всё о любом фильме:

На последнем дыхании

À bout de souffle
год
страна
слоган«The film that was banned for 4 years. Why..?»
режиссерЖан-Люк Годар
сценарийЖан-Люк Годар, Франсуа Трюффо
продюсерЖорж де Борежар
операторРауль Кутар
композиторМарсиаль Солаль
монтажСесиль Декуги
жанр драма, мелодрама, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Франция  2.21 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время87 мин. / 01:27
Номинации (1):
Смотрите в кино:
1 сеанс в 1 кинотеатре
Москва
сменить город
Мишель Пуакар — настоящий прожигатель жизни, зарабатывающий на жизнь кражами дорогих машин. Он никогда не задумывается о последствиях своих криминальных выходок — просто живет, как хочет, ни на кого не рассчитывая, ни с кем не считаясь. Видимо, потому что молод и самонадеян.

Но однажды, по дороге в Париж, Мишель убивает полицейского: просто для того, чтобы избежать неприятных расспросов. Но с этой минуты в его жизни больше не будет ничего, кроме неприятностей.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
97%
56 + 2 = 58
8.6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Чтобы сделать игру актёров более непринуждённой, Годар объяснял актёрам что от них требуется в сцене прямо во время съёмок.
    • Мишель Пуакар упоминает некоего Боба Монтанье. Боб Монтанье — это главный герой фильма Жан-Пьера Мельвиля «Боб-игрок» (1955).
    • Мишель Пуакар в фильме иногда представляется Ласло Коваксом. Ласло Ковакс — это персонаж поставленного в 1959 году Клодом Шабролем фильма «На двойной поворот ключа».
    • Годар не мог себе позволить операторскую тележку, так что оператора во многих сценах катали на стуле с колёсиками. Он позаимствовал эту технику у Жан-Пьера Мельвиля.
    • Сам Мельвиль появляется в эпизодической роли писателя Парвулеску, у которого берет своё первое интервью Патриция. Ответы на ее вопросы и стиль поведения Мельвиль заимствовал у Набокова — все это он подсмотрел в одном из телевизионных интервью с писателем.
    • еще 2 факта
    Трейлер 02:05

    файл добавилProstoFomenko

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Первая лента всего лишь 29-летнего Жан-Люка Годара стала программной не только для этого режиссёра, бывшего кинокритика, а также подлинным этапом для французской «новой волны» (не случайно, что в создании сценария принимал Франсуа Трюффо и художественным руководителем считался Клод Шаброль) и всего мирового кино, вобрав в себя кинематографические поиски и открытия на рубеже 50—60-х годов, причём сам Годар оказался родоначальником понятия «рваного монтажа». Фильм «На последнем дыхании» можно смело назвать вехой в общественном сознании той эпохи. Обычный криминальный сюжет (молодой вор, Мишель Пуакар, который занимается кражей автомобилей, случайно убивает полицейского, пытается скрыться, но его собственная возлюбленная, недавно встреченная юная журналистка-американка Патриция, выдаёт Мишеля полиции) явился для Годаpa поводом для создания произведения, выражающего квинтэссенцию времени. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 86 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Острый прищур недобрых глаз, слюнявая сигарета в зубах, вечно надвинутая на глаза шляпа, развинченная походка. Перед нами главный герой фильма -Мишель. Он вечно куда-то бежит: то ли от себя, то ли от общества. И сам себя ставит вне закона, совершая преступления, одно за другим, и все это по пути, как бы развлекаясь и играя.

    Мишель агрессивен в отношении окружающего мира, и, соответственно, мир враждебен ему. Он объявил личную войну обществу и на наших глазах становится отщепенцем, изгоем этого общества. Хотя, на самом деле, за цинизмом и жестокостью мы видим растерянность. Он одинок, у него нет близкого, сильного друга, который мог бы его поддержать морально. А его случайная подружка оказалась предательницей.

    Мишель, в сущности, не бунтовщик, а, скорее, жертва этого общества. Не он отверг общество, а общество отвергло его, безжалостно и хладнокровно. Все эти факторы и привели к разрушению личности.

    Одиночество героя ощущается в чуть ли не каждом эпизоде. Уличная толпа и он: он не сливается с толпой, а один, сам по себе. Эпизод, когда он заходит к одной знакомой девице, чтобы перехватить деньжат. Она не обращает на него внимания, переодевается у него на глазах и говорит ему о своих новостях. Он уходит, обокрав ее. Только ли за деньгами приходил он?

    Затем мы видим сцены с Патрицией. Он хочет удержать ее, уговаривает ее поехать с ним в Италию. Что это?Любовь?Нет, это всего лишь жажда контакта. Но она тем более не способна на какое-то проявление дружбы или понимания. Он ей нравится, этот отчаянный парень, но и только. Она эгоистична. Поэтому так легко и просто она сдает его, набрав номер телефона.

    Когда он узнает о предательстве, он все равно сохраняет спокойствие. И снова бежит мимо равнодушных прохожих, пока не рухнет замертво на асфальт. То был бег по привычке, потому что он живет, только двигаясь, мчась, словно знает, что остановка опасна для него — тогда придется многое обдумывать, многое решать. Он живет на последнем дыхании.

    Свою личную войну с обществом он проиграл.

    8 из 10

    16 декабря 2010 | 13:38

    Тот редкий момент, когда направление важнее определенного результата. И в отличие от «Мужского-женского», излишне погруженного в срезы социополитических и поколенческих реалий, «На последнем дыхании» не настолько похож на диспут и более общечеловечен. На него нет мерки.

    Молодой Пуакар живет в нашем упорядоченном мире, как говорится, чисто символически, он не ищет в чем и за кем правда, не зависит ни от кого. Из него явно не получился бы метатель бисера из пословицы. Трудно понять почему, но мы смотрим и ждем, чтоб его обаятельный гедонизм не кончался. Это одна из лучших, если не лучшая роль Бельмондо, в одном ряду со «Стукачом». И Сиберг на пару с ним не менее открыта, загадочна и совсем лишена академичности.

    Поразительная ценность этой красивой жизни лежит по-видимому в неопределенности каждого из нас, в едких думах о завтра и выборе. Герой герою рознь, но ведь у каждого есть право на жизнь по-своему, долгую или короткую.

    Эта жизнь — обаятельный реверанс черно-белому старине Богарту. Мир фаталиста остается всполохом, с филигранным своей улыбкой финалом. Noir. Судьба.

    5 марта 2012 | 08:58

    Французские фильмы всегда завораживают. Особенно старые.

    Иногда даже полезно отвлечься и послушать, не вслушиваясь, всю ту чепуху, которую мелят друг другу пары. Посмотреть на погони за кадиллаками. Прелестные костюмы и образы героев.

    Неповторимый и молодой Бельмондо.

    В старых французских фильмах все-таки уделялось значение деталям.

    Газеты, сигареты — одна за другой, а этот странный жест с потиранием губ, который в конце фильма повторяет героиня.

    Кстати, удивило отсутствие этих старо заезженных ракурсов из машины. Когда герои сидят в качающейся машине, а картинка за окном двигается сама по себе.

    Это забавно, безусловно. Даже некий шарм придает… Но здесь этого нет.

    Сюжет.. Франция. Франция, Париж — это всегда любовь, как ни банально. Разная, но любовь.

    Во время просмотра периодически вспоминала фильм «Бонни и Клайд». И герои не такие, и сюжет иной. Но ассоциация возникла.

    А вообще отличный фильм. Особенно приятен в холодный дождливый вечер)

    Смотрится не на последнем, но на одном дыхании)

    9 из 10

    22 декабря 2010 | 02:07

    Фильм Годара волшебный, волнующий, лёгкий, независимый, безмятежный. Хоть сюжет и напряжённый: угонщик — убийца, который своим умением делать всё, как он хочет и выживает.

    Но смотря кино, полностью расслабляешься, потому что действие прекрасно, герои живут и дышат в унисон с вами.

    Сказано, что это мелодрама, но половину фильма вам точно захочется посмеяться. Над легкомысленной американкой-журналисткой, которая оказывается образованной и начитанной. Над проделками героя Бельмондо. Над самой жизнью: ведь герой сам сделал себя неуловимым, жил на 100%, а потом сам решил сдаться. Вот что значит: стал бессмертным, а потом умер.

    9 из 10

    31 марта 2009 | 20:42

    «Что такое кино?» — на вопрос, вынесенный на обложку книги французского кинокритика и киноведа Андре Базена, а также основателя журнала «Cahiers du cinéma», объединившего молодое поколение кинокритиков, стремившихся не только оценивать, но и желающих повлиять на французский кинематограф, отвечает «Французская новая волна» — пример воплощения революционно-критической теории кинематографа на пленке. Первыми характерными фильмами движения стали: «Красавчик Серж» Клода Шаброля, «400 ударов» Франсуа Трюффо, «На последнем дыхании», являющийся показательным фильмом движения, режиссера Жан-Люка Годара. «На последнем дыхании» является совместным фильмом активистов движения — Годар снял его по оригинальному сценарию Трюффо, что придало фильму своеобразный характер. Трюффо вложил в сценарий пленительную мечтательность, а Годар привнес грубость интеллектуализма. Такой союз стал результатом автомобильного авантюризма Мишеля Пуакара, столкнувшегося со своими противоречивыми чувствами под нависшей лавиной, готовой обрушиться от выкрика, окрашенного любовным оттенком: «Патриция, поехали со мной в Рим!».

    Мишеля Пуакара сыграл Жан-Поль Бельмондо, на момент съемок имевший известность только во Франции. Бельмондо сумел сохранить двойственность фильма и отчаянную эстафетную типичность, развивающуюся с первых кадров — Мишель, прячущийся за газетой с фотографией полуобнаженной девицы, делает жест, позаимствованный у одного из героев Хамфри Богарта. Эти аллюзии, включая «сигаретную эстафету» — Мишель постоянно прикуривает новую сигарету от старой, словно раздувает искорку угасающей жизни, еще не раз повторятся в фильме. Достаточно в фильме и «говорящих» киноафиш, которые постоянно напоминают Мишелю о погони за ним, наряду с «говорящими» сценами — на глазах Мишеля автомобиль сбивает человека на мотороллере, что отсылает его к убийству «флика», и Мишель сразу же обращается к продавцу газет. Каждая деталь создает атмосферу преследования, даже постоянно доносящийся из-за кадра звук полицейской сирены вносит ощущение «закадровой погони».

    Через киноафиши и фильмы на экранах кинотеатров Годар и Трюффо подчеркивают индивидуальность их кинематографического образования, таким образом, выражая пиетет не в титрах, например, в фильм введена девушка на улице, продающая журнал «Cahiers du cinéma», она подходит к Мишелю и предлагает купить номер журнала: «Месье, вы поддерживаете молодых?», на что Мишель отвечает: «Нет, я предпочитаю старых». Подобным образом Годар в последующих фильмах будет анонсировать либо выпускаемые фильмы «нововолновцев», либо упоминать свои предыдущие фильмы, например в фильме Годара, «Женщина есть женщина» герой Бельмондо намеревается смотреть «На последнем дыхании» по одной из программ телевидения.

    Применение данных ссылок в фильме «На последнем дыхании» очевидно для «недавних кинокритиков», но из-за отсутствия практического опыта возникло разногласие с продюсером, так как первоначальный монтажный вариант вышел затянутым. И Годару пришлось прибегать к приему jump cut, выдуманному еще «фокусником» Ж. Мельесом. Так этот прием наилучшим образом нашел гармонию с ритмом и темпом фильма — стремительно развивающееся время в кадре ускоряет свой ход за счет «пожирания пространства».

    Предыдущее занятие кинокритикой привело и к использованию приема aside, при этом «нововолновцы» осознавали всю ироничность данного приема, но использовали его, особенно в начале фильма, как барьер от неискушенного зрителя и критика. Герой Бельмондо поворачивается в сторону зала, заявляя: «Если вы не любите море, если вы не любите горы, если вы не любите город — катитесь к чертям».

    В связи с сокращением продолжительности фильма, Годару пришлось нарушать и другие правила монтажа, что привело к «эстетике непрофессионализма».

    Для «французской новой волны» стал характерен свой стиль:

    - длинные кадры, иногда снятые с использованием подручных средств;

    - съемки на улицах, где часто можно увидеть зевак;

    - съемка в квартирах у друзей;

    - импровизированные диалоги.

    «Французская новая волна» имеет олицетворение в образе Мишеля — «он нарушает законы во имя любви». Уважение американскому кинематографу Трюффо собрал в образе подруги Мишеля — Патриции — американской студентки, приехавшей учиться во Францию. Роль Патриции исполнила Джин Сиберг, которую Годар выбирал исходя из факта возможного успеха фильма. Во время съемок Сиберг сомневалась в манере работы Годара и тем более в успехе, но, который все-таки состоялся, после чего Сиберг сыграла свою героиню из фильма «На последнем дыхании» в короткометражке Годара «Le Grand Escroc». Также образ Патриции отсылает к последующим героиням фильмов Трюффо — образ роковой женщины, из-за которой мужчина погибает, — еще одна составляющая «французской новой волны»- авторский стиль.

    Сцены, в которых Патриция не понимает сленг Мишеля, овеяны наивностью и романтичностью. Наилучший пример — символическая сцена гибели героя Бельмондо и его последние слова презрения, то ли обращенные Патриции, то ли адресованные миру в целом.

    Итог: сюжет фильма строится на повествовательной форме, выдержанной жанра road-movie, безумный ритм кадров затеняет отсутствие драматизма действий. Наилучший образец революционного движения, насыщенный киноцитатами и стилистическими инновациями.

    Киноцитата: «Грусть — это глупо. Я выбираю небытие. Это не лучше, но грусть — это компромисс. А мне нужно всё или ничего».

    10 из 10

    6 сентября 2009 | 18:39

    Великолепный фильм. В нем прекрасны все мелочи и хорошо продуманы главные персонажи — Мишель, который постоянно гладит свои губы, Патриция — американка, совсем не понимающая французов.

    Замечательная музыка и необычный монтаж держат зрителя в напряжении весь фильм (что свойственно хорошему детективу).

    В общем, классика мирового кинематографа.

    10 из 10

    28 февраля 2009 | 18:04

    Иной раз я думаю, а что скажет о нас будущий историк? Для

    характеристики современного человека ему будет достаточно одной фразы: «Он

    блудил и читал газеты». (Альбер Камю «Падение», 1956)


    «На последнем дыхании» Жан-Люка Годара — этапная лента мирового кинематографа. Будучи важнейшим событием Французской Новой волны, фильм вкупе с последующей деятельностью режиссера в 60-е оказал серьезное влияние на киноискусство, став объектом для многочисленных подражаний и цитирований.

    В принципе, приблизительно такую пафосную и скупую информацию можно получить из статей кинокритиков и энциклопедических справочников. Но объективное зачастую является неважным для субъекта. Годар очень остроумно обрисовывает эту закономерность в диалоге своих персонажей о полотне известного французского импрессиониста.

    - Тебе нравится?

    - Неплохо.

    - Это великий художник, Ренуар…

    - Я же сказал — неплохо!


    Можно долго говорить о том, чем важна эта картина для эволюции и революций киноистории, можно взяться за бесконечное перечисление режиссеров, обязанных дебюту Годара, и сколько угодно можно удивляться смелости новаторских приемов… Но мне куда интереснее объяснить, почему же «На последнем дыхании» так сильно нравится лично мне. Я посмотрел этот фильм впервые около года назад, с того момента пересматривал фильм четыре раза, и с каждым просмотром картина только прибавляла в яркости впечатлений. Но понимание того, каким же образом этот фильм так глубоко пробрался в мое существо, раз от разу ускользало от меня не хуже Джеймса Бонда, хитроумными уловками спасающегося от злодеев. И, наконец, я понял. Киношедевр Годара — уникальный сплав философских раздумий и беспричинных бунтарств. Эти две составляющие творения мастерски переплетены между собой: порой невозможно понять, где кончаются дурачества героев и начинается поток сознания автора. Иногда создается впечатление, что история, вырвавшись из-под контроля создателей, несется по ухабам обстоятельств сама по себе. И это впечатление отнюдь не случайно: сценарий картины писался утром перед съемками, а большинство диалогов — импровизации актеров в рамках обозначенного сюжета…

    Итак, передо мной два мира картины «На последнем дыхании»: безудержный мир фатально-беспутных поступков главного героя, в котором, словно эхо, звучат социально-философские размышления режиссера, и мир Парижа. Сначала заглянем во второй.

    1. «В Париже все хотят быть актерами. Участь зрителя никого не устраивает», — Жан Кокто

    После первого просмотра фильма меня долго не покидало ощущение, что я полтора часа провел в Париже конца 50-х. Годар скажет в своем втором фильме «Маленький солдат»: «Фотография — это правда. Кино это правда 24 раза в секунду». Что ж, надо признать, его дебютная работа — редкий пример фиксации времени. Заполонившие улицы и проспекты машины, американские фильмы в кинотеатрах, Эйфелева башня, огни ночных улиц, газетные лотки, Триумфальная арка, кафе и магазины, из которых можно позвонить, а по тротуарам — спешащие и суетящиеся люди, много, много людей, тонущих в бесшабашной занятости французской столицы… На глаза попадаются плакаты цитируемых фильмов, вперемешку с сигналами автомобилей звучит Моцарт, на стенах комнаты — Пикассо и Ренуар… иногда в кадре мелькает обложка журнала «Cahiers du cinéma», из редакции которого вышли многие деятели Французской новой волны…

    Черно-белая палитра кадра придает однородность всему в ленте: костюмам прохожих, машинам и фасадам зданий… В фильме будто документально запечатлен город, он един, целостен. Запечатлены и его жители; например, самого Годара зритель может разглядеть в одной из последних сцен фильма, притаившегося с газетой на заднем плане. А если попробовать погрузиться в ленту, можно полушутливо заявлять, что гулял по Парижу тех времен. И, может, мельком видел самого Мишеля Пуакара, о котором сейчас пойдет речь…

    2. «Жизнь имеет в точности ту ценность, которой мы хотим ее наделить», — Ингмар Бергман

    Смысловое ядро фильма похоже — бесформенный кусок глины, на который режиссер бросает луч света под разными углами; тени при этом получаются совершенно разными, неожиданными. И все для того, чтобы максимально выразительно рассказать о своем персонаже.

    Своего героя Годар писал с послевоенной французской молодежи, где-то сгущая краски и утрируя, но все же оставаясь верным настроениям болезненной эпохи. Этим режиссер соглашается с Альбером Камю, чье высказывание я взял эпиграфом к отзыву. Действительно, жизнь Мишеля Пуакара — блуд, как в прямом, так и переносном смысле. Беспорядочность для него в порядке вещей. А чтение газет — жалкая попытка уследить за хаосом вокруг. А когда на первой полосе — его фотография под заголовком «Убийца!», газеты становятся способом гнаться и за самим собой. Но уж очень трудно — это не может полиция, с этим не справиться и Мишелю. События, разделяемые часами, сжимаются в мгновение. Он приносит смерть, секундой позже — видит ее со стороны. Рассказывает о воре — грабит сам. Смотрит на себя в зеркало — момент — собственное лицо скрывается за жестом подражания киношному герою. Истинные экзистенциальные ситуации проносятся перед глазами бешеным калейдоскопом, но нет времени ни на что, кроме насущного. А это сводится к одному — бежать, бежать, бежать. Перевести дух. Снова бежать. И все растраченные пограничные моменты, идеальные для самопознания, — лишь незаконченные вопросы «почему», остающиеся без ответов. Пустота.

    Не подлежит сомнению, что столь безжалостный и вызывающий портрет может нарисовать лишь смелый и умный художник. И, скорее всего, отчаянный автор знал ответы на поставленные самим собой вопросы. Возможно, Годар считал смыслом жизни искусство — как способ оставить что-то после себя. Он говорит это словами придуманного американского писателя, на пресс-конференции которого участвует главная героиня: «Хочу стать бессмертным, а потом — умереть». Патриция, студентка из Америки, впадает в глубокую задумчивость после услышанного. А у нее есть шанс оставить след? Может, подарив своей жизнью жизнь новую?

    Годар оставляет героиню растеряно моргать за большими стеклами темных очков и устремляется к Мишелю. У Пуакара нет духовных метаний и нравственных проблем, нет желания остановиться, задуматься. Или хотя бы подумать. Лишь в конце его настигает усталость. Но это — все та же пустота, точнее, опустошение. Возвращаясь к наследию философской мысли ХХ века, можно вспомнить другое изречение Камю: «Не быть любимым — это всего лишь неудача, не любить — вот несчастье». Был ли Мишель счастлив? Трудный вопрос… он любил, и до конца думал о Патриции. Но эти мысли приносили только печаль, которую он считал компромиссом, и, не соглашаясь с упомянутым Патрицией прозаиком Уильямом Фолкнером, выбирал между печалью и забвением последнее, правда, не придавая особенного значения словам. Но именно выбор человека, если верить экзистенциальной философии, определяет его судьбу. Осмысленный выбор или нет — неважно. А в забвении нет жизни: ни своей, ни оставленной за собой. Есть пустота. Опять эта пустота…

    10 из 10

    15 марта 2010 | 15:39

    Всё началось со сравнительно скромной премии за режиссуру, присуждённой дебютанту в полнометражном кинематографе на престижном международном кинофестивале в Западном Берлине. «На последнем дыхании» с блеском подтвердил серьёзность намерений молодых киноведов из «Кайю дю синема» кардинально обновить природу киноязыка, снискав, пожалуй, наивысшее (что косвенно подтверждает и солидный (тем более для бюджета в размере всего FRF 400 тыс.) зрительский успех картины, собравшей в национальном прокате аудиторию в 2,08276 млн. человек) признание среди произведений стихийно нараставшей «новой волны». Тридцатилетний Жан-Люк Годар едва ли рассчитывал на то, что пройдёт совсем немного времени — и картину безоговорочно признают вехой в истории культуры XX века, будут восхищённо цитировать и причислят к редким образчикам «абсолютного кинематографа». Резко ограниченные материальные возможности не оставляли времени на детальную проработку сценария, который Жан-Люк, оттолкнувшись от идеи единомышленника Франсуа Трюффо, дописывал и корректировал по ходу дела, не позволяли использовать дорогостоящее осветительное и звукозаписывающее оборудование. Годар импровизировал не меньше собственных исполнителей! Съёмка с осторожным (а главное, осмысленным) нарушением сложившихся технических норм, «спонтанная» смена ракурсов и вольное блуждание камеры (удивительный эффект, полученный оператором Раулем Кутаром с помощью нехитрых подручных средств), слияние речи действующих лиц с гулом парижских улиц соседствовали с демонстративным, почти хулиганским использованием архаичных приёмов вроде каше и затемнения. Но особые восторги вызвал, безусловно, новаторский «рваный монтаж», который (тем более в сочетании с лихорадочным джазовым лейтмотивом композитора Мартиаля Солаля, изредка перемежающимся с музыкой Моцарта) идеально передавал сумбурный, то ускоряющийся, то прерывающийся ритм действия, вдыхая новый смысл в вертовскую художественную формулу захваченной объективом «жизни врасплох». Жизни, отчаянно сопротивляющейся уложению в заданную схему криминального фильма, который тем не менее — настойчиво врывается в течение событий… Это было именно находкой, позволившей Жану-Люку Годару избавиться от длиннот и сухости повествования и вместе с тем — не вырезать, как советовал Жан-Пьер Мельвиль, несколько «второстепенных» эпизодов. Более опытный коллега, заметим, исполнил «знаковую» роль знаменитого американского романиста Павулеско, отвечающего на бездну многозначительных вопросов — и оставляющего без внимания глубокомысленные реплики мисс Франчини, также участвующей в интервью.

    Впрочем, эстетический прорыв в данном случае неотделим от своеобразного переворота в сознании, от уловленной и точно переданной (а в немалой степени — и спровоцированной!) авторами смены умонастроений, которая вскоре отзовётся на широком социальном уровне. В одной из ключевых сцен, уловив предостережение в названии голливудской ленты («Тем тяжелее будет падение»), Мишель напрасно пытается отмахнуться от тревожной мысли: навязчивое сравнение с Хэмфри Богартом словно материализуется, возникая в памяти всякий раз, когда в кадр будет попадать газета с фотоснимком разыскиваемого незадачливого убийцы. Может показаться странным, что беспрерывно курящий на манер своего кумира, скрывающийся от праздных прохожих (именно в таком качестве — обывателя-осведомителя — режиссёр отметился на экране собственной персоной) за солнцезащитными очками и широкополой шляпой, Пуакар, узнав о доносе Патрисии, не предпринимает попыток скрыться или оказать вооружённое сопротивление инспектору Виталю (надо же, самой «жизни»!) — и, умирая от пулевого ранения, лишь бросает возлюбленной предсмертное оскорбление. Совершив бессмысленное преступление, он тем самым — всецело и бесповоротно отдался во власть экзистенциальной ситуации, пребывая отныне «на последнем дыхании». В озвученной девушкой антиномии из «Шума и ярости» Мишель вовсе не из пустого бахвальства делает выбор — в пику Уильяму Фолкнеру — в пользу небытия, а не компромиссной печали. И на этом фоне променады по столице, поездки на угнанных автомобилях, поиск неуловимого приятеля и т. п. кажутся суматошными и даже излишними — воистину суетой сует, лишь отвлекающей от стержневой цели. Но кто сказал, что изменчивая и любопытствующая Патрисия поддастся на уговоры уехать в солнечный Рим или хотя бы перестанет механически выяснять значения неизвестных слов и захочет понять натуру неотступного француза?.. Роман Европы с Америкой был обречён изначально — останется лишь смутное воспоминание о прогулке по Елисейским полям. Жану-Полю Бельмондо и Джин Сиберг посчастливилось составить одну из самых славных пар, увековеченных целлулоидной плёнкой!

    Юная распространительница журнала «Кайю дю синема», предлагаемого Пуакару («Месье, Вы же не против молодёжи?»), получает отрицательный ответ. Согласно прозрению Годара, тот существует последние часы не просто как индивид: отживает своё эпоха самой фигуры «бунтаря без идеала», остающегося ветреным, даже когда включается в опасные игры в подражание героям любимых фильмов нуар. Это пока знакомая девушка Мишеля, ловко обкрадываемая им, не дописала на стене квартиры слово «pourquoi» (‘почему’). Но стоит самой радикальной — молодой — части общества сформулировать сакраментальный вопрос, зреющая «революционная ситуация» обретёт силу, и пуакаровский типаж будет вытеснен на обочину… С такой же неизбежностью, с какой время от времени начнёт возникать, точно из небытия, в разных странах: от родной Франции (например, в произведениях мастеров «новейшей волны» 1980-х) до… Советского Союза, где возродится в обличии загадочного Моро в исполнении Виктора Цоя.

    10 из 10

    4 октября 2012 | 02:03

    Когда-то, спустя много лет, герой Бельмондо из фильма «Ас из асов» в разговоре с еврейским мальчишкой-сиротой охарактеризует себя авантюристом. Это слово наиболее точно подходит под персонажей Жан-Поля Бельмондо, они сорвиголовы, они неугомонны, они не усидят на одном месте, каждый из них с широкой улыбкой явит зрителю незабываемые моменты. Даже в таком фильме как «На последнем дыхании» его герой авантюрист и бунтарь. Для посвященных, а в принципе и тех, кто хоть немного интересуется кинематографом, об этом фильме многое скажут две фразы: французская «новая волна» и Жан-Люк Годар.

    Здесь Бельмондо, конечно, не герой с приставкой «супер» с отлитой из бронзы улыбкой, здесь он молодой человек, ищущий себе места в жизни. Послевоенная Франция, времен только образовавшейся Пятой Республики, что подтвердят студенческие волнения в конце 60-х, не гарантирует каждому молодому человеку благоприятной жизни. Герой Бельмондо даже не пытается пойти честным путем, его «профессия» — угонщик, его принципы — эгоистичны. Убийство полицейского не оборачиваются для героя мучительными переживаниями о своем поступке, у него появляется новая цель: найти денег и укатить в Рим.

    Со временем герой будто смиряется со своей неминуемой участью. Он устал. Судя по всему — жить. В таком то юном возрасте. Словом не найдя себе места в обществе. Роль заботливого отца семейства ему не подойдёт, роль плохого отца принесет больше бед. Куда легче бросить всё. Уйти. Это отличительный признак «новой волны», ибо в коммерческих фильмах, так было, так и есть, ключевой становится роль бойца. Тот же Бельмондо многие годы спустя, окажется в амплуа героя-бойца — не желающего мириться с плачевными последствиями, идущего на пролом. Да такой образ карикатурный, но именно такие герои вызывают симпатии массового зрителя. Слабыми персонажами никто восхищаться не будет. Однако же это «новая волна»…

    Тем не менее, картина завораживающая. «На последнем дыхании» — сильное кино. Эмоциональное. Несмотря на то, что герой не вызывает симпатии, за его историей интересно наблюдать. Диалоги фильма также по праву должны быть отмечены. Несмотря уже на полувековую (страшно поверить) давность фильма разговоры героев не потеряли свою актуальность. Они лишь стали откровеннее, но темы те же. Да и озвучивание ближайших планов для людей навсегда останется нормой и нельзя назвать человека планирующего лишь свой следующий день — мелким. Он уже многого добился, зная чего хочет завтра. Вот сможет ли реализовать планы — вопрос.

    Финал ленты создает сильнейший эффект. Режиссёр не создавая обычного, так сказать карикатурного противостояния, противопоставил на экране карьеры. Карьеру молодой журналистки и «карьеру» молодого, но уже опытного и уверенного в себе вора. Да, желание к спокойствию и благополучию в реальной жизни привлекают больше, чем авантюризм. «Новая волна» тем и славится, что придумывает героям реалистичные мотивы. Бельмондо же в дальнейшей карьере не раз продемонстрирует авантюризм. Только вот в коммерческом кино авантюризм редко имеет последствия. Навеки оставляя герою улыбку как будто вылитую в бронзе.

    8 декабря 2009 | 22:16

    Мишель Пуаккар не совершал преступления. Преступления совершаются осознанно, Мишель же совершает «безумства любви» и, вообще, навряд ли вменяем.

    Его история архетипична, снята сравнительно молодым режиссером об еще более молодом человеке. История, прогресс, бизнес, наука — все, что для нас важно, для Мишеля — абсолютно непонятные вещи в тумане любви. Он хочет реализоваться как любовник и Годар снимает грандиозную альковную сцену в которой его герой — на своем месте. А все прочее — автомобили, полицейские — все это второстепенные персонажи фильма к которым Мишель так и относится.

    Он угоняет автомобили … несерьезно, представления не имея, а, вернее, не желая иметь, что для нас это священная частная собственность за которую молодые парни умирают в войнах.

    Мишель понимает, что что-то у него должно быть (деньги), но и понимает, что это для него не главное, почему и добывает их самым поверхностным способом — уголовно преследуемым. У него миссия, если хотите, мания — реализоваться как любовнику. Вот это для него важно. Фильм о настоящем самце, о герое-любовнике, лишенном папенькиной поддержки, что не преуменьшает его достоинств как мужчины.

    Мишель — одержимый невменяемый, у него мания … любовника и неизвестно, кто более опасен — он или какой-нибудь онанист из колледжа.

    Цивилизация взята в кольцо такими вот как Мишель молодыми … волками, которые в свою очередь сами взяты в кольцо, и мы живем в такой вот бомбе, конструкцию которой показал нам Жан-Люк Годар и взорвал ее перед нами.

    Мишель безусловно невменяем, но вот как раз его-то невменяемым не признают, потому что тогда всю нашу цивилизацию расхватают на сувениры любовницам.

    Я думаю, что у Мишеля гиперсексуальность, которую академичные психологи называют «подростковой». Норма — «подростковая гиперсексуальность», когда бредят только сексом, но, значит, Мишель все-таки отклонение от нормы — у него гиперсексуальность мужская. Значит, Мишель все-таки ненормален и не осознает, что делает. Значит, Мишель не типичен, а стало быть он всего лишь малоинтересный характерный персонаж и Годару не удалось сделать в фильме обобщение. Но громкий успех фильма, общее понимание Мишеля, сочувствие Мишелю (этому альковному льву) говорят об обратном. Его посягательство на священное, на частную собственность и уж тем более убийство полицейского… понимают. И это не вызывает отвращения.

    Мишель — обыденный ненормальный мужчина, ко всему, кроме женщины, относящийся с маниакальной поверхностностью. Жан-Люк Годар показывает, как вокруг него сужается круг преследования, но у Мишеля… мания, мужская гиперсексуальность и он не впадает в ужас от совершенного им, от возможных последствий как, например, Раскольников.

    Славный, очень сексуальный и, пожалуй, все-таки, больной парень.

    14 апреля 2011 | 17:46

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    Сиквелы & приквелы

    подробнее

    Новости


    Раз в десять лет британское издание Sight & Sound публикует список пятидесяти лучших фильмов по результатам опроса кинематографистов и киноведов. Свыше 800 кинокритиков, режиссеров, сценаристов, прокатчиков из самых разных уголков мира поставили на первое место ленту Альфреда Хичкока «Головокружение». (...)
     
    все новости

    Интервью


    Если почитаешь какие-нибудь исследования по этой теме или сам попробуешь раскопать всякую информацию о маньяках, то первое, на что ты обратишь внимание, - эти люди среди нас, они живут такой же, как мы, жизнью, и постепенно меняют наш мир. И ты с этим ничего не можешь поделать (...)
     
    все интервью

    Статьи


    Издательство Rosebud Publishing, ответственное за выпуск многих русскоязычных версий классических книг о кино, готовит к релизу «Разговоры с Мельвилем» Рюи Ногейра — подборку интервью с режиссером Жан-Пьером Мельвилем, снимавшим Делона, Бельмондо и Вентуру, а также повлиявшим на Квентина Тарантино и Джона Ву. КиноПоиск представляет фрагмент этого увлекательного текста. (...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Френка достали тупые соседи, капризные невоспитанные дети и их насквозь фальшивые родители. Поняв, что ему уже больше нечего терять, Френк угоняет соседский жёлтый «Камаро» и отправляется убивать… (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Великий уравнительThe Equalizer34 137 828
    2.Бегущий в лабиринтеThe Maze Runner17 437 020
    3.Семейка монстровThe Boxtrolls17 275 239
    4.Дальше живите самиThis Is Where I Leave You6 894 340
    5.История дельфина 2Dolphin Tale 24 788 153
    26.09 — 28.09подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Бегущий в лабиринтеThe Maze Runner120 214 328
    2.Великий уравнительThe Equalizer111 590 113
    3.Проклятие АннабельAnnabelle80 745 955
    4.ЛюсиLucy69 401 441
    5.Семейка монстровThe Boxtrolls46 766 831
    25.09 — 28.09подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 117 01161 798
    Деньги520 584 998 руб.7 743 651
    Цена билета245,91 руб.3,42
    25.09 — 28.09подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    190.ИллюзионистThe Illusionist8.131
    191.Я – СэмI Am Sam8.130
    192.Поющие под дождемSingin' in the Rain8.129
    193.Золотая лихорадкаThe Gold Rush8.128
    194.Индиана Джонс и последний крестовый походIndiana Jones and the Last Crusade8.127
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    41.Город героевBig Hero 691.51%
    42.Человек-муравейAnt-Man91.47%
    43.Как приручить дракона 3How to Train Your Dragon 391.29%
    44.Миссия: невыполнима 5Mission: Impossible 591.29%
    45.Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IIThe Hunger Games: Mockingjay - Part 291.28%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Белый бизонThe White Buffalo1
    ИсчезнувшаяGone Girl7
    Убийство на пляжеBroadchurch29
    Меня зовут КханMy Name Is Khan117
    РеваншLa revancha2
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ИсчезнувшаяGone Girl8.711
    Семейка монстровThe Boxtrolls6.752
    Бегущий в лабиринтеThe Maze Runner7.103
    Клуб Винкс: Тайна морской бездныWinx Club: Il mistero degli abissi
    Смешанные чувства
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    ДракулаDracula Untold09.10
    СудьяThe Judge16.10
    Горько! 223.10
    ЯростьFury30.10
    СеренаSerena30.10
    премьеры