всё о любом фильме:

Связанные насмерть

Dead Ringers
год
страна
слоган«Два тела. Два разума. Одна душа»
режиссерДэвид Кроненберг
сценарийДэвид Кроненберг, Норман Снайдер, Бари Вуд, ...
продюсерМарк Бойман, Дэвид Кроненберг, Кэрол Баум, ...
операторПитер Сушицки
композиторГовард Шор
художникКэрол Спайэр, Джеймс МакЭтир, Денис Кроненберг, ...
монтажРональд Сандерс
жанр триллер, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  1.96 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время116 мин. / 01:56
Два тела. Два разума. Одна душа. Братья Мэнтл — абсолютно идентичные близнецы. Оба они врачи и работают вместе. Эллиот искусней Бева в деле соблазнения женщин и охотно «дарит» брату своих любовниц, которые и не подозревают о «подмене». Но когда их клинику посещает кинозвезда Клэр, застенчивый Бев влюбляется в нее первым. Клэр, сама того не ведая, начинает встречаться с обоими братьями. Смогут ли они «поделить» любимую женщину или, пытаясь найти утешение в наркотиках и алкоголе, погрузятся в пучину безумия?
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
83%
30 + 6 = 36
7.6
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 01:30

    файл добавилСайфер

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 7.0/10
    Один из известных режиссёров фильмов ужаса, канадец Дэвид Кроненберг, говорил, что в своей картине «Вылитые копии» (буквальные переводы названия «Намертво связанные» или «Связанные насмерть», которые распространены у нас, всё-таки неточны) хотел обойтись без кошмаров, ибо неописуемый страх должен содержаться в самой ситуации. За основу им был взят роман «Близнецы», который вышел ещё в 1977 году и косвенно напомнил реальную историю братьев-близнецов Стюарта и Сирила Маркус — врачей, покончивших с собой двумя годами ранее. Но по привычке постановщик добавил в этот сюжет несколько фантастических изобретений (на сей раз — из области гинекологии) и ввёл в эту ленту образ киноактрисы Клер Ниво, с которой по очереди занимаются любовью два близнеца-гинеколога — Беверли и Эллиот Мэнтл. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Фильм о двух братьях близнецах. Их повседневная жизнь рушится, под давлением осознания действительности. В таком простом сюжете весь фильм ловишь себя на мысли, почему всё рушится у обоих братьев и когда их жизнь так резко изменилась? Кроненберг вроде как даёт ответы на эти вопрос сюжетными линиями, но от чего-то не верится что всё так просто. Таким образом, сюжетная составляющая фильма просто не поспевает за её нравственной и философской составляющими.

    Тяжело определить жанр картины. С одной стороны драма, а с другой вроде и триллер, в итоге зритель окунается в Кроновскую реальность и с небывалым азартом ищет каждого из братьев в игре Джреми Айренса. Правда, Джереми играет настолько убедительно, что иногда отличие братьев просто на лицо.
    Весь фильм ждёшь фирменных кроновских штучек, и, казалось бы, что в ленте, где оба главных героя гинекологи -близнецы, ведущие достаточно своеобразную половую жизнь, просто не может не быть чего-нибудь эдакого, необычного, красивого, пугающего и опасного. Тут и появляются женщины-мутанты и революционные инструменты в области женской гинекологии, ужасающий сон и красные халаты в операционной. Но чувствуется какая-то неуверенность режиссёра, будто он боится или стесняется выставить все свои фантазии на показ.

    Весь фильм Кроненберг хочет быть правильным для зрителя. У него вроде как вырисовывается нормальная история, с предсказуемыми последствиями, но в итоге он не может отказать себе в удовольствии уйти ненадолго в свой мир и выплеснуть наболевшие визуальные образы. Порой кажется, что Крон снимает ту или иную сцену ради одного кадра, играется с камерой как мальчишка. Но опять же, Кроненберг получился несколько замкнутым в реализации тех или иных образов.

    Достоинство фильма в том, что он самодостаточен, режиссёр хотел понравиться всем и решил балансировать на разных гранях своего творчества. Это ему удалось, даже неискушенным зрителям фильм придется по вкусу.

    И хотя, морально-философская составляющая фильма проста и понятна, Джереми Айренс постарался над тем, чтобы каждый из его двух героев вышел как можно более прозрачным и внятным, в целом остаётся приятное ощущение после увиденного. Единственное, что не знаешь, как относится к героям, их вроде и жаль, а в принципе понимаешь, что весь фильм они упорно шли к общему концу, догоняя друг друга — своеобразный спринтерский бег в Ад Джереми Айренса, под руководством Дэвида Кроненберга.

    17 февраля 2008 | 22:31

    Жизнь это дар. Что бывает, когда этот дар делится на два? Самое страшное в жизни — это быть наполовину. Быть не до конца талантливым, чувствовать вполсилы, работать наполовину, любить… Что ж, когда дело касается любви, ты нужен ей целиком, половины она не терпит. Впрочем, фильм Кроненберга не о любви. Любовь здесь — только иллюстрация, только этап.

    Местами эта картина напоминала мне фильмы Ларса фон Триера, потому что в конце точно так же наступает шок и боль. Но боль фон Триера, все же, другая, она более тонкая, не сразу осознаваема, а Кроненберг уже в начальных титрах заявляет, что будет резать по живому.

    В середине фильма мне стало невыносимо скучно, и я готова была его выключить, но не могла оторваться от игры Джереми Айронса. Я не знаю, как можно было так математически точно разделить человека на два и сыграть каждого из них, заново складывая целое.

    Только досмотрев до конца я поняла, что правильно сделала, что не выключила. Это переживание надо было завершить. Зритель проходит испытание недоверием, испытание обыденностью, испытание отвращением — и все ради того, чтобы оставить героя, так и не нашедшего в себе сил понять, кто он. Героя почти мертвого, хуже, чем мертвого. Мертвого наполовину.

    Я сломалась на испытании отвращением. И перестала понимать, что происходит и зачем.

    Но не могу не сказать, что все увиденное произвело сильное впечатление.

    5 из 10

    музыке, впечатлению и Джереми Айронсу.

    14 февраля 2016 | 22:31

    «Связанные насмерть» — очень глубокий, чувственный фильм великого Дэвида Кроненберга. Каждый раз, смотря его фильмы, я ощущаю всю дрожь, которой он пропитан. Этот человек великолепно умеет передавать чувство страха, беспокойства за персонажа. Именно так должны снимать фильмы режиссеры, чтобы мы поверили в происходящее.

    Непосредственно переходя к фильму, могу сказать, что тема близнецов, их отношения к друг другу, чувства, все это показано настолько правдоподобно, что ты начинаешь задумываться о том, что было бы с тобой, если бы ты был на их месте. Джереми Айронс сыграл именно так как нужно было. Он показал двух людей в одном обличии, два разных характера.

    Есть фильмы, после которых ты начинаешь интересоваться актером, смотреть фильмы с его участием дальше, с этого фильма и началось мое знакомство с Джереми Айронсом.

    Заканчивая хочу сказать, что это один из самый лучших фильмов Кроненберга, лично на меня он произвел сильное впечатление.

    21 июля 2012 | 21:38

    В фильме» Связанные насмерть» продолжает развитие естественнонаучных вопросов. Он поднимает проблему близнецов, одну из важнейших в биологии. Естественно, они интересуют его с точки зрения психологии, причем, и каждый в отдельности, и их межличностные отношения. Братья Ментл, Беверли и Эллиот, — ученые, работающие в области гинекологии. Однажды, на приеме, братья обнаруживают у пациентки странную мутацию: у нее три шейки матки. По старой привычке, Эллиот соблазняет ее, а затем «передает» Беверли. Но этот случай особый — Беверли влюбляется в Клер, так ее зовут.

    Мы начинаем постигать, какие разные эти братья. «Беверли — тихоня, а ты — скотина», — говорит Эллиоту Клер. В начале, действительно, кажется, что Эллиот использует брата: тот делает научную работу, а ее результаты присваивает Элли — такое часто случается в научном мире. Но постепенно начинаешь понимать, что они так дополняют друг друга. Бев — типичный ученый, увлеченный наукой, а Элли — практичен; Бев — нервный и эмоциональный, а Элли — спокоен и рассудителен; Бев не очень любит общение, а Элли — публичный человек, который весьма красноречив. Понятно, что Бев просто не смог бы прожить без Элли, который продвигает и защищает его, а Элли не смог бы сделать карьеру без «мозгов» Бева. Виртуозная игра Джереми Айронса, которому удалось создать два, столь непохожих друг на друга, образа.
    Изучив научную деятельность близнецов и особенности их сексуального поведения, социальную значимость их друг для друга, Кроненберг исследует психофизическую зависимость близнецов. В фильме появляются те же мотивы, что и в «Мухе», только здесь его интересуют не превращения тела, а «мутации» человеческой психики, в частности сознания, под влиянием наркотических препаратов.

    Конец страшный и неожиданный.

    9 из 10

    23 июля 2009 | 01:18

    Их легко спутать — они идентичные близнецы. У них еще фамилия говорящая — Mantle (созвучно с Mental). Различить их можно так: Беверли — легко ранимый, чувствительный очкарик, а Эллиот — развязный и развратный (обоих играет субтильный британец Айронс). Оба с ранних лет были одержимы сексом, только Беверли — в теоретическом плане, а Эли — в практическом. Оба учились в Кембридже. Оба работают гинекологами. Оба запали на одну и ту же пациентку — кинозвезду с тремя матками (Бюжо). Оба сядут на иглу.

    Сразу после заманчивых титров с языческой дребеденью и солнечным Шором становится ясно, что «Dead Ringers» — одна из лучших картин в богатой фильмографии канадца-извращенца. Кроненберг, не изменяя себе, сначала исследует занимательную тему в юмористическом ключе, потом — в трагическом. То, что начнется как неторопливая, но уверенная разговорная драма, ловко обдурит, а когда отвлечешься — оглушительно ударит по затылку. От этой обманки во рту появляется какой-то садомазохистский привкус, а мозги лихорадочно переосмысливают последние два часа жизни. Кроненберг по-прежнему очарован Фрейдом (через двадцать лет он наконец-то воплотит мечту в реальность и снимет байопик про австрийского шарлатана), а эротизм, что весьма ново, воплощен не в чудовищных по своей натуралистичности сцен секса, а в редких полунамеках и экивоках ("Вас, наверное, легко различить может только тот, кто ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ХОРОШО ЗНАЕТ», — с придыханием говорит дива за обедом в ресторане). Никогда еще он не заходил так далеко в поисках красоты в уродливом — это, наверное, самый дистиллированный, самый искренний Кроненберг из всех. Столь же прекрасный, сколь разрушающий. «Правда ли, что среди врачей больше всего наркоманов?» Правда, детка. Правда.

    9 из

    19 июля 2012 | 23:20

    Элиот и Бев — сиамские близнецы. И пусть нас не удивляет, что у каждого из них свое тело. Они едины, как един разум. Они воплощают единство сознания.

    Хотя они разные. Один слабее, другой сильнее, видимо один родился раньше, как это обычно и бывает, но в данной семантике это не существенно.

    Они могут любить других людей, могут быть по-разному зависимы от наркотиков, но и это не суть.

    Они не могут быть в разлуке, все их существо должно слиться, оно стремится к этому. И лишь смерть одного смогла остановить эту карусель событий. Все. Их жизнь должная была перестать биться в их сердцах, для того, чтобы они могли быть свободны.

    Им двоим, в отличие от нас, не нужна жизнь как таковая. Они не зависят от прогноза погоды, от вкусного завтрака в постель. Это лишь иллюзия бытия. Они же искали истинное существование, существование вне тела, но с единым разумом.

    Операция, для которой подойдут даже вымышленные инструменты, предназначенные для женщин мутантов (может таковой они считают и свою мать), — чисто Кроненбергский прием. Наркотик в качестве обезболивающего, праздничный пирог с лимонадом и сентиментальные разговоры — не кажется ли нам, что все это просто аперитив, как рюмка водки перед ампутированием конечностей. Было бы глупо считать, что Кроненберг не смог обойти свою излюбленную тему с кровавыми кишками и взрывающей мозг нагой плотью. В «связанных насмерть» — это апофеоз существования близнецов, воплощение их истинного желания (хотя сами себе они не отдают в этом отчета).

    Может и работа гинеколога (человека, который работает с внутренними органами) была им дана для того, чтобы они доходчивее осознали все несовершенство человеческого тела, его уродство и непрактичность.

    Да, Кроненберг в этом произведении отошёл от телесного рассказа и перешел к «блужданию» по мозгу. Сложно сказать, что интереснее у него выходит. Это просто кино, о котором хочется говорить, всем и с высокого дворца в сюрреалистическом стиле.

    9 из 10

    12 июля 2013 | 13:48

    Имя Кроненберга ассоциируется с умными трэш-фильмами, а также с психологическими постановками. Как и большинство поклонников Кроненберга, я разделяю его творчество на два типа: изображение ужасов с элементами социальной критики и на психологические асоциальные отклонения. Этот фильм относится ко второму.

    Кроненберг сделал из простой истории о двух братьях-врачах психологическую драму. Здесь есть любимые наболевшие темы автора — жизнь и смерть, боязнь психического и физического саморазрушения. Всё это главные мысли, которые режиссёр старается направить на зрителя. Кроненберг не был бы Кроненбергом, если бы не показал шокирующие подробности. Скажу только, что их немного, но особо впечатлительным стоит прислушаться.

    Казалось бы показаны талантливые личности, и ничто не в состоянии помещать их счастью, но равновесие отношений нарушается, когда появляется женщина, которая влюбляет в себя Беверли. Беверли не желает делить сестру с братом, т. к. считает, что нашёл именно то, что принадлежит только ему. Более рассудительный Эллиот желает помочь брату, но также, даже быстрее, чем Беверли, погружается в пучину боли, отчаяния и наркотиков.

    Вердикт
    Что мне не понравилось, так это актриса, которая изображает женщину по имени Клер, являющуюся роковой для обоих братьев. На мой взгляд, помимо чего-то особенного, что заставило влюбиться одного из братьев, героиня должна и выглядеть более привлекательной. Считаю, что актриса — главный минус фильма. Плюсов тут много… Хороший, тонкий и глубокий сценарий, одна из лучших ролей Джереми Айронса, который смог изобразить братьев. Если актёр хороший, то пусть его будет больше, что и подарил нам Айронс. Смотря фильм, так и хочется помочь героям бросить роковую женщину, которая разрушает жизнь обоих. Фильм очень сильный и продуманный.

    8 из 10

    9 февраля 2009 | 19:45

    Абсолютно идентичные близнецы Беверли и Эллиот Мантле работают в гинекологической клинике. Эллиот, как более искусный и искушенный в сердечных делах, не упускает случая, чтобы соблазнить пациентку, а затем отдарить ее застенчивому Беверли, о чем обманутые дамы, как правило, не догадываются. Но когда их клинику посещает кинозвезда Клер Ниво, Беверли влюбляется в неё первым.

    Серьёзное увлечение одного Мантле всё сильнее распаляет интерес другого, который по привычке начинает делить с Клер постель по очереди с братом. Клер далеко не сразу осознает, что стала любовницей сразу двух мужчин. Постепенно братья всё глубже погружаются в пучину запретного. Подогреваемое наркотиками и алкоголем воображение начинает носить клинический, а с какого-то момента уже чисто параноидальный характер и приводит к откровенным издевательствам над пациентками.

    Близнецы в трактовке Дэвида Кроненберга, всегда питавшего интерес к жутковатым и патологическим историям («Бешеная», «Выводок», «Сканнеры» и, конечно, «Муха»), уподобляются сиамской паре — настолько существенно их взаимное влияние, зависимость и фатальная тяга друг к другу. Одно сознание, разделенное на два физических тела, рано или поздно должно было привести к психическим отклонениям. Название фильма можно перевести двояко — это не только «связанные намертво», но в то же время и «связанные смертью», поскольку именно смерть становится единственным выходом из тупиковой ситуации соперничества и непреодолимой зависимости братьев.

    Сюжет, позаимствованный из романа «Близнецы» (1977), рассказывавшего о реальных братьях Маркус, покончивших с собой в 1975-м году, предоставлял Кроненбергу возможность проявить свою оригинальную фантазию, в данном случае насытив историю необычными конструкциями и изобретениями из области гинекологической практики. Почти патологическая тяга режиссера к физиологическим проявлениям возымела чрезмерный эффект: некоторые зрительницы после просмотра фильма начинали испытывать фобию по отношению к специалистам по женским проблемам.

    Но если о дурном вкусе постановщика здесь и можно говорить, то только лишь с оговоркой, что он всё же не превалирует над профессионализмом. Фильм собрал массу регалий — 11 национальных канадских премий «Джени», приз лучшему актеру на фестивале фантастического кино в Порто, Гран-при фестиваля фантастических в Авориазе — и долгое время был самым премированным из всех творений Кроненберга.

    Джереми Айронс, приглашенный на двойную главную роль, не без опасений приступал к работе, боясь, что сомнительная идея может негативным образом отразиться на его карьере. Однако искушение сыграть сразу две роли внешне одинаковых, но всё-таки не абсолютно идентичных братьев, оказалось сильнее. Более того, через пять лет Айронс вновь рискнул поработать с канадским режиссёром, снявшись у него в «М. Баттерфляй».

    2 августа 2012 | 21:07

    Дэвид Кроненберг, как и другой Дэвид, тот что Линч, всегда в своём кинотворчестве был склонен к выразительной и до некоторой степени мучительной рефлексии собственного витального опыта, с неочевидным, порой излишне завуалированным чёрной вуалью фрейдизма, вуайеризмом фиксируя те или иные перипетии своей жизни, будто заново их проживая и фактически прожевывая в своём авторском кровавом колесе мутаций, как это было, к примеру, в «Выводке», в котором достопочтенный режиссёр в период развода с женой не без садистского удовольствия предпочел выставить всех женщин не в самом лучшем, мягко говоря, свете. Не меньшей глубоко личностной интонацией обладает и фильм Дэвида Кроненберга «Связанные насмерть» 1988 года, являющийся экранизацией бестселлера «Близнецы» американской писательницы Бари Вуд, датированном еще концом семидесятых годов и написанном ей в сотрудничестве с Джеком Гислендом. В этой картине, сюжет которой сводится к любовному треугольнику из братьев-близнецов и одной актрисы, Кроненберг через призму Мэнтлов в сущности сфрустрировал своё истинное отношение к кинематографу как таковому. Что раскованный Эллиот, что геморроидальный Беверли — это аверс и реверс одного человека, что находится по ту сторону камеры, и этот человек, с патологической увлеченностью творящий гомункулусов в своём сознании и сознании зрителей, обнажает самое себя, свою внутреннюю борьбу в миг, когда в ткань повествования врывается актриса Клэр. Её появление нарушает естественный ход вещей, запуская совершенно иной, новый, деструктивный и деконструктивный механизм реальности. Неспешный, монотонный, анемичный и коматозный нарратив, эта реальность авторского сна, взрывается сюрреалистическими вставками, стены обыденности рушатся и разлетаются на клочки синего бархата и красного шёлка, происходит тотальная корректировка привычной реальности. И в ней в авангард выдвигаются не братья Мэнтл, терзаемые любовью к одной и той же женщине, но сама женщина, актриса, которую в финале Кроненберг фактически низводит до монструозного состояния, выбрав в общем-то кинематографический путь не академиста, но эдакого экстремиста, анархиста и нигилиста от мира кино с откровенно куотермассовскими замашками; актёры для Кроненберга, как и человек вообще, лишь материал для исследований на молекулярном уровне, но чаще лишь как сырьё для экспериментов. Причём «Связанным насмерть» можно вменить некоторую атипичность режиссёрского подхода; борясь с академичностью тем и фабул, но полностью так и не выдавив из себя Хичкока, Кроненберг снял «Связанных насмерть» в духе большого стиля, расчетливо вплетая мотивы Буало и Нарсержака.

    Очистившись от сугубо кинематографической мысли, «Связанные насмерть» являются фильмом, в котором отношения между близнецами есть отражением двойничества и двойственности. Что если на самом деле брат один, а второй — лишь плод его больного воображения из-за невозможности к нормальному сексуальному опыту? Что если все вплоть до финала кошмарный сон, отторгающий личность девиантного доппельгангера? Причём грани между условно добрым Беверли и условно злым Эллиотом режиссером размыты до илистого состояния; Кроненберг не привлекает в качестве аргументов религиозную диалектику, не допуская в кадр ничего святого. Холодный и отстранённый, остраненный внутренне и лощенно ограненный снаружи, израненный трещинами рефлексии и сомнений, мир братьев Мэнтл есть тотальным отражением философской борьбы телесного, плотского, и духовного, платонического, тем примечательнее, что братья — гинекологи, исследователи и врачеватели женского естества. Авторское же восприятие двойственности скорее материалистично, чем метафизично; финальным актом и сопутствующими ритуальными сценами в духе бедняги Алистера Кроули Кроненберг парадоксально отвергает дух в сторону торжества плоти, руша дуализм по заветам Томаса Гоббса и натуралистичного монизма, в ленте обретающего яркую визуальную оболочку с кровавым мясом.

    Но в то же самое время «Связанные насмерть» это кино о невозможности познания мужчиной женщины. Привычный для режиссёра медицинский аспект в этой картине решен как эдакий сюрреалистический арт-дивертисмент, а не как зловещий богоборческий кошмар. Лишив своих героев белых халатов, по сути убрав как таковую чистоту, и обрядив в кроваво-красные с отливом балахоны, Кроненберг придаёт гинекологии чересчур символический оттенок познавания потаенного. Но при этом и от Эллиота, и от Беверли истинная тайна женщины ускользает, как и от самого режиссёра, напрочь отказавшегося от ранних представлений о Женском как дьяволическом в «Выводке» и «Бешеной». Триолистический психологический ребус, загаданный Кроненбергом, по идее решается или в постели, в духе Фрейда, или в Красной комнате операционной, в духе Линча. Но извращенную сексуальность Кроненберг скрадывает, а Красная комната становится дверью в подсознательное и бессознательное, где непостижимое знание вечного вопроса» Что хочет женщина» трещит по швам алогичностью и антропоморфностью. Разрывая кровоточащую пуповину собственной идентичности, ментальные братья, не сумев совладать и овладеть объектом вожделения, переступают грань дозволенного, сознательно взрастив в женщине монстра без единого следа какой бы то ни было человечности.

    27 августа 2015 | 17:12

    Перед нами явный пример тех фильмов, после которых зритель может ощутить в своих жилах острую ледяную кровь, что еще долго не будет поддаваться подогреву, будоража тело, заставляя его извиваться, как ту ядовитую змею, бьющуюся в конвульсиях во времена поиска добычи ради удовлетворения собственного чувства голода. Это то, что лучше всего получается у Дэвида Кроненберга, устраивающего со своим зрителем обычно некое подобие сеанса психотерапии, не поскупившись как средств, так и возможностей, а самое основное оружие, оно же и панацея, что у него есть — это картины.

    После тревожащего душу музыкального сопровождения Говарда Шора нашим взорам предстают два брата-близнеца в исполнении Джереми Айронса, которых визуально невозможно отличить друг от друга, сами же различия станут вырисовываться лишь спустя какое-то время тщательного анализа, что обнажит индивидуальные черты их характеров, способов поведения и т. д. Оба они являются известными в своем городе, а то и в стране профессионалами, которые занимаются лечением женского бесплодия, гинекологами, проводящими эксперименты, вводя в оборот прогрессивные средства, способные в той или иной степени помочь справиться с недугом.

    Братья, являясь близнецами, способны ощущать обоюдное состояние на самых максимальных расстояниях, принимая сигналы тревог где-то глубоко внутри себя. Кроненберг весь фильм посвящает изучению сущности близнецов, которая по своей сути может быть обозначена единой и нераздельной. «Dead Ringers» основывается на романе, выпущенном в 1977 году, и, опираясь на него, канадский режиссер, подвергает зрителя уязвимости быть вовлеченным в единую композицию из нагнетаемой атмосферной целостности, что из ординарной истории постепенно перетекает в щекочущий нервы алгоритм.

    Почувствовав, что твои собственные мысли выпрямились, словно гитарные струны, которые вот-вот и подвергнутся игре, представляется возможным пытаться все переваривать, наблюдая, какими именно взаимозависимыми являются Эллиот и Беверли. Этот родственный союз поддержки и понимания, берущий свое начало из самого детства, способен разрушиться, потянув за собой все основание, и из-за какого-то единого внешнего фактора, будь то даже наркотические средства, что захватив одного, будут, словно трясина засасывать и другого, вынуждая, пока это еще представляется возможным принять какие-то спасительные меры.

    Помимо внушительной щепетильности, кроненберговской стилизации и ранящей атмосферы, фильм «Связанные насмерть» запоминается, конечно же, исполнителем двух основных ролей — Джереми Айронсом, чью работу можно назвать более чем просто отлично исполненной, она выверенная, заставляющая только восторгаться. Да и всеми своими механизмами картина Кроненберга оставляет не просто след, а вмятину в мозгах зрителя, вынуждая обрабатывать увиденную историю и весь усвоенный поток информации.

    18 июля 2012 | 23:51

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>