всё о любом фильме:

Чунгкингский экспресс

Chung Hing sam lam
год
страна
слоган«If my memory of her has an expiration date, let it be 10,000 years...»
режиссерВонг Кар-Вай
сценарийВонг Кар-Вай
продюсерИ-кань Чан, Джеффри Лау, Джессика Чан Пуи-ва
операторКристофер Дойл, Вэй Кеунг Лау
композиторФрэнки Чан, Майкл Галассо, Роел А. Гарсия
художникУильям Чан, Вэй Минг Яу
монтажУильям Чан, Кит-Вай Кай, Чи-Лын Квон
жанр драма, мелодрама, комедия, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время102 мин. / 01:42
Фабулу фильма составляют внешне не связанные, строго параллельные новеллы. Полицейский N 223 переживает разлуку с любимой. Работа прикидывается судьбой и сводит его с бывшей связной наркотраффика — сексапильной, хоть и фальшивой, блондинкой, вынужденной спасаться от недовольных партнеров по бизнесу. Еще один полицейский N 633 по удивительному совпадению также переживает вынужденное одиночество. Ему невдомек, что миловидная, хотя и немного странная официантка ночного фастфуда давно строит планы на его счет. Обманным путем она завладевает дубликатом ключей от его квартиры и регулярно туда наведывается. Полицейский замечает изменения в обстановке, но недоумевает по поводу их происхождения…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Героя Такеши Канеширо зовут Хэ Чжиу или Полицейский N 223. В «Падших ангелах» (1995) — следующем фильме Вонга Кар-Вая, одну из ролей также сыграл Такеши Канеширо. Его персонажа также зовут Хэ Чжиу и скрываясь от полицейских, он говорит, что в тюрьме у него порядковый номер был 223.
    • Квартиру полицейского N663 снимали в квартире оператора Кристофера Дойла.
    • Квентин Тарантино, особо чутко реагирующий на все самобытное, в 1995-м специально под прокат в Америке организовал свою собственную дистрибьюторскую фирму для продвижения фильма в США.
    • Героиню Бриджит Лин, загадочной женщины в белом парике, Вонг Кар-Вай моделировал по образам Греты Гарбо и Джины Роулендс в фильме Джона Кассаветиса «Глория» (1980).
    • Актер Такеши Канеширо говорит в фильме на четырех языках: закадровое повествование его герой ведет на мандаринском, ряд фраз он произносит на кантонском с сильным акцентом, со своей бывшей подружкой общается на японском, а к загадочной героине Бриджит Лин однажды обращается на английском.
    • По замыслу режиссера в фильме должно было быть три истории. Позже третья, неиспользованная часть вошла в фильм «Падшие ангелы» (1995).
    • Над «Чунгкинским экспрессом» Вонг Кар-Вай работал одновременно со своим многобюджетным историческим проектом «Прах времен» (1994). Точнее, работал над ним в перерывах между съемками — на сценарий, постановку, монтаж и пост-продакшн «…экспресса» ушло всего 23 дня. Эту ленту Кар-Вай взялся снимать, чтобы сразу разобраться с подписанным контрактом на два фильма. Позже он назовет «…экспресс» фильмом, «похожим на роад-муви» — каждую новую сцену он придумывал и записывал по ночам, а утром уже снимал ее.
    • Диск, который дарит в конце полицейский, является альбомом «The Best of Francoise Hardy», издававшимся в Японии.
    • еще 5 фактов
    Трейлер (США) 01:32

    файл добавилWarmLand

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Две истории любви. Двое полицейских, покинутых своими любимыми женщинами. Два объекта страсти: первый — наркодилерша, попавшая в серьезные проблемы из-за исчезновения индийцев, которым поручено перевезти большую партию кокаина; второй — странноватая работница забегаловки, ненарочно завладевшая ключами от квартиры своего объекта обожания, и решившая проникнуть в эту квартиру, чтобы медленно, но уверенно изменить его жизнь к лучшему.

    Между этими двумя новеллами нет ничего общего. Эти две новеллы крепко связаны в единое неразрывное целое. Полицейский номер 223 в течении месяца скупает банки с ненавистными ему консервированными ананасами, чтобы в свой день рождения 1 мая за раз съесть содержимое всех 30 банок и таким образом вылечить рану, нанесенную ему расставанием с девушкой Мэй. Однажды он столкнется с женщиной в парике блондинке, убегающей от погони, и скажет: «Доли миллиметров разделяли нас в самый интимный момент, который был между нами. Но через 67 часов я влюбился в эту женщину».

    Эта женщина не живет в мире грез: она наркодиллер и хладнокровный убийца, и отличается особой предусмотрительностью, надевая одновременно плащ и не забывая про солнечные очки, ведь «разве можно сказать наперед, когда пойдет дождь, а когда будет светить солнце?» Но она появится в жизни полицейского 223, навсегда излечив его и изменив его жизнь.

    Полицейский 223 будет часто наведываться в забегаловку «Midnight Express» ("Полуночный экспресс»), где он и столкнется однажды с новой работницей Фэй и скажет: «Доли миллиметров разделяли нас в самый интимный момент, который был между нами. Я ничего не знал о ней. А через шесть часов она влюбилась в другого мужчину». Таким красивым образом первая новелла уступит свое место второй, в которой появится полицейский номер 663, страдающий после того, как его покинула девушка-стюардесса, оставив работникам забегаловки ему на прощание письмо со словами, что его место на ее рейсе аннулировано, и с ключом от квартиры.

    Мужчина не сразу захочет забрать и прочитать письмо, а пока это письмо прочтут все работники забегаловки, среди которых будет и чудная Фэй. Она постоянно слушает песню «California Dreaming» The Mamas and The Papas и, заметив, что полицейский все равно не обращает на нее никакого внимания, она станет тайно наведываться к нему в квартиру, чтобы медленно, но уверенно изменить его жизнь к лучшему.

    Это четвертый фильм моего любимого режиссера Вонга Кар Вая, и именно «Чунгкингский экспресс» принес ему мировую славу и пристальное внимание со стороны критиков. Кар Вай снял этот фильм за 23 дня и, по его собственным словам, каждую новую сцену он писал ночью или непосредственно утром перед ее съемками. Работа над его историческим «Прахом времени» находилась в перерыве, и, чтобы времени зря не терять, режиссер взялся за съемки «Чунгкингского экспресса». Вообще, название образовано от «Чунгкингских зданий», известных дурной репутацией наркопритона и местом, которое особо облюбовано индийскими, пакистанскими и непальскими эмигрантами, и от забегаловки «Полуночный экспресс», с которой особенно тесно связано происходящее во второй новелле.

    Изначально было задумано, что «Чунгкингский экспресс» будет состоять из трех частей, но в последствии третья часть легла в основу другого фильма Кар Вая «Падшие ангелы». Конечно, Кар Вая не было бы, если бы не его сотрудничество с талантливейшим и в некоторой степени гениальным оператором Кристофером Дойлом. Именно симбиоз этих двух людей и создал неповторимый стиль, который сделал Кар Вая признанным мастером и одним из самых важных лиц в истории кинематографа.

    Неоновый свет, очарование маленьких забегаловок, любование женской красотой, слова, наделенные не столько смыслом, сколько чудесно умеющие вырисовывать ясные и четкие характеристики героев, смех и слезы, как в жизни, так и в этом фильме, всегда находящиеся рядом. Это Кар Вай, это «Чунгкингский экспресс», это то, что называется настоящим кино.

    9,3 из 10

    16 апреля 2011 | 16:31

    Когда смотришь прославленную ленту именитого режиссера впервые, всегда есть риск стать подражателем чужого мнения, начать воспевать творение или же напротив, хотя и вслед за большинством, осуждать, но сводя рассуждения к уже покоренным глубинам. Как этого избежать? Особенно если фильм не тронул?

    Ответ у каждого свой. И не в последнюю очередь все сводится к интуиции. Так вот, интуитивно: лучше никого не слушать и читать поменьше отзывов перед просмотром. Этот фильм очень простой, он красив своей простотой грациозностью и минимализмом. И много людей его посмотрело. Многие откликнулись или просто попытались проанализировать то, что увидели. А когда и без того нехитрую вещь начинают разбирать на составляющие и отыскивать тонкости и неприметные грани, попутно громко заявляя о своих исследованиях, получается, что новичкам искать уже нечего.

    Именно таким вот новичком, которому разжевали все с самого начала, я себя и ощущаю. Настроение фильма меня не охватило (хотя схожие по духу «Мои черничные ночи» полюбились сердечно), сюжет не увлек (он достаточно рваный, плюс со мной случилась забавная штука, прямо как с героиней известного анекдота, китаянкой — я только под конец научилась различать узкоглазые лица двух главных героев-мужчин — улыбочка), хотя в нём есть забавные моменты. И смысл — кроме того, что лежит на поверхности — не окрыляет. Конечно, это укор не фильму, да и вообще не укор, просто констатация факта.

    Но смотрится фильм вовлеченно. Это чуждая нам повседневность в стране с иным жизненным укладом — и одновременно близкое бытие просто потому, что все мы люди, хотим, чтобы нас любили, хотим любить, желаем радоваться и ощущать тепло вокруг и в сердце. А творчество, изюминка и маленькие странности — только добавляют «вкусности» в и без того занятную жизнь.

    26 марта 2013 | 23:21

    «Я не мог удержаться от слёз, когда его смотрел, и не потому, что фильм такой печальный, просто я был невероятно счастлив, что могу так любить его».
    Квентин Тарантино о «Чунгкингском экспрессе»


    Самое интересное то, что Квентин не ограничился только слезами безграничного счастья при просмотре и восхищенными отзывами в адрес Кар Вай Вонга. Именно он и занялся продвижением фильма в США и предрешил его судьбу в американском прокате. И хотя на сборах это, конечно, мало отразилось, но в Голливуде о Кар Вае заговорили, а его «Чунгкингский экспресс» разлетелся по всему миру. И это понятно, ведь перед нами просто безумная по красоте и динамичности изящная романтическая зарисовка, картина, лишенная недостатков и потрясающая в своем исполнении.

    События развиваются в современном Гонконге, где несколько совершенно разных людей знакомятся, влюбляются, расстаются, страдают, попадают в неприятные или нелепые истории и снова влюбляются. Два незнакомых друг другу молодых полицейских посещают время от времени одну и ту же забегаловку и оба страдают от ушедшей любви с «истекшим сроком годности». Один к незнакомке по имени Мэй, с которой он был неразлучен пять лет, другой к сексуальной стюардессе, которая «улетела» навстречу новым приключениям. Один коллекционирует консервы с ананасами, пока в его жизнь не врывается странная наркодилерша с большими проблемами и пушкой в маленькой дамской сумочке, никогда не снимающая солнцезащитных очков. Другой разговаривает с игрушками, в то время, как в него влюблена работница того самого кафе, девушка, склонная к фантазиям, громко слушающая «California Dream».

    И, хотя, любимчик Кар Вай Вонга актер Тони Люн Чу Вай после «Чунгкингского экспресса» еще не проснулся мировой знаменитостью, это, пожалуй, одна из его самых искренних ролей, стоящая наравне разве, что с «Любовным настроением» того же Кар Вая. Позже будет и знаменитый оригинал «Отступников» — «Двойная рокировка», и победитель Каннского фестиваля «Вожделение» Энга Ли, и красочные «Герой», да «Битвы у красных скал». Однако, тех очаровательных влюбленных глаз, которые он нам продемонстрировал в «Чунгкингском экспрессе» мы больше не увидим. По крайней мере, пока, не увидели. Хотя, может я это зря, ведь «Счастливы вместе» я еще не видела.

    После просмотра данного кино в очередной раз убеждаешься, что ранний Кар Вай Вонг — потрясающий и удивительный режиссер, растерявший в Голливуде свою уникальность. «Мои черничные ночи» могут понравиться лишь тем, кто не смотрел более ранних его работ. По сравнению с «Чунгкинским экспрессом», «Любовным настроением» и даже более слабым «2046», предложенные нам американские «черничные пироги» — это откровенная голливудская фальшивка. Спрашивается, зачем? Ведь все его китайские картины горячо любимы по всему миру и, например, жюри Каннского кинофестиваля его ранние работы вниманием никогда не обделяло. При всем моем уважении к Джуду Лоу, Рейчел Вайс и Натали Портман, требую обратно Тони Люна, Мэгги Чун и Бриджит Лин, а вместо черничных пирогов, надеюсь снова увидеть лапшу и консервы.

    В общем, смотрите «Чунгкингский экспресс». Это великолепное кино. Кино с харизмой.

    26 июля 2009 | 00:38

    «Кастрюлька утюга варит рыб»

    Русскоязычная вывеска в приграничном Китае.


    Все начинается с модного в своей синюшной контрастности мелькания кадров — заслоумоушенная биомасса затягивает тебя в безвоздушную пучину голосов и лиц, но не спеши млеть, дорогой зритель: то не картинное отражение ничтожности одной человеческой единицы в смазанной круговерти цикличности бытия. Это лишь издержки перенаселения на восточном краю одного очень большого материка, инфа 146%. Алло, алло! Кто говорит? Мэй, Минг? В тех землях нет понятия «изменил», есть понятие «перепутал». В этой связи и не смекнешь толком, то ли кое-кто заигрался в арт-хаус, перемешав сюжетные линии, запараллелив мотивы поступков и разжижив характеры персонажей, разделив их по большей части на безвольных и безумных, то ли просто все косоглазые на одно лицо и легко взаимозаменяются. Кажется, истина где-то посередине.

    Русский мужик, когда напьется, звонит бывшим. Внутренний мир азиата, видать, устроен иначе. Он звонит всем бабам подряд, когда нажрется просроченных ананасов. Любовь — чувство всеобъемлющее, необъятное, а у героя нашего, если вы понимаете, уж очень узкий взгляд на проблему. В том, чтобы искать имя любимой на банке консервов, нет ничего предосудительного — ровно до того момента, пока весь мир, вся жизнь и вся любовь не оказываются запаянными внутри нее и не начинают размеренно портиться и праздно вонять. Сие могло бы стать прелестной метафорой для лирического пинк-снот-муви, но Кар-Вай не ищет легких путей и избегает логических последовательностей. Потому печальколикий ананасоед-полицейский виляет хвостом едва ли не на первую встречную самку, попадающуюся на пути. Главное — найти этому объяснение повесомее, мол, ананасы — вот это они всё, вот в них провидение. Что же до второго героя, так о нем вообще ничего конкретного не скажешь, кроме того, что он тоже блюститель порядка. Падкий то на стюардесс, то на официанток. Попеременно. Уловили нить? Если да, можете смело лететь в Гонконг.

    Но обратимся к нашим дамам-обольстительницам, сбивающим с пути истинного. Первую половину фильма мы наблюдаем феминоподобное существо в вычурном парике, плаще и темных очках, которое творит преступный беспредел, стреляя на поражение и фаршируя плюшевых медведиков презиками с белым порошком (смерть в игле, игла в яйце, яйцо… пренебречь, Вонг Кар-Вай вряд ли знаком с русским народным фольклором, а жаль). Вторую половину фильма мы любуемся на тэпэшечку с шизоидными шарами, предающуюся актам взбалмошного квартирного фаллосопинания: она скармливает игрушечный аэробус прифонаревшим рыбкам, крушит посуду, троллит по телефону своего прилавочного Чунгкингского босса («ресторан Гань-вань-чи! Не говнючий, а Гань-вань-чи!»), поедает лапшу (нельзя просто так взять и снять в Гонконге кино, где никто не жрет лапшу), носится вперед-назад, размахивает руками, балуется с таблеточками и делает еще много-много других очень важных для развития сюжета действий. Вот они какие, музы Вонга Кар-Вая! Одухотворенные натуры, роковые женщины, сонм низкорослых Лаур в пантеоне каждого гонконгского Петрарки. Как тут устоишь.

    За томными минорно-пафосными монологами, будто переписанными из классических нуаров, намеренно исковерканными и затертыми праздным софитным блуром сценарного градиента — не то гимн феминизму, не то смех над подкаблучничеством, не то песнь о любви, утонувшая в орущих нагромождениях псевдохудожественного мусора, как облезлая елка под горой мишуры. История взаимоотношений безликих, дробных, поролоновых персонажей, наделенных карикатурными комплексами и закидонами, таит в себе копеечную фабулу об амурной неразборчивости и полигамных слабостях хомо, прости господи, сапиенсов, которая несвежей была еще во времена японской оккупации Гонконга. Подскоки и наплывы поддатой камеры, эпилептичные склейки, болезненно вуайеристские ракурсы и пухнущие от ощущения собственной неуместности беседы — все это липнет на глаза, лицо и извилины, более всего напоминая дурно пахнущий результат стонущего самоудовлетворения того великого и ужасного, которого окрестили гением азиатского кино после выхода на экран «Чунгкингского экспресса». Воспели, разрешив и впредь извергаться любовными настроениями с привкусом скисшей черники.

    Прошла любовь, завяли ананасы. В итоге-то без вариантов: всё рано или поздно сводится к тому, что ты сидишь и разговариваешь с бутылкой (как альтернатива — с кусочком мыла, но это для особых ценителей). Потому что если у любви есть срок годности, а ручки тянутся к фруктикам посвежее, — то никакая это на хрен не любовь. Как подсказывает статистика, флиртовать с официантками — вообще моветон и к тому же сказочная глупость, которая редко доводит до добра. Вот только не гоже тратить полтора часа личного времени, чтобы прийти к этой мысли, анон.

    Рецензия посвящается вам, друзья. Вы уверяли: «Все просто, но красиво». Вы парировали: «Так легла монетка». В общем, как говаривал Эрик наш Картман, screw you, guys, I’m going home.

    22 декабря 2013 | 22:14

    Начнем с того, что я пересмотрел все фильмы Вонга Кар Вая. Разве это есть гениальность, господа Кинолюбители? Давайте смотреть на окружающие нас вещи честно и справедливо, незачем выставлять себя глупыми людьми. В чем же его гениальность? Я долго думал над эти вопросом, просматривая шедевры данного месье, и пришел к выводу: никакой гениальности просто нет. Да есть какой-никакой талант, интересные планы, но не более. Я разочарован Кар Ваем. Я разочарован его фильмами. Вы думаете, наверное, что я мыслю как человек совковой эпохи, может быть, может быть, но давайте не будем вешать ярлыки шедевральности на то, в чем её попросту нет. Это глупо, Господа. Гениальность — это фрески Рафаэля, это «Идиот» Достоевского, это «Судьба человека» Михаила Шолохова, блестяще экранизированного Сергеем Бондарчуком. Можно перечислять и перечислять, но увы — это не про Вонга Кар Вая. Я это понимаю и принимаю, и считаю Это есть правда, но это моя позиция.

    Из всех фильмов Кар Вая я решил высказаться о данном творении. Нет я не стану утверждать, что «Чунгкингский экспресс» это есть хорошо или это есть плохо. Этот фильм про одиночество (что прослеживается во всех фильмах мастера) и про надежду, как бы банально это ни звучало. Просмотр «Чунгкингского экспресса», его настроение, безысходное одиночество, совпало с тем, что творилось у меня на душе в тот период, я как бы был на одной волне с героем фильма, которого играет Такэси Канэсиро, поглощающего консервированные ананасы, хотя нет, герой, которого играет Канэсиро в «Падших ангелах» более передает атмосферу моего одиночества в данный отрезок моей жизни. Кстати Канэсиро толковый парень. За это мне и дорого данное творение. А гонконгские улочки с их толкотней и безумным движением не могут не влюбить в себя. Я побываю в Гонконге. Обязательно.

    Что в итоге: Вонг Кар Вай — режиссер «одиночества», в этом ему нет равных, передать это настроением фильма — талант. Но я не стану пересматривать его фильмы никогда более, думаю вы сами поймете почему…

    6 из 10

    в унисон настроению

    26 июля 2010 | 22:19

    Безмерно восхищаюсь этим фильмом. Он об безысходном одиночестве, о стремлении человека быть рядом с кем-то, о желании любви. Всё теряет ценность когда человек одинок. Всё обретает смысл, когда кто-то большой или маленькой частичкой себя живёт твоей жизнью. Любовь в фильме «Чунгкингский экспресс» прекрасна в своей трогательной простоте и искренности. В героях фильма нет воплощения индивидуальности, характера, в них — выразительность чувств. Безумно люблю этот фильм за то, что он даёт надежду на то, что любовь всегда рядом.

    10 из 10

    1 ноября 2010 | 01:20

    Кар Вай — певец и мудрец настроений. Их сбыточность, осуществимость, осознанность — не его дело. Он ловец легкого и незаконченного. Творец ощущений, которым трудно подобрать названия. Полушепот, намек, набросок, эскиз, плывущий неуловимым отражением по глади. Сон, не до конца, да и без особого начала без всякого спроса привидевшийся. Слезы печали, счастье любви, тихие и спешащие, как время или вода, пугающие и манящие скоротечностью своею, непрочностью, ускользающей красотой.

    Да, лирика. Но говорить по-другому о Кар Вае и «Экспрессе» было бы безнадежным натягом.

    Когда я посмотрела «Чунгкингский экспресс» в первый раз (середина девяностых), была до трепета удивлена вторжением в жизнь знакомого незнакомого. Знакомое незнакомое — то, что ты интуитивно ждешь, ищешь и даже находишь в себе, но не можешь подобрать названия и до конца оценить, осмыслить сам. Кар Вай показал мне меня до изнанки, содрал корочку, прошел с фонариком в душу и натыкал в нее с десяток сладко ноющих заноз. Я поняла, чего в жизни боюсь и что согласна любить до конца, что не отдам никому, а что выброшу, как только найду в себе силы признать существование срока годности. Или несуществование…

    Две истории. Первая с Такеши Канеширо, где он полицейский N 663. Одна его любовь потеряна, испорчена, как банка с ананасами, просрочена, как детская мечта. Другая — на одну ночь, чтобы просто снять туфли с ее уставших ног, ни разу не заглянуть в глаза, надежно спрятанные за солнечными очками, да посидеть рядом со спящей в иллюзии, что одиночество пополам. Но разве ж оно делится?!

    Вторая история Тони Люна — полицейского N 633. Он брошен, забыт, а, возможно, и предан. Вне любви. Глаза не ищут и не видят, что любим снова. А Мэй, та, которая ходила в его одинокий, плачущий дом с рыбками и самолетиком как в свой… она могла любить только в игре, в сочиненной истории (задолго до Амели!), в обособленности и замкнутости, в нерешительности и страхе. Она вторгалась в его мир шалящим призраком-ребенком. Шептала о себе неприметными мелочами. Ждала что заметит, кутаясь в тайное, скрытое. Мечтала не говоря ничего сказать все.

    А потом, как заповедано, тайна кончилась. И сквозь дрожание намеков и подсказок он заметил, позвал… Так зачем же ей было лететь в Калифорнию? Неужели банальная проверка его отношения? Или себя?

    Возможно, настроение любить, простая жажда чудес закончились, а любовь еще не началась… И тут понадобилась пауза разлуки — как долгий вздох с целью набрать побольше воздуха в легкие чувств. Необходимая передышка перед чем-то более ответственным, щедрым, взрослым, настоящим, над чем не властны ни игры, ни тайны, ни мечты о Калифорнии, ни жалкое оправдание всех, кто не смеет, — «срок годности». У любви его нет.

    7 мая 2014 | 11:01

    Я не виноват, но мне всё нравится у Кар Вая. Когда к произведению искусства хочется возвращаться, когда после последнего кадра понимаешь, что еще сто раз с радостью пересмотришь эту картину, и на последних словах героев будешь испытывать те же чувства — то это поистине произведение поистине искусства.

    Это надо видеть. Видеть, наслаждаясь всеми этими мелочами, золотыми рыбками, самолетами в небе и из окон, болтающей ножками героиней, так идущей к лицу красивого и талантливого Тони Люн Чу Вая полицейской формы.

    Первую часть я бы существенно сократил, но Кар Вай так умело соединил вроде бы несоединимое, что под финал о той, первой, истории забываешь — и это еще одна причина вернуться вновь к фильму. И повторюсь: после последних слов героев, после такого признания в любви только равнодушный человек не захочет снова пересмотреть «Чунгкингский экспресс».

    Кто еще смог показать такое зарождение любви?! Вы только полюбуйтесь, как она пристаёт к нему — то корзиной случайно наезжает, то угощает невзначай, то даже ревнует. А как с лупой ищет на его постели женские волосы — верх остроумия…

    Я бы не преувеличил, назвав этот фильм одним из лучших фильмов о любви. Если вы расстались с кем-то, если встретили кого-то — вперёд за «Чунгкингский экспресс». По легенде во время просмотра этой картины Тарантино плакал — от осознания того, что он подобное снять не сможет. Красивая легенда похожа на правду во второй своей части. И не только про Тарантино. Не вырос еще на Земле больший романтик, чем Вонг Кар Вай.

    Кар Вай — это стиль, это элегантность, музыка (на этот раз «California Dreaming»), опять женские туфельки на мостовой, сигаретный дым, забегаловки, календари, дожди и, кажется, один из величайших наших современников. Тот самый, который меня лично заставляет вспоминать о том, что любовь есть, была и главное — будет. Спасибо ему на том)

    10 из 10

    15 марта 2009 | 02:10

    Эстет и визионер Вонг Кар-Вай умеет снимать фильмы так, что после них еще долго остается приятное послевкусие. Он удачно балансирует на грани мэйнстрима и авторского кино, последовательно ведя зрителя только ему ведомыми маршрутами. И делает он это просто превосходно. «Чунгкингский экспресс» снят ночью, при неоновых огнях рекламных вывесок, флуоресцентных ламп и слабом мерцании люстр.

    Две разные истории любви связанные общим лейтмотивом, две истории одиночества из которых пытаются вырваться герои, две истории мечтаний, которые заставляют жить. Это очень искренняя, лиричная картина, готовая преподнести сюрпризы скучающим эстетам и отличный образец азиатского кино.

    9 из 10

    4 октября 2013 | 19:43

    Замечательное атмосферное кино с узнаваемым почерком китайского режиссера Вонга Кар Вая. Обилие красивых азиатских актеров, стильных треков. Фильм пропитан темой любви. Показано, как мужчины по-своему, немного странно, немного рефлекторно переживают разрыв и угасание любовных отношений: они могут «заесть» горе просроченными законсервированными ананасами; могут разговаривать с «ожившими» мягкими игрушками, мокрым полотенцем и куском банного мыла; они могут плакать внутри себя, а также бегать-бегать-бегать. Мужчины не беззаботны в отличие от женщин.

    Любовь по Кар Ваю — тонкая чувственная материя. Манера его киносъемки всегда завораживает. Цвета в фильме — необходимый вспомогательный элемент, они проникают в сетчатку глаза и отпечатываются в мозгу как карваевский узнаваемый штрих.

    Я плакала. Разумного объяснения своим слезам я не смогла найти. Разум не понимал: не было смерти на экране, горького разочарования или обиды на душе, герои живы, молоды, красивы, они влюблены. Но я плакала. И не потому что надеялась увидеть пресловутый американский happy-end (мол, они поцеловались, всё OK и можно пускать титры), к которому приучает всё больше современное кино. Я плакала… и всё. А потом нашла слова песни California dreamin» и пела. Только светлые надежда и любовь не отпускают после просмотра. Приятного просмотра!

    9 из 10

    18 мая 2013 | 16:48

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>