всё о любом фильме:

Беспокойная Анна

Caótica Ana
год
страна
слоган-
режиссерХулио Медем
сценарийХулио Медем
продюсерСимон Де Сантьяго, Энрике Лопес Лавинье, Хулио Медем, ...
операторМарио Монтеро
композиторЖослин Пук
художникМонце Санс, Эстибалис Маркьехи
монтажХулио Медем
жанр драма, мелодрама, ... слова
бюджет
€9 000 000
сборы в России
$112 961 сборы
зрители
Испания  246.3 тыс.,    Франция  10.9 тыс.,    Бельгия  4.3 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время118 мин. / 01:58
Анна — восемнадцатилетняя художница, живущая со своим отцом в пещере на острове Ибицы. Однажды её талант открывает англичанка Жюстина и предлагает ей переехать в Мадрид, где Анна обнаруживает у себя ещё один дар: она хранит воспоминания разных девушек, живших в разное время, но одинаково умерших в двадцать два года.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в России
1 + 1 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Этот фильм режиссер и сценарист Хулио Медем посвятил своей сестре-художнице, трагически погибшей в автокатастрофе в 2000 году.
    • Главную роль предполагалось отдать актрисе Марие Вальверде, но у неё с режиссером возникли какие-то разногласия, суть которых никто так и не разъяснил прессе.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 959 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Diez, nueve, ocho, siete, seis, cinco, cuatro, tres, dos, uno…

    Со спутанными волосами, лицом к солнцу, покачиваясь на волнах, захлёбываясь улыбками, живя в пещере, рисуя мелками — ты Анна.

    Как индианка, сбежавшая из резервации, одним касанием через тысячи судеб, в заброшенном замке, где царствует бесстыдство богемы — ты Анна.

    В металле мегаполисов, рыжей пыли древних пещер — ты Анна.

    В тысяче жизней, от смерти до смерти — ты Анна.

    Была Анной. Будешь Анной.

    Улыбайся, моя девочка, ты Анна.


    Чистый гипноз. Потеря связи с реальностью после «Беспокойной Анны» — на лицо, но это самый легко переносимый симптом. С клиническим недоумением, мучающим после не одну и не две ночи — уже сложнее. Со своей фантазией и памятью, наполненными до краёв видениями и образами, сладить едва ли возможно — остаётся лишь бродить там, словно в берберской пустыне, чужеродной, но почему-то до последнего бархана знакомой, натыкаясь то на заснеженную вершину горы, то на скалы Ибицы, то на бесконечный голубой океан, сливающееся где-то там, на горизонте, с вечным небом.

    Впрочем, кто бы стал обвинять Медема — в его фильмах и без слова «Caotica» всегда была бездна — иллюзорная, просоленная морским ветром вседозволенности и безграничности. Эротику от порно, у баска, отделяет отодвинутая лёгким движение полупрозрачная шторка, реальность от вымысла — невесомая дымка над водой, в которой теряются очертания противоположного берега. Оскорбительно ждать от такого режиссёра ясности. Намного проще и приятнее, шагнуть в старательно воссозданную им вселенную, с царствующим там первозданным хаосом, закружиться в ней, раствориться, окончательно потерять ориентацию. В финале будет жёстокий отходняк, но оно того стоит. Ощущения настолько прекрасные и объёмные, насколько же редко испытываемые.

    Медем, в первую очередь, конечно же, режиссёр подсознания, снов и игр разума, нежели захватывающих историй. Вот почему сюжет «Беспокойной Анны» — словно спутанные волосы главной героини: то дреды, то переплетения косичек, то чужеродная лента диковинной расцветки, то естественный локон, свободно развивающийся на ветру. Никаких сюжетных конструкций — лишь жирные объёмные мазки масляными красками по полотну судьбы главной героини, как на картине Саида; мелкие заметки-иносказания на полях невнятного дневника девочки-дикарки с Ибицы. Психоделика и мульт-вставки, самобытные картины вполне себе реальных художников, завораживающие кадры непостижимого совершенства природы, экзотерика, бесконечность пустыни и моря, фантасмагоричный саундтрек Жослин Пук, смех и глаза удивительной Мануэлы Веллес — в этой бесструктурной субстанции и предстоит плавать зрителю, словно космонавту-первооткрывателю в бесконечном пространстве Вселенной.

    Впрочем, если сделать усилие, и постараться сложить хоть что-то из этого дезорганизованного великолепия оттенков и едва обозначенных диалогов — навстречу выйдет не кто иной, как Карл Густав Юнг со своими коллективным бессознательным под мышкой и ласково предложит расположиться на мягкой кушетке. Не удивительно — Медем учился на медика, а психиатрией интересовался более всего. Теперь из классического психоанализа он мастерит искусство.

    Анна, которую режиссёр любит до бесконечности преданно и на всю жизнь — архетип, его богиня. Сама жизнь в циклах и своей накидке из переменчивости: дочь, любовница, жена, мать. Небожительница, спустившаяся на Землю, хранящая в себе тайну Жизни-Смерти-Жизни. Никакого мистицизма и не дай-то Бог, реинкарнации в религиозном плане. В главной героине древняя кровь мудрости, знания и возрождения, как и в каждой, но кровь Анны помнит и говорит, потому что девушка — дочь пещерного Монстра и Матери-Природы. Её дикость не попрана общественными идеалами и городскими канонами жизни, социум не касался её лицемерными образцами — поэтому она способна слышать наставляющий её голос веков. Назовите это генетической памятью, если хотите — она дарует женщине смысл.

    Противопоставление мужчин и женщин, в «Беспокойной Анне», вопреки расхожему мнению, — не гимн феминизму и не сокрушение по поводу несправедливости к слабому полу. Это даже и не противопоставление, сколько сопоставление. «Насильники и шлюхи» — так говорит Линда. «Хищник и жертва» — так говорит Медем. Но в этом нет трагедии, в этом природа. Осознать свою судьбу для Анны — значит принять свою жертвенность, поэтому героиня до конца боится открыть все двери своей пещеры, предоставляя это трогательно влюблённому в неё гипнотизеру Англо. Но от себя не сбежать. Женщина создана для того, что бы раздаривая жизнь мужчинам, которым она нужна; видеть в хорошем — хорошее, в плохом — плохое, указывать убийце на его окровавленные руки, пусть и ценой собственной жизни. И никогда, никогда не погибать окончательно. «Она не улетит, сеньор» — фраза, звучащая в прологе, как будто словесное выражение женственности. Не улетать, потому что мужчина — сын, любовник, муж, отец — всё что у неё есть, всё ради чего она живёт и для чего создана. Сам автор, как бы ни любил, ни боготворил женщину, выступает в роли зеваки-охотника, наблюдающего за жестокостью ястреба в том же прологе. Он лишь живописец, переносящий на своё полотно законы природы в их непрерывной взаимосвязи Жизни и Смерти, покорности и жестокости, мира и войны. Вечного противостояния и соединения.

    «Caotica Ana» посвящение сестре Медема, художнице, погибшей в 22 года (именно её картины зритель чаще всего видит в кадре), поэтому личный характер этой работы сквозит на протяжении всего фильма. Он заметен в безапелляционности суждений баска и в отсутствии малейшей самоиронии. Режиссёр серьёзен, даже чересчур, и так увлечён своим исследованием, что иногда, откровенно перегибает палку. Глава N0 — чистый эпатаж, выжимающий из нервов зрителя последнюю живительную влагу. Омерзительный акт протеста Анны, может быть, и объясним с точки зрения концепции ленты, но в саму картину никак не вписывается. Это словно ледяной душ, после изматывающего 40-градустного марева пустыни. Возвращение в реальность, которая, увы, не золотисто-жёлтая, как основной колор кино, а синевато-серая, как последние его главы.

    Но Анна смеётся. Громко и заливисто, как и раньше. Смеётся, потому что её всё равно не одолеть. Она мать хороших людей. Сама жизнь. Сама гармония. Медем сложил из её хаоса — её благозвучие. И она смеётся.

    1 сентября 2013 | 19:57

    Есть такие режиссеры, стиль которых угадывается сразу, фильмы которых всегда любимы и ожидаемы. Эти режиссеры, не способны делать «лажу». Они художники от кино, творцы. Если говорить об Испании, то на ум сразу приходит три таких имени Бигас Луна, Педро Альмодовар и Хулио Медем.

    Как и в предыдущих своих работах, Медем наделяет картину чувственностью, красками, пейзажами, страстью, содержательностью, немногословностью, красотой и частью себя самого. Это фильм сон, фильм пробуждение, фильм о жизни, любви, страдании, смерти и возрождении. Он не похож ни на что, его бесполезно пересказывать, нужно просто погрузиться и внимательно смотреть. Удивляться, смеяться, плакать вместе с героиней.

    Уверен, для многих этот фильм станет откровением. Так же уверен, его будут смотреть далеко не многие, а жаль. Этот фильм, действительно находка для ценителя!

    10 из 10

    14 марта 2008 | 01:33

    Женщина. Мать.

    Несет в этот мир красоту, добро, заботу, любовь…

    Я увидела, что этот фильм просто пронизан борьбой женского и мужского начала. Именно БОРЬБОЙ. Скорей подростковой, совершенно не мудрой. Если бы Анна была мудрой, не было бы этого фильма, не была бы она «беспокойной».

    Понимание что эта жизнь не единственная и что ты приходишь для того, чтобы страдать. Никак иначе. И сколько бы женщина не родила хороших людей, всегда будет противостояние. Материальный мир, все дела.

    Фильм очень приятен визуально. Напрягает интуитивно, наполняет мыслями.

    Шикарная музыка также сопровождает эту картину.

    Да, да, да! Советую.

    20 ноября 2014 | 22:12

    Судя по тому, что «Беспокойная Анна» испанского режиссера и сценариста Хулио Медема посвящена его сестре, погибшей в автокатастрофе, можно заключить, что это очень «личная» работа испанца. А когда работа «личная» частенько случается так, что автор и снимает кино лично для себя, не особо заботясь о том, что о ней подумает зритель (которому volens-nolens эта картина и предназначается). Одна моя знакомая выразилась по этому поводу следующим образом: «Хочешь снимать кино для себя, тогда и не выпускай его в прокат, а смотри один на кухне». И я не могу с этим не согласиться.

    По духу картина вышла серьезной и наполненной осязаемым трагизмом, однако основная мысль раскрыта очень туманно и рыхло. Причем тема взята крайне щекотливая и серьезная — реинкарнация. Явление это религиозное и монументальное, встречающееся преимущественно у восточных религий. Если уж о нем заикаться, то как раз заикаться о нем и нельзя. Тема требует довольно серьезной проработки. Видимо, в силу того, что Медем испанец, то есть представитель того государства, где главенствует христианство, раскрыть эту тему ему толком не удалось. А если точнее — вообще не удалось. Тема реинкарнации автоматически подразумевает под собой вопрос кармы: кармического узла, кармического наказания и Колеса Сансары. У главной героини действительно есть так называемый «кармический узел» — во всех своих воплощениях она рождается девушкой и всегда умирает насильственной смертью в молодых летах. Из этого узла автоматически возникает ряд вопросов. А именно:

    Почему каждый раз происходит именно так, т. е. откуда растут ноги у этого проклятия?

    Чему она должна научиться, чтобы это можно было бы остановить?

    Какова цель ее очередного воплощения?

    Если режиссер даже не старается ответить ни на один из этих вопросов, что Медем и делает, тогда вопрос возникает непосредственно у меня, как у зрителя: зачем нужно было внедрять тему реинкарнации как таковую?

    Потом любовная линия. Она вращается вокруг этой же реинкарнации. Анна влюбляется в молодого человека, с которым у нее закручивается роман в первые полчаса знакомства, поскольку она подсознательно понимает, что у нее есть с ним «кармическая» связь из прошлых жизней. Что примечательно, роман закручивается на 20-й минуте, а на 30-й ее возлюбленный бесследно исчезает причем без всякого видимого повода. В кадр он возвращается только на 90-й минуте для того, чтобы рассказать небольшой тайный нюанс про их «взаимоотношения» в прошлых жизнях (хотя режиссер почему-то придает этому нюансу очень большое значение, судя по рыданиям Анны), а на 97-й минуте молодой человек снова бесследно пропадает. Его дальнейшая судьба нам не известна. И того 17 минут любовной линии, половине из которой режиссер посвятил тому, чтобы старательно и эстетично изобразить половой акт.

    Затем линия «дочь-отец». Такая же непроработанная, как и любовная. В начале фильма Анна уезжает от своего отца в Мадрид. Во второй половине фильма она один раз встречается с ним, поскольку его выселили из пещеры (это их дом, где они раньше жили) и он захотел ее увидеть. К тому же он оказывается смертельно болен. Их встреча проходит трогательно в полном молчании в течение нескольких минут и все, точка. Больше ни слова о судьбе ее отца не сказано. Умер он, не умер — неизвестно.

    Ну и самый абсурд припасен для финала картины. Глава 0 (там всего 11 глав — действие идет от 10 к 0). Финальная глава, где автор казалось бы должен собрать все воедино и поставить точку своей истории. Вместо этого мы видим новую сюжетную линию, косвенно связанную с войной в Ираке. Героиня решает «поднасрать» (кто видел кино, понимают, что я говорю это в самом буквальном смысле) человеку, который к этому имеет такое же косвенное отношение. Зачем она это делает? Для каких целей? Непонятно.

    Плюс к этому в фильме не раз звучит афоризм, что, дескать, «Все женщины — шлюхи, все мужчины — насильники». К чему ЭТО режиссер хотел присовокупить непонятно точно так же. Плюс абсолютно несерьезные и неубедительные сцены с глубоким гипнозом. Видно, что с этим явлением Медем знаком так же скверно, как и с метемпсихозом. Чтобы погрузить Анну в глубокий гипноз, гипнотизеру было достаточно поводить пальчиком возле ее лица и сосчитать до десяти. Несерьезно.

    В итоге получается такая несусветная, бесструктурная, унылая и алогичная каша-мала, в которой по силам разобраться, наверно, только самому создателю.

    Мне же разобраться не удалось

    12 апреля 2013 | 17:49

    Очень крутой, неординарный фильм, интересный фильм. О красивой девочке, выросшей на Ибице, рисующей пастелью всякие психодические рисунки (такое дитя-природы), и у которой обнаружили талант — под гипнозом ее подсознание может вспоминать ранее прожитые жизни.

    Пока это происходит, показывают массу различных эпох, в которых она жила, снято все очень красиво и гениально. Я не знаю что режиссёр делал с актрисой, чтобы добиться такого эффекта, что когда показывают смонтированный фильм с сеансов гипноза, где она умирает различными способами, то как она так смогла пропустить через себя столько видов мученических смертей.
    Пусть фильм местами немного наивен, но это лучшее, что я видела за последнее время. Это из разряда тех фильмов, которые через свою неясную картинку, наполненную кадрами, без особого смысла, тем не менее, несут в себе смысл, но такой, что каждый человек, находит что-то себе близкое, или наоборот ранее неизвестное, как большая загадка, для которой есть много ответов, которая порождает мысль из-за увиденного визуального ряда, в данном случае, этот ряд очень красив.

    Единственное, меня поставил в тупик последний эпизод под номером «0». Почему, если в этой девочке есть мудрость многих ранее пережитых жизней, почему она выбрала для мести именно такой отвратительный метод?

    28 января 2009 | 11:44

    10, 9, 8, 7… все твое тело стало жестким, твердым и тяжелым. Но здесь только твое тело, у души нет веса. 6, 5, 4… ты перестаешь чувствовать свое тело. 3, 2, 1, 0… ты оказываешься в другом времени и другом месте.

    Верите ли вы в реинкарнацию? В бессмертие души? Сколько жизней мы прожили и сколько еще проживем? А может быть нам даны лишь одно тело и одна жизнь? А есть ли у человека душа?..

    Фильм с первых же кадров посылает нам некую идею, которая будет проявляться в явном или скрытом виде на протяжении всего фильма. Запомните эти кадры, а затем сравните с финалом. Множество символов и метафор драгоценными брызгами разлетающихся по всему фильму. Яркие диалоги/монологи, каждый со своим смыслом (чего стоит переписка отца и дочери). Безупречная, точно выверенная работа оператора, улавливающего камерой именно то, что нужно и создающего эффект присутствия. Нет ни одного лишнего кадра. А эти красивейшие пейзажи! Все это безупречно и гармонично вплетено в сюжет. Все настолько целостно, что кажется, если убрать хотя бы пару сцен, весь ансамбль фильма нарушится.

    Режиссер помогает глубже понять фильм, разбив его на этапы, каждый из которых по-своему передает внутреннее состояние и образ главной героини. Она, как тот голубь в начале фильма. Между ними такая же тесная связь, как и с женщинами, чьи жизни она прожила и чью мудрость и смелость переняла. Жизни наполненные любовью, живыми чувствами, но закончившиеся слишком рано. Именно этими воплощениями режиссер указывает на различные проблемы общества: феминизм, мужской эгоизм и деспотизм, война… Война это, пожалуй, одна из ключевых фигур во всем фильме. Все смерти в фильме связаны с ней в том или ином смысле.

    Хочу добавить, что фильм является еще и антиамериканским. Правительство США проводит бессмысленные, безнравственные бои на территории чужих стран, уносящие огромное количество жизней. И режиссер отлично продемонстрировал свое отношение к Америке в финале картины.

    9 из 10

    22 марта 2011 | 18:56

    Фильм о жизни и смерти, о любви и жестокости, об искусстве и душе. Все это в одной женщине, в одной жизни, в состоянии безграничного хаоса.

    Картина интересна тем, что каждый может найти что-то для себя или о себе. Анна — некое божество для Медема. Божество непостоянное, творческое, наивное, милое, любящее и сумасшедшее.

    Жизнь каждого человека — это двери… 10 9 8 7 6 5 4 3 2 1 0

    Последняя сцена зрителя вводит в ступор. Это происходит из-за того, что художнику «не нужна глубина», он творит для того, чтобы «забыться».

    Божество Медема — обычная женщина — шлюха…

    9 из 10

    29 апреля 2012 | 17:07

    Я считаю, что «Анна» — это ода всем женщинам в мире. Всем, кто жил, живет, или будет жить. Это фильм о бесконечном круге реинкарнации женской силы и любви ко всему и ко всем. Так много в этом фильме сказано, и так много хочется о нем сказать. Но фильм не о женщинах. Фильм о женском начале в каждом из нас. Он об огромной жертвенной любви, на которую способен каждый. Ценности, воспетые в этой картине, поистине бесценны.

    «Беспокойная Анна» — это экскурс в глубины женского подсознания. Проходя сквозь главы жизни Анны в обратном порядке, мы наблюдаем за тем, как она проживает жизни девушек внутри нее, которые погибли насильственной смертью. Ее трагедия в постоянном хаосе тревожного сознания. Анна одновременно прекрасная героиня и монстр феминизма против мужского деспотизма.

    Я благодарна Хулио Медему за это путешествие по глубинам женского сознания и подсознания. Я благодарна ему за это воспевание женской сущности во всем ее многообразии и красоте. Спасибо. Я горжусь, что я женщина.

    10 из 10

    24 мая 2011 | 16:23

    Отличный какой фильм!

    Оч. странный, не попсовый и не «дневной»: его ночью нужно смотреть, когда никакого солнца за окном и настрой соответствующий.

    Ана, юная художница с лицом Аврил Лавин и диковатым взглядом, живет в пещере на Ибице. Заезжая меценатка приглашает ее в Мадрид, где случайно выясняется, чем, кроме дредов на голове, Ана выделяется из толпы: под гипнозом она проживает чужие жизни — жизни девушек, умерших когда-то давно. Всегда — молодыми, всегда — трагически.

    Ана выполняет указания красивого чистенького гипнотизера, калифорнийского мальчика-одуванчика, и погибает раз за разом. Она и рада бы этого не делать ("В твоей жизни должен быть смысл, и ты должна найти его!» — «Моя жизнь бессмысленна и точка»), бежит из страны в страну, меняет образы, но отбояриться не удается, гипнотизер и меценатка наседают и добиваются своего раз за разом. И запертые двери открываются…

    Но единственное, что девушку действительно волнует — это одно из воплощений — в берберку Саиду, погибшую мать Аниного возлюбленного.

    Отличная операторская работа, хорошая музыка, прекрасная юная ГГ, всяческие подтексты, символизЬмЬ. И до самого конца не понятно, доживет ли сама Ана до финальных титров. Последует ли за предшественницами?.. Совсем не Голливуд, оч. хор., что не Голливуд.

    Местами зрелище становится довольно жутеньким: эти птицы, выклевывающие глаза, эта кошмарная картошка с нарисованными лицами… Ночью, короче, надо смотреть, только ночью!

    Рада, что увидела, да.

    («Убей меня хоть две тысячи раз, я все равно снова появлюсь на свет», ых, ых).

    8 из 10

    7 сентября 2011 | 19:09

    Моё тело становится тяжёлым и твёрдым. Дыхание ровное, стук сердца переходит в нужный ритм. Только я в мягком кресле и его герои на экране напротив. Я в предвкушении. Звучит музыка. Это начало.

    Всё, что происходит на экране, будь то бескрайний океан под ногами, пещерные стены, картины с яркими цветами, или шумный мегаполис, где теряются лица и встречаются руки, я чувствую это, словно я там уже был. Я уже жил этой жизнью.

    Чужие жизни… Не помню. Не знаю. Но я верю в это.

    Я погружаюсь в сон, где всё, что происходит, создано руками и мыслями одного человека. И кажется, что этот сон создан ещё чем-то неземным, чего нельзя увидеть глазами, и осознать с помощью установленных методов и правил понимания искусства кино. Хоть это и есть всего лишь кино.

    Где бы, я не оказывался, — в пустынной пропасти Сахары, в красочной галерее безумной красоты картин, или в жарком и страстном прямоугольнике постели, — там везде и всюду меня ждала она, та, перед которой отступает смерть, и начинается отсчёт жизни.

    Лица мелькают, проносятся со скоростью кадра, ветер сдувает пыль с онемевших тел, насильники продолжают вести тихую войну со шлюхами, шлюхи выбирают себе всё новых и новых насильников, время делает людей мудрее, но люди продолжают убивать её снова и снова.

    Это любовь. И я уже давно в её эпицентре.

    В этой воронке отступает всё, начиная с методов и приёмов, это иррациональный диалог, он затягивает настолько глубоко, что у меня нет выхода. Я в ловушке, созданной хаотичным движением времени между вечными страданиями тела и очередным перерождением души. И это всё перед моими глазами.

    Это её жизнь. Точно так же как и все остальные. Мир создан неземными руками, он поглощает всё новые и новые территории, люди продолжают появляться на свет, и если бы не ты, жизнь бы давно захлебнулась в этом хаотичном движении тел и душ. И я перестаю бояться.

    Я перестаю бояться смерти. Ведь только ты можешь сделать так, что моя душа будет жить вечно. В моих мыслях, чувствах, моих поступках и словах, что я передам их своим детям. Ты — женщина. Это ты рождаешь чудо. И только благодаря тебе этот мир становится лучше.

    Я в том же кресле. То же положение тела, но внутри всё перевернулось. Рядом ты. На твоих глазах слёзы, я обниму тебя и тихо прошепчу слова о том, что только ты делаешь меня лучше. А разве не для этого я живу?..

    P. S. Это не просто фильм. Поражаюсь тем, кто не увидел в нём ни капли истины. Это кино поражает многим. Музыкой, сюжетом, съёмками, глубиной мысли, искренностью, во всём этом скрыта посылка к пониманию происходящего вокруг этой комнаты, дома, города, планеты, вселенной. Спасибо livekino, спасибо Медему. За пока что самые сильные ощущения в этом году.

    12 марта 2008 | 00:37

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>