всё о любом фильме:

Голубой ангел

Der blaue Engel
год
страна
слоган-
режиссерДжозеф фон Штернберг
сценарийКарл Цукмайер, Карл Фоллмёллер, Роберт Либманн, ...
продюсерЭрих Поммер
операторГюнтер Риттау
художникОтто Хунте, Тихамер Варади
монтажУолтер Клее, Сэм Уинстон
жанр драма, музыка, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время94 мин. / 01:34
Профессор Иммануил Рат работает преподавателем в средней школе, его ученики в свободное от учебы время посещают ночной портовый кабачок «ГолубойАнгел», где танцует и поет обворожительная Лола Лола.

Ее откровенные фото из кабаре школяры разглядывают на уроках и тем самым мешают учебному процессу. Рат решает посетить ночной клуб, чтобы положить конец всей этой непристойности, проникающей в школу с улицы. Но, увидев поющую на сцене красавицу Лолу в черном цилиндре, корсете и шелковых чулках педагог забывает обо всем на свете и влюбляется как мальчишка.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
94%
32 + 2 = 34
8.2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 03:01

    файл добавилmifomanka

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Во времена «франзуского периода», когда поэтапно на экраны выходили кинофильмы, впоследствии ставшие шедеврами мирового фонда киноиндустрии («Андалузский пёс», «Страсти Жанны д’Арк», «Наполеон»), в Германии царило некоторое затишье. Видными представителями немецкого кинематографа 20-х значились лишь избранные произведения. Такие как, например, нестареющий «Метрополис» Ланга, «Носферату — симфония ужаса» и «камерный театр» «Последний человек» Мурнау, и, в конце концов, «Кабинет доктора Калигари». Картины, конечно, известные, но не тот момент, а в целом, впечатление оставалось слабеньким. Мир ждал чего-то нового. Наконец, в 1930 г. выходит «Голубой ангел», неожиданно имевший триумфальный успех.

    «Голубой ангел» снят по мотивам романа Генриха Манна «Учитель Унрат, или конец одного тирана», написанного в 1905 году. Спустя четверть века роман заинтересовал Эриха Поммера. Он знал, что Манн нуждался в деньгах и приобрел права на экранизацию за небольшую цену.

    Эрих Поммер пригласил 35-летнего режиссера Джозефа фон Штернберга. По настоянию Штернберга фильм стал называться «Голубой ангел», как и кабачок, в котором учитель влюбляется в певичку. Уже были распределены все роли, а героини всё не было. Тогда Штернберг посетил спектакль «Два галстука», в котором были заняты пятьдесят актеров, певцов и танцовщиков. «В тот вечер я впервые увидел фрейлейн Дитрих, как говорится, во плоти и крови, — рассказывал Штернберг. — Я не мог оторвать от неё глаз. У неё было как раз такое лицо, какое я искал, и, насколько можно судить издалека, вполне подходящая фигура».

    Действие «Голубого ангела» разворачивается в портовом городке предположительно в начале 1920-х годов. Учитель старших классов в гимназии профессор Унрат ненавидит людей и свободу, злобно измывается над школьниками. Но это, в принципе, не ново для того времени, так как там, в основном, господствовала железная дисциплина. Узнав, что его ученики посещают некую певичку из кабачка «Голубой ангел», он заявляется к ней с угрозами. И случается непредвиденное: профессор сам попадает под чары Лолы-Лолы. Он женится на певичке и отправляется вместе с ней на гастроли…

    При всей своей трагикомичной форме повествования режиссер размышляет о феномене власти, как о серьезном явлении. Он анализирует падение профессора и причину этого падения — коварную соблазнительницу. Однако, обо всём этом режиссер не может говорить без ноток юмора, вскользь проскальзывающих за всё время просмотра. Он и наделил профессора оттенком искусственности. Поэтому, «Голубой ангел» можно расценивать как сатира, за исключением разве что последних драматических эпизодов. Но, финал этот служит — кульминацией, которая проповедует простую формулу, что любая власть — ничтожна, и её можно подчинить простыми жизненными факторами. Любовь, к примеру. На этой почве учитель как раз и проходит все стадии нравственной деградации.

    Что до актеров, то создается вообще впечатление, что режиссер, ставя фильм, акцентировал своё внимание именно на этой важной составляющей. Потому что эффект невообразимый. Поблагодарить, прежде всего, хочется Эмиля Яннингса, создавший незабываемый образ немецкого филистера, злобного и ограниченного, издевавшегося над своими учениками профессора, которого погубила Лола-Лола. Ну и конечно — Марлен Дитрих, которая воплотила в себе и милые черты послушной певицы, и силуэт роковой красавицы. На премьере она получила огромный букет роз, почти такой же, как и Яннигс. А фотографы вспышками магния освещали её триумф. Дитрих выходила под непрекращающимися овациями.

    «Голубой ангел» имел международный успех, объясняющийся его новизной и остротой. Картина в один момент обрела статус культа. Её смотрели и пересматривали. Да чего греха таить, её смотрят и пересматривают даже сейчас, когда через один год ей исполнится восемьдесят лет!

    Да, и ещё одно: голые ножки мисс Дитрих заслуживают особого упоминания!

    23 апреля 2009 | 22:15

    Фильм Джозефа фон Штенберга «Голубой ангел», снятый по мотивам романа Генриха Манна «Учитель Гнус, или конец одного тирана».

    Фильм вроде бы как, о человеческом ничтожестве, /во всяком случае так считал создатель фильма/, но вместе с тем и о любви. Фильм вызывающий самые противоречивые чувства, но главное наверное всё таки жалость. Жалость к человеку, обычному человеку, слабому в силу своей физиологии и моральных принципов. Человеку, прожившему жизнь, не так как хотелось, понималось и мечталось, Человеку, которого не ждёт ничего хорошего.

    Джозеф фон Штенберг, американский режиссёр, сценарист и композитор, австрийского происхождения. Снимал кино в Германии, США, /предпоследний свой фильм снял в Японии/. Всё жизнь метался меж двух берегов, /Европа — Америка/, да и время такое, в Германии к власти пришёл нацизм, в Америке свои сложности, не морального, так материального порядка, скандалы из-за связи с Марлен Дитрих, /она играла во многих его фильмах/, да и характер видать был не подарок, /как часто бывает у творческого человека/.

    Генрих Манн, немецкий писатель и общественный деятель, старший брат писателя Томаса Манна, /всего братьев Маннов было трое и две сестры, обе покончили жизнь самоубийством/. До того как стать писателем, торговал книгами. Жизнь его тоже была не сахар, он был лишён Гитлером немецкого гражданства, возглавлял Союз немецких писателей в эмиграции, писал петиции против нацизма.

    Фильм «Голубой ангел», один из первых звуковых фильмов, фильм, открывший миру Марлен Дитрих, фильм, оказавший влияние на мировой кинематограф, /ссылки на фильм можно разглядеть во многих классических лентах/. Добавлю ещё, фильм был запрещён к просмотру в нацисткой Германии, /и только Гитлер тайком смотрел его в своей канцелярии/.

    Сюжет. Маленький провинциальный, предвоенный городок, средняя школа, учитель, Иммануил Рат, /Эмиль Яннингс/, одинокий человек, педант и зануда узнаёт, что его ученики посещают ночное заведение «Голубой ангел» А ещё там выступает певичка Лола Лола, /Марлен Дитрих/. А ещё к нему попадают, /то есть он забирает у учеников/, открытки с изображением Лолы Лолы, / с пикантным, как бы сейчас сказали, креативным решением, с вместо юбки у Лолы Лолы наклеенным лебяжьим пухом на который если дунуть, открывались места, обычно скрытые от посторонних глаз/. Посидев и продев ночь около открыток, Рат решает самолично зайти в «Голубой Ангел». А там, потеряв голову от любви, он не сдержавшись сделает Лоле Лоле предложение, она его принимает и они становятся мужем и женой.

    Вот на этой весёлой ноте, /дабы опять не затесались спойлеры/, мы перейдём от сюжета непосредственно к впечатлениям и критическим замечаниям.

    И жили бы они, как в сказке долго и счастливо, да не та любовь. Не та любовь о которой Лола Лола поёт свои песенки. Впрочем и любовь о которой поёт Лола Лола ненастоящая, вот такой парадокс, непросто это, любовь. Слишком уж тонкие грани, от божественного до суррогата, от искреннего до игры. Потому, как говорим мы о комедиантах, у них свои правила игры, /под названием любовь/, весь мир театр, и любовь их не более, чем декорация театральная. Просто не надо от неё что-то ждать. Не будешь ждать, здоровей будешь. Лола-Лола внутри такая же, как и красивая картинка с её изображением на афишке, наклеенной на входную дверь заведения.

    Нельзя любить картинку, /или можно?/, и картинка тебя любить не будет, /или можно себе представить, что будет?/. Представь, и купи пикантную открытку и Лола Лола будет твоя. Такая вот любовь. Мы же о любви говорим? Вот и я говорю о любви, хотя нормальный человек может задастся резонным вопросом, при чём здесь любовь.

    Да только при том, что в «Голубом ангеле» можно красиво отдохнуть, как сейчас говорят оттянуться, посмотреть на ловкого фокусника, грустного клоуна и красивые женские ноги в чулках, выпить шампанского и почувствовать себя, пусть на короткое время, но счастливым. Вот при этом здесь любовь.

    Вот только при чём здесь Рат с его глупыми представлениями о мироустройстве и своём месте. Учительствовать, это одно, /бесспорно сложное дело/ жить это другое, /куда сложней, чем учительствовать/ а жить, так как хочешь, это вообще из разряда недостижимого. Потому, как не мы диктуем миру, а мир нам. Рат, как истый учитель пытается диктовать, диктовать, а обстоятельства требуют подчинения, он уступает, как влюблённый, но правда жизни не играет в поддавки. Правда жизни, она как каток, она прёт и прёт, пока не раздавит.

    Вот такое оно ничтожество. Не всему подберёшь правильное определение. Как знать, сломался б сам, или… потому как жизнь непросто, при том что у всех она разная у всех, но что-то есть и общее, болезненное, своё. Наверное любовь. Та сама любовь, которая кого поднимет, кого со всего размаху низвергнет с высот.

    «Падение влюблённого человека» © Джозеф фон Штенберг

    Автору конечно видней, но я б дал немного другое определение, «трагедия влюблённого человека».

    Может именно потому, никого не хочется осуждать, просто по человечески жаль. Какой ни есть, а человек всё таки. И любовь, всё таки какая б ни была, а любовь.

    31 января 2016 | 13:34

    После просмотра этот фильм язык не поворачивается назвать иначе как драмой. Марлен Дитрих здесь прекрасна — живая, несовершенная, еще не застывшая в свой фотографический образ, добрая, понимающая и пустая до безжалостности. Кабаре, много пудры, ножки в чулках, клоуны, вместо ангелов какие-то дикие, толстые пупсы. Все ограничено очень микроскопическими масштабами — начиная от крошечной комнатки, куда непонятно как набиваются зрители и артисты, заканчивая общим пространством всего действия фильма, общей совокупностью метров, в которых проходит жизнь героя. Как птичья клетка. В фильме много символов, не то, чтобы глубоких, но напоминающих нам о том, что считывать символы, даже топорные, мы подразучились (вернее, никогда толком и не умели). За несколько лет появления звука в кино (3 года), лица актеров не разучились играть — даже каждый школьник и официант второго плана умеет играть на своем лице, как на инструменте. Фильм имеет кольцевую композицию: все началось и кончилось одной и той же песней на одной и той же сцене.

    Мне видится ключевой сцена, когда профессор просыпается в неком подобии скворечника у своей возлюбленной, пьет кофе. Поет птичка в клетке. Крупный тиран мелкого пошиба — учитель гимназии, с именем, очень напоминающим культовое сочетание «Иммануил Кант», как мальчишка или как романтик, что вместе только и возможно, влюбляется к роковую красавицу, буквально попадает в умело расставленные сети — легко и без особых стараний ловца. Сам пришел с цветами, сам предложил свою руку и сердце, свою судьбу и свою жизнь. Его покорили три кусочка сахара и заботливые руки, помогающие залезть в пиджак и гладящие по суровым усам — вот оно гнездо, петушок, курочка и яички. Бывший въедливый преподаватель английской литературы согласен быть петушком, кукарекать и не быть профессором, быть подавателем щипцов и чулок и не быть грозой взрослеющих мальчишек. Но «я вся любовь, я пою и играю, не моя вина, что мужчины слетаются ко мне, как бабочки на свет огня». Птичка была певчая, не одомашненная. Птичка играющая и шутливая, озорная и бесчувственная.

    Остается амплуа клоуна, яйца твоих надежд разбиваются о твою глупую голову, в которой уже ничего нет. Все билеты на шоу бывшего профессора раскупили.

    Птичка умерла. Она давно не пела. Никогда не пела, если честно… только прилетала на свист и пение. Фонарь выхватил Гнуса из толпы, затащил его на сцену и выплюнул вновь на свое место в мире — за парту. Это была его так странно сыгранная роль, перед доской, в комнате, где он учил других как жить.

    Да, любовь, конечно — когда мы любим, мы уходим в жизнь любимого человека полностью, мы готовы разделить с ним все — от выпивки и щипцов до эротических фотографий и накладного носа. Мы улетаем из своей клетки, а там, где нас не любят, три кусочка сахара в чашку будут падать недолго. Женщина-птица, как женщина-песня (Кармен), поет просто потому, что не может не петь. Призываемый пением быстро надоедает.

    «Ты мое сердце, ты мое все»… когда белых голубей иллюзий и любви извлекают из твоей головы, не остается ничего. За земными столиками работают не райские птицы, а сирены, ничего не обещающие. Заходи, путник, здесь ты обретешь иллюзию любви. Но лучше б, глупец, раздувал ты перышки на открытке — юбка птицы поднимается, но пока ты не услышал ее голос, ты в безопасности.

    Но профессор взлетел. Полетел на любовь, с любовью. Пропустил столько боев городских часов, взлетел в ложу любимого человека. В одной клетке птица осталась жива, все так же поет, только чуть грустнее, а в другой окостенела, только ее лапа, очень похожая на человеческую, намертво вцепилась в парту, за которой прошла ее жизнь, на которой лежала подаренная гвоздика — увядший знак того, что его когда-то любили.

    Да, я, кажется, поняла, почему этот фильм — мелодрама.

    Это действие, вызванное песней.

    12 мая 2011 | 00:59

    Порочная, сексуальная, потрепанная жизнью, даже помятая, не первой молодости, но все еще желанная и однозначно пробуждающее желание некрасивая красавица Лола Лола. Чемодан с откровенными фотографиями, как продолжение астрального плана ее недешево выглядящих подвязок. Скучный преподаватель. Пожилой, толстый, неказистый, казалось бы начисто лишенный тестостерона. Наверное, лучший кандидат для проповедования ложных истин в школе.

    Очень уж точным оказался контраст, показанный в этом фильме. Пропитанный некрофилией проводник квази-моральных установок, замещающий услаждение своего эго позитивным влиянием на детей и пропитанная сигаретным дымом варьете девица. Что может лучше характеризовать Его, нежели мертвая птица заботливо вытаскиваемая из клетки? Но и она ведь ничуть не лучше. Ее ужимки просты и непринужденны. Все ходы понятны. Прыщавые юнцы будут хранить ее интимные фотографии много позже ее свадьбы. Да и муж не просто так закукарекает на свадьбе. В прямом смысле.

    И дело тут совсем не в особой игре Марлен Магдалины Дитрих. Ничего особенного она не показала. Вся зажигательная смесь в контрасте. Слияние сексуальности с патриархальной этикой. Залезший под стол Эмиль Яннингс взирающий на коленки Марлен. Возможно именно эта сцена много раз сюрреалистическим колоритом отблескивала в творчестве Бунюэля. Финал неумолим и неожиданен. Эрос прижимает все поползновения Танатоса оставляя всяческие толкования на долю зрителей. И не нужны детали. Публика рукоплещет Марлен. Новых зрелищ. Лола.

    8 из 10

    17 августа 2014 | 14:53

    Я смотрел фильм, зная (из многих справочников и книг), что это первая роль Марлен Дитрих, после которой она стала знаменитой. Прошло два месяца после просмотра, и я просто не могу четко вспомнить Марлен. Какая-то расплывчатая пухленькая белая масса. Очевидно, уже в Голливуде из нее сделали тот образ, который мы все хорошо знаем. Ее роль в фильме — на троечку.

    Зато какой мощный актер Эмиль Яннингс! Какая трагедия! Ничуть не наивно.
    Рассказ о том, как самоуверенный учитель превращается в ничтожество, берет за душу и заставляет сотрадать.
    Слабый, недалекий человек, веривший в свою непогрешимость сломался на женщине и стал размазней и подкаблучником. Смешно? Нет, нет и еще раз нет! С таким же успехом можно назвать смешной и историю с Акакием Акакиевичем Башмачкиным. Это трагедия слабого человека и Яннингс ее превосходно сыграл.

    Вглядитесь в его лицо, когда на сцене его шельмуют в образе шута перед его глумящимися учениками и согражданнами. Какая боль, недоумение, тупая покорность и проблески самоуважения в его глазах. Великий актер!

    9 из 10

    10 апреля 2009 | 13:17

    Решила посмотреть этот фильм, читая книгу ученицы Карла Густава Юнга, Марии Фон-Франц о типа личности. Там она приводит пример того, куда может нас завести психика, если мы не отдаем ей почтения! С точки зрения психологической правды фильм, несомненно, убедителен.

    Но то, что меня больше всего потрясло, так это пронзительная игра главного героя — профессора. Это талант на уровне Раневской и Евстигнеева! Просто смотреть — как он живет в этом фильме и получать эстетический оргазм! Великолепно! Какое мастерство! Смотреть непересмотреть! Это называется — Актерская игра! В течение всего фильма.

    А Марлен Дитрих — как она божественно естественна!

    Именно эта естественность так ценна, что хочется стать похожей на нее — стать собой, принять себя таким неудовлетворительным, понять и простить. Она — цельная натура, хотя и, непорядочная, но судьи — кто, кто кинет камень? А я бы ее простила за все! Лишь бы она — пела для меня, вовлекая меня в мир, в котором и мне погрешить порой не помешало б. Она не пытается быть лучше, и не ждет к себе особенного уважения. Она — живет как умеет. А как умею жить я?…

    30 мая 2015 | 17:47

    В 1930 году на экраны Германии выходит фильм, навсегда изменивший, по крайней мере, две судьбы — судьбу начинающей, но пока что не очень удачливой актрисы Марлен Дитрих, и судьбу одного из самых талантливых режиссеров своего времени Джозефа фон Штернберга. Фильм этот назывался «Голубой ангел» и был снят по произведению Генриха Манна «Учитель Гнус», стал первым звуковым фильмом в истории немецкого кинематографа.

    Штернберг, впервые увидевший свою музу в каком-то спектакле, где Дитрих играла роль вроде «кушать подано», позднее говорил:
    «Я придавал ей форму в плавительном тигле моей фантазии, пока ее образ не стал соответствовать моему представлению».
    И действительно, свои лучшие роли Марлен сыграла именно у Штернберга, и одна из них — несомненно, роль Лолы-Лолы в «Голубом ангеле».

    История певички кабаре (которые, кстати сказать, приобрели к 1930 году невероятную популярность в Германии, находившейся в то время в глубочайшем экономическом кризисе), соблазнившей достопочтенного профессора, учителя гимназии (в исполнении Эмиля Яннингса), и, собственно, история морального и физического падения человека, стала настоящим триумфом как для режиссера, так и для актеров. (Интересно, что изначально компания УФА, на которой снимался фильм, была категорически против кандидатуры никому не известной Марлен Дитрих, настаивая на выборе в пользу признанной актрисы Люции Майхайм).

    Характеры героев не статичны, они меняются, развиваются и раскрываются на протяжении всего фильма, и мы видим, как изначальное учительское высокомерие профессора и его уверенность в своей абсолютной правоте, сменяются к концу фильма осознанием своей ничтожности. Это обуславливается, прежде всего, потрясающей игрой Эмиля Яннингса (чего стоит одна только сцена в кабаре, где учителя заставляют выступать перед своими учениками кукорекая, разбивая об его голову яйца, называя эту голову «пустой» — это ведь верх человеческого унижения, особенно для человека, бывшего некогда весьма и весьма уважаемым).

    Как же он мог допустить такое? Страсть?.. Не столько. Скорее, слабохарактерность. Мне думается, что история профессора — это идеальное жизнеописание слабого духом, бесхарактерного человека: пока не было никаких позывов из «вне», он сохранял, кажущееся ему самому, нравственное превосходство, но как только встретил человека сильнее себя духом, сам оказался ничуть не лучше и не выше, например, своих учеников, бегающих по вечерам к Лоле-Лоле. Такой человек только и горазд, что учить других. Однако нужно отметить, что свой выбор он делает сам, никто его к нему не подталкивает, так что винить за свою разбитую жизнь он может только себя.

    Ну а Лола… Вся ее сущность выражается в последней песенке фильма, исполняемой ею:
    » Я всегда играю, это моя природа».

    Естественно, ни о какой любви, особенно со стороны Лолы-Лолы, и речи быть не может: не из высокого чувства выходит она за профессора.

    Интересно, что отношения между Яннингсом и Дитрих вне съемочной площадки были не менее сложны, чем отношения их героев в фильме. Яннингсу, бывшему к тому времени уже большой звездой, казалось, что Марлен «тянет одеяло на себя», а режиссер ей в этом только сопутствует. Вечное недовольство Яннингса, его претензии и даже оскорбления, существенно осложнили процесс съемки. Дитрих рассказывала, что в момент «душения» ее героини профессором, в момент, когда все недовольство жизнью и собой проецируется на Лолу (винит во всем он почему-то ее, а не себя), Яннингс чуть ли не натурально набросился на актрису, да так, что его еле смогли «оторвать» от шеи Марлен. Впрочем, это уже переходит в разряд сплетен.

    Дитрих, которая не приобрела еще «голливудского блеска», как в своей следующей картине «Марокко», немного пухленькая и без своих знаменитых впалых щек, смотрится блестяще: именно такая внешность как нельзя лучше подходит под образ качующей из кабака в кабак певицы.

    Джозеф фон Штернберг проделал большую часть работы самостоятельно: начиная от построения декораций в кабаре «Голубой ангел», и заканчивая прекрасной операторской работой, не говоря уже о работе с актерами.

    Пару лет назад это был первый увиденный мной фильм блестящего твореского тандема Дитрих-Штернберг, который произвел на меня огромное впечатление, прежде всего таким тонким изображением духовного падения человека, актерской игрой, выдержанными паузами и всем-всем прочим.

    Фильм, который, как говорится, must see.

    10 из 10

    30 ноября 2008 | 12:06

    Дымная атмосфера дешевого ночного кабака, на чьей сцене певичка, сидящая на перевернутой бочке, вульгарно демонстрирующая шелковые чулки и подвязки, бесстрастным голосом напевает сентиментальное «Влюбляясь снова». Лола Лола привлекает к себе, ничего для этого не делая, и вместе с тем бросая чувственный вызов ликующей толпе собравшихся поглазеть на нее юнцов. Насквозь прокуренный декаданс сливается со сладковатым предчувствием ночи предвоенного Берлина, увлекая в круговорот хмеля и грез. Жизнь прогоркла и вот уже недалекая шлюха становится богиней.

    В романе Генриха Манна основной идеей было обличение изжившего себя уклада на примере учителя Гнуса, за чьей благопристойностью скрывались нечистоты. В фильме Джозефа фон Штернберга профессор Иммануил Рат вызывает неподдельное сочувствие вопреки тому, что он примитивен, он ничтожество, он не способен творить — только подчиняться. В отношениях с Лолой Лолой это хорошо видно. Только раз профессор проявит неподдельную живость, когда начнет душить свою жену. Рат неспособен вызывать симпатии, но его жалеешь. В паре сцен в начале, после встречи с Лолой Лолой, он даже становится немного похож на озорного мальчишку, что разбавляет его черствость. Однако он так и останется марионеткой, неспособной принять ни одного внепланового изменения в спектакле жизни. Точно так же он не мог понять смерть канарейки, каждое утро распевавшей песни, пока он завтракал, и вдруг однажды околевшей. Как так, как смогла она взять и нарушить привычный порядок вещей?

    А между тем псевдозагадочная Лола Лола с лицом Марлен Дитрих за завтраком, похожим на отрепетированную семейную сценку, лишает свободы увальня профессора. Иммануила Рата уже ждет участь шута, о чью голову разбивают куриные яйца. Отправив его на все стадии нравственной деградации, звезда «Голубого ангела» остается легкой, неунывающей и простодушно циничной: «если сгорают крылья, я не виновата». Говорят, Марлен Дитрих приходила в ярость, когда ее начинали сравнивать с сыгранными ею героинями. Разгадку бешено популярной белокурой немки тщетно пытались найти в ее работах. Ведь Марлен умела наполнять примитивные характеры обаянием и ареолом таинственности. В Лоле Лоле при желании можно обнаружить поразительное простодушие, наряду с вульгарностью и…очарованием. Если Рат не вызывает любви, но затрагивает жалость, то Лола Лола заслуживает порицание, но вместе с тем не является злодейкой в общепринятом понимании. Певичка кабаре по сути проста и недалека, но из-за своей спокойной отрешенности видится загадочной, чуть ли не роковой красоткой. Потому фильм не только аллегоричный, но еще глубоко жизненный.

    В начале ХХ века в основном выходили ленты о героях-любовниках, борющихся с обстоятельствами и рискующих собой, о влюбленных, не могущих быть вместе из-за различных социальных положений, о дамах полусвета, безответно любивших… Эти истории наполнялись иллюзиями. Если герои в них умирали, то их любовь оставалась жить вечно, ничто не было напрасным. С «Голубым ангелом» все иначе. Лола Лола маняще поет о любви, но это лишь ничего не значащие слова. Начинаясь как сатира, фильм постепенно перерастает в острую драму человека, общества, морали, становясь предчувствием грядущих перемен не только в угасающей кайзеровской Германии двадцатого века, но любой деградации общества любого столетия.

    14 августа 2011 | 20:05

    В ряду самых интересных фильмов в немецком кинематографе почетное место занимает кинокартина Джозефа фон Штернберга «Голубой ангел» (1930). Дело даже не в том, что фильм входит в категорию первых ласточек звукового кино или Марлен Дитрих в главной роли, но в большей степени обращает на себя внимание, что фильм стал культовым для фашистской тематики, а его идеи и образы не раз переэкранизировались в киноанатомиях третьего Рейха.

    От учителя Гнуса к профессору Рату….

    «Голубой ангел» Штернберга стал экранизацией романа Генриха Манна «Учитель Гнус, или Конец одного тирана» (1905). Как-то Манн прочитал в газете заметку, что преподаватель гимназии был уличен в сексуальной связи с певичкой из второсортного кабаре. Эта история легла в основу его романа. Манн уловил зарождение фашизма и воплотил эту идею в Гнусе и его шансонетке. В своем карикатурном образе учителя Нусса (имя которого ученике переделали в Гнус) Манн создал жесткую сатиру на кайзеровскую Германию. Гнус — учитель тиран, представитель третьего сословия, в котором проснулась небывалая воля к власти. Певичка из кабаре Роза Фрейлих становится для него союзником в борьбе за власть и сексуальной музой. Гнус женится на певичке, его изгоняют из гимназии и он открывает публичный и игорный дом.

    Сатира превратилась в драму

    Роль профессора Гнуса (или другая языковая игра: Raat — Unrat) сыграл уважаемый в то время актер Эмиль Яннингс. Так как Яннингс был тогда чуть ли не лицом нации, он при всем желании не мог сыграть сатирический персонаж, потому наполнил образ небывалым драматизмом. В результате сатира Манна обернулась драмой Штернберга. Сюжет фильма, имевшего мировой успех, строился исключительно на драме старого профессора, который стал жертвой своей запоздалой страсти к юной шансонетке.

    Первоначально Марлен Дитрих для фильма была второстепенным персонажем наравне со служанкой и т. п. Ее образ не воспринимали как достойный главной роли из-за безнравственности Лолы-Лолы (Роза Фрейлих) — «О времена, о нравы!» Но к огромному удивлению, образ, созданный Дитрих, получил бешенную популярность в Германии и на долгое время стал культовым, да еще и «вечным» на равнее с Кармэн. Успех кинообраза Лолы-Лолы состоял в происхождении ее порочности, родившейся не из нарушения нормы, а из новой «нормы», так как фашистский «порядок» был вывернутой наизнанку свободой от любых ограничений совести. С легкой подачи Штернберга Лола становится «вечным типом», а Гнус — не только ее идеальным мужем-слугой, но и идеальным зрителем фильмов Дитрих в Европе 1930-х. В день премьеры фильма Марлен Дитрих улетела в Америку, и только по приезде туда узнала о своем неожиданно бешеном триумфе.

    «Голубой ангел» и новое время

    История «Голубого ангела» не закончилась в 1930 г., да и с падением фашизма в Германии. В 2000 г. в свет вышел фильм с одноименным названием режиссера Йозефа Вильсмайера о Марлен Дитрих. В этом же году американская писательница Франсин Проуз написала роман «Голубой ангел» по мотивам фильма Штернберга, в центре которого история учителя Гнуса и Розы, Рата и Лолы переосмыслена в современной интерпретации. Роль Гнуса и Рата занимает профессор и писатель Теодор Свенсон, а Роза с Лолой воплотились в образе студентки-металистке Анджеле Арго, обвинившей профессора в сексуальных домогательствах.

    Здорово, что есть истории, интерес к которым не утихает.

    22 ноября 2009 | 21:55

    Широкий кругозор никому не повредит, знания сделают вас лучше — сколько раз мы соглашались с этими фразами. Ох уж эти интеллектуалы, эти учителя, профессоры! Полмира чуть ли не молится на них. Да все. Кроме … Иозефа фон Штернберга. Да, порой умный человек поможет простым доверчивым людям да и не только им. Герой фильма профессор Рат ведет свою хорошую, почтенную жизнь занимаясь «просвещением» — преподаванием немецким школьникам «неведомо чего», английского. И он большой мастер важно, убедительно преподнести то, в чем никто не разбирается. А вот … то, в чем люди разбираются — в любовных интрижках, в развлечениях сможет ли наш почтенный профессор соблюсти чувство собственного достоинства? О, это действительно принципиальный вопрос, вопрос чести.

    Профессор влюбляется в певичку кабаре «Голубой ангел» — теряет работу и посвящает ей свою жизнь. Интрига фильма коварна — а ценна ли его персона, а значительно ли его жертвоприношение? А любовь это всегда жертвоприношение и всегда дело чести. Любовь как дуэль все расставляет по своим местам…

    Мудрецы ищут простоты и успокаиваются тогда, когда простая жизнь начинает устраивать их, но любимый мною профессор Рат, страстно жаждущий развлечений, ищет для себя карьеры Богемной Персоны, чуть ли не поп-звезды позволяя себе риск сделать себе близкой поп-звезду не притеснив ее.

    Но это-то как раз самое сложное — быть авторитетом в области развлечений. Изобретать адронный коллайдер куда спокойнее.

    Профессор Рат — alter ego «безумца» фон Штернберга, не вызывает улыбки путаясь в юбках и устраивая скандалы Лоле Лоле (Марлен Дитрих). Надоевший богеме как собака он вызывает мои аплодисменты. Первый клоун в этом кабаре он его единственная звезда! В возрасте Рата прилично быть философом («любителем мудрости»), но глубокий Иозеф фон Штернберг снял глубокий фильм об отчаянной любви … к любви. Прекрасной? Ужасающей…

    2 июля 2012 | 16:13

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>