всё о любом фильме:

Вне закона

Down by Law
год
страна
слоган«It's not where you start - It's where you start again»
режиссерДжим Джармуш
сценарийДжим Джармуш
продюсерАлан Клейнберг, Кэри Брокау, Отто Грокенбергер, ...
операторРобби Мюллер
композиторДжон Лури
художникДжанет Денсмор, Кэрол Вуд
монтажМелоди Лондон
жанр драма, комедия, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  387 тыс.
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время107 мин. / 01:47
Номинации:
Действие происходит в Новом Орлеане. Ди-джей Зак, переживающий полосу неудач, соглашается перегнать ворованный автомобиль, чтобы быстро заработать немного денег. К сожалению, его останавливает полиция. В багажнике его машины находят труп. Он попадает в тюрьму.

Сутенер Джек, подставленный своим врагом, тоже попадает в руки закона и оказывается в одной камере с Заком. Вскоре в их маленькой камере появляется Роберто, приятный, смешной итальянец, знающий всего несколько фраз по-английски и обожающий американские фильмы.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
90%
26 + 3 = 29
7.6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Для подготовки к съемкам Том Уэйтс, Джон Лури, Джим Джармуш и Роберто Бениньи провели ночь в тюрьме. И если первым троим было не по себе за решеткой, то на неунывающего итальянца угнетающая обстановка заточения абсолютно никакого эффекта не произвела.
    Трейлер 02:12

    файл добавилМихалыч

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Третья по счёту лента 33-летнего Джима Джармуша, представителя нью-йоркской «новой волны» (иногда употребляют термин «постновая волна», так как речь идёт о киноавангарде не 60-х, а 80-х годов), в ещё большей степени подтвердила его пристрастия к очень своеобразному стилю, который он сам, несколько иронизируя, определил так: «фильм в манере чёрного юмора, квазинеореалистический, но в воображаемом стиле режиссёра из центральной Европы, одержимого Одзу». Джармуш намекает на творчество Вима Вендерса (сотрудничал с ним на картинах «Молния над водой» и «Положение вещей»), оказавшее на него определённое влияние, однако и сам американский постановщик двигался в схожем направлении, сочетая любовь к французской «новой волне», Микеланджело Антониони и Ясудзиро Одзу со страстью к гангстерско-приключенческим лентам класса В и голливудским абсурдным комедиям, например, с участием братьев Маркс. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 165 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Том Уэйтс, «Jockey full of Bourbon», и я снова оказываюсь в черно-белом кусочке чужой жизни… И снова Джармуш, и снова талант, и снова особое, уникальное очарование… На этот раз «Вне закона» — «Вниз по закону», словно вниз по реке…

    Не знаю, как Джармуш создает свои картины… Я имею наглость отвлекаться во время просмотра, отворачиваться и не смотреть на экран, даже могу проявить хамство и сказать, что фильм меня не увлек, но после со щемящей грудь тоской я все равно стану вспоминать каждый кадр, каждую мелодию, каждую фразу, грустить по конченому просмотру и мечтать о новой встрече с Джармушем. Как ему это удается? Не понимаю… К нему тянет, как магнитом.

    Как магнитом тянет и к прелестному миру, завлекающему простотой и нелепостью, к обаятельным персонажам, сотворенным талантливыми Томом Уэйтсом, Джоном Лури, Роберто Бениньи, к музыке, которую ты будешь напевать под нос, стоя на кухне и варя кофе, к интересным и органичным кадрам, кои хочется поставить на рабочий стол вместо обоев… Ко всему… И по всему ты начинаешь скучать и тосковать, когда заканчивается кино.

    Хотя заканчивается ли оно? Кажется, что герои передают через экран ту колоссальную, дурманящую долю счастья и чудаковатости, которой наполнены почти все работы непревзойденного Джима Джармуша, и делают мир лучше, добрее, откровеннее. Кажется, жизнь наполняется каким-то необъяснимым, но неопровержимым смыслом, заставляющим совершать маленькие подвиги, разукрашивать окружающее в свои цвета, вспоминая добрую услугу обладателя Золотой пальмовой ветви, оставившего мир черно-белым, похожим на детскую раскраску, дарить людям улыбки и, подобно замечательному Роберто, верить в свою мечту, правду, оставаясь при этом трогательным и по-детски наивным. Кажется, что завтра ты поедешь в лес и обязательно найдешь маленькую хибарку с вывеской «Luigi’s tintop», где за окошком будет танцевать обаятельный взбалмошный итальянец с красивой и не менее взбалмошной итальянкой… Кажется, что два мира — настоящий и джармушевский — слились воедино…

    «Вне закона», вопреки сюжетной основе «подстава-преступник-тюрьма-побег», является самой настоящей мелодрамой, где нет «слез и соплей», зато есть драма, кончающаяся тепло, мирно и странно счастливо. У Джармуша будет и философия, по которой жизни людей можно разделить в две группы живущих «благодаря» и «вопреки», и конфликт этих двух групп, и призыв к гуманизму и позитивизму, и неволя, и свобода, и развилка, свою дорогу которой выберет каждый… и персонаж, и зритель. Кто-то увидит в картине эстетику, кто-то — этику, кто-то — и то и другое. Да и вообще все происходящее на глубинном уровне фильма будет очень серьезно, но только так уютно и приятно будет обернуто в отменную игру актеров, в любимую русскими тему дороги-реки, в колкую ироничную атмосферу, что наслаждение от просмотра «Вне закона» будет простым и вовсе не мучительным.

    Том Уэйтс, «Tango till they`re sore», и я снова оказываюсь в обычном мире… Только теперь у меня есть Джармуш и его кино. Странный Джим Джармуш… Странный… Мне кажется, я безразличен к нему. Но нет, я люблю его, сам не подозревая, до какой степени.

    18 сентября 2008 | 17:56

    У меня такое ощущение, что Джармуш если что то снимает, то это по большей или пусть отчасти, но роуд-муви. Такое медитивное кино про дорогу у которой нет конца. Есть остановки, станции, полустанки, но приехать куда то могут только избранные. Остальные проездом. Причём большинство и не понимает куда едет. Даже многие и хотели бы приехать. Да. Но куда? А даже если и приехали. Что потом? А дорога, как ни крути — это приключение. Дорога — это движение! А движение это и есть жизнь. Такая философия вырисовывается, что настоящая жизнь может быть связана только с дорогой. Не знаю так ли это. Про себя конечно говорю. Тут уж как кто сам для себя придумает. В любом случае обязательно надо решить, что ты будешь делать. Двигаться дальше ил останавливаться. В этом твоя свобода выбора. Если займёшь пассивную позицию ничего не делания, то окажешься в таком болоте из которого без посторонней помощи может и не выберешься.

    В этом замечательном дорожно-блюзовом фильме такое и происходит с главными героями, роли которых исполняют брутальный Том Уэйтс, песни которого естественно звучат в саундтреке и красавчик любимец метров авторского кино Джон Лури. Два отброса общества, которые капитально утопли в житейской трясине. Можно сказать, что достигли дна. Болото пропитало их настолько, что они и не осознают себя частью чего то большего. У них есть мечты. Но эти мечты так же воняют тиной, как и всё их существование.

    И вот происходит чудо. На этом дне они встречают путника, которого исполняет очаровательный, смешной и бесконечно милый Роберто Бениньи. Они встречаю человека, который умеет принимать решение. И в момент встречи решение этого человека — двигаться. Причём налицо нарочитый внешний контраст между маленьким нелепым итальянцем и двумя надутыми и напыщенными, но всё же слабыми внутри криминальными чувачками.

    Естественно финал без конкретных ответов. Ведь каждый сам должен выбирать, оставаться ему на месте, двигаться и в какую сторону сворачивать, если перед тобой распутье. Да. Это и есть свобода. И только так наверное можно достичь счастья. Конечно его может и не быть. Но если оно есть, то только так.

    Немного грустно, но для меня жизнеутверждающе и ободряюще. Не ждите от этого фильма ответов. Но обязательно посмотрите и сделайте выбор. Удачи!

    Николетта Браски, исполнившая возлюбленную и причину остановки итальянца, (действительная жена Роберто Беннини) великолепно смотрелась в дуэте со своим мужем. Хочется верить, что они не играли свою любовь.

    5 марта 2011 | 22:48

    Странное дело с фильмами Джармуша.

    Навряд ли кто-нибудь после просмотра может утверждать, что узнал героя, понял его внутренний мир, проблемы, стремления. Вряд ли вы сможете сказать о герое что-нибудь внятное, как о любом вашем знакомом. Ну разве что общие слова типа: «замкнутый», «наивный» или там «сутенер». И тем не менее именно персонажи, вернее именно взаимодействие персонажей создает это сладкое ощущение расслабленности, будто ты в компании хороших приятелей, и вот герои фильма кажутся тебе почти родными, хотя, расставаясь с ними на пороге титров, понимаешь, что ты их не узнал совсем. Это как ощущение после вечеринки в компании друзей твоих друзей: бредешь домой под желтыми-желтыми фонарями пьяный (под хрипы Тома Уэйтса, конечно), и думаешь, как всех их любишь, а утром осознаешь, какие же они все кретины!

    Всегда такие разные и даже враждебные друг другу герои фильмов Джармуша, и особенно «Вне закона» живут абсолютно по законам социума: что бы они ни делали, как бы ни пытались друг от друга избавиться, их все равно притягивает друг другу как влюбленных. В этом смысле очень символично, что абсолютно разные по взглядам, характерам, социальной и этнической принадлежности герои оказываются в одной тюремной камере. Это идеальная метафора для выражения сути отношений между людьми у Джармуша: герои намеренно избегают общества друг друга, но что делать если ты сидишь в одной камере с этим придурком? Так устроен мир: человек в процессе поиска уединения постоянно сталкивается с безжалостной константой — ты не можешь жить без людей. «Ты тоже не существуешь… ничего не существует» — произносит герой Тома Уэйтса в ответ на реплику своего сокамерника: «Не хочу иметь с тобой ничего общего, для меня ты не существуешь». Что-либо обретает смысл только при взаимодействии с изомером — сходным по составу, но отличным по строению. Три героя — три изомера — одна химическая реакция. И вот эта реакция протекает уже вне закона реальных взаимоотношений: я бы не назвал ее дружбой. Тут скорее другое слово на «д». Может быть, Д. Джармуш?

    Такой фильм могли снять только друзья. На худой конец хорошие приятели. Здесь всё — всё — на деталях. Но тонкой игре слов, на искрометной дуэли взглядов, на точных кивках актеров и не идеально выверенных, но идеально снятых кадрах, идеально, потому что в духе этой картины, в духе этих неактеров, а людей, которые просто живут в кадре. По простому так, без чрезмерного фатализма (Мертвец). Без излишнего унылого жизненного реализма (Сломанные цветы). Без претенциозных поглядываний с высока (Пределы контроля). И поэтому, это, возможно, лучший фильм многоуважаемого ДД. Но любим мы «Вне закона» конечно не за то, что это чей-то лучший фильм, и не за то, что там нет вышеперечисленных шероховатостей, и даже не за обожаемого мной Тома Уэйтса (даже не за то, что музыка обожаемого мной Тома Уэйтса играет первые несколько минут фильма). Вообще, сложно сказать за что конкретно мы его любим. Мы же все такие разные. А фильм этот — он для всех. Вот за это мы его все и любим. Потому что он любит нас. Потому что для всех.

    У этого кино большее сердце и широкая душа. А у вас?

    23 февраля 2010 | 01:54

    Спустя пару лет после выхода «Stranger than paradise» Джим Джармуш решил вернуться в большое кино, сняв картину под названием «Down by law». Эта лента сделана в лучших традициях криминальных картин, где каждый персонаж имел не совсем радужное прошлое, где со всех улиц веет преступлениями, нелегальным бизнесом, где безо всякого стеснения говорят о наркотических средствах и девочках легкого поведения. Эти все составляющие здесь присутствуют, да вот только «Вне закона» совсем не поддается каким-либо сравнениям, т. к. обладает собственным индивидуальным стилем, который Джим Джармуш окончательно нащупал, а теперь режиссер уже занимался его постепенным развитием, совершенствованием, доводя свое мастерство до постоянного блеска.

    «Down by law», как и предыдущие ленты Джармуша продолжает рассудительный рассказ о черно-белой Америке, которая для жителей продолжает оставаться серой, а для приезжих внезапно, когда это необходимо обретает вид сверкающей и беспроблемной игрушки. По сравнению с «Более странно, чем в раю», сюжет рассматриваемого фильма предстал на зрительский суд более продуманным и сложным. Но, все-таки, основная прелесть этой картины 1986ого года не в сюжете, а в четко прописанных персонажах и диалогах.

    В этом фильме встретились Том Уэйтс, Джон Лури и Роберто Бениньи. Основных персонажей действа судьба внезапно запутала, как клубок ниток в одну занимательную историю, разделенную сначала на три части, а затем удивительным образом соединившуюся:

    ___



    - Позиция N1: Зак -

    Зак, работающий по профессии диск-жокеем, расставшись с девушкой, получает одно заманчивое предложение, не требующее от исполнителя особенных усилий, зато обещающее весьма приличный заработок, который позволит ему на время снизить процент своего несчастия. Все бы хорошо, но вот только в качестве подведения итогов после выполненной работы совсем не деньги, греющие карман, а подстава, и герой Тома Уэйтса оказывается в тюрьме.



    - Позиция N2: Джек -


    Персонаж Джона Лури, словно перекочевал из «Более странно, чем в раю», но стал человеком с постоянным местом обитания, заматерел, превратившись в серьезного сутенера. Не совсем ясно, как шли дела у Джека до этого злосчастного вечера, но что-то его тревожило, т. к. он всех своих людей постоянно снабжал оружием. Мало кому доверявший бандит, видимо, был не в духе, раз согласился в одиночку посмотреть на новую девушку. А как результат — засада, Джека подставили, а теперь только тюрьма.



    - Позиция N3: Боб -


    Итальянец Роберто, который просит звать себя Бобом сразу же дает понять, что он не из мира сего. Добродушный персонаж, который ведет себя так, будто он ребенок. Боб всегда жаждал заиметь в своем активе друзей, и это у него получится сделать за решеткой. Не ясно, как попавший в США иностранец не был объектом подставы, если сравнивать с остальными, он, вроде как, действительно совершил серьезное преступление.

    ___

    И вот все трое, разнящиеся в своих взглядах, позициях и жизненных положениях, оказываются за одной решеткой. Картина намеренно сводит противоположных друг другу персонажей, предоставляя зрителю возможность пронаблюдать за тем, как они смогут ужиться вместе. Гладким нахождение в тюрьме из определения быть не может, а посему помимо тяжелой обстановки, постоянно возникают конфликты, которые лишь изредка удается устранить добряку Бобу. Диалоги способны насильно задержать человека за просмотром, здесь вся речь просто мастерски разработана Джармушем. Интерес вызывает каждое последующее слово, звучащее из уст того или иного персонажа, которое позволяет выстроить основание характера каждого из них.

    Постепенный и никуда не спешащий ход событий однажды берет и удивляет зрителя, активно наращивая свой процент динамики, когда персонажи Уэйтса, Лури и Бениньи решают совершить побег. В этот момент у всего действа будто бы открывается второе дыхание, демонстрирующее новую главу фильма, а также появляются очередные места, где персонажам предстоит адаптироваться.

    «Down by law» — криминальная картина, выполненная в легкой и иронической манере, обладающая своей особенной атмосферой и непревзойденным стилем Джима Джармуша. Фильм интересен развитием сюжета, в котором особенно нового ничего, вроде бы, и нет, но повествование затягивает. Также лента может похвастаться весьма интересными персонажами, из которых, выражая субъективное мнение, всем солирует Том Уэйтс со своей непринужденной манерой игры. Всем любителям легкого криминала, диалогов и проектов, где в своей основе лежит именно демонстрация персонажей, картина придётся к месту.

    3 августа 2011 | 18:00

    Поздравляю! Если вы читаете эту рецензию — первый шаг сделан.

    Существуют фильмы, хорошие фильмы, найти которые очень сложно. Особенно когда такой фильм снят в 1986 году неизвестным массовому зрителю (и на сегодняшний день) режиссером. Конечно, у фанатов режиссера — Джима Джармуша — диск с этим фильмом наверняка давно пылится на полке, но другие о нем даже не слышали. Теперь, когда вы решаете смотреть его или нет, я надеюсь вы сделаете правильный выбор.

    Сейчас о фильме. Это комедия; возможно там есть элементы других жанров, но лишь как небольшие вкрапления, которые не оказывают серьезного влияния на восприятие фильма. Вы не встретите на протяжении всего фильма не одной тривиальной или однообразной шутки: они здесь по-настоящему острые, сверх оригинальные и, что сегодня не звучит каламбуром, смешные.

    Картинка черна-белая: несомненно, это правильный выбор — цвет только бы отвлекал зрителя от великолепной игры актеров и сценарного развития их героев.

    Действие картины разворачивается медленно, как и во всех картинах Джармуша, однако это несомненно идет в «плюс» данному фильму.

    Меньше слов. Это легкая история, рассказанная талантливым режиссером.

    Приятного просмотра.

    10 из 10

    13 августа 2010 | 14:52

    Что тут можно сказать… Перед нами типичный фильм Джима Джармуша. Черно-белый, затянутый, молчаливый (или же наоборот, временами заполненный какими-то совершенно отвлеченно-несуразными диалогами а-ля «Кофе и сигареты»), созерцательный и якобы ну очень глубокий. Сокровище для любителя и абсолютный хлам для обывателя. Так или иначе, бытует мнение, что Джармуш силен в стезе «остросоциального» кино, этакий потомок эпохи Возрождения с его антропоцентризмом и насмешками над обществом. Что ж, все возможно, однако вот подача всей этой кухни у данного режиссера ну крайне оригинальна и противоречива. Что мы видим в фильме? Несколько все время молчащих либо тупо созерцающих пространство вокруг себя ребят, однажды встречаются в тюрьме (происходит это через час после начала). В тюрьме же они начинают обмениваться бессмысленными репликами и многозначительно поглядывать друг на друга (типун мне на язык, это же гениальный режиссерский ход). Потом ребята сбегают (как они это сделали, Джармуш даже не счел нужным показать), а уже затем они слоняются по болотам, ссорясь и мирясь, один из них встречает девушку, двое других тихо-спокойно, пожав друг другу руки, расходятся в стороны. Всё. Спойлер, скажете вы? Отнюдь. Для Джармуша действие — это такой же атавизм, как хвост для человека — нечто совершенно ненужное, второстепенное. Именно поэтому всю фабулу картины можно уместить в одно-два предложения. Тут главное «смысл», раскрывающийся в жестах, обстановках, коротких фразах и взглядах. Что ж, вполне ожидаемо для яркого представителя так называемого «независимого кино». Но есть ли здесь смысл? О чем кино? О том, как два непутевых, мягкотелых, опустившихся на социальное дно мужика встречают в тюрьме лоховатого итальянца и все вместе заново открывают для себя мир? О том, что жизнь — это путь, в котором вообще не стоит искать никакого смысла? О том, что у каждого свое счастье и своя правда? Так или иначе, всё это уже где-то было, идея абсолютно не нова. Более того, она еще и практически никак не выражена, не прочувствована. Это вам не Ларс фон Триер, который будет искусно манипулировать вашими чувствами, нагнетать эмоции, заставлять вас замирать в кресле после финальных титров. Это Джим Джармуш, из картин которого нужно с титаническим усилием воли высасывать мэсседж, наскребать его по крупицам, т. к. при первом незамыленном взгляде, сложно увидеть здесь хоть что-нибудь новое и значимое, ценное и оригинальное. Я этого делать не люблю. Зато теперь я знаю, как вызвать сон без снотворного или алкоголя.

    29 октября 2011 | 06:20

    -Я кричу, ты кричишь, мы все кричим о мороженом
    (Непереводимая игра слов)
    -I Scream, You Scream, We All Scream for Ice Cream

    Этот простой и одновременно один из самых запоминающихся примеров-аллегорий во многом проливают свет на стиль и почерк режиссёра Джима Джармуша. Как водится, он прекрасно умеет представлять малое, как большое, и отвратное, как приятное. Ведь по сути дела мы (в значении большинство) даём оценку по каким-то общепринятым принципам, не задумываясь, откуда они появились и насколько они глубоки. Джим же старательно искореняет в себе такие логические рамки и расширяет взгляд на киноискусство и индивидуальной точки зрения. Что, если простота общения хранит в себе больше, чем самые сложные спецэффекты, а за 1 миллион бюджета можно снять фильм притягательная сила которого будет выше любых 200-милионных блокбастеров (Ну ладно, ладно, это я немного утрирую, в 86-ом таких бюджетов ещё не было, но мысль всё же верна). Не сказать, что такие умозаключения являются чем-то сверхоригинальным, но каждый из режиссёров, придерживающийся чего-то в этом роде, становится настоящей яркой и самобытной кляксой в мире кино.

    Джармуш относится как раз к такой категории. Вроде бы их называют «независимыми американскими режиссёрами»? Неважно, ведь лэйблы только разъединяют людей. А единение и взаимодействия людей друг другом всегда занимали особую нишу в фильмах Джима Джармуша. И показывает он их в колоритном ключе — отбросив максимум лишних и сторонних деталей в сценарии или отбросив цветовую гамму в видеоряде. В результате персонажи получаются ещё более интересными — в кадре глазами замечается каждый мимический жест, деталь одежды или окружающей обстановки. Ну а когда главные роли выполняют такие разносторонние личности, как Том Уэйтс, которого, на секунду, любят и в музыкальном мире и в мире кино, Джон Лури и самый позитивный итальянец, когда-либо появлявшийся в фильмах, Роберто Бениньи — тут остаётся только восхищаться. Неизвестно, сколько ещё они несут в себе эмоций и взглядов на жизнь их герои, ведь в кадре мы видим только самую верхушку айсберга всего их потенциала. Всё остальное предполагается на обдумывание зрителя, каждому в своём видении. В подборе актёров режиссеру удаётся невозможная вещь: он берёт не профессиональных актеров, а просто талантливых людей и даёт им возможность для свободной реализации всех своих идей, и как итог — превосходная и непринуждённая игра. Простота всегда была визитной карточкой Джима Джармуша.

    Что до фильма, то он вышел в том же ключе. Ему будет сложно найти своего зрителя, который сможет в полной мере проникнутся всеми теми скрытыми от посторонних глаз идеями, заложенными в эту многослойную, как матрёшка, ленту. Но если найдёт, то точно не оставит равнодушным. Но это не будет тот восторг, при котором хочется выкрикивать налево и направо примитивные похвалы, а немного другой… В виде скромной улыбки и слегка тоскливого взгляда на развилку двух дорог

    21 июля 2009 | 01:55

    Утро. Камера наблюдает за бесхозными домами и видит лишь одиночество. Где-то вдалеке раздаются монотонные мотивы Тома Уэйтса, до боли знакомые любителям фильмов Джима Джармуша.

    Люди просыпаются. Кидают друг другу ненавязчивые фразы. Иногда просто не получают ответов. Открывают глаза. Черно-белые стены. И мы видим титры, где традиционно на темном фоне появляются фамилии. Кто-то нам знаком, а с кем-то только предстоит познакомиться.

    «Вне закона». Фильм Джима Джармуша.

    И началось! Люди готовы встречать новый день. Либо он их, уже встретил. Это как получится, как напишет Джармуш. Кто-то будет радоваться дню, кто-то начнет припираться, основываясь на каких-то приземленных факторах, мешающих спокойному течению жизни, а кто-то, и вовсе, поспешит расстаться.

    Женщины, как всегда у Джима Джармуша виновники чего-то неизведанного зрителю и объяснимого только самим Джармушем, где-нибудь на кухне с сигаретой в зубах и чашкой кофе в руке. Так вот, здесь, женщины недовольны непутевыми мужчинами, которые не способны даже на то, чтобы их ударить.

    Следом идут пустые улицы. Здесь никого нет, кроме сутенеров, проституток, наркоманов и прочей живности. Здесь-то и можно ухмыльнуться, заметив своеобразный юмор, подвластный лишь Джармушу.

    И снова одно и то же. Излюбленные машины Джармуша, редкие на образ водители, частенько бросающие уникальные умозаключения. Сигареты, конечно же.

    Ещё немного, словно песня, Джармуш перенесет нас за решетку, где на данный момент отбывают свой неопределенный срок ни в чем неповинные (кроме, конечно того, что они невольно стали жертвами женской воли) парни.

    Через несколько часов они подерутся. Расскажут о себе кое-что, и герой Джона Лури бросит многозначительную фразу:

    - Не понимаю тебя, ты умеешь так искусстно трепать языком, а работаешь простым ди-джеем.

    Кажется, только мужчины, в понимании Джармуша, способны понять друг друга.

    Позже появиться ещё один уникальнейший персонаж Боб, которому не хотелось бы посвящать каких-то од. На него просто следует любоваться и внимать его реплики.

    Хотелось написать что-то ещё, да не особо важны отзывы для созерцаний фильмов Джармуша. Достаточно вдыхать сладкую атмосферу.

    Выберите себе героя и скользите вниз по закону.

    Вне оценок.

    11 марта 2009 | 13:49

    Если Вы читаете эту рецензию, значит, я уже ушел по неправильной дороге финального перекрестка. Впрочем, так писать на страничке фильма «Вне закона» мастера квазинеореалистического и дезоксирибонуклеинового кино Джима Джармуша, одно лишь имя которого заставляет своей магией теряться от трепета прикосновения еще к одной великой тайне простоты, нельзя. Ведь сюда заглядывает лишь доля малая зрителей, истинные почитатели авангардных веяний, рассматривающие каждую самобытную кляксу в мире иллюзий как материальное свидетельство визуального катарсиса. И, если выполнившие культурный долг гурманы сами считают фильм вне оценок и вне времени, то любому неофиту позволено лишь робко щелкнуть по квадратику с числом, не меньшим восьми.

    Ведь в кругу завзятых синемафилов признаться, что сто с лишком минут наблюдать за маетой двух истинных американцев, списанного диджея и меланхолического сутенера, которые изображали брёвна разного диаметра, удовольствие специфическое. Впрочем, находящие в «Черном квадрате» Малевича пятьдесят оттенков прекрасного снисходительно заметят на это, что нюансы игры величайших музыкантов Америки (Том Уэйтс и Джон Лури отмечены галочкой на этом поприще) доступны не каждому мимокрокодилу. Вселенская тоска в глазах первого и равнодушие к ценностям шоу-бизнеса второго видна на любом стоп-кадре. А то, что сутенер, которому просто жизненно необходимо ориентироваться в джунглях улиц и завсегдатай дискотек, чей уровень общения по определению на максимуме, ведут себя как два Григория Перельмана, у которых забрали черновики с доказательством гипотезы о компактном n-мерном многообразии и отправили купить кефир на распродаже в «Веселом молочнике» — ни знакомых у них, ни элементарных знаний, на какой стороне света восходит солнышко, ни умения даже стукнуть оппонента сжатым кулаком.

    Вообще, любая логика здесь иррациональна. Вот, скажите, бога ради, какой смысл подставлять бухающего в овраге музыкодела трупом в багажнике, если в первую же минуту он выложит полиции, кто ему предложил перегнать машину, сколько баксов заплатил и в каком парке по выходным шары гоняет. А дело по вербовке девицы тем более выеденного яйца не стоит, и любой лойер отмажет шакала ночных улиц на раз, треп без свидетелей, не более. Впрочем, остальные персонажи картины еще более заретушированы. Вот, к примеру, охрана тюрьмы с собаками практически догнала беглецов — лай уже за спиной, а впереди чахлые осинки и неглубокое болотце. Ничего страшного — пару гребков — и преследователи ушли ежиком в туман. Какая облава, какой план «Перехват», какие вертолеты — три неуклюжих обывателя, не умеющих толком ни плавать, ни бегать, ни ориентироваться на местности с легкостью отрываются от погони в полной пустоши, где нет ни машин, ни людей — только странная кафешка с одинокой итальянкой, которая рада любым сбежавшим зэкам.

    Был, правда, еще товарищ Роберто Бениньи, этакий Джамшут, посаженный за убийство. «Я убегал, насяльника меня догонял, шариком в него немножко бросал, головка тук-тук, и не дышит». Вот только развернуться итальянцу, якобы не знающего английского, но бойко реагирующего на словесные обороты любой сложности, режиссер, боящийся пуще куриного гриппа любого действия в кадре, не дал. Окошечко на стенке камеры нарисовал, макет кролика на вертеле покрутил, с веселой вдовой потанцевал — и баста. А то фильм из вестника независимого кино скатится в разряд мейнстримовых комедий, а на этом поле с бюджетом в миллион долларов выращивать нечего, да и Деппа с Мюрреем в будущие проекты не заманишь. А из остальной труппы вспоминается разве что матовые вторичные признаки чернокожей проститутки, но обсуждение их актерского мастерства — не комильфо в обществе высококультурных людей, ценящих монохромный аромат кино не для всех.

    И дорожно-джазовая картина привела на развилку. Хочешь — оставайся вместе с Роберто потреблять среднестатистический набор счастья, хочешь — вместе с Джеком выбирай свой путь, хочешь — вместе с Заком принципиально пиши поперек линеек. В авторском кино все финалы открытые. Если не протирать звезды каждый вечер, они обязательно потускнеют, и в молескине помечено еще много фильмов, которые надо посмотреть прежде, чем умереть.

    27 ноября 2015 | 20:56

    Джармуш ни на кого не похож. Вы скажете, все люди друг на друга не похожи.

    Но Джармуш не похож на всех других. Джармуша называют певцом одноэтажной Америки, сравнивают с Антоном Палычем. При этом он не принадлежит ни к «поколению», ни к «течению». Есть Джим Джармуш и несколько его хороших друзей. И этого достаточно.

    Если подключить коллективное бессознательное, то эта история — еще одна реализация сказки про то, как три брата (Джон Лури, Том Уэйтс, Роберто Бениньи) отправляются на поиски прекрасной принцессы (Николетт Браски) чтобы освободить её от злых чар.
    Старший брат — элегантный сутенер, средний когда-то был ди-джеем, а младшенький, как водится, — прекраснодушный жулик.
    На принцессу нашу злым родственником наложено проклятье в виде забегаловки в лесах Техаса.

    Тёмные силы наводят на братьев морок и властью закона препровождены они в темницу, из которой благополучно спасаются спустя некоторое время.

    Долго ли, коротко ли будут блуждать наши герои по дремучему лесу, но принцессу они таки найдут и освободят от проклятья, называемого еще одиночеством, а самый достойный из них (попробуйте угадать — кто) удостоится её руки, ложа и совместного ведения хозяйства.

    Небезынтересен конфликт между «старшими братьями», если его рассматривать сквозь призму возможных взаимоотношений между реальными Лури и Уэйтсом, представителями разных музыкальных культур.

    Лури — руководитель джазового коллектива, новатор, мистификатор, художник, изящнейший красивейший мужчина, белая кость, голубая кровь, и Том Уэйтс — сентиментальный отшельник с «разбитым сердцем и больной печенью». Полагаю, изображать в кино взаимную неприязнь им было легко и приятно.

    И почему так убедительны в их исполнении Джек и Зак — злобные раздражительные хорьки? Надеюсь, виной этому лишь удачная режиссура.

    Стилистически кино так совершенно, что почти безупречно. Черно-белые тона, полутона, оттенки, затемнения, искорки ночных фонарей, выпуклые объёмные лучи солнца, шёлк белья, матовые плечи черной проститутки, ночные тропинки в лесу, освещенные луной — всё это прелесть как хорошо.

    Финал у фильма правильный, жизнеутверждающий.

    Конечно, как бы говорит нам режиссер, у простого человека и счастье простое, незамысловатое в виде принцессы с итальянскими корнями и пивнухи в техасском захолустье, в то время как человек творческой профессии всегда в движении, во внутреннем поиске и непокое, а потому и несчастен, но зато велик.

    Прекрасный и печальный мир, ребята.

    19 сентября 2008 | 16:16

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>