более талантливая и еще более глупая Лени Рифеншталь, была загипнотизирована нацистской атрибутикой, созданной, между прочим, все теми же представителями сексуальной обочины и вошедшей практически без изменений в садомазохистский комплекс. Для того, чтобы это понять, не надо быть ни садомазохистом, ни гомосексуалистом. Достаточно просто смотреть кино. Любое кино. Можно даже «Полицейскую академию». Вспомните хотя бы одежку, в которой там фигурируют товарищи из гей-клуба: это не более чем вариация на тему нацисткой униформы. Так что выбор Кавани понятен и очевиден.

    Именно этот якобы нацистский антураж и сделал «Ночного портье» самым скандальным фильмом своего времени. Если бы Кавани поместила свою фантазию, скажем, в древнеримские декорации, бомбой он бы не стал, а сейчас бы его прочно забыли. А так он ударил в болевые точки. Неполные тридцать лет, прошедшие между войной и появлением фильма — это ведь совсем мало. Тогда были живы люди, которые хорошо помнили, как это было на самом деле, и как мало концлагерь подходил для сексуальных экспериментов, пусть даже и садомазохистских. На практике все это было до ужаса асексуально. Страх смерти, настоящей, а не киношной, и голод вытесняли клубничные мысли не только из сознания, а даже из подсознания. Да и боль там была совсем не та, о которой мечтают мазохисты. Пытаясь придать достоверность своему бреду, то ли сама Кавани, то ли ее поклонники распространяли слухи о том, что она общалась с узницами концлагерей, которые получили там несказанное удовольствие, но ни одна из «узниц» в жизни так и не материализовалась, а сама Кавани всегда была склонна к мистификациям. Так, она отодвинула дату своего рождения с 1937 на 1933 год, чтобы добавить себе личного «военного» опыта.

    Кавани попыталась переплавить грязь в свет, историю болезни в историю великой непонятой любви, во имя которой ее садомазохистские Ромео и Джульетта должны погибнуть, смертью утверждая свое величие и свое превосходство, видимо, сексуальное, над этим жалким миром. И вот Богард надевает свою неотразимую форму, Рэмплинг смотрит вокруг своим назойливым взглядом, — и они идут навстречу пулям. Но и пули здесь не пули, и люди — не люди, а просто модели в грязноватой ролевой игре, не вызывающие ни сочувствия, ни уважения, ни даже желания понять.

    27 октября 2012 | 23:12

    Когда-то давно я читала воспоминания Лилианы Кавани, опубликованные в журнале «Искусство кино». И в них она рассказала такую историю. Во процессе работы над документальным фильмом о Третьем рейхе, она посетила Освенцим. И увидела там женщину с огромным букетом роз, который та бережно положила на землю возле одного из бывших лагерных бараков. Кавани подошла к ней, и они разговорились. Выяснилось, что женщина — бывшая узница Освенцима. Она приезжала в лагерь каждый год в один и тот же день, чтобы привезти цветы на место гибели своего любимого. Какого же было удивление Кавани, когда спустя какое-то время выяснилось, что эта женщина до сих пор испытывает такую любовь к своему бывшему тюремщику — офицеру СС. Он будто бы спас ее, пожертвовав собой, а сам погиб во время бомбежки.

    Так Кавани заполучила историю, которая потом стала основой для «Ночного портье». Кавани никогда не снимала простые фильмы, все какие-то изломанные, ненормальные, герои — все непростые с комплексами да извращениями. Это такой у Кавани авторский почерк. Кто знает, что это был бы за фильм, если бы не вмешался Богард. Не зря пишут, что «Ночной портье» — самый лучший фильм в творчестве знаменитой итальянки. Может, благодаря Богарду?

    Ведь рассказана был простая история, зачем ее нужно было наполнять всеми этими патологиями? Может быть, потому, что иначе бы создателей фильма точно обвинили в реабилитации нацизма? Так и так обвинили. А может, было неподходящее для таких откровений время — чтоб эсэсовец — да малость человечный. Все они звери и садисты… Когда несколько лет назад появилась «Черная книга» Верховена, вроде бы никто особо не возмущался, что главная героиня — еврейка — влюбляется в эсэсовца Мюнце, который вначале спасает ее, а потом она спасает его…

    Что ж, такие истории бывали в действительности, и даже в Освенциме (об одной такой, кстати, упоминается в документальном фильме BBC об этом лагере). А история, положенная в основу фильма «Франц+Полина», снятая по реальным событиям, которые описал в своей повести «Немой» Алесь Адамович? Да, таких случаев было не так уж много, но они были. Не все, работавшие в страшных карательных органах были садистами. Встречались люди нормальные и даже порядочные. Как исключение из правил. И фильмы, снятые на основе таких историй — никак не попытка обелить нацизм. Просто не надо обобщать и упрощать, товарищ Эренбург…

    Возвращаясь к фильму, хочу добавить — у Кавани получилось то, что получилось. И не подумайте, что я не люблю этот фильм, нет, мне он очень нравится, в него проваливаешься как в омут, а потом долго ходишь под впечатлением. И попал «Ночной портье» ко мне довольно причудливым образом. Я его очень долго искала, а потом он мне сам в руки свалился. В нашей компании устроили как-то конкурс самых странных подарков на День св. Валентина — и мне тогда подарили «Ночного портье» и «Горбатую гору».

    (Дирк Богард в эсэсовском мундире — вылитый гауптштурмфюрер Йозеф Менгеле. Даже выражение лица — та же легкая отрешенность и те же добрые, но сумасшедшие глаза.)

    10 из 10

    15 октября 2010 | 17:38

    Любовь для каждого человека своя, разная, индивидуальная. Любовь может принимать самые необычные формы и становится сродни болезни, телесной и духовной. Лючия его узнала, Макса, человека из прошлого, ужасного прошлого, в котором кровавым полотнищем развивалась свастика на фоне лагеря. Она его узнала и он ее вспомнил, и это стало началом странной любовной связи.

    Фильм «Ночной портье», снятый в 1973 году выдающейся итальянской кинематографисткой Лилианой Кавани, стал одним из самых больших скандалов мирового кино 70-х годов. Большинство зрителей и тогда, и сейчас склонны видеть в этой картине садомазохистскую историю любви, коей она отчасти и является, позволяя по-новому взглянуть на отношения Доминатрикса и Раба, палача и жертвы, воспылавших друг к другу любовной патологической болезнью. Однако фильм имеет и сильный антифашисткий подтекст, как и гораздо более шокирующее «Сало, или 120 дней Содома» Пазолини. Лилиана Кавани сняла более личностное и менее эпатажное кино, в котором сцены эротики и насилия сняты оператором Альфио Кантини эстетически сдержанно и даже красиво, в котором нацизм и его система изобличены через призму секса и подавления личности, в котором вся система власти показана как садомазохисткая услада.

    Шарлотта Рэмплинг в роли Лючии просто восхитительна, создав реалистичный и прочувствованный образ. Также великолепен и Дирк Богард, создавший яркий образ Макса. Весь фильм держится на блестящей актерской игре этого дуэта, в котором оба партнера равноценны.

    Особую атмосферу в фильме создают саундтреки Даниэле Париса и Фредерика Холландера, а также кантаты Моцарта, буквально обволакивающие фильм.

    Я реомендую эту эротическую драму всем поклонникам европейского авторского кино и, думаю, фильм Вас потрясет до глубины души.

    10 из 10

    3 января 2013 | 15:27

    Именно с момента, столь изощренно напоминающего библейскую притчу о танце «семи покрывал»*, режиссер Лилиана Кавани начинала съемки своего «Ночного портье». В этом эпизоде Лючия — пленница фашисткого концлагеря, — напевая нарочито легкомысленную песенку, взятую с задворков кабаре, танцует полуобнаженная перед группой эсэсовцев, посвящая свой танец лишь одному из них. Молчаливому офицеру с тяжелым взглядом, чье лицо, скованное презрением ко всему окружающему миру, теплеет и смягчается только когда он видит ее. Свою девочку. Бледную, измученную, едва держащуюся на ногах от голода и унижений. И эту девочку он не только терзает, но и любит — той самой страшной, необъяснимой любовью, что для многих будет хуже смерти. Любя, он целует ее раны, которые сам же нанес; любя и беззвучно смеясь от нахлынувшего восторга, он по окончании танца подарит своей Саломее отрубленную голову одного из узников, который посмел приставать к ней. Через годы этому молчаливому офицеру суждено ниспустится до роли привратника во второстепенном венском отеле, а его девочка станет красавицей-женой известного дирижера, любимца публики и фортуны. Но когда взгляды экс-жертвы и экс-палача вновь пересекутся по предложенной злым роком траектории в оживленном отельном вестибюле, станет понятно, что приставка «экс-» в данном случае явно лишняя.

    Лилиану Кавани можно было бы упрекнуть в стремлении ковать железо пока оно горячо — в год выхода «Ночного портье» еще слишком сильны были воспоминания о Гитлере и его арийских ценностях, еще слишком громко звучало отравляющее эхо фашизма, запертого во многих душах, как черная чума в помеченной меловым крестом гробнице. Но надо отдать должное режиссеру: никаких спекуляций на тему достоверности исторических фактов, никаких антисемитских кадров, — ничего этого «Ночной портье» не предлагает зрителю на своей мрачноватой, будто бы выцветшей кинопленке. Вместо этого Кавани сосредоточилась на демонстрации сложных и порой пугающих отношений между жертвой гитлеровского режима и его строгим блюстителем, отведя фашизму роль не первой скрипки, а фона, призванного подчеркнуть антагонизм двух персонажей — антагонизм всецело подразумеваемый, но так и не ставший действительностью.

    Несмотря на связь, кажущуюся противоестественной, та реакция, что, ядовито шипя и растворяя в себе все условности, вновь вскипает между Максом и Лючией, зовется именно любовью. Это тот сорт любви, что отнюдь не переливается радужным спектром, а заимствует свою цветовую гамму из палитры вечернего грозового неба. «Романтика?» — удивляется Макс на утверждение одной из отельных постоялиц — пожилой графини «с темною душой», — и тут же задумчиво отрицает: «Нет, это не романтика». Конечно же нет, Макс. Это ненасытность и отчаяние, которые увидишь в кадрах «Последнего танго в Париже» Бертолуччи. Это забота, носящая черты извращенно-отеческого отношения, которой пропитана набоковская «Лолита». Это сладостное исступление, рождающееся из причинения страданий телу и духу, что предлагает Маркиз де Сад со страниц своих книг. Тут нет места романтике. И это не отголоски «стокгольмского синдрома», которым господа психоаналитики готовы заклеймить любые отношения, возникающие в связке «жертва-преступник». В «Ночном портье» вместо банального садомазохизма демонстрируется чувство куда более глубокое и неискоренимое, выдержанное за долгие годы ожидания, как выдерживается добротное вино в припорошенной пылью бутылке, лежащей на полке темного погреба.

    Макс, почитающий немногословность за добродетель (если, конечно, не за усталость от всего остального мира), как-то скажет слова, определившие всю его оставшуюся жизнь: «Я нашел ее. Свою девочку. И я никому не позволю ее отнять». И глядя на его лицо в этот момент, на крепко сжатые в кулак пальцы, невольно поверишь, что сама судьба готова смириться с таким союзом. Судьба, может, и смирится. А как быть с товарищами по Третьему рейху? Формально Макс все еще значится в их числе — до того момента, пока его рука с вытянутой струной ладонью не взметнется вверх и голос не выкрикнет на прощание два слова, резкие, как удары рапирой, вселяющие кому ужас, а кому и благоговейный трепет: «Sieg Heil!» А после он снова вероломно уйдет к Лючии, готовый, не задумываясь, предать все свои утопические идеалы, предпочитая стыд забвению, а собственное счастье — слепому служению поблекшей харизме главного тирана XIX века. Уйдет к той самой бывшей пленнице концлагеря, чье признание в кабинете полиции может утянуть в водоворот трибунала всю компашку уцелевших фрицев. Допустить такого они не могут. Оставить в покое, поверив в любовь двоих, как им кажется, «заблудших овец» — тем более. Остается действовать. Сперва уговорами. Потом игрой в «кошки-мышки». Затем по принципу холодной войны — окружить, отрезав от внешнего мира, и терпеливо ждать, пока осажденная крепость не объявит капитуляцию. Не понимают они самого главного, веками свойственного человеческой природе: тот, кто так долго ждал и уже успел утратить надежду, не пойдет на уступки, выбрав пару недель новообретенного рая вместо всей дальнейшей жизни в одиночку. Именно это останется для служак СС понятием под грифом «terra incognita», и именно по этой причине они, в финале одержав победу, даже не осознают, что на самом деле их победа — пиррова.

    * имеется в виду библейское предание, согласно которому танец юной Саломеи на праздновании дня рождения Ирода Антипы очаровал его так, что он согласился выполнить любое её желание. Будучи научена своей матерью, Саломея потребовала убить пророка Иоанна Крестителя, и принести ей его голову на блюде.

    5 ноября 2013 | 19:09

    «Портье» был и остается по сей день жестокой, болезненной, но по-своему красивой историей любви, побеждающей смерть. Кто сказал, что любовь — это нежность, романтика, заоблачность и доброта? А почему она не может быть болью, кровью, насилием и испепеляющим влечением?

    Именно об этом и говорит в своей картине Лилиана Кавани. Главные герои вовсе не извращенцы, не больные и не сумасшедшие. Они не более безумны, чем любая страстно влюбленная пара. Просто великое чувство зародилась в них в нечеловеческих условиях, когда один был палачом, а другая — жертвой.

    Поначалу Макс действительно кажется своеобразным сексуальным маньяком, но на своем пути он встречает родственную душу, которая понимает его и принимает его именно таким. И если их тюремные отношения все равно можно трактовать как удовлетворение болезненной похоти Макса и беспомощного подчинения Лилии, то прошедшее время и случайная встреча в послевоенной Австрии безоговорочно подтверждают, что то чувство, ни что иное, как любовь.

    Невозможность жить друг без друга, боязнь потерять маленькое личное счастье, готовность пожертвовать всем ради любимого! Что же это, по-вашему, как не Высшее Чувство?

    Фильм получился сильным, умным и тяжелым. Картина смотрится очень непросто, но это не недостаток мастерства Кавани, а способ показать душевное состояние героев. Война давно окончена, но все равно остались «свои» и «чужие», поэтому окружающий мир никогда не примет эту странную, ужасную с моральной точки зрения любовь.

    Но герои все равно борются за свое счастье, зная, что они обречены, и до последнего вздоха остаются вместе. Поэтому «Ночной портье» — это фильм не о победе над фашизмом, не о половых извращениях, не о сексе и насилии. Это просто кино о самом главном в этой жизни.

    16 ноября 2006 | 10:50

    Фильм бы снят еще до моего рождения. И, честно сказать, я была поражена увиденным. Картина ни сколько не устарела. Отношения между людьми вечны. А вот какими они могут быть, это уже другой вопрос.

    Нацизм через судьбы двух людей, когда-то стоящих по разные стороны системы. Кем они стали теперь, смогли ли пережить и забыть прошлое…Поразила игра Ремплинг — настолько глубокая передача внутреннего мира просто завораживает. Дирк Богард убедителен на 100%. Отлично показана героями тонкая психология взаимоотношении на грани истерии.

    Что связывает людей, понимающих друг друга на уровне инстинктов? Что не могут даже заглушить годы? Что, все равно, рано или поздно всплывает из памяти? Любовь. Основная нить здесь — психология двух людей в различных обстоятельствах.

    В фильме столько оттенков чувств, что даже сразу не можешь осознать свое отношение к происходящему. Однозначно могу сказать одно, картина шедевральна.

    10 из 10

    14 июля 2009 | 20:16

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Кинокасса США $ Россия
    1.Тупой и еще тупее 2Dumb and Dumber To36 111 775
    2.Город героевBig Hero 634 662 707
    3.ИнтерстелларInterstellar28 307 626
    4.За кулисамиBeyond the Lights6 200 284
    5.ИсчезнувшаяGone Girl4 561 432
    14.11 — 16.11подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ИнтерстелларInterstellar275 234 928
    2.Уиджи: Доска ДьяволаOuija76 297 597
    3.Город героевBig Hero 660 307 547
    4.День дурака49 517 201
    5.С любовью, РозиLove, Rosie20 889 561
    13.11 — 16.11подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 192 299776 065
    Деньги573 686 868 руб.169 269 999
    Цена билета261,68 руб.11,39
    13.11 — 16.11подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    150.День суркаGroundhog Day8.182
    151.АладдинAladdin8.182
    152.Семь самураевShichinin no samurai8.182
    153.Умница Уилл ХантингGood Will Hunting8.181
    154.Мой сосед ТотороTonari no Totoro8.181
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    41.Терминатор: ГенезисTerminator: Genisys91.52%
    42.Как поймать монстраLost River91.49%
    43.Человек-муравейAnt-Man91.33%
    44.Лондонские поляLondon Fields91.31%
    45.Чудо-женщинаWonder Woman91.26%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IThe Hunger Games: Mockingjay - Part 132
    С любовью, РозиLove, Rosie12
    ИнтерстелларInterstellar274
    Черепашки-ниндзяTeenage Mutant Ninja Turtles105
    ЯростьFury80
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IThe Hunger Games: Mockingjay - Part 16.893
    ИнтерстелларInterstellar8.993
    Город героевBig Hero 68.327
    День дурака4.670
    Уиджи: Доска ДьяволаOuija4.685
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Несносные боссы 2Horrible Bosses 227.11
    Третья персонаThird Person27.11
    Джон УикJohn Wick04.12
    Хоббит: Битва пяти воинствThe Hobbit: The Battle of the Five Armies11.12
    Репортаж: Апокалипсис[REC] 4: Apocalipsis11.12
    премьеры