всё о любом фильме:

На последнем дыхании

À bout de souffle
год
страна
слоган«The film that was banned for 4 years. Why..?»
режиссерЖан-Люк Годар
сценарийЖан-Люк Годар, Франсуа Трюффо
продюсерЖорж де Борежар
операторРауль Кутар
композиторМарсиаль Солаль
монтажСесиль Декуги
жанр драма, мелодрама, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Франция  2.21 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время87 мин. / 01:27
Номинации (1):
Мишель Пуакар — настоящий прожигатель жизни, зарабатывающий на жизнь кражами дорогих машин. Он никогда не задумывается о последствиях своих криминальных выходок — просто живет, как хочет, ни на кого не рассчитывая, ни с кем не считаясь. Видимо, потому что молод и самонадеян.

Но однажды, по дороге в Париж, Мишель убивает полицейского: просто для того, чтобы избежать неприятных расспросов. Но с этой минуты в его жизни больше не будет ничего, кроме неприятностей.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
97%
57 + 2 = 59
8.7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Чтобы сделать игру актёров более непринуждённой, Годар объяснял актёрам что от них требуется в сцене прямо во время съёмок.
    • Мишель Пуакар упоминает некоего Боба Монтанье. Боб Монтанье — это главный герой фильма Жан-Пьера Мельвиля «Боб-игрок» (1955).
    • Мишель Пуакар в фильме иногда представляется Ласло Коваксом. Ласло Ковакс — это персонаж поставленного в 1959 году Клодом Шабролем фильма «На двойной поворот ключа».
    • Годар не мог себе позволить операторскую тележку, так что оператора во многих сценах катали на стуле с колёсиками. Он позаимствовал эту технику у Жан-Пьера Мельвиля.
    • Сам Мельвиль появляется в эпизодической роли писателя Парвулеску, у которого берет своё первое интервью Патриция. Ответы на ее вопросы и стиль поведения Мельвиль заимствовал у Набокова — все это он подсмотрел в одном из телевизионных интервью с писателем.
    • еще 2 факта
    Трейлер 02:05

    файл добавилProstoFomenko

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Первая лента всего лишь 29-летнего Жан-Люка Годара стала программной не только для этого режиссёра, бывшего кинокритика, а также подлинным этапом для французской «новой волны» (не случайно, что в создании сценария принимал Франсуа Трюффо и художественным руководителем считался Клод Шаброль) и всего мирового кино, вобрав в себя кинематографические поиски и открытия на рубеже 50—60-х годов, причём сам Годар оказался родоначальником понятия «рваного монтажа». Фильм «На последнем дыхании» можно смело назвать вехой в общественном сознании той эпохи. Обычный криминальный сюжет (молодой вор, Мишель Пуакар, который занимается кражей автомобилей, случайно убивает полицейского, пытается скрыться, но его собственная возлюбленная, недавно встреченная юная журналистка-американка Патриция, выдаёт Мишеля полиции) явился для Годаpa поводом для создания произведения, выражающего квинтэссенцию времени. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 102 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    «На последнем дыхании» — дебютный полнометражный фильм Жана-Люка Годара, который принёс ему первый международный успех. Фильм, рассказывающий о жизни мелкого жулика, которого предаёт его возлюбленная, снимался вовсе без сценария и на крохотный бюджет. У Годара были лишь наброски сцен, диалоги приобретали окончательную форму на репетициях и во время съёмки, актёрам довольно много приходилось импровизировать. Ещё одна необычная особенность фильма — это отсутствие титров.

    Фильмы Годара, как и работы других режиссёров «новой волны», носят на себе отпечаток его личности.

    Художественная ткань этой ленты насквозь пропитана отсылками к различным произведениям искусства (например, когда звучит музыка Моцарта или мелькают картины Ренуара, Пикассо…). Сюжетная линия составлена из элементов голливудских кинофильмов в жанре нуар.

    Это самый очаровательный чёрно-белый фильм, который я видела. После просмотра осталось ощущение, будто я только что прогулялась по старому Парижу. Рекомендую тем, кто любит разглядывать и всматриваться в детали.

    1 июня 2011 | 23:22

    Невероятный Жан-Люк Годар! В его фильмах настоящая жизнь, настоящие эмоции, настоящие проблемы послевоенного поколения. Протест против всего окружающего. Лозунг молодежи — «Запрещать запрещается», и скоро, в мае 1968 года, Париж накроет волна студенческих демонстраций. Фильмы Годара дают нам возможность изнутри посмотреть на обычную жизнь того потерянного поколения.

    Пересказывать сюжет — бесполезно. Фильм просто надо смотреть и чувствовать. Главный герой этой картины — Мишель Пуаккар в исполнении Жан-Поля Бельмондо — живет «на последнем дыхании». Он не задумывается о будущем, не идет вперед, у него нет цели в жизни. Бельмондо захватывающе бесподобен — он не только потрясающе играет, он еще и превосходно сложен, очень привлекательный и вполне можно понять Патрисию (Джин Сиберг), которая не смогла устоять перед его обаянием. Хотя Патрисия довольно разумная и осторожная девушка, она же американка. И стрижка у нее замечательная.

    Этот фильм интересен не только тем, что он стал громким дебютом Жан-Люка Годара, но еще и тем, что практически каждая современная французская (и не только) кинолента содержит отсылки к этому фильму (в большей степени, чем к другим годаровским лентам), многочисленные оммажи, а на кого-то стиль Годара оказал очевидное сильное влияние (на Квентина Тарантино, например). Режиссер гений, бесспорно. Такого тонкого понимания психологии героев надо еще поискать. И чем больше времени проходит, тем больше можно найти символов в этом совершенно шедевральном фильме.

    В конце концов, это собственный выбор каждого из нас — погрязнуть в рутине или жить на последнем дыхании.

    22 августа 2010 | 20:41

    Не знаю, насколько Жан-Люк Годар велик или его таковым сделали, но пока что лично для меня по просмотру трёх его картин, счёт два один не в пользу француза. Из того, что понравилось, это короткометражка «Шарлотта и её Жюль». Пока лишь она одна. «Презрение» с Брижит Бардо не особо затронуло струны сердца и души. В качестве третейского судьи решил посмотреть «На последнем дыхании», тем более что давненько не смотрел картин с участием Бельмондо. Ну, что сказать ? Увы, не проникся. А жаль…

    Итак, перед нами одна личность. А личность ли ? Всё в один голос воскликнут, что да. Соглашусь. Характер у Мишеля Пуакара есть, это не отнять. Ну, а как иначе, когда ведёшь такой образ жизни, когда ты и Мишель Пуакар и тут же Ласло Ковач, и разбойник с большой дороги и обольститель девушек. Колесит колесит, наш Мишель по Парижу и ничтоже сумняшеся убивает полицейского. Раскаяния нет, поехал колесить дальше, покудова не встретил газетчицу Патрицию. Обстрижена под мальчика, и что он в ней нашел, можно вспомнить слова из песни Аллы Пугачёвой. Постоянно только одно желание переспать с малышкой, хотя до этого у них уже «это» было. Ладно, колесим дальше.

    Надобно позвонить Антонио Берутти, за которым должок. Звоним. Колесим дальше, покудова опять не набредём на малышку Патрицию. В перерывах между перемещениями по трассе, разговоры по душам. С кем ? Правильно. С малышкой Патрицией. И так весь фильм. Джин Сиберг не так, чтобы плоха в роли Патриции, но почему именно она ? Пригласи скажем Годар ту же Аниту Экберг, эффект был бы куда более значительным. И всё-таки возвращаясь к главному герою, герою Бельмондо. Как-то не показался он мне молодчагой. Есть бандиты, так бандиты. Есть грешники, так грешники. А этот именно, что прожигатель, без царя в голове.

    Тут необходимо сделать оговорку. В фильме конечно явственно прозвучит, что Мишель Пуакар устал. Устал и ему все осточертело и надоело, ему скучно. Пошёл бы робить на завод, да женился бы, скуку как рукой бы сняло. А так он то ли жив, то ли ещё не умер.

    Героиня Джин Сиберг тоже какая-то бесцветная. Спит с начальником, спит с Мишелем и не знает чего ей собственно хочется. В общем под стать герою. И как эти два обоюдно уставших от жизни и флегматичных человека притянулись друг к друга, одному богу известно. Нет, что ни говори, а веет от этого фильма какой бесцельностью вкупе с лукавством. Не веришь, ни в этого бродягу, ни в эту газетчицу, а значит не веришь режиссёру. И снова, в миллионный раз, возникает вопрос для чего, для кого ? Не знаю, возможно я глубоко не прав и мне стоит посмотреть и другие работы Годара, а пока что в раздумьях…

    5 из 10

    11 июня 2015 | 05:56

    Тот редкий момент, когда направление важнее определенного результата. И в отличие от «Мужского-женского», излишне погруженного в срезы социополитических и поколенческих реалий, «На последнем дыхании» не настолько похож на диспут и более общечеловечен. На него нет мерки.

    Молодой Пуакар живет в нашем упорядоченном мире, как говорится, чисто символически, он не ищет в чем и за кем правда, не зависит ни от кого. Из него явно не получился бы метатель бисера из пословицы. Трудно понять почему, но мы смотрим и ждем, чтоб его обаятельный гедонизм не кончался. Это одна из лучших, если не лучшая роль Бельмондо, в одном ряду со «Стукачом». И Сиберг на пару с ним не менее открыта, загадочна и совсем лишена академичности.

    Поразительная ценность этой красивой жизни лежит по-видимому в неопределенности каждого из нас, в едких думах о завтра и выборе. Герой герою рознь, но ведь у каждого есть право на жизнь по-своему, долгую или короткую.

    Эта жизнь — обаятельный реверанс черно-белому старине Богарту. Мир фаталиста остается всполохом, с филигранным своей улыбкой финалом. Noir. Судьба.

    5 марта 2012 | 08:58

    Не знаю почему, но фильмы Годара у меня ассоциируются с юношеством, точнее с порой студенчества и «На последнем дыхании» — не исключение.

    Весь фильм — смесь из бесшабашного, безумного, влюбчивого молодого духа и едких мыслей о том, что всё происходящее вокруг неправильно и ведёт к неизбежному разрушению. Отношения мужчин и женщин в фильмах Годара всегда выглядели очень странно — ведь на экране мы привыкли видеть нечто более конкретное, прямое, а здесь в «Последнем дыхании» мы получаем спутанные, местами абсурдные, но такие чертовски реалистичные диалоги, которыми отличаются практически все фильмы этого режиссёра.

    Сюжет здесь, по сути, является всего лишь дополнением к общей обстановке поэтичной (не поэтической) аскезы, которой подвержена французская «новая волна». Не могу с полной уверенностью сказать, что я понял этот фильм, но (да простят меня те, кто уверен, что Годар — псевдо-гений для псевдо-интеллектуалов) это кино, строящееся на совершенно иных принципах, нежели то, что мы привыкли видеть, и такое кино стоит смотреть.

    Не ожидайте от этого фильма каких-то откровений или ответов на вопросы — этот фильм сам по себе — не дописанный вопрос: «Pourq…».

    28 марта 2009 | 20:38

    Безусловно, этот фильм ценен не только тем, что это была первая полнометражная работа Годара (ставшая началом направления «новой волны» во Франции) с молодым Бельмондо, но и своим сложным философским подтекстом.

    Молодая и наивная американка Патриция, которая познакомилась с молодым, но убежденным бандитом Мишелем, была верна ему даже, когда узнала, что он убил полицейского и находится в розыске. Она даже «вошла во вкус» и сама предложила ему угнать одну из машин, но ее верность прекратилась, после того, как он сам невольно дал ей намек:

    Патриция: «Доносить, я считаю, это плохо».

    Мишель: «Нет, это нормально: доносчики доносят, воры воруют, убийцы убивают… влюбленные любят».

    После этого, она подумала и поняла, что не любит его, поэтому и донесла, чтобы он уехал (точнее сбежал) в Рим без нее и чтобы они больше никогда не увиделись. Но получилось так, что он уже устал быть только вором (и с некоторых пор убийцей), в нем что то стало меняться, т. к. он полюбил ее, (как это ни странно) и его прежние «понятия» уже перестали иметь значение, поэтому он не захотел бежать в Рим без нее. Для нее, ТАКАЯ его реакция была полной неожиданностью, она была уверена, что он захочет сбежать, но ему это было уже не интересно. Единственное, что взволновало его в последний момент, это чтобы полиция не поймала его друга, который должен за ним приехать, но спасать самого себя он уже не хотел.

    9 из 10

    7 мая 2013 | 18:40

    Эта картина режиссера Жана — Люка Годара начинатель «новой французской волны». Это новое кино во Франции которого не было. Фильм был снят за крохотный бюджет, и бюджет никак не повлиял на фильм, он замечательный. Сюжет фильм крутится вокруг Мишеля Пуаккара, молодого преступника, который ворует автомобили, Мишель человек грубый, он хочет делать так как ему хочется, он простой парень занимается воровством, так он зарабатывает себе на жизнь, но вдруг он убивает полицейского, и он объявлен в розыск, у него начинаются крупные неприятности. Он встречает свою подругу американку Патрисию Франкини, у нее появляется влечение к этому молодому человеку.

    Актёры в фильме просто превосходны, Жан — Поль Бельмондо у него в этом фильме дебют, он удачный настолько что это его лучшая картина за всю карьеру, он сыграл Мишеля превосходно, мне его игра понравилась. Джин Сиберг — безусловно красивая актриса, которая решила попытать счастье в Европе, снимаясь у французских режиссеров, она сыграла Патрисию, яркую и красивую девушку, её образ мне очень запомнился. Этот дуэт шикарен. Музыкальные композиции мне понравились, легкая и расслабляющая музыка украшает данную ленту. Я вполне согласен с влиятельным кинокритиком Роджером Эбертом, который назвал эту картину лучшим дебютом в истории кино. В итоге мы имеем фильм, который хорошо запоминается, хороший сюжет, отличные актёры, а самое главное французская лёгкость.

    «На последнем дыхании» — лёгкий, интересный и запоминающийся фильм, один из лучших французских картин. Советую посмотреть эту ленту, каждый киноман должен это посмотреть. Приятного просмотра!

    10 из 10

    26 октября 2012 | 15:08

    Как человеку далекому в принципе от французского кинематографа, знающему, что есть такая «новая волна», и, абсолютно не представляющему, что собой являла «старая», наверное, ведь и такая есть, то, что называют «кино до Годара», в общем, мне довелось посмотреть этот фильм взглядом самого простого зрителя, не отягощенного багажом просмотренных фильмов (а я уверена, что очень много есть, что посмотреть), а также какими-либо историческими, биографическими и прочими сведениями. Это меня как-то совершенно лишает и желания и возможности сравнивать и что-то искать, но в данном случае это даже хорошо.

    Помню в детстве какие-то кадры из кино, где был очень загорелый мужчина, улыбающийся, слегка похожий на обезьяну, как-то запомнила я, что это был Бельмондо. А тут он молодой совсем, но такой же, как в моих воспоминаниях, обаятельный. История живая, герой колоритный, героиня очаровательная, их общая странная история, но все же история любви. Неторопливый побег от полиции все время на грани попадания к ним в руки, в ритме авантюрной прогулки, по пути заскакивая к барышням, останавливая все же выбор на одной — американской журналистке Патриции, но все же не стоит забывать, что Мишель — настоящий преступник и убийца.

    Французы — американцы. Мужчина — женщина. Он безгранично свободен, она закована в сплошные рамки. Какие-то сравнения на уровне поиска друг в друге стереотипных черт проводят сами герои. Да и смотрятся они эффектно: обезьяноподобный, но весьма симпатичный для женского пола преступник, и хорошенькая, в легком полосатом платьице, стриженая под мальчика, журналистка, активно продающая «Нью-Йорк Геральд Трибьюн», которая, думаю, многим посмотревшим запала в память (этот эпизод даже упоминается в позднем фильме Бернардо Бертолуччи «Мечтатели»), как один из ярких кадров кино тех лет. Кино, в принципе, можно растащить на эти самые кадры. А еще, знаю, что «На последнем дыхании» переснимали с «использованием» Ричарда Гира (против которого лично ничего не имею), но все же, заочно мне кажется, ни к чему этого делать, потому что этот фильм и это название принадлежит Годару, Бельмондо, Джин Сиберг, Парижу, 1960-му году, в общем, всему тому. Хоть идея и благодатная, и велик, наверное, соблазн взять и из нее что-то напереснимать и напеределывать. Но вот не рациональный преступник, поначалу просто наслаждавшийся своей неуловимостью, не думающий ни о чем, под конец чертовски уставший от всей этой беготни, единственный и неповторимый все же, как и сдавшая его, но все же, наверное, любящая возлюбленная.

    А еще, раньше не знала, кто такая актриса Джин Сиберг, которая мне понравилась, когда посмотрела ее биографию, меня как-то очень тронула ее трагичная судьба. В фильме же ее героиня просто очаровательна, полна жизненной энергии, несмотря на преобладание в итоге рациональности над авантюризмом, и на фактическое предательство своего возлюбленного. Но если конец этой истории — это конец Мишеля, то мне почему-то кажется, что у Патриции все впереди, по крайней мере, в кино.

    Что странно, ни про один черно-белый фильм не могу такого сказать, почему-то все время представляла, какого цвета была на героях одежда и т. д. Такое вот вдруг возникло ощущение. Но это все же мелочи. А фильм, как и его герои, все же действительно яркий, несмотря на черно-белую пленку.

    9 ноября 2010 | 15:52

    Пожалуй, есть что-то неуловимо и неумолимо французское в этом, лишенном прагматизма, но полном необъяснимой импульсивности жизненном принципе — быть революционером. Причём совершенно порой не важно в какую внешнюю или внутреннюю сферу жизни направлен этот революционный пыл, этот бунт против исконных правил и норм — литература ли это, политика или же кинематограф. С последним же у французских культурных деятелей и вовсе особые отношения, ибо не будь приснопамятного «Прибытия поезда» братьев Люмьер история мирового кинематографа началась бы отнюдь не во Франции, ставшей его колыбелью. В послевоенный же период, начиная с пятидесятых годов, кинематограф вообще, а не только французский, решили заново переизобрести «молодые бунтари», вдохновленные идеологией бунтарства без причины штатовского разлива, те, кто и создали так называемую Новую Волну — Трюффо, Шаброль, Годар, Рене, Роб-Грийе, причём можно было со стопроцентной уверенностью говорить о существовании двух лагерей кинононконформистов-формалистов, которые в творческом плане были и схожи, и несхожи между собой, но общей целью что условно первого лагеря (Годар и Ко), что второго(Рене и Роб-Грийе) было лишь одно — тотальное перекраивание кинематографической ткани, изобретение его сызнова. И одним из этапных годов Новой Волны стал 1960 год, год годаровского дебюта картиной «На последнем дыхании».

    Годар начинает свою картину внезапно, без излишних предисловий, сразу пуская зрителя во внутренний мир Мишеля Пуаккара, вся жизнь которого есть в сущности своей вечным бегством от реальности и постоянным преследованием теней его невысказанного прошлого. Впрочем, есть ли вообще реальность как таковая в годаровской киновселенной? Во многом она сконструирована из парадоксов, когда на нарочито небрежную, близкую к документалистике, манеру съёмки, отсутствие внятного сюжета, импровизационный стиль актерского существования в кадре накладываются в такой удачно воссозданной «нашей» реальности персонажи, эту реальность жизни не вполне отображающие, эдакие тотальные авторские метафоры, живые идеи и не более чем во всеобщем постмодернистском изложении. Лишь спустя 8 лет, во время памятных студенческих выступлений, Париж будет буквально наводнен такими вот Мишелями Пуаккарами, читавшими Маркса и Кон-Бендита и жаждущих с неистребимым максимализмом перемен. Но до этого они лишь вызревали, напивались до пьяну новыми идеями нового кинематографа и Пуаккар стал не столько отражением эпохи больших перемен, но зеркалом, в котором каждый увидел, или попытался увидеть сам себя.

    Заметно и иное. Спустя ровно 55 лет Годар снимет «Прощай, речь» — не меньший смелый кинематографический манифест, чем и «На последнем дыхании». Кажется, что между этими картинами пропасть в первую очередь идеологическая — бунту противопоставляется самокопания, а на смену тотальному хаосу киноязыка пришёл искусный и искусственный формализм, даже герои иные на первый взгляд. Но что Мишель, что Гедеон равны между собой — первый противится обществу с его диктатурой вечных правил и поведенческих установок, а второй противится любви, в которой не видит смысла. Годар будто замыкает круг собственной философии, прийдя к тем же обреченным бунтарским установкам, что довлели в его раннем и лучшем творчестве.

    Но что из себя представляет годаровский герой? Пуаккар — это вообще-то герой безгеройного времени, времени, когда новые герои ещё не успели родиться, но старые уже отошли; он промежуточен и сугубо самоопределяющ в своём полумифическом состоянии бунтарского сознания. Он даже не герой, сколь Антигерой в широчайшем и чисто литературном понимании, существующий в пространстве чистого как лист нового кино. Примечательно, что такой Антигерой просто невозможен в так называемом «новом романе» Роб-Грийе, Сарота и Бютора; Годар негласно вступает в полемику с этим трио, предлагая, помимо привычного и для них экзистенциального томления, ещё и беспросветное ощущение тотального отрицания Мишелем Пуаккаром всего. Nihil verum est licet omnia — таков жизненный принцип Мишеля, носящего маску героя американских нуаров, подражающему Богарту, но на поверку не во всем близком даже Джеймсу Дину. Это самое nihil и есть тем главным душевным состоянием, в котором пребывает герой Годара — отражение не режиссёра, но грядущей эпохи безвременья, когда все координаты потеряются в хаосе революционного брожения. Нет и не будет никакой невыносимой лёгкости бытия, а есть лишь не менее невыносимая его тяжесть, тот атмосферный столб, что душит и мешает жить, дышать полной грудью. Оттого Пуаккар кажется даже вневременнным персонажем, который рожден лишь для того, чтобы умереть, ибо смысл жизни от него ускользает, а любовь не кажется тем единственным спасением от всех бед, тем более, что и возлюбленная его из такой же категории неопределившихся, чересчур импульсивных натур, для которых важен лишь этот момент жизни; нет привычки смотреть на перспективу, так как и этой самой перспективы тоже пока нет.

    Любая же социополитическая вертикаль в картине Годара не угадывается даже на периферии рваного повествования. Где-то, но не в рамках художественного пространства годаровской ленты, есть социальное брожение, резкое недовольство тем положением дел, что сложились в Четвёртой Республике, и вот-вот массовое недовольство, даже невероятная ярость, выплеснется кипятком тотального неповиновения на парижские улицы, однако этих настроений в фильме Годара нет. И нет его в Мишеле с его духом противоречия и усталостью от жизни. Кажется порой, что он сам стремился как можно быстрее завершить свой жизненный марафон, много позже названный нашим режиссером Данелия «осенним». И невзирая на очевидную летнюю жару на парижских улицах в фильме Годара, возникает явственное ощущение, что в душе Мишеля Пуаккара давно наступила такая осень, изматывающий сплин, что ведёт героя к двум вариантам разрешения собственной вселенской усталости — или самовольное дуло во рту, или пистолет у виска, но со стороны тех, кому он должен. При этом Годар как исключительный Демиург решает за зрителей, выбрав спорный второй вариант. Спорный за счёт своего очевидного сюжетного распутывания основного драматургического узла — Пуаккара лишают даже намека на выбор, на отвоевание собственного права на смерть. Бунт без причины завершается смертью, причина которой оказывается лишь в том, что Мишель Пуаккар не смог по-настоящему обрести себя и в итоге спасти этим себя. Он всегда хотел быть против, а не за, так как идеалов не видел, да и они были мертвы. Его конфликт и с обществом, и с самим собой не мог разрешиться последующей обыденностью, рутиной, бытом как таковым, а семейный уют казался чем-то архаичным, устаревшим, ненужным, притворным. И вычеркнув себя из жизни, он сделал благородной и собственную смерть, в которой был полёт, неистовый бег, дыхание свободы, которой всегда мало и как никогда много.

    14 июня 2015 | 09:05

    Иной раз я думаю, а что скажет о нас будущий историк? Для

    характеристики современного человека ему будет достаточно одной фразы: «Он

    блудил и читал газеты». (Альбер Камю «Падение», 1956)


    «На последнем дыхании» Жан-Люка Годара — этапная лента мирового кинематографа. Будучи важнейшим событием Французской Новой волны, фильм вкупе с последующей деятельностью режиссера в 60-е оказал серьезное влияние на киноискусство, став объектом для многочисленных подражаний и цитирований.

    В принципе, приблизительно такую пафосную и скупую информацию можно получить из статей кинокритиков и энциклопедических справочников. Но объективное зачастую является неважным для субъекта. Годар очень остроумно обрисовывает эту закономерность в диалоге своих персонажей о полотне известного французского импрессиониста.

    - Тебе нравится?

    - Неплохо.

    - Это великий художник, Ренуар…

    - Я же сказал — неплохо!


    Можно долго говорить о том, чем важна эта картина для эволюции и революций киноистории, можно взяться за бесконечное перечисление режиссеров, обязанных дебюту Годара, и сколько угодно можно удивляться смелости новаторских приемов… Но мне куда интереснее объяснить, почему же «На последнем дыхании» так сильно нравится лично мне. Я посмотрел этот фильм впервые около года назад, с того момента пересматривал фильм четыре раза, и с каждым просмотром картина только прибавляла в яркости впечатлений. Но понимание того, каким же образом этот фильм так глубоко пробрался в мое существо, раз от разу ускользало от меня не хуже Джеймса Бонда, хитроумными уловками спасающегося от злодеев. И, наконец, я понял. Киношедевр Годара — уникальный сплав философских раздумий и беспричинных бунтарств. Эти две составляющие творения мастерски переплетены между собой: порой невозможно понять, где кончаются дурачества героев и начинается поток сознания автора. Иногда создается впечатление, что история, вырвавшись из-под контроля создателей, несется по ухабам обстоятельств сама по себе. И это впечатление отнюдь не случайно: сценарий картины писался утром перед съемками, а большинство диалогов — импровизации актеров в рамках обозначенного сюжета…

    Итак, передо мной два мира картины «На последнем дыхании»: безудержный мир фатально-беспутных поступков главного героя, в котором, словно эхо, звучат социально-философские размышления режиссера, и мир Парижа. Сначала заглянем во второй.

    1. «В Париже все хотят быть актерами. Участь зрителя никого не устраивает», — Жан Кокто

    После первого просмотра фильма меня долго не покидало ощущение, что я полтора часа провел в Париже конца 50-х. Годар скажет в своем втором фильме «Маленький солдат»: «Фотография — это правда. Кино это правда 24 раза в секунду». Что ж, надо признать, его дебютная работа — редкий пример фиксации времени. Заполонившие улицы и проспекты машины, американские фильмы в кинотеатрах, Эйфелева башня, огни ночных улиц, газетные лотки, Триумфальная арка, кафе и магазины, из которых можно позвонить, а по тротуарам — спешащие и суетящиеся люди, много, много людей, тонущих в бесшабашной занятости французской столицы… На глаза попадаются плакаты цитируемых фильмов, вперемешку с сигналами автомобилей звучит Моцарт, на стенах комнаты — Пикассо и Ренуар… иногда в кадре мелькает обложка журнала «Cahiers du cinéma», из редакции которого вышли многие деятели Французской новой волны…

    Черно-белая палитра кадра придает однородность всему в ленте: костюмам прохожих, машинам и фасадам зданий… В фильме будто документально запечатлен город, он един, целостен. Запечатлены и его жители; например, самого Годара зритель может разглядеть в одной из последних сцен фильма, притаившегося с газетой на заднем плане. А если попробовать погрузиться в ленту, можно полушутливо заявлять, что гулял по Парижу тех времен. И, может, мельком видел самого Мишеля Пуакара, о котором сейчас пойдет речь…

    2. «Жизнь имеет в точности ту ценность, которой мы хотим ее наделить», — Ингмар Бергман

    Смысловое ядро фильма похоже — бесформенный кусок глины, на который режиссер бросает луч света под разными углами; тени при этом получаются совершенно разными, неожиданными. И все для того, чтобы максимально выразительно рассказать о своем персонаже.

    Своего героя Годар писал с послевоенной французской молодежи, где-то сгущая краски и утрируя, но все же оставаясь верным настроениям болезненной эпохи. Этим режиссер соглашается с Альбером Камю, чье высказывание я взял эпиграфом к отзыву. Действительно, жизнь Мишеля Пуакара — блуд, как в прямом, так и переносном смысле. Беспорядочность для него в порядке вещей. А чтение газет — жалкая попытка уследить за хаосом вокруг. А когда на первой полосе — его фотография под заголовком «Убийца!», газеты становятся способом гнаться и за самим собой. Но уж очень трудно — это не может полиция, с этим не справиться и Мишелю. События, разделяемые часами, сжимаются в мгновение. Он приносит смерть, секундой позже — видит ее со стороны. Рассказывает о воре — грабит сам. Смотрит на себя в зеркало — момент — собственное лицо скрывается за жестом подражания киношному герою. Истинные экзистенциальные ситуации проносятся перед глазами бешеным калейдоскопом, но нет времени ни на что, кроме насущного. А это сводится к одному — бежать, бежать, бежать. Перевести дух. Снова бежать. И все растраченные пограничные моменты, идеальные для самопознания, — лишь незаконченные вопросы «почему», остающиеся без ответов. Пустота.

    Не подлежит сомнению, что столь безжалостный и вызывающий портрет может нарисовать лишь смелый и умный художник. И, скорее всего, отчаянный автор знал ответы на поставленные самим собой вопросы. Возможно, Годар считал смыслом жизни искусство — как способ оставить что-то после себя. Он говорит это словами придуманного американского писателя, на пресс-конференции которого участвует главная героиня: «Хочу стать бессмертным, а потом — умереть». Патриция, студентка из Америки, впадает в глубокую задумчивость после услышанного. А у нее есть шанс оставить след? Может, подарив своей жизнью жизнь новую?

    Годар оставляет героиню растеряно моргать за большими стеклами темных очков и устремляется к Мишелю. У Пуакара нет духовных метаний и нравственных проблем, нет желания остановиться, задуматься. Или хотя бы подумать. Лишь в конце его настигает усталость. Но это — все та же пустота, точнее, опустошение. Возвращаясь к наследию философской мысли ХХ века, можно вспомнить другое изречение Камю: «Не быть любимым — это всего лишь неудача, не любить — вот несчастье». Был ли Мишель счастлив? Трудный вопрос… он любил, и до конца думал о Патриции. Но эти мысли приносили только печаль, которую он считал компромиссом, и, не соглашаясь с упомянутым Патрицией прозаиком Уильямом Фолкнером, выбирал между печалью и забвением последнее, правда, не придавая особенного значения словам. Но именно выбор человека, если верить экзистенциальной философии, определяет его судьбу. Осмысленный выбор или нет — неважно. А в забвении нет жизни: ни своей, ни оставленной за собой. Есть пустота. Опять эта пустота…

    10 из 10

    15 марта 2010 | 15:39

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    Сиквелы & приквелы

    подробнее

    Новости


    Раз в десять лет британское издание Sight & Sound публикует список пятидесяти лучших фильмов по результатам опроса кинематографистов и киноведов. Свыше 800 кинокритиков, режиссеров, сценаристов, прокатчиков из самых разных уголков мира поставили на первое место ленту Альфреда Хичкока «Головокружение». (...)
     
    все новости

    Интервью


    Если почитаешь какие-нибудь исследования по этой теме или сам попробуешь раскопать всякую информацию о маньяках, то первое, на что ты обратишь внимание, - эти люди среди нас, они живут такой же, как мы, жизнью, и постепенно меняют наш мир. И ты с этим ничего не можешь поделать (...)
     
    все интервью

    Статьи


    Издательство Rosebud Publishing, ответственное за выпуск многих русскоязычных версий классических книг о кино, готовит к релизу «Разговоры с Мельвилем» Рюи Ногейра — подборку интервью с режиссером Жан-Пьером Мельвилем, снимавшим Делона, Бельмондо и Вентуру, а также повлиявшим на Квентина Тарантино и Джона Ву. КиноПоиск представляет фрагмент этого увлекательного текста. (...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Пока звезды только готовятся к открытию 65-го Берлинского кинофестиваля давайте немного посмотрим на истоки Берлинале — одного из старейших и главных европейских киносмотров. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Человек-муравейAnt-Man24 765 000
    2.ПикселиPixels24 000 000
    3.МиньоныMinions22 100 000
    4.Девушка без комплексовTrainwreck17 300 000
    5.ЛевшаSouthpaw16 500 000
    24.07 — 26.07подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.МиньоныMinions273 485 396
    2.Человек-муравейAnt-Man268 131 875
    3.Терминатор: ГенезисTerminator Genisys56 901 597
    4.Гороскоп на удачу31 905 550
    5.Убрать из друзейUnfriended18 932 414
    16.07 — 19.07подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 767 2732 065 884
    Деньги700 547 311 руб.517 082 486
    Цена билета253,15 руб.1,22
    16.07 — 19.07подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    160.Песнь моряSong of the Sea8.168
    161.Тренер КартерCoach Carter8.166
    162.Октябрьское небоOctober Sky8.166
    163.12 стульев8.165
    164.Шерлок ХолмсSherlock Holmes8.163
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    21.Звёздные войны: Пробуждение силыStar Wars: Episode VII - The Force Awakens94.36%
    22.Дом странных детейMiss Peregrine's Home for Peculiar Children94.28%
    23.Великолепная семеркаThe Magnificent Seven94.18%
    24.007: СПЕКТРSpectre94.12%
    25.ПрогулкаThe Walk94.11%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    СосныWayward Pines22
    Токийская невестаTokyo Fiancée2
    МиньоныMinions44
    Человек-муравейAnt-Man85
    Голубь сидел на ветке, размышляя о бытииEn duva satt på en gren och funderade på tillvaron5
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    МиньоныMinions6.577
    ПикселиPixels6.378
    Человек-муравейAnt-Man7.505
    Бумажные городаPaper Towns6.618
    ВиселицаThe Gallows4.785
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Миссия невыполнима: Племя изгоевMission: Impossible - Rogue Nation06.08
    Шальная картаWild Card06.08
    СтрингерNightcrawler06.08
    Агенты А.Н.К.Л.The Man from U.N.C.L.E.13.08
    Фантастическая четверкаFantastic Four20.08
    премьеры