всё о любом фильме:

Пули над Бродвеем

Bullets Over Broadway
год
страна
слоган«Деньги решают всё...»
режиссерВуди Аллен
сценарийВуди Аллен, Дуглас МакГрат
продюсерРоберт Гринхат, Летти Аронсон, Дж.Е. Бюкейр, ...
операторКарло Ди Пальма
художникСанто Локосто, Том Уоррен, Джеффри Кёрланд, ...
монтажСьюзэн Е. Морс
жанр комедия, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  3.2 млн,    Франция  1.02 млн,    Испания  626.6 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время95 мин. / 01:35
Номинации (6):
Смотрите в кино:
1 сеанс в 1 кинотеатре
Москва
сменить город
Молодой и талантливый драматург написал пьесу, но денег на постановку, как всегда, не хватает. На помощь приходит известный гангстер из Нью-Йорка, предлагая деньги, но требуя поставить на главную роль свою бездарную подружку. Автор пьесы поставлен перед дилеммой: есть деньги и есть плохая актриса, нет актрисы — нет пьесы…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
55 + 2 = 57
7.9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 01:50

    файл добавилkindeer

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.0/10
    Трудно поверить в то, что очень плодовитый Вуди Аллен, который работает ровно и без срывов, обязательно выдавая в год по фильму, на что не повлиял даже громкий скандал в его семье, нашедший продолжение в долгих судебных разбирательствах, всё же решится когда-нибудь покинуть Нью-Йорк и переселиться, например, в Париж, где Аллена всегда ценили и любили не только критики, но и обычные зрители. Сначала комический, а позже трагикомический, иногда и грустный «певец Манхэттена» вообще не представим вне своей привычной среды творческого обитания (хотя в последние годы вдруг испытал интерес к Лондону). Вот и «Пули над Бродвеем», его двадцать третья полнометражная лента, тесно связана с Нью-Йорком, пусть действие чаще всего ограничено интерьерами (вспомним, что первая «чистая драма» Вуди Аллена называлась «Интерьеры»), в том числе — театральными. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Великий Вуди Аллен, которого боготворят все истинные почитатели независимого кино, в свою очередь богтоворит великого шведа Ингмара Бергмана, который многие годы был его путеводной звездой, кумиром и учителем. Трудно судить, кто делает фильмы лучше — Бергман или Аллен. Они равнозначны, но вот работают в разных жанрах. Аллен — мастер многосложных, глубоких и остроумных комедий, Бергаман — мастер многосложных, актуальных и глубоких драм. Оба гении. В 1984 году Бергман ставит фильм «После репетиции», где рассказывает о тяжелой жизни закулисья, а ровно через 10 лет Аллен снимает фильм-дань уважения своему любимому режиссеру «Пули над Бродвеем», в котором рассказывает о том же самом, только другими словами — остроумными, смешными, едкими и язвительными.

    Жизнь закулисья интересовала многих — в 1968 другой еврей, Мел Брукс снял фильм-фарс «Продюсеры», а Тим Роббинс в 1999 ответил своей драмой «Колыбель будет качаться». Все фильмы примерно одинаковы по теме и у них много общего, но стиль этих фильмов различается кардинально. Аллен не уходит от проблем в откровенное шутовство и буффонаду, как маэстро пародии Брукс, и не делает откровенно политико-сатирических зарисовок с реальными персонажами, как Роббинс, и ничего не драматизирует, как Бергман, Аллен силен в другом — он может успешно балансировать на грани всех этих сложных поджаноров и, как гениальный кулинар, берет по щепоточке от каждого, делая поистине пищу богов.

    Во-первых, Аллен в очередной раз обратился к приему стилизации, или, с позволения сказать, мимикрии, потому что этот зоологический термин наиболее точно передает тонкое умение Аллена заигрывать с любым жанром настолько хорошо, что придраться не смогут даже самые большие ценители этого жанра. В этот раз он сделал блистательную стилизацию под гангстерские фильмы 30-х гг, он уже высмеивал жанр «нуар» в более раннем «Тени и туман», но не так явно.

    Внешне фильм выглядит именно как настоящая классика с Хэмфри Богартом — костюмы, настоящие гангстерские разборки, перестрелки, серьезные толстопузые мафиозо с явно итальянской внешностью, его тупые подручные, красивые певички из кабаре, но на этом сходства заканчиваются… Потому что за поворотом, как говорится, начинается совсем другой город, город «алленизмов» — снова и снова спор об искусстве и его места в жизни, о месте гениев в искусстве и о женщине в жизни гения, о любви и сексе, о театре и убийстве… прям-таки достоевщиной начинает попахивать от признаний некоторых персонажей фильма, но и тут Аллен остается верен себе — он уже начинает неудержимо фарсить, превращая только что с таким трудом выстроенную сюжетную линию о гениальном драматурге и его отношениях с миром в настоящее бродвейское шоу — певичка из кабаре оказывается таааакой дурой и бездарщиной, что не выдерживает даже сердце отпетого уголовника, в свою очередь уголовник оказывается гениальным писателоем-самородком, а драматург, только что уверовавший в свою гениальность — серой посредственностью, в чем его постоянно пытается переубедить спивающаяся звезда, эдакая «Офелия за 60», которая соблазняет молодого автора вычурными и пустыми фразами из старых спектаклей, по сцене носится хохочущая дура с собачкой, «гениальный актер» постоянно жрет и заворачивает рулеты в сценарий, жирея на глазах, продюсер спектакля неуклонно подхалимничает и лизоблюдит перед мафиозо, который свято верит в то, что его пассия станет богиней сцены… Девушка автора пьесы изменяет ему с его жирным другом, который хоть и противен, зато «высокотехничен и может 5 раз в день»…

    Ну что, ребята? Узнаете старину Аллена? Да, это он. Старый, добрый очкарик с целой кучей ярчайших персонажей, история каждого из кототорых может с успехом заменить фрейдистские опыты в учебниках психологии. Аллен, который не боится менять жанр своего фильма пять раз за его продолжительность, при этом непрерывно острит и издевается над всем, что встает у него на пути — даже Бергман не уйдет от расправы с его сложными мучениями по поводу неклеящегося спектакля. Аллен, если разойдется — и до Бога доберется!

    Фильм-спектакль также как у Бергмана, очень камерный и почти весь проходит на мало меняющейся сцене или в закулисье, редко перемещаясь на такую же театрально-стилизованную улицу. Но этого фактически не замечаешь — слишком сочные герои, слишком меткие остроты. Кстати, это удивительно редкий случай, когда Аллен не доверился исключительно своему гению и допустил в работу над сценарием еще одного человека, подобно герою своего фильма. Трудно сказать, зачем. Может, это просто очередная хохма в его стиле? Сумел же он обмануть весь мир, сняв биопик о никогда не существовавшем человеке ("Сладкий и гадкий»), да еще и заставил всех поверить в истинность своего героя.

    Актеров, как всегда, Аллен подобрал великолепных! Герои ярки, оригинальны, каждый со своим неповторимым характером и фишкой, благодаря которой его запоминаешь сразу, и выделяешь из толпы других. Реального в этих героев мало — они собирательны, издевательски-фальшивы, но в этом их прелесть. Наименее яркие персонажи — горе-автор и его возлюбленная и есть максимально жизненные. Сам Вуди Аллен, к сожалению, свой светлый лик в фильме ни разу не представил. А зря. Главная роль было написана явно для него, я прям так и вижу закомплексованного интеллектуала, который наконец-то начинает прославляться своими артхаузными и никому не понятными постановками, но безнадежно рафлексирует и, в конце концов, дает задний ход. Впрочем, Аллен то ли посчитал себя строватым, то ли еще по какой причине, а в фильме не снялся. Но в отличие от его же «Мелинды и Мелинды», которая выглядит пресноватой без его участия, здесь актеры и без него были на высоте.

    Джон Кьюсак сыграл алленскую роль немного не по-алленовски, поэтому смотрелся слегка блекловато на фоне остальных, напоминая Мэттью Бродерика и внешне, и манерой игры, зато остальные играли чисто характерных персонажей. В первую очередь, блеснула и удивила невероятно Дженнифер Тилли. Тетка она шикарная, актриса неплохая, но никогда бы не подумал, что ее когда-нибудь заметит Вуди Аллен! Оказалось, что маэстро увидел идеальную роль для этой роскошной девахи и, честно, сыграла она точно на Оскар! Ее, кстати, номинировали, но не дали, а зря. Ее Оливия — просто супер! Абсолютная кретинская дура, которая не может выговорить слово «импровизация», умеет только крутить задом, но считает себя великой актрисой, визгливая и самовлюбленная стерва, броская, крикливая, вульгарная сучка, типичная старлетка-шлюшка, коих на Бродвее, да и в Голливуде завались, мыслящая только спинным мозком… Как Тилли передала всю пустоту, наивность и глупость своей героини…. Однозначно, лучшая роль в ее карьере!

    Понравилась Дайан Уист в роли стареющей примадонны Хелен Синклер. Напыщенная экс-звезда, которой очень нужен «личный драматург» для нового взлета ведет себя на манер всех примадонн — спесивая, властная, умелая актриса, которая разговаривает пафосными репликами из своих старых спектаклей, чем очаровывает юных глупцов, неуклонно молодится, при этом оставаясь вся насквозь фальшивой, как искусственный снег. Как Уист величественно, по-кролевски ведет себя на репетициях, какие театральные позы принимает, какие картинные жесты делает — особенно это ее «Ах! Не говори! Прошу, не говори!» просто убивает наповал!

    А как хорош Джим Бродбент в роли постоянно лопающего актера, который сидит на вечной диете, который со всеми добр и хорош, с вечно лисьей физиономией и сусальной улыбочкой на лице. А как ярок Чезз Палминтери! Поначалу он просто тупой бандюган и грубиян, но постепенно он оказывается автором-самородком, гораздо более талантливым и эмоциональным, чем настоящий автор пьесы. С его образом Аллен нехило постебался над артхаузом и его мудреными идеями, потому что простой неуч-долдон, который только что пришил какого-нибудь китайца за долги, в секунды в пух и прах логически разносит все идеи умного и глубокого автора, мнящего себя интеллектуалом и гением. А как он трогательно защищает свое детище, свою пьесу, фактически отдавая за нее жизнь… Именно он оказывается художником и носителем творческого начала в этом фильме, а не толпа разношерстных людей искусства.

    Есть в фильме еще много прекрасных актеров — всех не перечислишь, есть отличные музыкальные зарисовки из 30-х гг, есть маленькие вставочки-выступления кабаре, есть пойманный Алленом дух тех лет, есть какая-то веселая безбашенность, с которой снята вся эта неумолкающая трескотня комка лиц, характеров, убеждений и пороков…


    В фильме Аллена нет ни капли снобизма и претензии на интеллектуальность, он легкий и задорный. Эта неординрная работа Аллена просто должна прийтись по душе и зрителям, и криткиам, и вообще всем почитателям кино и театра. Тут вам и Бергман, и Брукс, и Вуди Аллен сбственной персоной, а вместе — еще один шедевр великого режиссера, один из лучших его фильмов-стилизаций. Это пули, которые не просто пролетят через ваш мозг, они останутся там очень надолго…

    12 июня 2007 | 23:37

    Девяностые для творчества товарища Вуди Аллена в первую очередь характеризуются уменьшением внимания к сюжетной линии, то она проста до безобразия как например в «Загадочном убийстве в Манхэттене» и «Великой Афродите» или же наоборот полнейшей сюжетной каше как в «Все говорят, что я люблю тебя» и данном сабже.

    Повествование все время перескакивает в разные стороны, временами сильно замедляясь, а временами наоборот, ускоряясь до неприличия. Эффект от этого довольно своеобразный, вроде бы и понимаешь что происходит и одновременно не можешь сложить цельную картину. Из-за чего смотрится все это дело немного скучновато, да и вообще весь фильм напоминает скорее набор короткометражек нежели цельную ленту.

    Но зато какие зарисовки! Нечасто встретишь одновременно довольно правдивое и в то же время намеренно идиотское и по-своему милое кино. Незадачливый драматург в исполнении Джона Кьюсака, получивший шанс впервые поставить свою же пьесу, взбалмошная «зазвездившаяся» актриса отлично сыгранная Дженнифер Тилли, из-за участия которой этот шанс и выпал, ее муж, а по совместительству мафиози и единственный источник финансирования этого спектакля в лице Джо Витерелли вобравшего в себя все стереотипы мафиози и хорошо их спародировавшего. Из-за таких колоритных персонажей и общего стечения обстоятельств местами выходят совершенно шедевральные сцены, главным образом репетиции спектакля. Местами все это дело напоминает «Бартон Финк» только в более пародийной форме, как и Бродвей косвенно высмеивается голливудская киносистема.

    Но главное совсем в другом. За всем этим стебом и некоторой долей фарсовости скрывается ностальгическое и по-алленовски лиричное кино, эдакая версия «Эпохи радио» разве что без детских воспоминаний но с одной из главенствующих тем в творчестве нашего героя. А именно предубеждениями человека насчет других мест, эпох и непременной уверенностью в том что «хорошо лишь там, где нет нас».

    1 января 2012 | 11:42

    Некоторые фильмы озорного Вуди выглядят чересчур лоскутными, раздёрганными. Но это явно не тот случай! Слитное, спаянное, согласованное, собранное, с превосходным сюжетом, не затянутое, выписанное до филигранных деталей, но в то же самое время динамичное действо. И тема, о, какая тема! Нет, вряд ли кто в раскрытии изнанки жизни актёрской среды и находчивом компромате на то, как частенько создаются даже крайне выдающиеся постановки, может поспорить со сногсшибательным давним «Всё о Еве». Но данный фильм Вуди Аллена вполне способен достичь очень сходного впечатления. И номинация на «Оскар» за сценарий — только слабое признание данного факта.

    Острый кинжал пародии, взрывная сила гротеска, непринуждённая меткость иронии… Сие применимо как для манерных, лощёных, развратных, постоянно стрекочущих, обладающих не способностями, а только молодостью, фигуркой и влиятельным покровителем старлеток, так и для искушённых, расчётливых, обворожительных, решительных легенд Бродвея. Как для конкретных пацанчиков, итальянских мафиози, держащих в трепете всю округу, так и для съёмочной группы, то и дело пасующей перед оными мафиози. Криминал и чернушность присутствуют, но художественных качеств фильма и силы его воздействия отнюдь не ослабляют.

    И в этот обманчивый мир попадает восторженный драматург, преисполненый стремления не отступать, если в угоду коммерции или моде, или зрительским предпочтениям его произведение кто-то захочет обкорнать. Надо ли пояснять, что получается из столкновений его чаяний с бродвейской действительностью? Его линия, как и линии многих других, разворачивается на красочном фоне, где хватает напряжённости, угрозы, перепалок и склок, и несмотря ни на что ещё осталось место и надежде, и таланту, и способности вовремя остановиться.

    Из персонажей харизматичнее других выглядит старая актриса. То вспоминая свои прежние роли Корделии или Электры, то умело притворяясь, что предложенная новая роль её не увлекает, она неподражаема.

     — Я не пила с самого Китайского Нового Года!

     — Это всего два дня…

     — Для меня это целая вечность!

    И художественное исполнение стоит самых громких и искренних оваций. И вполне сочетается со сценарным замыслом и трактовкой каждого персонажа. Примитивность, искусственность и внешний лоск молоденькой актрисы подчёркиваются расфуфыренными нарядами, розовым мехом, отталкивающей абстракционистской картиной в её жилище. Точно так же и сочные одеяния известной актрисы обрамляют её неукротимый характер. И декорации спектакля, который репетируют герои, и обстановка на улице — всё подобрано с немалым вкусом и творческим наитием. Даже когда имитируют безвкусицу, как ни удивительно, и тогда здесь получается неистребимо гармонично.

    Дивная сага личности в искусстве — и искусству стать личностью.

    22 сентября 2013 | 19:14

    Вопрос соответствия человека и его места приводит к жизненному разоблачению героев. Режиссер, утверждавший, что не изменит ни слова своего авторского текста перед премьерой все чаще слышит от гангстера Чича «моя пьеса» и постепенно понимает, что это именно так. выстрелы над бродвеем, прозвучавшие во время нью-йоркской премьеры, подвели черту под жизнью истинного художника и дали жизнь простому хорошему человеку… Звук выстрелов стал частью спектакля и был высоко оценен критиками, ведь они стали «находками» автора…

    23 марта 2011 | 20:12

    Об этом фильме можно сказать лишь два слова и вы поймете все сами: Вуди Аллен. Этот фильм можно назвать самым выдающимся из всех фильмов Аллена. Это очень ехидный, едкий и абсолютно непредсказуемый фильм о причудах закулисной жизни. Атмосфера старого Нью-Йорка, великолепные актеры — вот рецепт хорошей картины.

    1920 -е годы. Нью-Йорк. Подающий надежды драматург, чтобы получить деньги на постановку своей пьесы, соглашается отдать одну из ролей бездарной актрисе(Олив), подруге одного влиятельного гангстера. Получив деньги, Дэвид (собственно, сам драматург) получает возможность пригласить угасшую бродвейскую звезду, которая быстро вскружила ему голову. Во время одной из репетиций, Чич, охранник Олив, подает отличную идею. Спустя еще пару репетиций и личных разговоров, Дэвид понимает, что Чич сочиняет гораздо лучше. Он начинает использовать идеи Чича и сомневаться в собственных способностях.

    Прекрасный юмор и живой сценарий сделали этот фильм легендой. Я уверена, что он получил бы гораздо больше статуэток, но если бы «противниками» не были бы «Форрест Гамп», «Криминальное Чтиво» и «Эд Вуд».

    По моему скромному мнению, этот фильм — лучшая из всех работ Вуди Аллена.

    10 из 10

    25 сентября 2011 | 21:30

    Нью-Йорк двадцатых годов, талантливый и амбициозный драматург Дэвид Шейн безуспешно пытается поставить свою новую пьесу, денег, как обычно, нет. Появляется гангстер с деньгами и подружкой-актрисой, которая должна играть главную роль. Может ли художник продаться и пойти на компромисс? Где живут настоящие таланты и какова обратная сторона художественных натур? На эти и многие другие вопросы пытается дать ответы режиссер в своей неповторимой и так легко узнаваемой «алленовской» манере.

    Вуди Аллен — мастер стилизации. Здесь в основе лежит классический голливудский жанр гангстерского кино, с элементами «нуара» в стиле фильмов Хамфри Богарта: Америка 20-х, ночные улицы Нью-Йорка, приглушенные цвета, интерьеры и антураж помещений, суровые толстопузые мафиози, их помощники-вышибалы и симпатичные пустоголовые подружки, кабаре и перестрелки. И в этот жанровый каркас Аллен вплетает совсем другую историю — конфликт театральной богемы и неудачливого художника, со своими амбициями и мечтами, желающего во что бы то ни стало добиться успеха и творческого признания. Тут уже появляются типичные для французских драм элементы: в самом начале Дэвид с друзьями сидят за столиками на летней террасе кафе, точь-в-точь как европейские художники конца XIX — начала ХХ века, обсуждая место искусства в жизни человека и ценность этой самой жизни в сравнении с ценностью искусства.

    Это и четкое распределение ролей, очень характерное для жанрового классического Голливуда. Но все идет кувырком, когда помощник босса мафии вдруг оказывается куда более талантливым писателем, чем главный герой, жена писателя оказывается в постели с другим непризнанным художником, а прима начинает паясничать и заигрывать с писателем. И, конечно же, Аллен не был бы Алленом, если бы все это не было приправлено откровенной и едкой сатирой во всем: от образов героев до диалогов и собачьего корма в кармане у ведущего театрального актера.

    На первый план выходит линия отношений Чича — помощника мафиози — и Дэвида. Их отношения основаны на общей страсти — любви к искусству, и сложно сказать, кто же из них настоящий художник. Дэвид, который всю жизнь посвятил искусству, как-то чему-то учился и гордо именует себя художником, или Чич, простой парень, бандит, который все вопросы привык решать пулей в лоб. Ему все кристально ясно: это — «как в жизни», значит, зрителю понравится, а это — «полная чушь» и дело с концом. Поначалу он лишь вносит небольшие поправки в сценарий, делая его все лучше и лучше, но постепенно сам загорается идеей этой пьесы и к финалу уже готов убить ради нее. Эти этапы очень тонко отражены в том, как он говорит о спектакле: сначала «твоя пьеса», потом «наша» и, в конце концов, «моя пьеса». И даже последними его словами, когда он умирает на руках у Дэвида, становится совет по поводу концовки пьесы. Развитие этого персонажа, человека и творческой личности — это один из ключевых моментов этой истории.

    Вторая любопытная сюжетная линия — отношения Дэвида и стареющей актрисы Хеллен Синклер, которая мечтает вернуться на сцену и для этого хочет обзавестись «карманным драматургом». Здесь Аллен сюжетно противопоставляет два контрастных подхода к художнику: прямые конфликты с продюсером, который вторгается в его творческий процесс, вынуждая идти на одну жертву за другой, и с другой стороны Хеллен, которая лестью обволакивает Дэвида и мягко и незаметно заставляет переписывать роль под себя. Обольщает его, сыпля цитатами из старых спектаклей, даря подарки, от которых хотела избавиться. И он, словно школьник, влюбляется в нее, перекраивает всю пьесу, чтобы ее роль заиграла новыми красками и привлекла больше внимания. За роль Хеллен Синклер Дайан Уист получила премию Оскар, что более чем заслужено: она идеально воплотила этот необычный для нее образ надменной примадонны.

    Другие актеры тоже подобраны безукоризненно. Пожилой талантливый актер Уорнер Персел (Джим Броудбент), который не может удержаться на диете, постоянно жующий и стремящийся всем угодить. Пассия мафиози Оливия (Дженнифер Тилли) — бестолковая и истеричная, но уютно чувствующая себя под крылышком у влиятельного человека, она как капризный избалованный ребенок, которому приходится во всем потакать, чтобы не разревелся. Чич (Чазз Пальминтери) — суровый итальянский гангстер, у которого одно решение для всех проблем. Все это собирательные, стереотипные образы с гипертрофированными чертами, и вместе с изумительным исполнением это делает их очень запоминающимися.

    Драматург, непризнанный гений и рефлексирующий интеллектуал, которого сыграл Джон Кьюсак, — это классическая роль для самого Аллена, будь он в то время немного моложе. И в этом есть что-то бесконечно очаровательное: отдавать свое амплуа другому актеру, доверять ему образ, который сам Аллен так старательно шлифовал в течение долгих лет. Не зря, наверное, актеры так любят работать с Вуди — он уважает их и знает, как найти подход к каждому. Многие артисты просто раскрываются в его руках.

    Антураж и детали создают ощущение присутствия живых людей в местах, где разворачиваются действия, благодаря огромному количеству разнообразных деталей — в кадре практически нет пустых пространств: если это стол или барная стойка, то на них обязательно лежат кипы бумаг, пепельницы, бокалы. В комнатах много мебели, в кадре почти всегда очень много людей, улицы заставлены винтажными машинами. Аллен любит эту эпоху, и в то же время старается сделать каждый кадр как можно более насыщенным: при помощи диалогов, безупречного сценария и расположения сцен. Все очень компактно, емко и метко.

    Голос главного героя за кадром объявляет месяц и число, когда происходят следующие события, словно читая записи в дневнике. За какие-то полтора месяца он вынужден спуститься с интеллектуальных небес на грешную землю, расстаться с иллюзиями под натиском правды реального мира и понять самого себя.

    Фильм начинается со слов Дэвида о том, что он ни строчки не изменит в своей пьесе. По ходу дальнейшего развития событий мы видим, как он, под влиянием все новых и новых людей и обстоятельств, постепенно полностью ее переписывает. Это ли он считал своим искусством? И в финале он приходит под окна любовника своей подруги, просит ее спуститься и признает, что он вовсе никакой не художник. Искусство относительно и вовсе не должно идти в одном комплекте с жизнью в нищете, постоянной борьбе за признание и «запивании сыра вином». Герой достигает гармонии с самим собой, подруга соглашается стать его женой, и они уходят в ночь по нью-йоркской улочке под звуки задорного старого свинга.

    2 марта 2009 | 02:42

    Можете считать меня недалеким, отсталым(можете еще добавить множество синонимов.)Но я ни разу за все все время, которое я смотрю кино не смотрел фильмы Вуди Аллена. До недавнего времени не смотрел.

    Так уж получилось, Пули над Бродвеем стал первым фильмом режиссера Аленна, который я посмотрел. По-моему мнению здесь все если уж не гениально, то по крайне мере восхитительно. Нью-Йорк 1920 годов, Бродвей, Мафия… Славный сценарий о закулисной жизни актеров, режиссеров тех годов передан настолько правдоподобно, что тебе даже не хочется чтобы фильм кончался. Актерский состав за исключением Кьюсака для меня был полностью незнаком. Но сколько имен я для себя открыл. Дайан Уист, Дженнифер Тили, Чазз Пальминтери все эти люди настолько хорошо вжились в роль, что прямо восхищаешься ими. Хочу особо отметить Дайан Уист, сыгравшую звезду Бродвея Халер Синклер. Лестные отзывы по ее роли могут занять много строчек, по этому я ограничюсь двумя словами: Заслуженный Оскар!

    Итог. Вуди Аллен создал по-настоящему живое кино, с отличным сценарием, отличными актерами, восхитительными декорациями. Великолепная картина.

    9,5 из 10

    3 февраля 2012 | 15:18

    Ник Валенти (Джо Витерелли) крупный босс Нью- Йоркской мафии. Его подруга Оливия Нил (Дженнифер Тилли) танцовщица в одном из кабаре, мечтающая стать настоящей актрисой и примадонной. Дэвид Шейп (Джон Кьюсак) неудачливый сценарист, пишущий в стол. Его пьесы не берут режиссёры. Судьба сводит всех троих вместе. Ник Валенти берётся спонсировать постановку одной из пьес в серьёзном бродвейском театре при условии, что одна из ролей будет отдана Оливии. Казалось бы, всё хорошо, но Оливия совершенно бесталанна.

    Вуди Аллен снял одну из своих лучших комедий. Этакий адский коктейль из Моэмовского «Театра» и долурмановского «Мулен Ружа». В этом фильме юмор на любой вкус. От тонкого сарказма до классического еврейского анекдота, типа этого:

    - В последнее время тебя часто видят пьяной.
    - Неправда, я не пила с Нового года.
    - Китайского Нового года?
    - Да, а это уже два дня.

    Джон Кьюсак, один из любимых мною актёров, сыграл роль начинающего сценариста, которому нежданная слава вскружила голову и он не выдержал приступа звёздной болезни, но при этом узнал много нового о своей подруге.

    Дайэнн Уист в роли Хэлен Синклер, стареющей примадонны, уже давно не видящей разницы между театром и реальной жизнью. Её обыденная речь состоит из сплошных цитат, взятых из сыгранных ею пьес. Она с необычайной лёгкостью влюбляет в себя доверчивого Дэвида.

    Чич в исполнении Чазза Пальминтери кажется поначалу тупым телохранителем и убийцей, приставленным к Оливии для её безопасности, но постепенно он раскрывается, как тонкий знаток театрального искусства. Благодаря ему переписывается вся пьеса, но остаётся одна помеха, которую нужно устранить, чтобы спектакль стал совершенным, что он и делает привычным ему способом.

    Много и других ярких образов в этой картине. Большой плюс, что мафиози играют актёры, известные по многочисленным классическим гангстерским фильмам. Действие происходит в 20-е годы прошлого века под заводной ритм рэгтайма.

    Отличная комедия, которую с удовольствием оставлю в своей коллекции.

    10 из 10

    12 октября 2012 | 22:15

    Нью-Йорк, 1930-е годы. Начинающий драматург Дэвид Шейн мечтает покорить своими пьесами Бродвей. Больше того, Шейн хочет самостоятельно поставить одну из них, для чего, по настоянию продюсера, соглашается на привлечение средств крупного мафиози. Взамен спонсор хочет, чтобы главную роль в спектакле играла его бездарная подружка из кордебалета. В процессе продвижения своего творения Шейн знакомится с телохранителем по кличке Чич.

    Чич обладает тонким, врожденным нюхом на любую фальшь. Во время отделки пьесы Чич начинает давать Шейну ценные лингвистические советы, но вскоре перестает ограничивать свои функции только лишь раздачей рекомендаций. Войдя во вкус сочинительства, Чич начинает уже самостоятельно придумывать новые сюжетные повороты, и, по сути, переписывает пьесу. Постановка сего творения пользуется невероятным успехом у публики…

    Изящнейшая ретро-трагикомедия, снятая постоянным оператором Аллена Карло Ди Пальмой в приглушенных импрессионистских тонах, переносит зрителя в любимую режиссёром предвоенную пору, предлагая остроумную историю о превратностях творческой жизни. Хотя порой она почти тонет в многословности и начинает походить на радио-пьесу. Однако ирония и вкус позволяют Аллену искусно стилизоваться под салонные мелодрамы Любича и Капры.

    И это в лучшую сторону выделяют данную картину в ежегодно пополняемой «аллениаде». В 1990-е неотъемлемой её частью стали неизменные авторские самоповторы и, как результат, отсутствие оригинальных идей. Не найдя для себя, как для актёра, места в этом сюжете, Аллен выложился в других исполнителях, приведя к наградам своих новых подопечных — Дайан Уист и Чазза Палминтери.

    16 сентября 2014 | 12:45

    Гениальность Вуди Аллена, не побоюсь этого слова, -безусловна и показательна в этом увлекательном фильме.

    Только он пародируя, иронизируя и гиперболизируя может говорить о серьезных, волнующих темах, например, в этой картине он ставит точки над и в вопросе искусства. Да еще так говорить, что даже забываешь, что знал и помнил до этого.

    Итак Вуди Аллен — нервозный пастух вводит нас невинных овечек в закулисье театра. Он знакомит нас с молодым художником, имеющим смелые надежды на свою гениальность, с стареющей актрисой, которая все ждет не дождется бенефиса в её честь, с полнеющим актером, который словно опытный фокусник, в нужный момент вытаскивает ловким движением из рукава сочную куриную ножку, с бандой мафиози, пули которых будут вам слышны даже после окончания просмотра, с истеричной, невежественной актрисой, которая по сути играет в спектакле юного гения только из-за могущества и денег своего друга бандита, и наконец с мафиози Чичи, который является хорошим художником, но плохим человеком.

    В общем, Вуди Аллен как всегда создал неповторимые персонажи, которые просто должны войти в историю кино, как и этот остросюжетный, ироничный и изящный фильм.

    1 марта 2009 | 16:55

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>