всё о любом фильме:

На последнем дыхании

À bout de souffle
год
страна
слоган«The film that was banned for 4 years. Why..?»
режиссерЖан-Люк Годар
сценарийЖан-Люк Годар, Франсуа Трюффо
продюсерЖорж де Борежар
операторРауль Кутар
композиторМарсиаль Солаль
монтажСесиль Декуги
жанр драма, мелодрама, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Франция  2.21 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время87 мин. / 01:27
Номинации (1):
Мишель Пуакар — настоящий прожигатель жизни, зарабатывающий на жизнь кражами дорогих машин. Он никогда не задумывается о последствиях своих криминальных выходок — просто живет, как хочет, ни на кого не рассчитывая, ни с кем не считаясь. Видимо, потому что молод и самонадеян.

Но однажды, по дороге в Париж, Мишель убивает полицейского: просто для того, чтобы избежать неприятных расспросов. Но с этой минуты в его жизни больше не будет ничего, кроме неприятностей.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
97%
57 + 2 = 59
8.7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Чтобы сделать игру актёров более непринуждённой, Годар объяснял актёрам что от них требуется в сцене прямо во время съёмок.
    • Мишель Пуакар упоминает некоего Боба Монтанье. Боб Монтанье — это главный герой фильма Жан-Пьера Мельвиля «Боб-игрок» (1955).
    • Мишель Пуакар в фильме иногда представляется Ласло Коваксом. Ласло Ковакс — это персонаж поставленного в 1959 году Клодом Шабролем фильма «На двойной поворот ключа».
    • Годар не мог себе позволить операторскую тележку, так что оператора во многих сценах катали на стуле с колёсиками. Он позаимствовал эту технику у Жан-Пьера Мельвиля.
    • Сам Мельвиль появляется в эпизодической роли писателя Парвулеску, у которого берет своё первое интервью Патриция. Ответы на ее вопросы и стиль поведения Мельвиль заимствовал у Набокова — все это он подсмотрел в одном из телевизионных интервью с писателем.
    • еще 2 факта
    Трейлер 02:05

    файл добавилProstoFomenko

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Первая лента всего лишь 29-летнего Жан-Люка Годара стала программной не только для этого режиссёра, бывшего кинокритика, а также подлинным этапом для французской «новой волны» (не случайно, что в создании сценария принимал Франсуа Трюффо и художественным руководителем считался Клод Шаброль) и всего мирового кино, вобрав в себя кинематографические поиски и открытия на рубеже 50—60-х годов, причём сам Годар оказался родоначальником понятия «рваного монтажа». Фильм «На последнем дыхании» можно смело назвать вехой в общественном сознании той эпохи. Обычный криминальный сюжет (молодой вор, Мишель Пуакар, который занимается кражей автомобилей, случайно убивает полицейского, пытается скрыться, но его собственная возлюбленная, недавно встреченная юная журналистка-американка Патриция, выдаёт Мишеля полиции) явился для Годаpa поводом для создания произведения, выражающего квинтэссенцию времени. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 86 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Это первая работа Годара, которую мне довелось увидеть. И первая рецензия на этом замечательном сайте. Когда-то надо же начинать. Так вот, начнем с того, что фильм понравился. Каждый кадр доставлял эстетическое удовольствие. Бельмондо справился со своей ролью безупречно, впрочем как и его напарница. В актерской среде есть такое понятие, как «вольная игра». Именно в этой модели существуют главные герои, и как же они прекрасны!Режиссер показывает очень интересную динамику взаимотношений. Персонажи общаются отрывисто и скачкообразно, показывая полную независимость от реакции собеседника. Именно этот свободных дух и хотел передать Годар. Рецензия вышла очень скомканной и скачкообразной, а все потому, что я до сих пор нахожусь под влиянием этого фильма…

    13 апреля 2014 | 00:28

    А я вот хочу поступить эгоистично, и не смотря на то, что к этому фильму нужно подходить с точки зрения индивидуальных впечатлений, поделюсь собственным, надеясь не повредить чистоту вашего просмотра.

    Кино о свободе и несвободе. В некотором плане оно напоминает Мужское-женское, где женщина — олицетворение конформизма и мещанства — поставлена вплотную к мужчине — революционеру и философу. Там тоже постоянно встает этот видимо особенно животрепещущий в те далекие шестидесятые вопрос о свободе личности и о выражении этой свободы. Но как понимает свободу главный герой Мишель Пуакар? Как отсутствие социальных, внешних границ. Он убивает, крадет, задирает юбки женщинам только затем, чтобы показать, что он способен задирать юбки женщинам и потому, что ему этого просто хочется, летит по жизни, принимая ее неким бесконечным вызовом самому себе. Главным пороком он категорично считает трусость, а основной ценностью — свободу. По своему Мишель Пуакар невероятно обаятелен и его безоговорочное следование своим принципам, какими бы они ни были, притягивает зрителя. И тем не менее его свобода — лишь подчинение страсти, призрачному авантюризму, лишь протест, а протест всегда заключает личность в рамки, противоположные тем, которые человек жаждет разбить. В общем, Мишель Пуакар не обладает главным — свободой внутренней, и потому все его действия ведут к неизбежному тупику. Какой выход есть, когда выхода нет? Правильно, смерть.

    Женщина у Годара часто является выражением компромисса. С самого начала фильма я не ощущала симпатии к главному персонажу, но последние минуты все изменили. Тогда, в потрясающем монологе-диалоге главных героев, говорящих одновременно, мы понимаем их основное различие: он — по-настоящему независим, она же лишь тешит себя видимостью. В нем до конца сохранилась непреодолимая честность, и признание поражения звучит совершенно естественно: «Я устал. Я хочу спать.»

    Все кино — это последнее дыхание свободы, с которой я не согласна и которой не принимаю, но мое мнение не имеет значение, ибо не жила в шестидесятых во Франции.

    10 из 10

    12 декабря 2008 | 08:04

    Сразу оговорюсь, я посмотрел один единственный фильм Годара и в творчестве его — полный дилетант, что позволяет мне смонтировать на одном дыхании фрагментарную рецензию, или ломаный отзыв, похожий на сам фильм.

    Эксперименты редко получаются с первого раза. Экспериментальное — это в общем-то синоним непривлекательного. Вот и первый фильм 28-летнего Годара был снят и смонтирован на одном дыхании. Сами посудите — что может сделать столь молодое сознание? Кубрик в эти же годы снимает «Тропы славы», а вскоре приступает к «Спартаку» потому что он вундеркинд, аристократ в кино, а Годар, после того как зажиточные родители лишают его финансирования, вынужден порой «красть, чтобы купить кусок хлеба». Он изначально не предрасположен к гармоничному, свободному от противоречий кино. Первая картина уж точно по сусеку наскребена. Раз нет денег — будем снимать «интеллектуальное» кино.

    Вся эта постмодернистская игра стилями, поэтический реализм, документальность съёмок на натуре и ручной камерой, фрагментарный монтаж, напоминающий порой структуру комиксов, неформальная, пошловатая и пустая как дыхание лексика наделяют фильм чрезвычайной активностью, которая навевает с первых же минут геморройное нетерпение, скуку, и, в конечном счёте, дремоту. Мне скажут, что, мол, этот молодой режиссёр был основателем «новой волны», нового способа, метода съёмки, нового, новизны, но господа, новое не всегда есть нечто позитивное, то, чем в принудительном порядке следует восторгаться.

    Почему многие кинолюбители не находят ничего великого и ужасного в фильмах Хичкока? Да потому что всё то, что он открыл и впервые ввёл в кинематограф мало того, что давно эксплуатируется даже в самых низкопробных муви, но ещё и во много раз усовершенствовано и революционным путём преодолено. Эксперименты английского режиссёра стали рядовой нормой мирового кинематографа, в том числе и заклеймённого Болливуда. Хичкок сегодня пользуется спросом либо у специалистов, либо у любителей изысканных первоначал, ну ещё, конечно же, у лаканствующего Славоя Жижека.

    К тому же вспоминается не совсем удачный пример из истории изобразительного искусства: художник позднего средневековья, а иные утверждают, что проторенессанса (треченто) Джотто ди Бондоне был революционером-новатором, который ввёл в скульптуру и живопись трёхмерное пространство, ставшее предвестием перспективы путём углубления, открытой художниками развитого ренессанса. У истоков мировых шедевров Возрождения, барокко, классицизма, романтизма стоит мало известный общественности флорентийский мастер, живший в 1266-1337 гг. (если Филиппе Брунеллески word распознаёт, то Джотто неизбежно подчёркивает красным). Да, его фигуры стали подвижными, композиции превратились в связный рассказ, персонажи в ярко охарактеризованные человеческие типы, традиционный золотой фон заменился пейзажем, впервые были изображены детали быта, но при этом вы вряд ли повесите его репродукции с треснутых досок на стену у себя в зале.

    Отчасти по этой причине я не оставил «На последнем дыхании» висеть на моём винте, а отчасти потому, что не признаю псевдоавангарда, рождённого из самодовольного духа противоречия. Я имею в виду эпатажно-циничные «хоку» Годара типа — «Я снимаю фильмы ради времяпрепровождения», «нечего талдычить о своих чувствах по поводу фильмов. Фильмы не могут вызывать чувств. Они не женщины — их не поцелуешь», или «всё, что нужно для хорошей ленты, — это девушка и пистолет». Такие заявы простительны «юношескому» максимализму времён первого фильма, да и самому молодёжному духу времени 60-х, но ведь он козырял ими на протяжении всей жизни.

    Аристократ Бертолуччи в «Последнем танго в Париже» аллегорично и ласково высмеял безумную наивность «новой волны» в образе Тома — молодого жениха главной героини и страстного поклонника Годара, который носился повсюду с камерой, дабы всё документировать и вскрывать «правду жизни». Он так этим увлёкся, что кажется не замечал ни того, что любимая ему изменяла, ни того, что вообще происходило вокруг.

    Порой кажется, а зачастую так и есть, что т. н. «арт-хаус» был травматичной реакцией на Голливуд и ничего больше. Многие национальные режиссёры, взорвавшись альтернативой, успевали исчерпать себя в течение 5-10 лет, после чего по «пол века» топтались на месте (как В. Вендерс) или доходили до затворнического аскетизма (как Р. Брессон). Подобные режиссёры уникально монотонны в своём творчестве. Долго не веруя, но в конечном счёте признавая свой застой они уходят в театр, путешествуют, пишут кинокритику, стихи, пьесы, сценарии, а потом вдруг разрождаются более менее чем-то путным, что на самом деле создаёт иллюзию оттягивания конца. А если не разрождаются, то едут в ненавистный Голливуд и там пробуют снять хорошее, каноничное кино.

    Идеальным просмотр картины бывает тогда, когда зритель ничего не знает о режиссере. Такая позиция создаёт «эффект объективности» и позволяет избегнуть «эффекта ожидания большего». В наших головах всегда сидит архетип АВТОРИТЕТА (кумира, идола, Тарковского), в соответствии с которым Годара нельзя обойти в пространстве кинематографическом точно так же, как С. Дали в пространстве полотна и красок. Они общепризнанны и к фильму «На последнем дыхании» я обязан подойти как к работе a priori интересной, и негативная критика в данном случае не уместна, богохульна, антицерковна. Что поделаешь — Годар хорошо пропиарен в элитарных кругах.

    В фильме «Амадей» есть эпизод, где искромётный коротышка Моцарт забавляя публику своей акробатически-виртуозной игрой на клавесине, спрашивает — кого ему ещё сыграть. Ему кричат — «Генделя», а он — «скучно», «Глюка» — «а, не люблю», и тут загадочный человек в маске (Сальери) торжественно произносит — «Сальери», на что Моцарт ироничным тоном восклицает — «вот это вызов!» и начинает откровенно стебать манеру игры итальянца, после чего заканчивает проигрыш громким выпуском газов. Вот примерно в таких отношениях находятся Голливуд и арт-хаус. При этом достоинства последнего подобным отношением ни в коем случае не умоляются.

    Возьмём к примеру фильм «Небо над Берлином» того же Вендерса — красивая, поэтическая, крылатая тягомотина, духовная трясина, философия из воска, невыносимая высокопарность. Почему? Потому что слишком субъективная, глубоко интимная, а посему мало кому понятная. Не каждому интересно — «грязное бельё автора» — по лукавому выражению Р. Барта. Одним словом — субъективное искусство для субъективных людей. И порой даже не знаешь, что больше раздражает — творческий или коммерческий эгоизм. Годар конечно же не Вендерс, но всё равно, после таких просмотров возникает свербящее желание вернутся к гармоничной стройности и законченности «Воздушной тюрьмы», «Мистера и миссис Смит» и «Блеска славы»!

    Поклонники Георга Фридриха Генделя, Кристофа Виллибальда Глюка, Антонио Сальери, Робера Брессона, Вима Вендерса и Жан-Люка Годара — простите пожалуйста за варварское невежество! Не могу иначе!

    27 марта 2010 | 23:36

    По поводу фильмов Годара один критик метко сказал, что их интереснее обсуждать, чем смотреть. Полностью с этим согласен. «На последнем дыхании» культовый фильм, и при этом один из самых простых у Годара. Но даже его, смотреть довольно сложно. Я наблюдал за происходящим на экране с интересом, но скорее как на исторический кинематографический документ, чем на живой захватывающий фильм. Действие, разворачивающееся в фильме, душевные струны не задевало. Но, должно быть, этого и добивался Годар, ведь он разрабатывал в кино концепцию Брехта отчужденности зрителя от происходящего на экране. Как бы то ни было, в 60-х, когда молодой Бельмондо появился в роли бунтаря, хулигана и преступника Мишеля, фильм стал сверхпопулярным среди молодежи. Во время просмотра я подумал, что возможно смотри я его в то время, я увидел бы все совсем в другом свете. Ведь, как и все фильмы Годара, «На последнем дыхании» изобилует открытыми и скрытыми цитатами из кинокартин, книг, статей широко обсуждаемых в то время. Все происходящее было понятно тогда. И воспринималось как сама жизнь, выплеснувшаяся на экран.

    Молодежь смотрела Годара, и других режиссеров Новой волны, взахлеб, впитывая протест против «папочкиного кино» и «серого, унылого общества потребления». Чуть позже, в 1968г., эти настроения вылились в майскую студенческую революцию. В этом аспекте Годара сравнивают с Вольтером. Просвещение подготовило Великую Французскую революцию. Новая волна — революцию 1968 года.

    Мишель — иррациональный бунтарь. Он не приемлет скучного однообразия серого мира, и выбирает роль преступника проживающего жизнь на всю катушку, не идущего ни на какие компромиссы. Между «печальным смирением и смертью» он сознательно выбирает смерть. Подружка же его мечется и никак не может решить — отдаться ли ей во власть вихря любви и авантюризма, или же выбрать путь благопристойности. Она трусит в решительный момент, предает возлюбленного, но даже после этого никак не может определиться, почему собственно она это сделала. А сделала она это по очень простой причине — страхе перед обществом, не способности переступить через его мораль и предрассудки. Герой Бельмондо способен на это и прямо говорит, что трусость — это самое мерзкое, что есть. Он до конца идет по выбранному пути, и становится кумиром молодежи 60-х.

    18 июня 2014 | 17:51

    Нет ну, правда, почему? Или у Годара слишком сложный киноязык? Наверное, я его так и не расшифровал.

    Возможно, кино просто утратило дух времени. Может для нас это уже пустышка, а в то время это что-то да значило. Но как кино, то есть сюжетная составляющая, актерская игра, музыка и монтаж, это откровенно странное кино.

    Тут пишут про изобретение Годаром рваного монтажа. Ну и что? Открыл он его, а кто его сейчас применяет? Еще пишут, что это он специально смешивал рваный монтаж с однокадровыми сценами, чтобы показать суть фильма. Но мне кажется, само построение фильма никак не может быть собственной же темой. Гораздо правильнее раскрывать тему внутри сюжета.

    Сюжет откровенно слаб. Какой-то авантюрист бежит сам от себя, потому что без раздумий делает, что хочет. Чувствую в то время это было в диковинку, и это отражало разрушение каких-то старых канонов в Европе. Так вот этот авантюрист натворил дела и по пути снова творит их одно за одним, не задумываясь ни о чем. А в конце вдруг решает, что все хватит бегать. Как, наверное, замыслил Годар, он находился на последнем дыхании. И если понимать название дословно и немного домыслить, то главное, что хотел сказать Годар, сказано было из уст Бельмондо на последнем дыхании. А именно:

    «Какая же ты все-таки гнусная»

    И манипуляции мимикой, выражающие, что он дуется.

    Вот, наверное, и Годар дуется на существующее общество и сложившиеся устои. Тем самым, зарождая начало революции.

    Говорят, что Бельмондо бесподобен в этой роли, а я так не считаю. Абсолютно типичная роль Бельмондо. Он даже не играет, а так забавляется. Других актеров просто нет.

    Но главный плюс фильма в его цитатности и афоричности. Текст просто бесподобен. Такого гениального текста не встречал практически никогда. Вот только если бы этот текст говорили прекрасно прописанные персонажи в прекрасно прописанном сюжете, то это был бы истинный шедевр.

    20 декабря 2010 | 21:06

    «Что такое кино?» — на вопрос, вынесенный на обложку книги французского кинокритика и киноведа Андре Базена, а также основателя журнала «Cahiers du cinéma», объединившего молодое поколение кинокритиков, стремившихся не только оценивать, но и желающих повлиять на французский кинематограф, отвечает «Французская новая волна» — пример воплощения революционно-критической теории кинематографа на пленке. Первыми характерными фильмами движения стали: «Красавчик Серж» Клода Шаброля, «400 ударов» Франсуа Трюффо, «На последнем дыхании», являющийся показательным фильмом движения, режиссера Жан-Люка Годара. «На последнем дыхании» является совместным фильмом активистов движения — Годар снял его по оригинальному сценарию Трюффо, что придало фильму своеобразный характер. Трюффо вложил в сценарий пленительную мечтательность, а Годар привнес грубость интеллектуализма. Такой союз стал результатом автомобильного авантюризма Мишеля Пуакара, столкнувшегося со своими противоречивыми чувствами под нависшей лавиной, готовой обрушиться от выкрика, окрашенного любовным оттенком: «Патриция, поехали со мной в Рим!».

    Мишеля Пуакара сыграл Жан-Поль Бельмондо, на момент съемок имевший известность только во Франции. Бельмондо сумел сохранить двойственность фильма и отчаянную эстафетную типичность, развивающуюся с первых кадров — Мишель, прячущийся за газетой с фотографией полуобнаженной девицы, делает жест, позаимствованный у одного из героев Хамфри Богарта. Эти аллюзии, включая «сигаретную эстафету» — Мишель постоянно прикуривает новую сигарету от старой, словно раздувает искорку угасающей жизни, еще не раз повторятся в фильме. Достаточно в фильме и «говорящих» киноафиш, которые постоянно напоминают Мишелю о погони за ним, наряду с «говорящими» сценами — на глазах Мишеля автомобиль сбивает человека на мотороллере, что отсылает его к убийству «флика», и Мишель сразу же обращается к продавцу газет. Каждая деталь создает атмосферу преследования, даже постоянно доносящийся из-за кадра звук полицейской сирены вносит ощущение «закадровой погони».

    Через киноафиши и фильмы на экранах кинотеатров Годар и Трюффо подчеркивают индивидуальность их кинематографического образования, таким образом, выражая пиетет не в титрах, например, в фильм введена девушка на улице, продающая журнал «Cahiers du cinéma», она подходит к Мишелю и предлагает купить номер журнала: «Месье, вы поддерживаете молодых?», на что Мишель отвечает: «Нет, я предпочитаю старых». Подобным образом Годар в последующих фильмах будет анонсировать либо выпускаемые фильмы «нововолновцев», либо упоминать свои предыдущие фильмы, например в фильме Годара, «Женщина есть женщина» герой Бельмондо намеревается смотреть «На последнем дыхании» по одной из программ телевидения.

    Применение данных ссылок в фильме «На последнем дыхании» очевидно для «недавних кинокритиков», но из-за отсутствия практического опыта возникло разногласие с продюсером, так как первоначальный монтажный вариант вышел затянутым. И Годару пришлось прибегать к приему jump cut, выдуманному еще «фокусником» Ж. Мельесом. Так этот прием наилучшим образом нашел гармонию с ритмом и темпом фильма — стремительно развивающееся время в кадре ускоряет свой ход за счет «пожирания пространства».

    Предыдущее занятие кинокритикой привело и к использованию приема aside, при этом «нововолновцы» осознавали всю ироничность данного приема, но использовали его, особенно в начале фильма, как барьер от неискушенного зрителя и критика. Герой Бельмондо поворачивается в сторону зала, заявляя: «Если вы не любите море, если вы не любите горы, если вы не любите город — катитесь к чертям».

    В связи с сокращением продолжительности фильма, Годару пришлось нарушать и другие правила монтажа, что привело к «эстетике непрофессионализма».

    Для «французской новой волны» стал характерен свой стиль:

    - длинные кадры, иногда снятые с использованием подручных средств;

    - съемки на улицах, где часто можно увидеть зевак;

    - съемка в квартирах у друзей;

    - импровизированные диалоги.

    «Французская новая волна» имеет олицетворение в образе Мишеля — «он нарушает законы во имя любви». Уважение американскому кинематографу Трюффо собрал в образе подруги Мишеля — Патриции — американской студентки, приехавшей учиться во Францию. Роль Патриции исполнила Джин Сиберг, которую Годар выбирал исходя из факта возможного успеха фильма. Во время съемок Сиберг сомневалась в манере работы Годара и тем более в успехе, но, который все-таки состоялся, после чего Сиберг сыграла свою героиню из фильма «На последнем дыхании» в короткометражке Годара «Le Grand Escroc». Также образ Патриции отсылает к последующим героиням фильмов Трюффо — образ роковой женщины, из-за которой мужчина погибает, — еще одна составляющая «французской новой волны»- авторский стиль.

    Сцены, в которых Патриция не понимает сленг Мишеля, овеяны наивностью и романтичностью. Наилучший пример — символическая сцена гибели героя Бельмондо и его последние слова презрения, то ли обращенные Патриции, то ли адресованные миру в целом.

    Итог: сюжет фильма строится на повествовательной форме, выдержанной жанра road-movie, безумный ритм кадров затеняет отсутствие драматизма действий. Наилучший образец революционного движения, насыщенный киноцитатами и стилистическими инновациями.

    Киноцитата: «Грусть — это глупо. Я выбираю небытие. Это не лучше, но грусть — это компромисс. А мне нужно всё или ничего».

    10 из 10

    6 сентября 2009 | 18:39

    Счастье не купишь за деньги. Но счастье — это не все.

    Джин Сиберг.

    На последнем дыхании (я люблю этот фильм)

    Он умирает. Она живет. Она умерла очень давно. Он до сих пор живой. Все в черно-белых тонах. Только вдалеке сидит великий режиссер Жан-Пьер Мельвиль, он просто смотрит. Он как Тинто Брасс. Только все в черно-белых тонах…

    Он разрушает все вокруг. Она разрушит только его. Он убивает, он убегает от всех, а она просто продает газеты. Она действительно просто продает газеты. Об этом знает великий режиссер Бернардо Бертолуччи. Посмотрите его фильм Мечтатели, и вы тоже будете об этом знать. И тут они встречаются. Все будет хорошо? Конечно, нет, в самом конце он будет улыбаться…

    Это было очень давно. У меня есть диск с фильмами Жан-Люк Годара. Я начал изучать его творчество именно с этого фильма. Он первый, он знаковый, он очень простой, он гениальный. Годар снял фильм на все времена. Фильм не для всех, но в кавычках про каждого. Кто-то сказал, что это была настоящая волна. Наверное, он прав, французский кинематограф процветал. В те времена, он был пропитан сексом. Вы только посмотрите на актрису Джин Сиберг — она настоящая красавица. Я люблю ее. Годар сделал все правильно.

    Про этот фильм сказано очень много. Он есть во многих книгах. Он есть в этом мире. Он есть во мне. Я просто скажу, посмотрите этот фильм. Я буду любить тебя на последнем дыхании…

    Спасибо.

    10 из 10

    29 января 2010 | 13:14

    «Фильм слишком длинный тебе нужно его укоротить Жан-Люк до полутора часов, думаю это самое оно», Жан-Люк не мог ни послушать своего старшего товарища, наставника Жан-Пьер Мельвиля. Это фактически оказалось бы нарушить негласное правило слепого верующего в своего бога. Жан-Пьер Мельвиль — был абсолютным советником и кумиром молодого, начинающего, никому не известного режиссера Жан-Люка Годара. Настоящего творца и одного из основателей Французской новой волны. Великий режиссер, снявший огромное количество фильмов, некоторые удачные, некоторые менее, но влияние, оказанное им, чувствуется до сих пор и так будет вечно.

    Совместный проект Жан-Люка Годара и Франсуа Трюффо, потрясающие времена были надо сказать, когда два великих режиссера работали над одним фильмом. Франсуа Трюффо, вроде как был сценаристом, но влияние и стремление помочь коллеге единомышленнику почти незаметно, но чувствуется.

    Необходимое решение, на котором настаивал Мельвиль, порезать фильм и выбросить из него несколько десятков минут, был воспринят публикой бурно и ошеломляюще. Эффект какой-то колоритной неожиданности и непривычной резкости, от склейки монтажа — был настоящим большим успехом и передовой технологией нового времени, которую до сих пор с успехом пользуют все режиссера мира. Открытие, совершенное по наитию, по какому-то невероятному инстинктивному решению, которое изменило мир кино на до 1960 года и после. Возможно, я немного преувеличиваю величие, но значимость очевидна и неприкасаема.

    Удивительный дуэт Трюффо — Годар, которые писали сценарий по ходу съемочного процесса и практически жили этими съемками, творили и росли вместе с этой картиной.

    Великолепный, мелодичный саундтрек, пульсирующий вместе с фильмом на одной запоминающейся волне, дарующий фильму свой удивительный характер и поэтическое очарование мира романтичного бунтующего героя. Великий саундтрек от Марсиаля Солаля.

    Потрясающий эффект мозаики у этого восхитительного фильма. Сюжет складывается из мелочей, из второстепенно значимых нюансов, выходящих на первый план волей режиссера. Один только постер с Хамфри Богартом чего стоит, все эти газеты, из которых мы получаем больше информации, чем от самих героев и многое другое, нет смысла их описывать, это нужно видеть и замечать самому зрителю.

    Фильм повествует о части жизни одного криминального элемента Мишеля Пуаккара, его жизнь полна событиями, зачастую не лицеприятными и не компромиссными. Герой, который хочет сбежать от всего с девушкой, которую он почти не знает.

    Одним из главных элементов фильма, мне кажется — это два главных героя. Мы не знаем, кто они, какие у них настоящие имена, не знаем их биографию. Все что нам преподносит режиссер — это миф, фактически притча, о почти «Бонни и Клайде». Мишель — бунтарь, борец за свободу и ярый противник конформизма, не думающий о последствиях своих действий, не заботящийся об ответственности своих поступков, прожигающий свою жизнь с сигаретой в зубах и красивой девушкой в постели. Его бизнес (так обычно говорят англоязычные товарищи, когда дело доходит до личного) — кража машин. Мишель живет одним днем, но при этом мечтает уехать в Италию. Интерес так же подкупает тот факт, что Мишель творит свои злодеяния рутинно, практически безэмоционально, машинально, не замыкаясь ни на чем, ни на секунду. Творит свои безнаказанные криминальные дела. Должно вызывать отвращение и не прощение к антагонисту, но зритель переживает за него, ведь это лирический герой. Главного героя играет Жан-Поль Бельмондо, потрясающе старающийся копировать великого Хамфри Богарта и бунтаря Джеймса Дина (в характере). Бельмондо прекрасен и восхитителен, наряду с Аленом Делоном и Жераром Депардьё, является олицетворением молодых талантливых актеров французского кино новой волны.

    Наиболее загадочная фигура — это Патрисия Франкини. Американка, студентка французского университета, работающая журналистом. Вот уж кто противоречивый персонаж во всем. Образованная и милая американская, свободная дева, проявляющая самостоятельность и довольно трезво оценивающая мир. Постоянно сыплет цитатами из великих, интересуется большим искусством и ценит его. Но при этом ее возбуждает мир босяка, хулигана со своим французским жаргоном и захватывающей, интересной жизнью. Простота, живость, подстерегающая опасность и еще что-то на интуитвно-инстиктивном уровне манит ее к Мишелю. Джин Сиберг блистательно играет Патрисию Франкини. Восхитительная, миловидная актриса.

    Два суперэгоиста сошлись в Париже и ник-то не хочет уступать. каждый мечтает и думает о своем, думая только о себе, даже не о ребенке, который после выкуривания множества сигарет будующей мамой, явно будет не очень здоровым.

    Великолепные и потрясающие планы Парижа, показывающие все достопримечательности поэтичного города Париж. Великолепная работа со светом, в черно-белом кино — это значит намного больше чем в цветном.

    Великий фильм без преувеличения. Фантастический, ломающий все стереотипы и создающий новые штампы фильм, обрастающий легендами и цитируемый постоянно и заслуженно часто. Феноменальный и резкий французский нуар участвовавший в создании французской новой волны. Потрясающий и сногсшибательный, постепенно раскрывающийся и дарующий зрителю интерес и магию кино. «A bout de souffle» лента ставшая классикой мирового кино и осталась нам в качестве культурного наследия, надеюсь навсегда.

    Осталось только посмотреть.

    10 из 10

    15 апреля 2014 | 23:59

    Незамысловатая история молодого французского преступника Мишеля (Жан-Поль Бельмондо) и юной журналистки из Нью-Йорка Патрисии (Джин Сиберг) цепляет глубокой философичностью, почти документальной жизненностью и (как ни парадоксально) совершенно киношной выдумкой. Введенный Годаром в моду рваный монтаж и цитаты из американских фильмов, символы, афоризмы делают картину похожей на лоскутное одеяло.

    Бесконечно обаятельный, по-американски острый и по-французски трогательный фильм Годара потрясает непонятным образом. Такое ощущение, что режиссер снимал так, как жил его главный герой — ни о чем не заботясь, наслаждаясь каждым мгновением жизни; как будто жил «на последнем дыхании» и снимал так, будто его тяжело ранили и ему осталось жить 3 минуты.

    Познакомимся с персонажами

    Образ Мишеля очень точен — бунтовщик без причины, но с последствиями. Это человек без определенного места жительства, транспорта и денежных средств, который приезжает за деньгами в Париж, где у него много врагов. Личность, у которой есть страсть к жизни и вкус к хорошим вещам. Он живет на полную катушку и не особо заморачивается по таким «пустякам», как сознательность и ответственность. Когда главный герой нелепым образом убивает полицейского по пути в Париж, становится ясно, что мало врагов у такого человека быть не может. И в столице Франции начнется неторопливый бег от полиции все время на грани попадания к ним в руки под легкую музыку в ритме авантюрной прогулки; а может и от самого себя. Но от себя, как известно, не убежишь…

    С первых кадров Мишель вызывает двойственное чувство. С одной стороны Бельмондо имеет природное обаяние, харизму, что притягивает и вызывает симпатию; с другой — его персонаж, казалось бы, должен давить как раз на противоположные чувства и быть отвратительным. Он ворует деньги у влюбленной в него девушки, убивает полицейского, а украденные машины меняются чаще, чем перчатки.

    Образ Патрисии создан великолепно. Она — не зло в чистом виде, но ее негативное значение велико. Патрисия сама по себе не творит ничего плохого; другое дело — что делают из-за нее. Сначала может сложиться образ чувственной и абсолютно свободной девушки, готовой на все ради главного героя. Но на самом деле все не совсем так. Ее мысли и чувства запутаны. Она не понимает важных вещей или понимает, но слишком поздно. Сразу вспоминается отрывок интервью с писателем:

    - Что хотите достигнуть в жизни?
    - Стать бессмертным и умереть.

    И девушка задумывается.

    Можно сказать, что все что вызывает в ней Мишель — это искреннее, а остальное становится ложью. Все заумные фразы, позаимствованные из модных книжек, постеры в ванной и т. п. — это лишь жалкое подобие жизни. А Мишель настоящий. Это сильно привлекает. Но в то же время ее пугает его избыточная искренность. Привыкнув жить в мире лжи, непросто выбраться из грязи. Она нездешняя. Ей чужды французы.

    Хоть поначалу связь с Мишелем выглядит естественно, страх расставляет все по своим местам. Финальные 10 минут настолько грустные, что невозможно сдержать слез. Пробежка Мишеля до перекрестка трогает очень сильно.

    «Грусть — это глупо. Я выбираю небытие. Это не лучше, но грусть — это компромисс. А мне нужно все или ничего».

    Колоритный Бельмондо, очаровательная Сиберг, странная история.

    Фраза, произнесенная главным героем о том, что «доносчики доносят, воры воруют, убийцы убивают, любовники любят», замечательно характеризует этот фильм — настолько он прост и в то же время великолепен в своей непосредственности.

    3 мая 2012 | 21:50

    Странноватое кино на черно-белой ленте с Жаном-Полем Бельмондо в главной роли. Фильм старый, и отсутствие титров, к сожалению, не позволило мне узнать точную дату его выхода. Здесь Бельмондо, еще не такой красивый и обаятельный, как в более поздних фильмах «Великолепный» или «Дэзире», играет легкомысленного преступника, убившего полицейского, а после совершающего мелкие халатные «проступки» один за другим

    Откровенно говоря, просмотр картины не вызвал у меня особо положительные эмоции и после первого получаса стало скучно. Время от времени общую драматичность разбавляли смешные фрагменты и даже философские. Примером последнего послужил диалог:
    - Что вы хотите достигнуть в жизни?
    - Стать бессмертным и умереть.

    Разобрать толком, смешной фильм или грустный сказать нельзя. Он обычен, как обычны и персонажи, и события, с ними происходящие. Отсутствует так называемый action, четкая жанровая направленность, да и снято все достаточно непрофессионально — судя по всему, работа низкобюджетная. «A bout de souffle» рассчитан скорее для одноразового просмотра и интересен лишь с исторической точки зрения. Посмотрим, изменится ли мое мнение позже.

    6 сентября 2007 | 12:35

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    Сиквелы & приквелы

    подробнее

    Новости


    Раз в десять лет британское издание Sight & Sound публикует список пятидесяти лучших фильмов по результатам опроса кинематографистов и киноведов. Свыше 800 кинокритиков, режиссеров, сценаристов, прокатчиков из самых разных уголков мира поставили на первое место ленту Альфреда Хичкока «Головокружение». (...)
     
    все новости

    Интервью


    Если почитаешь какие-нибудь исследования по этой теме или сам попробуешь раскопать всякую информацию о маньяках, то первое, на что ты обратишь внимание, - эти люди среди нас, они живут такой же, как мы, жизнью, и постепенно меняют наш мир. И ты с этим ничего не можешь поделать (...)
     
    все интервью

    Статьи


    Издательство Rosebud Publishing, ответственное за выпуск многих русскоязычных версий классических книг о кино, готовит к релизу «Разговоры с Мельвилем» Рюи Ногейра — подборку интервью с режиссером Жан-Пьером Мельвилем, снимавшим Делона, Бельмондо и Вентуру, а также повлиявшим на Квентина Тарантино и Джона Ву. КиноПоиск представляет фрагмент этого увлекательного текста. (...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    В журнале Sight & Sound опубликованы любимые фильмы Федерико Феллини. На первом месте сразу три картины Чарли Чаплина, а на последнем — его собственные «Восемь с половиной». Плюс рекомендации от Акиры Куросавы. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.СнайперAmerican Sniper89 535 000
    2.Шафер напрокатThe Wedding Ringer20 600 000
    3.Приключения ПаддингтонаPaddington18 966 000
    4.Заложница 3Taken 314 625 000
    5.СельмаSelma8 785 000
    16.01 — 18.01подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Заложница 3Taken 3118 713 811
    2.Ночь в музее: Секрет гробницыNight at the Museum: Secret of the Tomb103 901 478
    3.Женщина в черном 2: Ангел смертиThe Woman in Black 2: Angel of Death59 586 957
    4.Исход: Цари и богиExodus: Gods and Kings57 708 116
    5.Три богатыря: Ход конем51 370 255
    15.01 — 18.01подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 237 0022 529 897
    Деньги620 663 645 руб.669 680 392
    Цена билета277,45 руб.6,76
    15.01 — 18.01подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    195.ИллюзионистThe Illusionist8.124
    196.Поющие под дождемSingin' in the Rain8.124
    197.Индиана Джонс и последний крестовый походIndiana Jones and the Last Crusade8.121
    198.Я – СэмI Am Sam8.121
    199.Золотая лихорадкаThe Gold Rush8.121
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    26.Маленький принцThe Little Prince93.29%
    27.ЭверестEverest93.26%
    28.ГоловоломкаInside Out93.14%
    29.Мстители: Эра АльтронаAvengers: Age of Ultron93.11%
    30.Ночная жизньLive by Night93.06%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    БёрдмэнBirdman49
    Женщина в черном 2: Ангел смертиThe Woman in Black 2: Angel of Death9
    Левиафан104
    ИгрокThe Gambler13
    Три богатыря: Ход конем15
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Приключения ПаддингтонаPaddington7.834
    Ночь в музее: Секрет гробницыNight at the Museum: Secret of the Tomb6.775
    Заложница 3Taken 36.145
    Ограбление по-американскиAmerican Heist4.567
    ИгрокThe Gambler6.149
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Охотник на лисFoxcatcher29.01
    Восхождение ЮпитерJupiter Ascending05.02
    Левиафан05.02
    Игра в имитациюThe Imitation Game05.02
    Пятьдесят оттенков серогоFifty Shades of Grey12.02
    премьеры