всё о любом фильме:

Женщина французского лейтенанта

The French Lieutenant's Woman
год
страна
слоган«She was lost from the moment she saw him»
режиссерКарел Рейш
сценарийГарольд Пинтер, Карел Рейш, Джон Фаулз
продюсерЛеон Клор, Джеффри Хелман, Том Мэшлер
операторФредди Фрэнсис
композиторКарл Дэвис
художникЭсшетон Гортон, Аллан Камерон, Норман Дорме, ...
монтажДжон Блум
жанр драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
зрители
США  9.67 млн,    Испания  1.04 млн,    Франция  827 тыс.
премьера (мир)
возраст
для любой зрительской аудитории
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время124 мин. / 02:04
Номинации (2):
Фильм основан на романе известного писателя Джона Фаулза. Эта история произошла в 19 веке в Англии. Чарльз Смитсон, богатый и молодой биолог, помолвлен с девушкой. Сара Вудрафф — падшая женщина, отвергнутая всеми. Человек из высшего света и женщина, изгнанная из него. Что может сблизить этих людей? Только внезапно вспыхнувшая страсть… Но Сара бросает Чарльза.

Параллельно с этим развивается другая история. Анна и Майк, молодые актеры, играющие Сару и Чарльза, настолько вживаются в свои роли, что не замечают, как персонажи начинают изменять их собственные судьбы.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
80%
12 + 3 = 15
7.2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Джона Фаулза «Женщина французского лейтенанта» (The French Lieutenant`s Woman, 1969).
    Трейлер 01:57

    файл добавилmaria_l

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Современная киногруппа снимает фильм о любовном увлечении молодого буржуа Чарльза Смитсона, словно заворожённого загадочной женщиной Сэрой Вудруфф, которую в 1867 году обитатели деревни на юге Англии считали в лучшем случае — сумасшедшей, а в худшем — обычной шлюхой, брошенной неким французским лейтенантом. Актёры Майк и Анна, каждый из которых связан супружескими или любовными узами, переживают, играя Чарльза и Сэру, внезапную страсть друг к другу, которая всё-таки обречена на разрыв после окончания съёмок. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Передача новаторских, постмодернистских текстов визуальными средствами очень долго осуществлялась по лекалам Чайковского-Шиловского, то есть в (около)оперном легком жанре. Из нарратива вымывалась вся металитературность, вся интертекстуальность, все отсылки, все двусмысленности толкований, все надёжные и ненадёжные рассказчики, оставлялась лишь фабульная оболочка, лубочно, с перехлёстом расцвеченная выловленным из оригинала колоритом. Оригинал как будто прочитывался глазами троечника-пятиклассника. И сопряженные с этим подходом курьёзы доставляли подчас не хуже первоисточника: чего стоит, например, хит-парад арий из «Евгения Онегина», первые строчки в котором плотно занимают нарочито дурные стихи графомана Ленского, все эти «паду ли я, стрелой пронзенный» и «придешь ли, дева красоты, слезу пролить над ранней урной»! «Женщина французского лейтенанта» стала первой попыткой воплотить постмодернистский роман на экране адекватно замыслу. За сценарий сел сам Гарольд Пинтер, бесцеременно осадивший посмевшего было пикнуть Фаулза на страницах «Таймс»: «Виртуоз слова зачастую беспомощен с чужим инструментарием в руках. Вам что, мало изуродованного, интеллектуально ампутированного под вашим руководством «Волхва»?» Фаулз пристыженно отступил, дав тем самым Пинтеру карт-блаш «менять в книге второстепенное с целью выявить и транслировать главное».

    Роман Фаулза — это своего рода на Англию прощальный взгляд, исследующий викторианскую эпоху из исторической, психологической, наконец, физиологической перспективы благополучного человека двадцатого века, живущего в мире растворимого кофе, центрального отопления, всеобщего избирательного права, немнущихся джинсов и противозачаточных пилюль. Фаулз любовно вживается в реальность, созданную великими английскими романистами девятнадцатого — но отказывается принимать как должное навязанные ими акценты, ракурсы, диапазон задаваемых жизни и судьбе вопросов. В особенности он отказывается удовлетворяться предлагаемыми классиками типажами женщин, весьма, уж будем откровенны, полинявшими даже в сравнении с двадцатилетием Регентства (к которому не случайно обращался викторианец Теккеррей в поисках сколько-нибудь интересной фемининности). Поскольку женщина викторианской литературы либо находится на одной из стадий нехитрого пути мисс — матрона — вдова, обретая не характер, но характерность разве что в его конце, либо является гувернанткой. Тем не менее, архивные записи свидетельствуют о том, что даже из выпускниц школ для девочек замуж выходила лишь одна из трех, а количество гувернанток в викторианской Англии и вовсе было близко к статистической погрешности. На вопрос, куда же девались остальные женщины, получившие среднее образование, отвечает разве что викторианский нон-фикшн, например, работа Уильяма Эктона «Проституция, рассматриваемая в моральном, социальном и санитарном аспектах» (единственная книга из всей обширнейшей библиографии Фаулза, напрямую цитируемая в фильме). Разнося действие фильма по двум непересекающимся эпохам, Гарольд Пинтер именно что создает необходимый когнитивный зазор: пытаясь понять своего викторианского персонажа, акриса периода Маргарет Тэтчер вдруг осознает, сколько на самом деле смысловых и материальных лакун в гениальных романах прошлого, сколько осознанных замалчиваний, сколько сметенных прогрессом табу, сколько ложных, выморочных акцентов.

    Впрочем, всяческая клубничка и смакование маргинальности интересуют Фаулза лишь опосредованно, а Пинтера не интересуют вовсе (недаром он не включил в сценарий ни одной из по-настоящему шокирующих романных сцен, невзирая на безусловную кинематографичность оных). «Женщина французского лейтенанта» может быть по-настоящему прочитана лишь через призму двух величайших научных трудов описываемого периода — «Капитала» и «Происхождения видов». Бледная, худосочная, практически не имеющая достойного жизненного выбора викторианская женщина как продукт определенного рода эволюции и узкой рыночной специализации славится, пожалуй, единственной заслуживающей упоминания добродетелью — высочайшей самодисциплиной и беспрецедентным умением властвовать над своими эмоциями. Всю жизнь по чужим людям, зависимая, загнанная, задвинутая в угол, гувернантка просто не выживет, не обладай она этой самой железной эмоциональной дисциплиной, в противном случае ей не поможет ни сильный характер, ни выдающийся интеллект. Фаулз безжалостно рвет покровы с самольстивых, исполненных самоутешений в стиле «зелен виноград» опусов сестер Бронте, позиционирующих гувернанток как предтеч феминизма и поющих о сладости женской эмансипации. Его героиня, женщина живая, страстная, эмоционально и художественно одаренная, но совершенно не умеющая молчать, скрываться и таить и чувства, и мечты свои — смертельно томится и изнывает в стальном гувернантском корсете. Избавление в жизни для неё возможно, увы, единственное — каким-нибудь чудом удачно выйти замуж. И в её борьбе за существование мимикрия ей уже не поможет — нужна покровительственная, доминантная, качественно иная окраска.

    Мэрил Стрип, сыгравшая в фильме одну из первых своих сложно драматических ролей, сумела наделить персонаж викторианский манкостью, тайной, тишиной, скрытой глубиной чувства, нервной уязвимостью и необыкновенной, хрустальной хрупкостью, непонятным для простого смертного образом превратив те же женские приёмы в героине современной в скучное, неумелое интересничанье. Игра Стрип — это поразительная иллюстрация того, как изысканная редкость викторианской эпохи выходит в тираж и расходится оптом и в розницу. Из той эпохи и её прерафаэлитская красота, бледность в рыжем золоте волос, классический профиль, статная фигура, мгновенно превращающиеся в одежде нам привычной в перхоть, целлюлит и лошадиную челюсть. Фильм Рейша по-своему продолжает реверансы Фаулза по отношению к великим предшественникам: викторианская Англия, несмотря на все неаппетитные откровения, остается и у него самым уютным, самым безопасным, самым волнующе прекрасным местом в пространственно-временном континууме мировой литературы. Счастливая версия финала Фаулза возможна только там, на озере Виндемер, посреди ещё нетронутого прогрессом пейзажа, в выдуманном великими мире. Дрязги, сплетни, несуразица, мусор хищи, и поденщины, и лжи — удел реальности, которой не коснулась большая литература.

    29 июня 2015 | 22:54

    Роман Джона Фаулза «Женщина французского лейтенанта» перенёс на экран и попытался проанализировать режиссёр Карел Рейш. Однако что нужно сделать, чтобы просто пересказ (пускай, и весьма качественный) душещипательной истории завоевал такое гордое количество самых разных призов и номинаций и хоть как-то выделился среди сотни почти однояйцевых кинороманов на тему XIX века, с викторианскими леди и джентльменами, зажатыми в рамки своих обязательств перед обществом и Богом? Рейш выбирает почти беспроигрышную тактику, создавая фильм в фильме; вместе с режиссёром и зрителями историю любви французской шлюхи и видного палеонтолога анализируют и актёры, исполняющие их роли — Анна и Майк (совершенно гениальные работы уже обладательницы первого Оскара Мэрил Стрип и лишь новичка Джереми Айронса, заявившего о себе во весь голос с этой лентой как о совсем не заурядном драматическом актёре), между которыми вдруг завязался очень бурный роман. А им нельзя: она замужем, он женат, что скажут люди? Анна и Майк становятся будто своими героями наяву.

    Режиссёр, таким образом, рассказывает сразу две истории, балансируя между второй половиной XIX столетия и 80-ыми годами века минувшего. И в этом уникальность картины. Словно игрушечные поезда, две эпохи до определённого момента удачно обходят друг друга сцена за сценой. Таким образом, создаётся удивительное чувство чтения чуть ли не многотомного произведения, прерывающегося на ежедневные заботы.

    Не сложно догадаться: раз два сюжета, значит, должно быть и два финала. Майка спрашивают, как планируют закончить фильм, ведь у книги две концовки. Будто задумавшись о личном будущем с Анной или без неё, Майк мешкается и не даёт толкового ответа, и становится ясно, что, так, не спешно стираются границы между двумя столетиями. И кульминацией становится финальный безрезультатный окрик Майка Анны. То есть, удивительно правдоподобно переплетаются реальность и вымысел, искусство и настоящая жизнь, прошлое и настоящее, а, возможно, и будущее.

    Что наша жизнь — кино!

    26 апреля 2010 | 15:48

    Не знаю, что и сказать. Посмотрела вчера наконец-то это кино. Сразу после прочтения книги меня буквально обуревало желание поскорее увидеть все эти страсти и терзания на экране, да еще в исполнении Стрип и Айронса. Увидела, и не просто экранизацию, а двойной, двухслойный сюжет, со скачками во времени, в именах. Казалось бы: эффект тоже должен получиться двойной, то есть в два раза сильнее. Увы.

    Если оценивать кино по 10-балльной шкале на 8, то книгу в таком случае придется оценивать по шкале, как минимум, 20-балльной. Потому что глубина и сила этих двух произведений уж очень разная. Тем, кто не читал роман Фаулза, фильм, скорее всего, очень понравится и, я надеюсь, все-таки подтолкнет обратиться к первоисточнику. Тем же, кто в курсе книги, фильм покажется плосковатым. Слишком просто снят, примитивно даже иногда. Слишком много важных моментов выпущено (так, например, настроение, с которым Чарльз уходит от Сары в Эксетере, совершенно противоположно книжному варианту и т. д.). Забавно, что по сути фильм хороший. А вот книга, наверно, слишком хороша для экранизации.

    Говорят, киноверсия «Любовницы французского лейтенанта» — единственный раз, когда самому Фаулзу понравилось воплощение его книги на экране. И действительно: дух викторианской Англии есть, атмосфера тревожной загадочности передана, любовная линия с садо-мазохистскими нотками присутствует в шикарном исполнении гениальных актеров… И все же фильм воспринимается как бонус к книге. Важный талантливый бонус.

    10 декабря 2008 | 14:15

    «И наконец тот день, веру в наступление которого мы почти уже совсем утратили, настал. 21 мая 1980 года Карел [Рейш] встал рядом с командой своих кинооператоров перед коттеджем недалеко от Лайм-Риджиса; слуга Сэм, с букетом цветов в руке, занял исходное положение, и волшебное слово было произнесено» — писал Джон Фаулз в своем эссе 1981 года, посвященном экранизации «Женщины французского лейтенанта».

    Веру утратить можно было и впрямь — бесконечные переговоры по поводу сценария (вначале от сценария отказался Фред Циннеманн, а затем Роберт Болт) и отсрочки (сценарист Гарольд Пинтер был задействован в нескольких проектах одновременно) способны выбить из колеи кого угодно. Однако все усилия в итоге были вознаграждены щедрыми дарами в виде одобрения и положительных отзывов главного Волхва современной постмодернисткой прозы.

    Конечно основной точкой преткновения и источником головной боли при создании сценария являлось стереоскопическое видение романа, написанного одновременно и с викторианской, и с сегодняшней точек зрения. Пинтер решает эту проблему виртуозно — вместо педантичного следования букве романа, исход которого заранее предрешен — уснувший в кресле зритель — новое измерение, а вместе с ним и новые взаимоотношения.

    Английскому драматургу удается практически невозможное — уместить перенасыщенный сюжетными линиями роман в два часа экранного времени и при этом избежать искажения сути. «Переход из одного средства информации в другое нуждается в именно таком «прыжке» воображения» — поясняет Фаулз все в том же эссе.

    Порой, правда, не будет покидать ощущение, что Мэрил Стрип, несмотря на весь ее впечатляющий спектр эмоций, все же не та Сара Вудраф, что стояла на краю мола в непогоду; что настоящая Сара Вудраф укрылась где-то в Вэрской пустоши, на время пока съемочная команда оккупировала окрестности Лайма. Виной этому конечно тот неповторимый, соблазнительный образ, созданный Фаулзом на страницах оригинального романа, который едва ли вообще возможно воплотить визуально. Впрочем все это не испортит общего впечатления от игры Стрип, поскольку ей отлично удается изобразить актрису Анну — современный аналог Сары (или саму Сару?), которую начинает тяготить затянувшийся роман с партнером по съемочной площадке.

    Исход их бесперспективного союза начинаешь особенно отчетливо ощущать в сцене пикника у моря, когда расслабленный Майк наслаждается настоящим моментом — впереди горизонт, а рядом любимая, — а вот Анна не здесь, это не то, что ей нужно, и для себя она все уже давно решила, пускай и неосознанно.

    Особого внимания заслуживает игра Джереми Айронса — ей веришь безоговорочно (хотя не от того ли, что романный, все время колеблющийся, герой не обладал никакими признаками харизмы?), будь он в образе застегнутого на все пуговицы викторианца Чарльза или современного актера Майка с двумя вечно расстегнутыми верхними пуговичками на рубашке.

    Вообще вся эта игра в актеров «в образе викторианцев» и актеров вне съемочной площадки начинает увлекать уже с первых кадров и придает фильму какую-то особую атмосферу головоломки, когда запутаться — значит не проиграть, а, напротив, выйти на новый уровень понимания. Ну как тут не провести параллели с постмодернистским романом и всеми присущими ему ребусами, вроде «смерти автора», «интертекстуальности» и деконструктивистского подхода?

    Конец фильма в этом смысле становится настоящим подарком как для тех, кто любит «поломать голову» над решением непростой задачи, так и для тех, кто предпочитает пофантазировать. Финальный оклик Майка (Чарльза?) в открытое окно вслед уезжающей Анне (Саре?) призван окончательно спутать все карты и оставить «с носом» даже тех, кто был уверен, что раскусил все сюжетные ходы. Так кто же все-таки уплывает в лодке, а кто остается нервно курить у открытого окна? Как и в случае с романом, каждый выбирает тот финал, который ему больше по душе (хотя интуитивно каждый понимает, какой из двух финалов реальный).

    «Если текст действительно стоящий, он выдержит «визуализацию». Если он встретит столь же достойную пару, брак будет счастливым, и этот союз усилит обе стороны. Если же образ «топит» текст, значит, сам текст все равно никогда бы не выжил» — приходит к заключению Фаулз. В таком случае у нас есть все основания салютовать в честь нового счастливого союза, заключенного если не на небесах, то уж точно на кинопленке.

    26 июля 2013 | 00:12

    Среди великих фильмов не так много экранизаций великой литературы. Но есть отдельная и, весьма обширная, группа перенесённых на экран значительных художественных произведений, имеющих зрительскую популярность и высокую оценку мировой критики. «1984», «Мир по Гарпу», «Американский психопат», «Парфюмер», «Невыносимая лёгкость бытия», «Любовь во время чумы» и т. д. Список можно продолжать и недоумевать, гадая о причинах успеха столь посредственных картин и убогих адаптаций. Вывод напрашивается один: никто ничего не читает ни «До» просмотра, ни «После». Данный фильмец может занять одно из первых мест в пантеоне литературного дибилизма прошедшего фильтры «элитарной» массы.

    Гениальный Джон Фаулз, сотрудничавший с Голливудом на экранизациях двух первых своих романов, справедливо решил впредь держаться подальше от фабрики пустышек. Поэтому сценарий самого кинематографичного из всех произведений Фаулза доверили писать маститому Гарольду Пинтеру, который решил блеснуть «оригинальностью», раздвоив сюжетную линию на прошлое и современность и разжевав подспудные смыслы оригинала до кричащих лозунгов. Оправданием необоснованного приёма служит галдёжный выкрик: «снимается кино!». Уж лучше бы Голливуд сделал традиционную костюмную мелодраму про «любит — не любит». Нет же…нам подавай безвкусную игру в постмодерн для слабоумных.

    Тонкая нить ироничных рассуждений Фаулза о столкновении мировоззрений 19 и 20 века под тонной прелестных деталей и удивительных подробностей клонирована авторами в сюжет с двумя временными измерениями, чтобы понятнее было… Сара Вудрофф в исполнении Стрип — не фаулзовская эмансипе выплясывающая чарльстон на костях викторианской «добродетели». Это заурядная потаскушка мучимая гормональными взрывами. Персонаж Айронса (удачная кандидатура по типажу) превращён в полного идиота. Диалоги ужасны. Многообразие фразовых оттенков оригинального текста, ориентированного на стиль Д. Остин низведено Пинтером до уровня какой-нибудь Д. Линдсей или Д. Стил. Питекантропные реплики призваны гнать сюжет к бессмысленному раздвоению, выполненному в плохих декорациях такого же питекантропного ТВ.

    В этом фильме отвратительно всё: от игры Стрип с Айронсом до сценария, будущего нобелевского лауреата, Пинтера. Имя режиссёра лучше не упоминать. Его здесь и так, будто бы, и не существовало. Никто не заслуживает оправданий за проявленную банальность, глупость, претенциозность и халатность.

    2 из 10

    11 января 2011 | 12:48

    Я прочитала роман Фаулза до того, как увидела фильм. Не знаю, это ли повлияло на мое мнение или оно таким и осталось бы — но на мой взгляд, фильм сильно проигрывает книге. Хотя надо отдать должное сценаристам, они довольно оригинально адаптировали двойственность романа, создав фильм в фильме.

    Опять-таки, в книге нет Мэрил Стрип, которая играет здесь сразу две роли. Причем играет так, что двух совершенно разных героинь лучше не смогли бы сыграть и две актрисы. Джереми Айронс тоже играет двоих, но они у него не отличаются так разительно, как Сара и Анна у Стрип. Плюс к этому понравилась музыка и операторская работа.

    Но все же ту атмосферу, глубину, которые есть в книге, фильм воплотить не смог.

    24 декабря 2008 | 19:54

    Великолепный фильм! Игра актеров завораживает, а концовка более чем восхищает своей «прелестью недосказанности». Немного занудный сначала этот фильм делается к концу совершенно непредсказуемым.

    И хотя темп самого фильма более чем неспешный, режиссер очень плавно развивает события и под конец достигает задуманной сначала кульминации.

    Нет, не зря все-таки давали оскары в то время.

    29 ноября 2005 | 22:24

    «Мы больше знаем об окаменелостях на прибрежных скалах, чем о женской душе»

    Не многие слышали о фильме. Ещё меньше зрителей смотрело его. И уж тем более далеко не всем знакомо имя режиссёра картины, уроженца Чехословакии Карла Рейша. Однако же, картина, в которой в расцвете своих сил на пике творческой карьере блистает великая Мэрил Стрип, доставит первооткрывателю добрую порцию удовольствия.

    «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Возможно те тяжёлые события в личной жизни, а именно ранняя смерть любимого человека — актёра Джо Казале, оказали на Мэрил как на актрису благотворное влияние. Ведь женщине, лично пережившей огромное горе, не требуется неимоверных усилий, чтобы воплотить на экране и слёзы, и душевную боль, и отчаяние, и искренне счастье от редких моментов любви. Достаточно вспомнить о нём… Размышляя о третьей статуэтке великой актрисы за роль в фильме «Железная леди», невольно отводишь стрелки именно в середину 80-ых, к картине Карла Рейша: ведь именно тогда умудрённая опытом прославленная Кэтрин Хепберн на закате своей карьеры увела Оскар за лучшую женскую роль как раз у Стрип. Повернись судьба иначе, сегодня Мэрил имела бы 4 к 3 против легендарной дивы, но в итоге картина всё же обратная.

    Но важно ли это, что та самая «женщина французского лейтенанта» осталась всего лишь с Золотым Глобусом, разделившим тем самым предыдущий ("Крамер против Крамера») и последующий ("Выбор Софи») триумфы Мэрил на главной киноцеремонии Америки? Картина, пусть и стоит несколько особняком в творчестве актрисы, но ни чуть при этом не теряет не только своего веса, но и изысканности, чувственности, трогательности, утонченности.

    До самого конца фильма едва понятно, зачем в картине присутствует так называемая вторая линия — роман актёров, исполнивших роли героев. Размышления приводят нас к пониманию намёка режиссёра: литература и кино — порой лишь сказка, реальная жизнь далеко не всегда сулит нам Happy end. Литературных героев мы отчасти формируем сами, в своём воображении, создавая их такими, какими мы их хотим видеть, cinema — пусть и не всегда пресловутая «Правда 24 кадра в секунду» (с), но всё же существует как данность, как факт, который нужно принять. Вот почему мы зачастую слышим уже порядком надоевшее «Книга интереснее», как будто кто-то украл сценарий из нашей головы и поставил по-своему.

    Женщина есть женщина — её не изменить. Она загадка, желание, магнит, неизвестность, тайна. И мужчина легко может соблазниться окунутся в бездну, трепетно пытаясь найти в ней огонь, разведённый только для него, пусть даже пренебрегая уже горящим уютным камином и ждущим его креслом рядом. Обжечься может каждый, но наша героиня одна из тех, кто сам бросается в огонь, втаптывает себя в грязь, мечтая лишь быть сбитой с пирса в море лихой случайной волной, которая облегчит ей страдания. Но одновременно с этим Сара истомно надеется, что кто-то в последний момент вытащит её, посадит в шлюпку и отвезёт к берегам простого женского счастья. Сцена откровения мисс Вудраф и момент близости героев невероятно захватывают дух эмоциональным фоном, душевной обнажённостью и искренностью чувств!

    Как легко порой судит с полу взгляда, вешать ярлыки, толком ни в чем, ни разобравшись, говорить о фактах, о которых можем лишь догадываться. И порой слабому беззащитному созданию проще их даже принять и подстроится, чем пытаться убедить всех и каждого в обратном. Люди думают то, что хотят думать, лишь немногих интересует истина. История Сары и Чарльза ещё раз доказывает: нет смысла идти за любовью на край света — она стоит с нами на одной остановке, живёт этажом ниже или училась в той же школе. Так далеко — так близко.

    People, will always make a lover feel a fool
    But you knew I loved you 
    We could have shown them all 
    We should have seen love through


    George Michael «Kissing a fool»

    7 из 10

    30 марта 2013 | 00:25

    Не так давно я недоумевала, почему никому до сих пор не пришло в голову экранизировать «Пушкинский дом» Битова. Ну, то есть, в голову, может, и приходило (например, мне), но никто не экранизировал. И тут такой подарок — экранизация «Любовницы французского лейтенанта», которая [«Любовница…»] напомнила мне «Пушкинский дом» (должно бы было быть наоборот, но прочла я сперва Битова, а потом уже Фаулза, поэтому последовательность неправильная). Правда, я бы все сделала несколько иначе, дабы полнее раскрыть всю прелесть романа. Но некое подобие того, что могло бы быть снято и по «ПД», я увидела и даже обрадовалась, что «ПД» не экранизирован.

    А всё почему? Потому что режиссер не воплотил на экране все фаулзовские замысловатые постмодернистские штучки (да и цель-то такую не преследовал, видимо). Ну, подумаешь, фильм в фильме — ничего особенного. 2 разных кинофинала, которые проживают разные, по сути, люди (актеры и герои Фаулза), хотя и выражают мысль вроде «литература/кино не жизнь» (или наоборот демонстрируют марионеточность героев, о чем см. ниже), не выражают новую роль автора в своем произведении так, как смог выразить Фаулз.

    Режиссер и сценарист поиграли с Фаулзом и предложенные писателем финалы по-своему раскрутили назад, представив зрителям некоторую историю отношений Анны и Майка (аналога одного из финалов). Таким образом, и актеры, и герои Фаулза — всего лишь марионетки в руках автора. Судьбу Анны и Майка выбирает автор фильма — и для особо недогадливых зрителей даже вставлен диалог: «А какой второй финал будет?» — «Еще не решил». Впрочем, мне кажется, что Фаулз после этого добавил бы что-то вроде: «Мы с Чарльзом еще не обсуждали это».

    Тем не менее, общий дух книги в фильме передан. Любовная история, типичная для романов сестер Бронте, Джейн Остин, Маргарет Митчелл и т. д. и т. п., очень умело «подделана» Фаулзом, который, в свою очередь, неплохо подделан режиссером «Любовницы». Но поскольку кино вообще занимается в таких случаях только подделкой прошлых эпох, то данный фильм не сильно отличается от многочисленных экранизаций романов викторианской эпохи. Но не в этом ли был и замысел фильма?

    2 мая 2013 | 21:00

    А мне экранизация понравилась больше чем сама книга…

    Хочу начать именно с этих слов, разрушив клише, что кино портит литературу. Режиссер не обязан переносить дословно и скрупулезно детально каждую сцену книги, он не обязан потакать читателям, он снимает СВОЕ видение прочитанной книги.

    У Карела Рейши это совсем не плохо получилось, учитывая, что сценаристом выступал сам Джон Фаулз.

    Так как собиралась на встречу, то смотрела фильм не сначала и не до конца, невнимательно и отрывками. Уходя, ловила себя на мысли, что кино меня очень заинтриговало, поэтому я дала себе слово узнать историю, но не пересмотрев фильм, а прочитав оригинал. После прочтения, еще раз увидев творение Карела Рейши, все расставила по местам. И так…

    Если по простому, то перед нами запретная история любви и страсти: между джентельменом обещавшим женится на другой и проститутки. Двойной абсурд для Викторианской эпохи, однако! Если углубится, то проступает психологизм Сары, ее драматичная личность, и ее поведение. Если опираться только на фильм, то Сару можно понять: болезненная любовь, разрыв, где тебя меняют на проститутку — вовлекают тебя в самоуничтожение. Может быть Сара перестала любить себя, так как ею пренебрегли? Может Сара олицетворяя себя падшей женщиной, хочет вернуть возможность любить? Ох! У меня столько вопросов… Если брать книгу, то вопросов еще больше, но мы на Кинопоиске, по-этому затронем только экранизацию.

    Я в восторге от выбора режиссера сделать двойную линию, сразу в голову приходит «Начало» Глеба Панфилова. По сюжету мы видим не только героев Викторинской эпохи, а еще и актеров, которые их играют.

    Непревзойденные Джереми Айронс и Мэрил Стрип, делают два сюжета насыщенными и драматичными. Такое чувство, что вживаясь в своих кино-героев, не водомо тому наши реальные герои перенимают плохой исход Сары и Чарльза, жертвуя своими отношениями. Но это потрясающий выход режиссера совместить двойную книжную концовку. Думаю сценаристы и режиссер пошел не на компромисс, а на чистое желание показать оба окончания.

    Так почему же я на стороне фильма, а не книги? Потому что немедля, сразу, слету, каждый эпизод фильма, каждый характер героя (несчастная Невеста Эрнестина, доктор Гроган, слуга Сэм…), заставляют сказать: «Верю!». Сама атмосфера местечка Лайм, принятые отношения между господами и слугами, все соответствует книге. Карел Рейш смог перенести главные моменты, ключевые моменты, компактно уместив их в хронометраж фильма, хотя в книге они были растянуты на многие и многие страницы. Даже отсутствие ключевого момента, когда Сэм, не отнес роковое письмо Саре, мало повлияло на сюжет фильма, потому что на мой взгляд Сара давно сделала свой выбор, даже если бы не получила это письмо.

    15 июня 2013 | 17:26

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    DVD, Blu-Ray ...

    аудиокнига, 365 руб.
    подробнее

    Новости


    Выдающийся британский актер, в голливудском кино ставший мастером эпизода, кавалер ордена Британской империи Ричард Гриффитс ушел из жизни в возрасте 65 лет. На его счету роли в таких картинах, как «Ганди», «Уитнэйл и Я», «Король Ральф», «Голый пистолет 2», «Хранитель времени» и эпопея о Гарри Поттере, где он сыграл Вернона Дурсля. (...)
     
    все новости

    Статьи


    65-летие празднует выдающийся британский актер Джереми Айронс. КиноПоиск вспоминает карьеру звезды — от первых шагов в драматическом ремесле до значительных киноролей. (...)
     
    все статьи
    Кинокасса США $ Россия
    1.Мир Юрского периодаJurassic World54 532 615
    2.ГоловоломкаInside Out52 323 354
    3.Третий лишний 2Ted 233 507 870
    4.МаксMax12 155 254
    5.ШпионSpy7 911 786
    26.06 — 28.06подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ГоловоломкаInside Out197 667 684
    2.Третий лишний 2Ted 2184 601 619
    3.Мир Юрского периодаJurassic World124 063 569
    4.ПолтергейстPoltergeist31 092 390
    5.ШпионSpy21 436 932
    25.06 — 28.06подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 343 811855 764
    Деньги602 504 977 руб.210 484 821
    Цена билета257,06 руб.2,97
    25.06 — 28.06подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    80.Шестое чувствоThe Sixth Sense8.324
    81.Укрощение строптивогоIl bisbetico domato8.324
    82.Однажды в АмерикеOnce Upon a Time in America8.321
    83.Белый Бим Черное ухо8.321
    84.Римские каникулыRoman Holiday8.314
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    11.Доктор СтрэнджDoctor Strange95.26%
    12.Боги ЕгиптаGods of Egypt95.21%
    13.ДжойJoy95.13%
    14.Агенты А.Н.К.Л.The Man from U.N.C.L.E.95.11%
    15.Багровый пикCrimson Peak95.09%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    ПолтергейстPoltergeist24
    ЧревоWomb85
    Форсаж 7Furious Seven238
    Дракула 3DDracula 3D6
    Красотки в бегахHot Pursuit2
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Мир Юрского периодаJurassic World7.160
    Третий лишний 2Ted 26.450
    ГоловоломкаInside Out8.478
    ПолтергейстPoltergeist5.095
    Бармен5.808
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Терминатор: ГенезисTerminator: Genisys02.07
    Супер Майк XXLMagic Mike XXL02.07
    МиньоныMinions09.07
    Человек-муравейAnt-Man16.07
    Шальная картаWild Card30.07
    премьеры