всё о любом фильме:

На последнем дыхании

À bout de souffle
год
страна
слоган«The film that was banned for 4 years. Why..?»
режиссерЖан-Люк Годар
сценарийЖан-Люк Годар, Франсуа Трюффо
продюсерЖорж де Борежар
операторРауль Кутар
композиторМарсиаль Солаль
монтажСесиль Декуги
жанр драма, мелодрама, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Франция  2.21 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время87 мин. / 01:27
Номинации (1):
Мишель Пуакар — настоящий прожигатель жизни, зарабатывающий на жизнь кражами дорогих машин. Он никогда не задумывается о последствиях своих криминальных выходок — просто живет, как хочет, ни на кого не рассчитывая, ни с кем не считаясь. Видимо, потому что молод и самонадеян.

Но однажды, по дороге в Париж, Мишель убивает полицейского: просто для того, чтобы избежать неприятных расспросов. Но с этой минуты в его жизни больше не будет ничего, кроме неприятностей.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
97%
57 + 2 = 59
8.7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Чтобы сделать игру актёров более непринуждённой, Годар объяснял актёрам что от них требуется в сцене прямо во время съёмок.
    • Мишель Пуакар упоминает некоего Боба Монтанье. Боб Монтанье — это главный герой фильма Жан-Пьера Мельвиля «Боб-игрок» (1955).
    • Мишель Пуакар в фильме иногда представляется Ласло Коваксом. Ласло Ковакс — это персонаж поставленного в 1959 году Клодом Шабролем фильма «На двойной поворот ключа».
    • Годар не мог себе позволить операторскую тележку, так что оператора во многих сценах катали на стуле с колёсиками. Он позаимствовал эту технику у Жан-Пьера Мельвиля.
    • Сам Мельвиль появляется в эпизодической роли писателя Парвулеску, у которого берет своё первое интервью Патриция. Ответы на ее вопросы и стиль поведения Мельвиль заимствовал у Набокова — все это он подсмотрел в одном из телевизионных интервью с писателем.
    • еще 2 факта
    Трейлер 02:05

    файл добавилProstoFomenko

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Первая лента всего лишь 29-летнего Жан-Люка Годара стала программной не только для этого режиссёра, бывшего кинокритика, а также подлинным этапом для французской «новой волны» (не случайно, что в создании сценария принимал Франсуа Трюффо и художественным руководителем считался Клод Шаброль) и всего мирового кино, вобрав в себя кинематографические поиски и открытия на рубеже 50—60-х годов, причём сам Годар оказался родоначальником понятия «рваного монтажа». Фильм «На последнем дыхании» можно смело назвать вехой в общественном сознании той эпохи. Обычный криминальный сюжет (молодой вор, Мишель Пуакар, который занимается кражей автомобилей, случайно убивает полицейского, пытается скрыться, но его собственная возлюбленная, недавно встреченная юная журналистка-американка Патриция, выдаёт Мишеля полиции) явился для Годаpa поводом для создания произведения, выражающего квинтэссенцию времени. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 102 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Пожалуй, есть что-то неуловимо и неумолимо французское в этом, лишенном прагматизма, но полном необъяснимой импульсивности жизненном принципе — быть революционером. Причём совершенно порой не важно в какую внешнюю или внутреннюю сферу жизни направлен этот революционный пыл, этот бунт против исконных правил и норм — литература ли это, политика или же кинематограф. С последним же у французских культурных деятелей и вовсе особые отношения, ибо не будь приснопамятного «Прибытия поезда» братьев Люмьер история мирового кинематографа началась бы отнюдь не во Франции, ставшей его колыбелью. В послевоенный же период, начиная с пятидесятых годов, кинематограф вообще, а не только французский, решили заново переизобрести «молодые бунтари», вдохновленные идеологией бунтарства без причины штатовского разлива, те, кто и создали так называемую Новую Волну — Трюффо, Шаброль, Годар, Рене, Роб-Грийе, причём можно было со стопроцентной уверенностью говорить о существовании двух лагерей кинононконформистов-формалистов, которые в творческом плане были и схожи, и несхожи между собой, но общей целью что условно первого лагеря (Годар и Ко), что второго(Рене и Роб-Грийе) было лишь одно — тотальное перекраивание кинематографической ткани, изобретение его сызнова. И одним из этапных годов Новой Волны стал 1960 год, год годаровского дебюта картиной «На последнем дыхании».

    Годар начинает свою картину внезапно, без излишних предисловий, сразу пуская зрителя во внутренний мир Мишеля Пуаккара, вся жизнь которого есть в сущности своей вечным бегством от реальности и постоянным преследованием теней его невысказанного прошлого. Впрочем, есть ли вообще реальность как таковая в годаровской киновселенной? Во многом она сконструирована из парадоксов, когда на нарочито небрежную, близкую к документалистике, манеру съёмки, отсутствие внятного сюжета, импровизационный стиль актерского существования в кадре накладываются в такой удачно воссозданной «нашей» реальности персонажи, эту реальность жизни не вполне отображающие, эдакие тотальные авторские метафоры, живые идеи и не более чем во всеобщем постмодернистском изложении. Лишь спустя 8 лет, во время памятных студенческих выступлений, Париж будет буквально наводнен такими вот Мишелями Пуаккарами, читавшими Маркса и Кон-Бендита и жаждущих с неистребимым максимализмом перемен. Но до этого они лишь вызревали, напивались до пьяну новыми идеями нового кинематографа и Пуаккар стал не столько отражением эпохи больших перемен, но зеркалом, в котором каждый увидел, или попытался увидеть сам себя.

    Заметно и иное. Спустя ровно 55 лет Годар снимет «Прощай, речь» — не меньший смелый кинематографический манифест, чем и «На последнем дыхании». Кажется, что между этими картинами пропасть в первую очередь идеологическая — бунту противопоставляется самокопания, а на смену тотальному хаосу киноязыка пришёл искусный и искусственный формализм, даже герои иные на первый взгляд. Но что Мишель, что Гедеон равны между собой — первый противится обществу с его диктатурой вечных правил и поведенческих установок, а второй противится любви, в которой не видит смысла. Годар будто замыкает круг собственной философии, прийдя к тем же обреченным бунтарским установкам, что довлели в его раннем и лучшем творчестве.

    Но что из себя представляет годаровский герой? Пуаккар — это вообще-то герой безгеройного времени, времени, когда новые герои ещё не успели родиться, но старые уже отошли; он промежуточен и сугубо самоопределяющ в своём полумифическом состоянии бунтарского сознания. Он даже не герой, сколь Антигерой в широчайшем и чисто литературном понимании, существующий в пространстве чистого как лист нового кино. Примечательно, что такой Антигерой просто невозможен в так называемом «новом романе» Роб-Грийе, Сарота и Бютора; Годар негласно вступает в полемику с этим трио, предлагая, помимо привычного и для них экзистенциального томления, ещё и беспросветное ощущение тотального отрицания Мишелем Пуаккаром всего. Nihil verum est licet omnia — таков жизненный принцип Мишеля, носящего маску героя американских нуаров, подражающему Богарту, но на поверку не во всем близком даже Джеймсу Дину. Это самое nihil и есть тем главным душевным состоянием, в котором пребывает герой Годара — отражение не режиссёра, но грядущей эпохи безвременья, когда все координаты потеряются в хаосе революционного брожения. Нет и не будет никакой невыносимой лёгкости бытия, а есть лишь не менее невыносимая его тяжесть, тот атмосферный столб, что душит и мешает жить, дышать полной грудью. Оттого Пуаккар кажется даже вневременнным персонажем, который рожден лишь для того, чтобы умереть, ибо смысл жизни от него ускользает, а любовь не кажется тем единственным спасением от всех бед, тем более, что и возлюбленная его из такой же категории неопределившихся, чересчур импульсивных натур, для которых важен лишь этот момент жизни; нет привычки смотреть на перспективу, так как и этой самой перспективы тоже пока нет.

    Любая же социополитическая вертикаль в картине Годара не угадывается даже на периферии рваного повествования. Где-то, но не в рамках художественного пространства годаровской ленты, есть социальное брожение, резкое недовольство тем положением дел, что сложились в Четвёртой Республике, и вот-вот массовое недовольство, даже невероятная ярость, выплеснется кипятком тотального неповиновения на парижские улицы, однако этих настроений в фильме Годара нет. И нет его в Мишеле с его духом противоречия и усталостью от жизни. Кажется порой, что он сам стремился как можно быстрее завершить свой жизненный марафон, много позже названный нашим режиссером Данелия «осенним». И невзирая на очевидную летнюю жару на парижских улицах в фильме Годара, возникает явственное ощущение, что в душе Мишеля Пуаккара давно наступила такая осень, изматывающий сплин, что ведёт героя к двум вариантам разрешения собственной вселенской усталости — или самовольное дуло во рту, или пистолет у виска, но со стороны тех, кому он должен. При этом Годар как исключительный Демиург решает за зрителей, выбрав спорный второй вариант. Спорный за счёт своего очевидного сюжетного распутывания основного драматургического узла — Пуаккара лишают даже намека на выбор, на отвоевание собственного права на смерть. Бунт без причины завершается смертью, причина которой оказывается лишь в том, что Мишель Пуаккар не смог по-настоящему обрести себя и в итоге спасти этим себя. Он всегда хотел быть против, а не за, так как идеалов не видел, да и они были мертвы. Его конфликт и с обществом, и с самим собой не мог разрешиться последующей обыденностью, рутиной, бытом как таковым, а семейный уют казался чем-то архаичным, устаревшим, ненужным, притворным. И вычеркнув себя из жизни, он сделал благородной и собственную смерть, в которой был полёт, неистовый бег, дыхание свободы, которой всегда мало и как никогда много.

    14 июня 2015 | 09:05

    Фильм Годара волшебный, волнующий, лёгкий, независимый, безмятежный. Хоть сюжет и напряжённый: угонщик — убийца, который своим умением делать всё, как он хочет и выживает.

    Но смотря кино, полностью расслабляешься, потому что действие прекрасно, герои живут и дышат в унисон с вами.

    Сказано, что это мелодрама, но половину фильма вам точно захочется посмеяться. Над легкомысленной американкой-журналисткой, которая оказывается образованной и начитанной. Над проделками героя Бельмондо. Над самой жизнью: ведь герой сам сделал себя неуловимым, жил на 100%, а потом сам решил сдаться. Вот что значит: стал бессмертным, а потом умер.

    9 из 10

    31 марта 2009 | 20:42

    Невероятный Жан-Люк Годар! В его фильмах настоящая жизнь, настоящие эмоции, настоящие проблемы послевоенного поколения. Протест против всего окружающего. Лозунг молодежи — «Запрещать запрещается», и скоро, в мае 1968 года, Париж накроет волна студенческих демонстраций. Фильмы Годара дают нам возможность изнутри посмотреть на обычную жизнь того потерянного поколения.

    Пересказывать сюжет — бесполезно. Фильм просто надо смотреть и чувствовать. Главный герой этой картины — Мишель Пуаккар в исполнении Жан-Поля Бельмондо — живет «на последнем дыхании». Он не задумывается о будущем, не идет вперед, у него нет цели в жизни. Бельмондо захватывающе бесподобен — он не только потрясающе играет, он еще и превосходно сложен, очень привлекательный и вполне можно понять Патрисию (Джин Сиберг), которая не смогла устоять перед его обаянием. Хотя Патрисия довольно разумная и осторожная девушка, она же американка. И стрижка у нее замечательная.

    Этот фильм интересен не только тем, что он стал громким дебютом Жан-Люка Годара, но еще и тем, что практически каждая современная французская (и не только) кинолента содержит отсылки к этому фильму (в большей степени, чем к другим годаровским лентам), многочисленные оммажи, а на кого-то стиль Годара оказал очевидное сильное влияние (на Квентина Тарантино, например). Режиссер гений, бесспорно. Такого тонкого понимания психологии героев надо еще поискать. И чем больше времени проходит, тем больше можно найти символов в этом совершенно шедевральном фильме.

    В конце концов, это собственный выбор каждого из нас — погрязнуть в рутине или жить на последнем дыхании.

    22 августа 2010 | 20:41

    Счастье не купишь за деньги. Но счастье — это не все.

    Джин Сиберг.

    На последнем дыхании (я люблю этот фильм)

    Он умирает. Она живет. Она умерла очень давно. Он до сих пор живой. Все в черно-белых тонах. Только вдалеке сидит великий режиссер Жан-Пьер Мельвиль, он просто смотрит. Он как Тинто Брасс. Только все в черно-белых тонах…

    Он разрушает все вокруг. Она разрушит только его. Он убивает, он убегает от всех, а она просто продает газеты. Она действительно просто продает газеты. Об этом знает великий режиссер Бернардо Бертолуччи. Посмотрите его фильм Мечтатели, и вы тоже будете об этом знать. И тут они встречаются. Все будет хорошо? Конечно, нет, в самом конце он будет улыбаться…

    Это было очень давно. У меня есть диск с фильмами Жан-Люк Годара. Я начал изучать его творчество именно с этого фильма. Он первый, он знаковый, он очень простой, он гениальный. Годар снял фильм на все времена. Фильм не для всех, но в кавычках про каждого. Кто-то сказал, что это была настоящая волна. Наверное, он прав, французский кинематограф процветал. В те времена, он был пропитан сексом. Вы только посмотрите на актрису Джин Сиберг — она настоящая красавица. Я люблю ее. Годар сделал все правильно.

    Про этот фильм сказано очень много. Он есть во многих книгах. Он есть в этом мире. Он есть во мне. Я просто скажу, посмотрите этот фильм. Я буду любить тебя на последнем дыхании…

    Спасибо.

    10 из 10

    29 января 2010 | 13:14

    После просмотра этого фильма задаешься вопросом: «А была ли любовь?», но, как явствует из названия моей рецензии — любви не случилось.

    На протяжении всей картины мы наблюдаем противостояние героев — мужчины и женщины, француза и американки, «простого парня» и образованной девицы, прожигателя жизни и бесчувственной последовательницы законов выживания путем наименьшего сопротивления. В этой борьбе побеждает герой Бельмондо, он чувствует жизнь, и это помогает ему отринуть рамки ханжеской морали, в полной мере ощутить вкус к жизни и, пресытившись, скорчить рожу недовозлюбленной, закрыть глаза самому себе. То, что в финальной сцене главный герой сам себе закрывает глаза символично — это демонстрирует то, что он сам себя загнал в угол, его «хождение по лезвию бритвы» могло продолжаться намного дольше, но он устал, выдохся, пришло время остановить эту гонку.

    Мои мысли сумбурны, и, конечно, не отображают в полной мере всю ценность картины, я написала лишь о том, что тревожило меня, какие мысли возникли во время просмотра. Конечно, стоило бы сказать о совершенно потрясающей манере, в которой снят фильм, о новаторствах монтажа и т п, но это сделали лучше меня другие люди, так что не буду повторяться, скажу лишь, что то, как снят этот фильм, заслуживат отдельного внимания и, возможно, отдельного фильма.

    29 июня 2015 | 21:12

    Творчество Годара во многом базируется на тех вещах, которые мы привыкли наблюдать, но не видеть, мы о них слышали, но не вслушивались! Казалось бы, простые, жизненные, донельзя будничные ситуации в его работах приобретают глубокий оттенок важности и многозначительности. А когда мы вновь возвращаемся к реальности, то задаемся вопросом — а не сон ли, не видение это было?

    Режиссер, пытаясь отклониться от канонических и догматических форм искусства, всегда действует по наитию, интуитивно, пытаясь докопаться до глубины там, где ее никто не видит. Где абсолютно каждый (в т. ч. и мы с вами) прикован к своему окружению, к вещам, людям, формам поведения (подобно героям Платоновского мифа), социальным устоям. В свою очередь персонажи Годара являются теми «героями», которые узрели свет истины (практически всегда ослепительный и смертельный) и пытаются донести его до зрителей.

    Таков и главный герой фильма «На последнем дыхании» — противник социума, бунтарь, смельчак, прозорливый проходимец и… борец! Самой жизнью своей (находясь «в пограничной ситуации» между бытием и ничто) он доказывает кратковременность, текучесть, изменчивость бытия, а потому и придает ему ценность, окрашивает сугубо прагматическое существование в романтические тона.

    Кажется, что и сама его ограничивается сегодняшним днем, часом, минутой, секундой наслаждения. Бытие сокращается, кольцо сжимается, покуда не сократится до последнего неделимого мига, блаженства или (что чаще) смерти.

    Но, в данном случае, персонаж не получился бы столь колоритным и запоминающимся, если бы Бельмондо не поймал ту пластику, живость, страсть главного героя. Его харизма потрясает — жесты, походка, манера речи. В идейном плане, он служит как бы поворотным, переходным пунктом от вечных, непримиримых бунтарей, одиночек, героев раннего кинематографа к следующим, позднейшим — несколько подуставшим, смотрящим на мир отстраненным, холодным циническим взглядом. Это — взгляд загнанного зверя, уже неспособного что-либо отрицать, испуганного, находящегося в шоке от происходящего, пытающегося хоть как-то сохранить остатки мужества и стойкости, ищущего свободы, но априори знающего о ее иллюзорности, «фантоме свободы» (герой Николсона в фильме «Профессия репортер» — вот, по моему мнению, истинный символ того времени). НО! Пока еще наш герой полон сил, мужественен, решителен, уверен в себе. Но предстоящие изменения уже ясно проглядываются, о чем и сам Мишель говорит довольно ясно ("Я устал»)

    В фильме множество символов — вечно тлеющая сигарета Мишеля, разговоры о Ренуаре, пародирование американки- гримасничанье («все-таки ты обезьяна») и т. д. Они по сути и составляют фирменный Годаровский стиль.

    Особо следует отметить операторскую работу. Камера здесь предстает не бесстрастным фиксирующим действия персонажей механизмом, а живым участником событий. Она постоянно в действии, движении, динамике. Годар — мастер именно городских съемок. Его любимые места там, где есть большое скопление людей — кафе, площади, кинотеатры, автострады и т. д. (появляется возможность острее подчеркнуть одиночество героев и безумие мира).

    В целом же, можно сказать, что фильм является этакой философской притчей, выраженной в художественной форме. Притчей о жизни, о любви, о мужестве, об искусстве и, конечно, о смерти. Выбрать что-то одно затруднительно, ведь наше бытие так многогранно, жаль только, что мы этого не знаем! НО! «На последнем дыхании» — это и есть попытка(!) явить нам жизнь… И попытка удачная.

    В заключение привожу цитату английского философа Т. Карлейля:

    «Богатство мира — в оригинальных людях.»

    20 марта 2013 | 10:25

    Иной раз я думаю, а что скажет о нас будущий историк? Для

    характеристики современного человека ему будет достаточно одной фразы: «Он

    блудил и читал газеты». (Альбер Камю «Падение», 1956)


    «На последнем дыхании» Жан-Люка Годара — этапная лента мирового кинематографа. Будучи важнейшим событием Французской Новой волны, фильм вкупе с последующей деятельностью режиссера в 60-е оказал серьезное влияние на киноискусство, став объектом для многочисленных подражаний и цитирований.

    В принципе, приблизительно такую пафосную и скупую информацию можно получить из статей кинокритиков и энциклопедических справочников. Но объективное зачастую является неважным для субъекта. Годар очень остроумно обрисовывает эту закономерность в диалоге своих персонажей о полотне известного французского импрессиониста.

    - Тебе нравится?

    - Неплохо.

    - Это великий художник, Ренуар…

    - Я же сказал — неплохо!


    Можно долго говорить о том, чем важна эта картина для эволюции и революций киноистории, можно взяться за бесконечное перечисление режиссеров, обязанных дебюту Годара, и сколько угодно можно удивляться смелости новаторских приемов… Но мне куда интереснее объяснить, почему же «На последнем дыхании» так сильно нравится лично мне. Я посмотрел этот фильм впервые около года назад, с того момента пересматривал фильм четыре раза, и с каждым просмотром картина только прибавляла в яркости впечатлений. Но понимание того, каким же образом этот фильм так глубоко пробрался в мое существо, раз от разу ускользало от меня не хуже Джеймса Бонда, хитроумными уловками спасающегося от злодеев. И, наконец, я понял. Киношедевр Годара — уникальный сплав философских раздумий и беспричинных бунтарств. Эти две составляющие творения мастерски переплетены между собой: порой невозможно понять, где кончаются дурачества героев и начинается поток сознания автора. Иногда создается впечатление, что история, вырвавшись из-под контроля создателей, несется по ухабам обстоятельств сама по себе. И это впечатление отнюдь не случайно: сценарий картины писался утром перед съемками, а большинство диалогов — импровизации актеров в рамках обозначенного сюжета…

    Итак, передо мной два мира картины «На последнем дыхании»: безудержный мир фатально-беспутных поступков главного героя, в котором, словно эхо, звучат социально-философские размышления режиссера, и мир Парижа. Сначала заглянем во второй.

    1. «В Париже все хотят быть актерами. Участь зрителя никого не устраивает», — Жан Кокто

    После первого просмотра фильма меня долго не покидало ощущение, что я полтора часа провел в Париже конца 50-х. Годар скажет в своем втором фильме «Маленький солдат»: «Фотография — это правда. Кино это правда 24 раза в секунду». Что ж, надо признать, его дебютная работа — редкий пример фиксации времени. Заполонившие улицы и проспекты машины, американские фильмы в кинотеатрах, Эйфелева башня, огни ночных улиц, газетные лотки, Триумфальная арка, кафе и магазины, из которых можно позвонить, а по тротуарам — спешащие и суетящиеся люди, много, много людей, тонущих в бесшабашной занятости французской столицы… На глаза попадаются плакаты цитируемых фильмов, вперемешку с сигналами автомобилей звучит Моцарт, на стенах комнаты — Пикассо и Ренуар… иногда в кадре мелькает обложка журнала «Cahiers du cinéma», из редакции которого вышли многие деятели Французской новой волны…

    Черно-белая палитра кадра придает однородность всему в ленте: костюмам прохожих, машинам и фасадам зданий… В фильме будто документально запечатлен город, он един, целостен. Запечатлены и его жители; например, самого Годара зритель может разглядеть в одной из последних сцен фильма, притаившегося с газетой на заднем плане. А если попробовать погрузиться в ленту, можно полушутливо заявлять, что гулял по Парижу тех времен. И, может, мельком видел самого Мишеля Пуакара, о котором сейчас пойдет речь…

    2. «Жизнь имеет в точности ту ценность, которой мы хотим ее наделить», — Ингмар Бергман

    Смысловое ядро фильма похоже — бесформенный кусок глины, на который режиссер бросает луч света под разными углами; тени при этом получаются совершенно разными, неожиданными. И все для того, чтобы максимально выразительно рассказать о своем персонаже.

    Своего героя Годар писал с послевоенной французской молодежи, где-то сгущая краски и утрируя, но все же оставаясь верным настроениям болезненной эпохи. Этим режиссер соглашается с Альбером Камю, чье высказывание я взял эпиграфом к отзыву. Действительно, жизнь Мишеля Пуакара — блуд, как в прямом, так и переносном смысле. Беспорядочность для него в порядке вещей. А чтение газет — жалкая попытка уследить за хаосом вокруг. А когда на первой полосе — его фотография под заголовком «Убийца!», газеты становятся способом гнаться и за самим собой. Но уж очень трудно — это не может полиция, с этим не справиться и Мишелю. События, разделяемые часами, сжимаются в мгновение. Он приносит смерть, секундой позже — видит ее со стороны. Рассказывает о воре — грабит сам. Смотрит на себя в зеркало — момент — собственное лицо скрывается за жестом подражания киношному герою. Истинные экзистенциальные ситуации проносятся перед глазами бешеным калейдоскопом, но нет времени ни на что, кроме насущного. А это сводится к одному — бежать, бежать, бежать. Перевести дух. Снова бежать. И все растраченные пограничные моменты, идеальные для самопознания, — лишь незаконченные вопросы «почему», остающиеся без ответов. Пустота.

    Не подлежит сомнению, что столь безжалостный и вызывающий портрет может нарисовать лишь смелый и умный художник. И, скорее всего, отчаянный автор знал ответы на поставленные самим собой вопросы. Возможно, Годар считал смыслом жизни искусство — как способ оставить что-то после себя. Он говорит это словами придуманного американского писателя, на пресс-конференции которого участвует главная героиня: «Хочу стать бессмертным, а потом — умереть». Патриция, студентка из Америки, впадает в глубокую задумчивость после услышанного. А у нее есть шанс оставить след? Может, подарив своей жизнью жизнь новую?

    Годар оставляет героиню растеряно моргать за большими стеклами темных очков и устремляется к Мишелю. У Пуакара нет духовных метаний и нравственных проблем, нет желания остановиться, задуматься. Или хотя бы подумать. Лишь в конце его настигает усталость. Но это — все та же пустота, точнее, опустошение. Возвращаясь к наследию философской мысли ХХ века, можно вспомнить другое изречение Камю: «Не быть любимым — это всего лишь неудача, не любить — вот несчастье». Был ли Мишель счастлив? Трудный вопрос… он любил, и до конца думал о Патриции. Но эти мысли приносили только печаль, которую он считал компромиссом, и, не соглашаясь с упомянутым Патрицией прозаиком Уильямом Фолкнером, выбирал между печалью и забвением последнее, правда, не придавая особенного значения словам. Но именно выбор человека, если верить экзистенциальной философии, определяет его судьбу. Осмысленный выбор или нет — неважно. А в забвении нет жизни: ни своей, ни оставленной за собой. Есть пустота. Опять эта пустота…

    10 из 10

    15 марта 2010 | 15:39

    В фильме Годара особенностью является смешение кино и реальности. Часто актеры словно напрямую общаются со зрителем, глядя в камеру. Но это ощущение прямого общение исчезает из-за использования рваного монтажа, создающего впечатление фрагментарности, возвращающего к мысли, что перед нами кино. Так же к этому склоняют и многочисленные аллюзии, особенно на фильмы нуара. Но текстовая ткань выполняет противоположную роль — и заставляет поверить в действительность происходящего. Диалоги семантически деконструктивны, они словно существуют вне времени, места и не всегда соотнесены с сюжетом, который отходит на второй план, рождая раскол между текстом и художественным миром. Речь героев потрясающа — это мысли, произносимые вслух, не задумываясь, поток искренних импульсов. Очень яркая особенность, отвлеченные диалоги, полные чувства, полета.

    На последнем дыхании — это значит здесь и сейчас, нет ни будущего, ни прошлого. Остается беспечность и беззаботность, отличительные черты героя. Сам вызывает двойственное отношение: обаяние влюбленного в сочетании с цинизмом убийцы и вора. Смешиваются черты, киноприемы и жанры. Неореалистические съемки, романтический образ героя, элементы нуара, а также детектива, ведь расследуется преступление, и драмы, закончившейся со смертью героя, погибшего от пули у ног возлюбленной.

    Годар в этом фильм проявляется как искусный повар, сочетающий, казалось бы, несовместимые ингредиенты, и создающий в итоге нечто потрясающее и эффектное. он говорит просто о сложных вещах, что доказывает его талант. И он берет банальную детективную историю за основу и превращает ее в уникальное произведение, совершенно особенный фильм.

    26 января 2012 | 18:49

    Наслаждаться жизнью не запретишь, если человек не выходит за рамки закона. Но когда преступник заходит слишком далеко, что бы вновь выйти сухим из воды и продолжать вести свой беззаботный разгульный образ жизни, то за ним начинают охотиться самые опытные детективы страны. И хотя у него все еще есть неплохой шанс избежать правосудия, любовь держит его в городе, где не сегодня-завтра на него оденут наручники.

    Классик французского кинематографа Жан-Люк Годар в начале 60-х снял одну необычную кинокартину, которая во многом стала новаторской. Для своего полнометражного дебюта он выбрал историю о любви вора и журналистки, которые молоды и безумно любят жизнь и друг друга, только сами это еще не до конца осознали.

    «- Машина создана для того, что бы ездить, а не тормозить.»

    Главный герой этой истории живет именно по этому принципу. Он успел сменить множество работ, пока не нашел свое истинное призвание — быть вором. Для Мишеля жизнь представляется захватывающим приключением, где он ничего не планирует заранее и всегда поддается порыву сердца, поступая так, как ему заблагорассудится. Он неравнодушен к девушкам в общем, но только одна заставляет его почувствовать себя неуязвимым и рискнуть всем, лишь бы провести в ее компании несколько дней. Совсем еще молодой Жан-Поль Бельмондо превосходно сыграл харизматичного афериста. Его герой просто покоряет своими манерами, уверенностью и тем, на что он готов ради своей любви.

    «- Французы всегда говорят на секунду, а уходят минут на пять.»

    Юная американка Патрисия, которая внешне очень похожа на истинную парижанку, еще точно не знает, чего хочет от жизни, но очень старается стать хорошей журналисткой. Ее невинная красота обеспечивает повышенное внимание со стороны мужского пола и она умело этим пользуется, хотя временами старается, что бы остальные заметили не только ее внешность, а и просвещенность в вопросах современной культуры. Очаровательная Джин Сиберг создала яркий образ легкомысленной девушки, которой нравится играть в игры с любовью и которая еще не догадывается, чем это может обернуться.

    Запоминается также и персонаж писателя Парвулеско. Этот герой, который появляется на экране всего лишь в одном эпизоде, высказывает довольно-таки интересные мысли и предубеждения, говоря о различиях американок и француженок. Жан-Пьер Мельвиль умело воплотил столь умного и надменного мужчину.

    Кинокартина поражает своей искренностью. Наблюдать за двумя главными героями, их мелкими ссорами и тем, как они открыто проявляют свои чувства — одно удовольствие. Часто возникает такое ощущение, что они не актеры, а простые люди, которые переживают столь бурную влюбленность, а мы, зрители, всего лишь подсматриваем за ними. Дополнительного очарования истории добавляет отсутствие цветов — шарм черно-белого кинофильма делает фильм еще более романтичным и немного беззаботным, таким, каковым и является главный герой. Отдельно хочется отметить работу оператора Рауля Кутара. Солнечные виды Парижа, крупные планы главных героев — именно он позаботился о том, что бы фильм визуально был прекрасным, как и улыбка главной героини. Очень впечатляет сцена в спальне Патрисии и сам финал. Такая история просто не могла закончиться по-другому.

    Любовь, любовь и снова любовь, приносящая то счастье, то страдания. Но неизменно прекрасная, немного наивная и настоящая, которая будет с человеком до самого последнего вздоха.

    26 августа 2011 | 23:10

    Безусловно, этот фильм ценен не только тем, что это была первая полнометражная работа Годара (ставшая началом направления «новой волны» во Франции) с молодым Бельмондо, но и своим сложным философским подтекстом.

    Молодая и наивная американка Патриция, которая познакомилась с молодым, но убежденным бандитом Мишелем, была верна ему даже, когда узнала, что он убил полицейского и находится в розыске. Она даже «вошла во вкус» и сама предложила ему угнать одну из машин, но ее верность прекратилась, после того, как он сам невольно дал ей намек:

    Патриция: «Доносить, я считаю, это плохо».

    Мишель: «Нет, это нормально: доносчики доносят, воры воруют, убийцы убивают… влюбленные любят».

    После этого, она подумала и поняла, что не любит его, поэтому и донесла, чтобы он уехал (точнее сбежал) в Рим без нее и чтобы они больше никогда не увиделись. Но получилось так, что он уже устал быть только вором (и с некоторых пор убийцей), в нем что то стало меняться, т. к. он полюбил ее, (как это ни странно) и его прежние «понятия» уже перестали иметь значение, поэтому он не захотел бежать в Рим без нее. Для нее, ТАКАЯ его реакция была полной неожиданностью, она была уверена, что он захочет сбежать, но ему это было уже не интересно. Единственное, что взволновало его в последний момент, это чтобы полиция не поймала его друга, который должен за ним приехать, но спасать самого себя он уже не хотел.

    9 из 10

    7 мая 2013 | 18:40

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Сиквелы & приквелы

    подробнее

    Новости


    Раз в десять лет британское издание Sight & Sound публикует список пятидесяти лучших фильмов по результатам опроса кинематографистов и киноведов. Свыше 800 кинокритиков, режиссеров, сценаристов, прокатчиков из самых разных уголков мира поставили на первое место ленту Альфреда Хичкока «Головокружение». (...)
     
    все новости

    Интервью


    Если почитаешь какие-нибудь исследования по этой теме или сам попробуешь раскопать всякую информацию о маньяках, то первое, на что ты обратишь внимание, - эти люди среди нас, они живут такой же, как мы, жизнью, и постепенно меняют наш мир. И ты с этим ничего не можешь поделать (...)
     
    все интервью

    Статьи


    Издательство Rosebud Publishing, ответственное за выпуск многих русскоязычных версий классических книг о кино, готовит к релизу «Разговоры с Мельвилем» Рюи Ногейра — подборку интервью с режиссером Жан-Пьером Мельвилем, снимавшим Делона, Бельмондо и Вентуру, а также повлиявшим на Квентина Тарантино и Джона Ву. КиноПоиск представляет фрагмент этого увлекательного текста. (...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Пока звезды только готовятся к открытию 65-го Берлинского кинофестиваля давайте немного посмотрим на истоки Берлинале — одного из старейших и главных европейских киносмотров. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Голос улицStraight Outta Compton26 364 020
    2.Миссия невыполнима: Племя изгоевMission: Impossible - Rogue Nation11 451 746
    3.Синистер 2Sinister 210 542 116
    4.Хитмэн: Агент 47Hitman: Agent 478 326 530
    5.Агенты А.Н.К.Л.The Man from U.N.C.L.E.7 317 374
    21.08 — 23.08подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Фантастическая четверкаFantastic Four159 207 141
    2.Агенты А.Н.К.Л.The Man from U.N.C.L.E.99 430 069
    3.Синистер 2Sinister 269 971 203
    4.Миссия невыполнима: Племя изгоевMission: Impossible - Rogue Nation35 462 019
    5.Упс… Ной уплыл!Ooops! Noah is Gone...26 979 715
    20.08 — 23.08подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители1 803 636266 735
    Деньги442 852 588 руб.33 014 497
    Цена билета245,53 руб.21,14
    20.08 — 23.08подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    15.ПрестижThe Prestige8.634
    16.Игры разумаA Beautiful Mind8.632
    17.Криминальное чтивоPulp Fiction8.620
    18.Операция «Ы» и другие приключения Шурика8.615
    19.Властелин колец: Возвращение КороляThe Lord of the Rings: The Return of the King8.603
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    26.Раскол мстителейCaptain America: Civil War93.56%
    27.Лазурный берегBy the Sea93.45%
    28.Иллюзия обмана: Второй актNow You See Me: The Second Act93.44%
    29.Лига справедливости: Часть 1The Justice League Part One93.41%
    30.Тайная жизнь домашних животныхThe Secret Life of Pets93.39%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Мой кровавый Валентин 3DMy Bloody Valentine139
    Общественный туалетHwajangshil eodieyo?1
    КонтактContact2
    12 разгневанных мужчин12 Angry Men127
    История России XX века3
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Фантастическая четверкаFantastic Four4.561
    Агенты А.Н.К.Л.The Man from U.N.C.L.E.7.916
    КаникулыVacation7.139
    УльтраамериканцыAmerican Ultra6.805
    Необыкновенное путешествие Серафимы
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Хитмэн: Агент 47Hitman: Agent 4703.09
    Темные тайныDark Places10.09
    Бегущий в лабиринте: Испытание огнёмMaze Runner: The Scorch Trials17.09
    Шальная картаWild Card24.09
    ЭверестEverest24.09
    премьеры