всё о любом фильме:

Фицкарральдо

Fitzcarraldo
год
страна
слоган-
режиссерВернер Херцог
сценарийВернер Херцог
продюсерВернер Херцог, Вилли Зеглер, Луки Стипетич, ...
операторТомас Маух
композиторPopol Vuh
художникУльрих Бергфельдер, Хеннинг фон Гирке, Гизела Сторч
монтажБеате Майнка-Йеллингхауз
жанр драма, приключения, биография, ... слова
премьера (мир)
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время157 мин. / 02:37
Номинации (1):
Меломан Брайан Фицджеральд, которого индейцы называют Фиццкарральдо, одержим идеей построить в родном городке Икитосе настоящий оперный театр. Для этого он затевает безумную авантюру, причем на последние деньги, — отправляется на поиски каучуковой плантации в джунглях Амазонки.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
83%
19 + 4 = 23
7.6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Главный герой имел исторического прототипа — Карлоса Фермина Фицкарральдо.
    • По словам Херцога, если бы не своевременное появление Кински в качестве актёра, ему пришлось бы самому исполнить роль Фицкарральдо.
    • Вождь индейцев, занятых в фильме в качестве статистов, на полном серьёзе предлагал Херцогу свою помощь в убийстве Кински, если он так захочет. Режиссёр, разумеется, отказался. Впоследствии, Херцог в шутку сказал, что пожалел об отказе.
    • В 1981 году Херцог приступил к съемкам ленты «Фицкарральдо», после 2-х лет подготовительных работ. Предполагалось, что главную роль исполнит американец Джейсон Робардс. Однако во время съемок он тяжело заболел. Херцог обратился к Марио Адорфу, но тот отклонил предложение, потому что «испугался херцоговской одержимости». В разгар работы над фильмом Херцог остался без актера. Неожиданно ему принесли телеграмму: «Если хочешь, можешь ангажировать меня. Клаус Кински». В итоге роль Фицкарральдо досталась любимому актёру Херцога Клаусу Кински, однако его капризное поведение довело до белого каления не только режиссёра, но и вождя индейцев, который предложил Херцогу убить Кински.
    • Фильм давался его создателям тяжело — несколько насыщенных дней сменялись полной остановкой всего процесса. После многочисленных простоев, постоянной пересъемки материала, американские продюсеры (Джейсон Робардс и Мик Джаггер) отказали Херцогу в продлении контракта, т. к. деньги были истрачены и счета в банке заморожены.
    • Настоящий корабль реального существовавшего ирландца Брайана Суини Фитцджеральда весил 28 тонн. Корабль Херцога — 328, причём в съёмках принимали участия 2-а абсолютно одинаковых судна.
    • Создание фильма заняло 4-е года.
    • Фильм Вернера Херцога был удостоен Каннской пальмовой ветви за режиссуру, а в 1982 году вышла документалка «Бремя мечты» о съёмках «Фицкарральдо».
    • Потрясающая сцена медленного переваливания корабля через разделяющий реки холм снята без каких-либо спецэффектов, с применением хитроумных инжерных приспособлений. Вернер Херцог стремился к тому, чтобы зритель физически ощутил масштаб происходящего, и это ему полностью удалось. Более того: эпизод с порвавшимся канатом, когда уже преодолевшее часть пути судно вдруг начинает скользить обратно, вниз, отражает собой реально возникшую во время съёмок ситуацию.
    • Первоначально планировалась, что роль помощника Фицкарральдо сыграет Мик Джаггер. Однако мировое турне помешало ему сниматься, и тогда Вернер Херцог выбросил эту роль из сценария.
    • еще 7 фактов
    Трейлер 03:08

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Это один из самых безумных проектов Вернера Херцога, считавшегося и прежде как бы одержимым фанатиком, который часто снимает там, куда редко ступала нога цивилизованного человека, и способен преодолеть неимоверные трудности и лишения ради потрясающих воображение кадров девственной, не тронутой никем природы. Но постановка «Фицкарральдо» была просто личным подвигом немецкого режиссёра, триумфом его воли и страсти. Херцог начал съёмки картины ещё в 1979 году и несколько раз их останавливал (в том числе — по причине отказа от ролей первых исполнителей: британского рок-певца Мика Джаггера и американского актёра Джейсона Робардса, которые не выдержали невыносимых испытаний) — всё это отражено в документальной ленте с изумительно точным названием «Бремя грёз». Наконец, «неистовый баварец» призвал на помощь, уже в четвёртый раз в своей кинобиографии, немца Клауса Кински, по сути, им же открытого для мирового кино десятилетием ранее в фильме «Агирре, гнев Божий». Актёр сумасшедшего темперамента, самоотверженный в работе, кажется, до беспредельности, он с непокорностью зверя всё-таки подчинялся диктату постановщика («Херцог — дерьмо, но другие намного хуже», по парадоксальному высказыванию самого Кински). (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 7 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    «- Что вы собираетесь делать после того, как закончите съемки этого фильма? Какие у вас планы?
    - Я не собираюсь больше снимать фильмы. Мне надо сразу же идти сдаваться в сумасшедший дом» (из интервью Вернера Херцога на съемках «Фицкарральдо»).


    Он опоздал родиться. Задыхаясь в среднестатистически-отцифрованной ячейке нашего времени, немецкий режиссер Вернер Херцог смог вырваться из нее, лишь выведя неповторимую стратегию собственной жизни. Разбить рамки реализма, дать простор мистически-запредельным стремлениям души, тяготению ее к интуитивно-иррациональному творческому началу, позволить вырваться наружу тайным силам, ее взрывающим, и тяга к безграничному индивидуализму… Пожалуй, лишь эпохи Великих географических открытий и Возрождения могли бы впитать в себя всю одержимость его проектов, разделить с ним его стремление раздвинуть границы привычных возможностей, понять его бунт против всего, что носит на себе оскорбительно-ущербное клеймо нормы.

    Вернер Херцог — один из последних представителей неоромантизма, в отличие от Ницше и Шопенгауера не просто декларирующий свои убеждения, а шаг за шагом неуклонно воплощающий их в жизнь. Его фильмы — это высокохудожественная документалистика, без столь модной ныне приставки «псевдо-». Подобно древним суфиям, он мог бы сказать о себе: «Я много раз слышал и не раз видел как огонь жжет и яд отравляет. Я сам был обожжен огнем и отравлен ядом». В 1982 году Вернер Херцог снял свой самый амбициозный проект «Фицкарральдо» — фильм, вобравший в себя всю неординарность его натуры.

    «Фицкарральдо» основан на реальной истории каучукового барона, жившего в сельве Амазонки в начале прошлого века. История этого барона не очень интересовала режиссера, куда больше его воображение было захвачено одной деталью биографии этого человека — однажды он пересек перешеек реки на пароходе, предварительно демонтировав и собрав его заново на другом берегу реки. Херцог поступил по своему обыкновению — архивную документальность событий он преобразил в притчу о вызове невозможному.

    Он снял историю о человеке, одержимым мечтой — построить в джунглях собственный оперный театр и пригласить петь в нем Карузо. Заработать денег на свой проект герой фильма решает эксплуатацией каучуковой плантации, труднодоступной из-за стремнин в пойме реки Амазонки. Заядлый меломан и начинающий капиталист, сумевший привлечь на свою сторону тысячу местных индейцев, воплощает в жизнь один из этапов своего невозможно-дерзкого плана по-аргонавтски. В географической точке соединения двух речных систем, применяя лишь силу человеческих рук, а также систему рычагов и лебедок, участники его безумного проекта перетаскивают по суше через крутой склон горы на противоположный речной берег огромный пароход. Последующий радикальный поворот событий и красивейший (несмотря на свою непредсказуемость) финальный аккорд картины можно сравнить лишь с физически осязаемым прикосновением к вечно ускользающей линии горизонта.

    Но Вернер Херцог не был бы Вернером Херцогом если бы не снял всю эту невероятную историю вживую. Режиссер не изменил своему кредо: максимальная аутентичность и неограниченная свобода самовыражения. Никаких фальш-декораций, картонной иллюзорности павильонных съемок или спецэффектов-обманок. Восстановленный из металлолома пароход начала прошлого века, амазонская сельва, далекие от западной цивилизации индейцы, крутой горный кряж протяженностью почти в милю, неукротимый темперамент актера Клауса Кински и одержимая воплощением на кинопленку собственной мечты режиссура Вернера Херцога.

    «Когда я возвратился в Германию, то пробовал собрать всех инвесторов. Они спросили меня: «Как ты будешь продолжать? У тебя есть силы, желание, энтузиазм и все такое?» И я ответил: «Как вы можете задавать этот вопрос? Если я оставлю этот проект, то я стану человеком без мечты, а я не хочу жить таким. Или я проживу свою жизнь на этом проекте или закончу ее на этом проекте»(с)

    Фильм снимался в неподдельно экстремальных условиях: в эпицентре войны между Перу и Эквадором, в пограничной точке конфликта между враждебными индейскими племенами, посреди непролазной малярийной грязи местных болот, под обстрелом индейских стрел и укусов ядовитых змей, угрожающе опасных провокаций местной прессы, регулярной остановки съемок из-за нехватки денежных средств, периодического бойкота измотанной до предела съемочной группы и психопатически взрывного эгоцентризма Кински, сыгравшего Фицкарральдо.

    В своем более позднем фильме «Мой любимый враг Клаус Кински» режиссер приоткрыл завесу их непростых отношений, особенно ярко проявившихся на съемках «Фицкарральдо». Внешне спокойный, но маниакально одержимый собственными проектами Херцог и неуправляемый скандалист Кински — они представляли собой взрывоопасное сочетание. Но в тоже время только эти двое могли с полуслова понять друг друга. Только флегматичный упрямец Херцог мог так точно направлять в нужное русло бешеную энергию истероидного холерика Кински. И только Кински смог привнести в фильмы немецкого режиссера тот уникальный оттенок воистину дьявольского магнетизма, отличающего их совместные проекты.

    Великолепный творческий тандем двух втайне восхищавшихся друг другом гениальных людей, создавших свои лучшие работы в теснейшей партнерской связке, перманентно перетекал в профессиональные ссоры, скандалы, личные оскорбления и угрозы. Во время съемок «Фицкарральдо» у режиссера дважды возникало острейшее желание убить актера. Первый раз — когда Кински демонстративно собрал свои вещи и собрался все бросить и уехать посередине съемочного процесса — режиссер смог остановить актера, лишь наставив на него прицел заряженного ружья. И второй раз, когда выведенные из себя бесконечными выходками Кински индейцы предложили режиссеру самим убить актера. Херцог отказался от предложения вождя племени, но впоследствии шутил, что не раз жалел об этом.

    Четыре мучительно-долгих года человек по имени Вернер Херцог снимал фильм об одержимом мечтателе Фицкарральдо, интуитивно осознавая, что снимает картину о самом себе. Один из эпизодов фильма — белоснежный пароход, под симфоническую музыку рвущийся из липкой грязи амазонских джунглей к небу — символ непокорной души режиссера, сумевшего расправленными крыльями мечты разорвать тесный кокон материи нашего мира.

    «Это не только мои мечты. Я верю, что эти мечты также и ваши. И единственное различие между вами и мной — то, что я могу ясно выразить их» (Вернер Херцог).

    Если вы хотите ощутить вкус уникальной режиссуры Вернера Херцога — посмотрите «Агирре — гнев божий». Но если вы хотите раз и навсегда влюбиться в упоительное безумие его души — откройте свое сердце для незабываемо прекрасного «Фицкарральдо».

    26 января 2011 | 07:55

    У кинематографа Германии- было два этапных периода развития, два исторических пика: это экспрессионизм конца 10-х- начала 20-х годов прошлого столетия(Вине, Мурнау, Ланг, Фейдт) и «новое немецкое кино», возникшее в 60-е и достигшее расцвета в 70-е годы ушедшего века. И если режиссёры первого поколения, так или иначе были схожи в своих мистическо-фантастических немых экзерсисах, то «шестидесятники» отличались друг от друга разительно. Например театральная линеарность Фасбиндера, была абсолютно непохожа на отстранённые чёрно-белые роуд-муви Вендерса, также как феминистская контестация лент Фон Тротты, значительно разнилась от работ её собственного мужа Шлёндорфа, с его несколько литературно-историческим стилем. Единственное всё же, что их всех объединяло, так это солидарность в денацификации своего недавнего «коричневого» прошлого…

    Не затерялся в их ряду и такой «самостийный» автор, как Вернер Херцог, имевший свою собственную, документально-натуралистичную манеру виденья сквозь киноглаз камеры. Этнический югослав, он и в своих работах демонстрировал восточноевропейский темперамент, делавший его картины природно дикими и по-балкански витальными.

    Когда же, на киноплощадке, он сходился со своим «главным актёром»(другом-врагом?) польским немцем Клаусом Кински(бывшим десантником вермахта), на съёмках становилось жарко, как в аду. И искры ненависти проскакивающие между волевым режиссёром и неврастеником артистом, летали по обе стороны кинообъектива, дав нам возможность лицезреть это колоссальное напряжение на экране.

    На какой фильм, по форме, более всего похож «Фицкарральдо», так это на «Апокалипсис сегодня» Копполы. Тот же сплав по реке в самое «сердце тьмы», с отсутствием возможности повернуть назад, та же команда чудаковатых «безумцев» способных идти до самого конца. Те же люди другой культуры(индейцы Амазонки), а можно сказать и цивилизации, в любой момент способные убить героев. Захватывающе и одновременно страшно, смотреть на то, что ждёт персонажей за каждым следующим «водоворотом»…

    Это кино- настоящий фильм-опера(недаром Херцог ставил их на театральной сцене) об одержимости подвигом и агонией идеализма. Эта работа режиссёра(как и многие его ленты)- история великого поражения, но тем не менее- это гимн во славу триумфа воли и духа. Герой Кински, словно Иисус на «Голгофу- перуанских Анд», несёт свой «крест»-пароход.

    Индейцы тут словно девственная природа способная погубить, но при этом всегда открытая к прекрасному, что есть в человеке. И готовая в нём признать своего хозяина и бога. Божественный тенор Карузо(с которым мне посчастливилось родиться в один день, ну конечно в разные годы), способен вызвать, более, состояние благоговения у дикаря, чем у «цивилизованного» толстосума. И как же прав герой- осекающий на полуслове ставящих(словно на тотализаторе) на его экспедицию деньги богатеев(говорящих, что мол это они настоящие игроки, рискующие своими кровными состояниями), заявляя им- «Единственный игрок здесь- я». Ведь нельзя проиграть или выиграть, не вставая с удобного кресла.

    А Херцог стал безоговорочным победителем(плюс конечно приз за режиссуру в Каннах)- подняв сию буксовавшую четыре года(именно столько длились съёмки) махину и «дотащив» её к нашим с вами глазам и сердцам!

    9 из 10

    1 марта 2011 | 15:20

    «Когда мы бросаем вызов природе, она защищается. Она просто защищается. И ничего больше. И это грандиозно!» Вернер Херцог.

    Однажды герой фильма немецкого режиссера Вернера Херцога отправился на плоту по Амазонке в неведомую даль. Это был безумный конкистадор Дон Лопе де Агирре. А вот теперь в первых же кадрах нового фильма он снова появляется на той же реке в лодке, как одержимый меломан, который проделал две тысячи миль по Амазонке, чтобы услышать и увидеть Энрико Карузо. Между этими героями, воплощенными Клаусом Кински, минуло несколько столетий. Между этими фильмами минуло десятилетие. Панцирь и меч испанского завоевателя Южной Америки он теперь сменил на мешковатый белый костюм и широкополую соломенную шляпу. Но, как и прежде, охвачен новыми фантастическими планами и готов на все, чтобы воплотить их в жизнь. Теперь Клаус Кински предстает в роли ирландского авантюриста Брайана Суини Фитцежальда — Фитцкаральдо, на местный манер. Места съемок уже хорошо знакомы немецким актеру, режиссеру и оператору Томасу Мауху. В джунглях Перу, Эквадора и Бразилии его «заклятый » друг, режиссер Вернер Херцог в начале семидесятых годов снимал «Агирре — гнев божий». Режиссер — тоже не менее одержимый фанатик, и это выражается в его постоянном стремлении снимать максимально правдиво и в самых труднодоступных местах.

    Этот творческий фанатизм был высоко оценен на кинофестивале в Каннах. Приз за лучшую режиссуру. Те, кто видел прежде фильм про зловещего Агирре, будет приятно удивлен. Клаус Кински здесь совсем другой. Это действительно великий актер, который сумел сломать прилипшие к нему стереотипы амплуа злодея и монстра. Этот чудак чрезвычайно обаятелен. Открытая улыбка освещает его лицо. Он умеет привлекать к себе не только голоногую ребятню, но и убеждать кое-кого из местных олигархов. Он поведет за собой целый народ лесных туземцев. Недаром именно ему отдаст свое сердце первая красавица города. Неистовый Клаус Кински появляется в обществе прекрасной и темпераментной Клаудии Кардинале. Забавное сочетание имен — Клаус и Клаудия. К сожалению, Молли продержится на экране только в первой трети фильма, поскольку ее Фитц отправляется в опасный поход по Амазонке и ее притокам, а Молли не может оставить без присмотра свое беспокойное хозяйство. Ведь она содержит фешенебельный бордель в городишке Икитос. Зато ее имя будет красоваться на носу речного парохода, который Фитцкаральдо приобрел для своей экспедиции, чтобы проложить путь в леса, где растет гевея — каучуконосное дерево.

    В начале ХХ века стремительно началась эра автомобилизации. А колеса для машин надо было обувать надувными шинами. Натуральный каучук стоил очень дорого, а синтетический изобретут гораздо позднее. Поэтому во время каучуковой лихорадки стремительно росли и богатели города в бассейне Амазонки. Вот и вначале мы видим роскошный театр в бразильском городе Манаусе, куда приезжают на гастроли европейские знаменитости — Сара Бернар и Энрико Карузо. Перуанский Икитос пока еще напоминает затрапезную деревню, по улицам которой бродят свиньи. Но именно здесь Фиткаральдо мечтает построить большой оперный театр, чтобы приобщить местную публику к высокому искусству бельканто.

    Но пока что этот талантливый инженер, но не очень то успешный предприниматель, хватается то за одно дело, то за другое. Провалился его проект проложить железную дорогу через Анды, ныне он организовал фабрику по производству льда. Но вот он узнает, что есть возможность приобрести участок с каучуконосными деревьями между реками Пачетеа и Укаяли. Место перспективное, но добраться туда трудно. Еще труднее выбраться назад. На Укаяли смертельно опасные пороги. Но для того, чтобы добывать каучуковый сок и затем доставлять его на международный рынок, нужен водный транспорт. Любопытно, что и сегодня Икитос — большой полумиллионный город, единственный в мире, к которому нет сухопутных путей, правда, имеется международный аэропорт и, естественно, судоходная река — Амазонка.

    Подруга и компаньонка Молли соберет нужную сумму на покупку этого леса. Каучуковый барон Дон Аминадо продаст ему полусгнивший ржавый пароход вместе с судовым механиком Шело. Капитаном вызывается быть полуслепой голландец Пауль по прозвищу Ориноко, лоцманом нанялся выпивоха Хуарекеке, заодно он и лучший повар на Амазонке. Разношерстная команда через несколько дней даст деру, не выдержав напряжения нарастающей угрозы, исходящей с лесистых берегов. На борту остаются четверо — Фитцкаральдо, шкипер, механик и кок. Из леса доносятся боевые песни и барабанный бой. Но наш герой вытаскивает на верхнюю палубу граммофон, и голос Карузо разносится над зеленым морем сельвы. Эффект поразительный — после окончания арии над лесом повисла тишина. И лицом к лицу они, наконец, встречаются с плывущей по реке армадой лесных индейцев. И тут начинают происходить чудеса!

    Это надо видеть! Племена первобытных индейцев, оказывается, сотни лет ждали второго пришествия белого бога. И теперь у Фитцкаральдо появилась целая армия добровольных помощников. Наш меломан задумал перетащить свой пароход из одной реки в другую через узкий горный перешеек. И ведь-таки перетащит! Сможет! Собственно говоря, эта безумная идея принадлежала режиссеру Херцогу. Его убежденность и организаторский талант сотворили без всяких спецэффектов съемки этого сизифова предприятия. Сотни индейцев своими руками при помощи рычагов, воротов, канатов, катков и блоков вытащат корабль на берег и по расчищенной в сельве просеке дотащат его до перевала, а затем спустят до берега реки Укаяли. Это невероятное массовое действо, эту симфонию труда на фоне девственной природы на всех этапах и во всех подробностях великолепно запечатлел на пленку Томас Маух. Можно было бесконечно продолжать рассказ об этой невероятной истории, но удержусь. Это надо смотреть!

    Надо все-таки следует добавить, что фильм — не выдуманная история. Прототип героя Клауса Кински, реальный ирландец Брайан Суини Фитцджеральд, действительно был без ума от итальянской оперы и, ради освоения труднодоступного участка леса, действительно перетащил волоком с помощью индейцев через гору огромную тяжелую лодку весом 28 тонн. Пароход «Молли — Аида» в фильме Вернера Херцога весил 328 тонн!

    10 из 10

    11 февраля 2013 | 23:26

    Для меня смотреть старое трехчасовое кино, которое считается уже классикой жанра, — это уже серьезный квест на выдержку. Но всё же ради собственного окультуривания, так сказать, его стоило пройти и сформировать своё личное отношение к такому эпичному проекту безумного режиссера Вернера Херцога. Сюжет фильма я вообще могу пересказать всего в двух словах — корабль плыл! Вот вам и вся история, которая лежит на поверхности. Но постараюсь непредвзято посмотреть на подводные камни, которые можно при желании тут отыскать.

    Во-первых, стоит обратить внимание на безумство главного героя Брайана Фицджеральда, которого перуанцы окрестили Фицкарральдо. Его одержимость заметна сразу. Ну, разве нормальный человек станет проделывать огромнейший путь в 2000 миль на лодке, чтоб послушать оперу? Но Фицкарральдо этого недостаточно, он планирует открыть свой оперный театр прям в этих живописных девственных местах, чтобы славить там имя легендарного Карузо. Упорству главного героя можно даже позавидовать в какой-то степени. Он выходит за рамки того, что человеческий разум считает безумием, и продолжает двигаться вперед. Но сам герой мне неприятен. Жуткий эгоист, который из-за своего бзика в голове, создает энергетическую воронку, куда засасывает всех в округе. На самом деле своими руками он же ничего толком не сделал к достижению своей мечты, зато все вокруг жужжали, как пчелки. Ну, и чисто внешне Кински с безумным взглядом и жутким пергидролевым блондом далек от моего эталона мужской привлекательности.

    Во-вторых, стоит отметить отношение режиссера к герою. Тут только ленивый не заметит, что Вернер Херцог наделяет персонажа своими личностными качествами. Он такой же безумец, который прет напролом к своей цели. То есть его мало заботит, что кому-то на съемочной площадке действительно приходится тащить огромнейший корабль на своих плечах. А ведь без жертв не обходилось! Мне, например, его восприятие мира неприятно. В-третьих, режиссер так увлекся самолюбованием, что совершенно забил на реального прототипа «каучукового барона». Мне кажется, если берешь из жизни другого человека какой-либо интересный факт, то стоит рассказать людям его историю. Но жажда наживы не так уж романтично выглядит, как эфемерная мечта об опере в перуанских сельвах. Короче говоря, совершенно не мой фильм. Противный главный герой и режиссер, который относится к своей команде, как к расходному материалу. Остался неприятный осадок от этой истории.

    PS: А вот на тему мечты из олдскульного кинематографа я бы посоветовал более душевную драму шведского режиссера Яна Труэля «Эмигранты». Вот там больше цепляет не одержимость мечтой, а надежда людей на светлое будущее и вера в свои силы. Это как-то более мотивирует, чем история Фицкарральдо, на мой взгляд.

    2 из 10

    23 сентября 2015 | 09:37

    «Фицкарральдо» — восхитительная кинематографическая ода человеческому мужеству, целеустремлённости, вере в себя, настойчивости, находчивости, бесстрашию, преданности своей мечте. Это история о сыне ирландских эмигрантов Брайане Суини Фитцджеральде, который стал известен в Южной Америке как Фицкарральдо. Он был истинным романтиком, неутомимым мечтателем, человеком с открытым сердцем. И он обожал итальянскую оперу, в особенности — тенор Энрико Карузо. Фицкарральдо брался за самые немыслимые проекты, такие, как постройка железной дороги через Анды или заложение оперного театра среди тропических лесов на берегах Амазонки. Там, где рассудочные предприниматели отступали перед напором здравого смысла, за дело брался этот с виду наивный, но на деле упрямый человек. Он не довёл до конца ни одно из своих предприятий и он был совсем не богат, поэтому среди людей почтенных и «здравомыслящих» быстро приобрёл репутацию малахольного неудачника. Но была женщина, которая беззаветно любила его и поддерживала во всех начинаниях. Она одобряла все планы Фицкарральдо, ибо верила, что однажды её любимый мужчина добьётся грандиозного успеха и утрёт нос всем своим недоброжелателям.

    Картина Вернера Херцога живописует тот период из жизни Фицкарральдо, когда он, вместе со своей верной подругой посетив концерт Энрико Карузо в знаменитом театре «Амазонас», вознамерился возвести храм оперного искусства в самом центре перуанской сельвы и пригласить великого тенора на открытие. Для этого замысла Фицкарральдо отправляется на каучуковые плантации, ведь добыча каучука в то время была весьма доходным делом. На своём водном пути легендарному мечтателю предстоит справиться с природными препятствиями и менталитетом индейцев, живущих по обоим берегам реки Укаяли.

    Вернер Херцог отнёсся к своему произведению столь же ревностно и ответственно, как относился к своим предприятиям Фицкарральдо. Немецкий режиссёр требовал от своей команды абсолютной натуралистичности и правдивости при съёмках. Из-за своей требовательности Херцог постоянно ссорился на съёмочной площадке с Клаусом Кински, исполнителем роли Фицкарральдо. Но оно того стоило. Благодаря перфекционизму Херцога, зритель видит воодушевляющую и трогательную картину, в которой подробно описаны быт южноамериканских народов начала ХХ века. Особняком стоит сцена, в которой Фицкарральдо и индейцы вынуждены перетаскивать корабль весом 328 тонн через горный кряж высотой с километр, дабы оказаться в соседней реке и миновать опасные пороги. Этот эпизод есть цельное торжество человеческого ума, физики и вдохновения над природными препятствиями.

    Фильм Вернера Херцога стоит смотреть не только ради того, чтобы узнать, осуществил ли Фицкарральдо свой грандиозный замысел, и восхититься блистательной игрой Клауса Кински (в роли Фицкарральдо) и Клаудии Кардинале (в роли Молли, музы Фицкарральдо). Лента позволяет погрузиться в реалии столетней давности, осознать глубину и разнообразие человеческой души, поверить в волшебную объединяющую силу искусства и с гордостью почувствовать себя человеком.

    10 из 10

    14 августа 2012 | 23:49

    Одна из самых безумных и масштабных картин замечательного немецкого режиссера и сценариста Вернера Херцога, где он уже в который раз вырывается за пределы обычного для большинства мира, направляя свой взор на человеческое безумие на фоне потаенных уголков дикой природы. На этот раз главные героем стал Брайан Фицджеральд, которого индейцы называли Фицкарральдо. Фанат оперы, он, ради постройки собственного театра, отправляется в малоизведанные джунгли для поиска каучуковой плантации.

    Не случайно «Фицкарральдо» считается тематическим продолжением еще одной ленты Херцога «Агирре, гнев Божий», в схожей манере раскрывающей проблему человеческого безумия среди живого мира. Неизведанные, потаенные уголки души и такие же малоизученные места девственной природы. Через своих героев Херцог заглядывает в самую глубь человеческого сознания, с каждым новым поворотом реки проникая все дальше и дальше, стирая при этом все обычные рамки подобного познания.

    Но данная картина и весьма существенно отличается от «Агирре, гнев Божий». Если в первой ленте показана словно отрицательная сторона человеческого безумия, когда главный герой ради мифических богатств прямо движется к смерти, то в «Фицкарральдо» Херцог рисует уже обратную сторону — то самое безумие рождает искусство, потрясающее и величественное, способное заставить целое племя работать в совершенно диких условиях без какой-либо видимой выгоды для них, заставить человека на немыслимые и казалось бы сразу обреченные на провал поступки.

    Эта тяга к подобного рода поступках для Херцога жива еще только в безумцах вроде Агирре или Фицкарральдо и нетронутых цивилизацией племенах. Остальной же мир давно умер для Херцога, лишь еще еле держась на ногах после смертельного ранения, как выразилась жена главного героя об одном из плантаторов. Там победила рациональность, когда практически все фильмы Херцога о победе иррационального. Поэтому и никто не может понять Фицкарральдо, мотивы его поступков. Он, как и многие другие герои картин Херцога, последний романтик эпохи, безжалостной по отношению к нему.

    21 января 2012 | 02:06

    «Cayahuari Yacu — так дети леса называют эту страну, создание которой Бог завершил слишком рано. И когда все люди исчезнут с лица Земли, Бог вернется дабы закончить начатую работу.»

    С этих загадочных и пророческих слов, под аккомпанемент внеземной масштабной музыки, на фоне диких и необузданных амазонских пейзажей, плохо прячущихся за густым туманом… начинается грандиозная и пьянящая одиссея простого смертного, готового бросить вызов всем природным порядкам и законам этой земли и, возможно, навлечь на себя гнев самого Всевышнего.

    Он — Дон Кихот своего времени, неисправимый мечтатель, одержимый фанатик, уставший от скуки и бренности того материального мира, в котором жил. Его ярко-голубые нервные глаза, вечно взъерошенные русые волосы, эксцентричное поведение, и великая Любовь, которая живет в его сердце и позволит ему совершить нечто безумное, невозможное, выходящее за рамки обыденности, и, надо сказать, не так-то уж и важно, какими будут последствия. Над ним будут смеяться, указывая пальцем, но в Амазонку он войдет в обличье Белого Бога, и даже гордые дети леса будут готовы пойти за ним.

    Это кино — настоящая ода безграничной силе искусства, которая не только движет главным героем, но и в корне меняет облик этой странной незаселенной цивилизованным человеком страны. Скажем, про Моцарта недаром говорили, что он являлся посланником Создателя, и именно через него Бог исполнял столь чудесную и возвышенную музыку. А тут… сквозь дикие и густые джунгли пробивается бархатный и высокий голос Энрико Карузо, масштабные оперы Джузеппе Верди, Виниченцо Беллини, Рихарда Штрауса и других. Словно вопреки всем законам физики и механики, 328-тонный корабль начинает подниматься вверх по наклонной, и под сопровождение итальянской оперы в амазонских джунглях «бремя мечты» обретает удивительную легкость.

    На краткий, но незабываемый миг искусство освободило Фицкарральдо от оков бренного тела, он возвысился над собой и бесконечными джунглями, он познал мир под совершенно иным углом. Что бы добиться такого эффекта, съёмочная группа прошла не менее опасный путь, чем сам главный герой. Для немецкого режиссера Вернера Херцога это лично выстраданная работа, за которую он заплатил потом и кровью… но именно это позволило ему внести в фильм очень мощную внутреннюю энергетику, сделать его источником неисчерпаемой жизненной силы, из-за чего возникло ощущение, что сам Господь спустился раньше времени на Землю, дабы отточить свое незаконченное творение до совершенства.

    5 апреля 2013 | 20:14

    Выдающийся западногерманский режиссёр Вернер Херцог нередко подвергался нападкам за своё наплевательское отношение к опасности и творческую одержимость, заставляющую его то и дело рисковать жизнью и здоровьем съёмочной группы и себя самого. Вследствие этого оппоненты режиссёра и даже отдельные его поклонники считают Херцога фанатиком готовым идти к своей цели буквально по трупам, как это делал Лопе де Агирре — герой его раннего шедевра «Агирре, гнев божий». В ленте «Фицкарральдо» одержимость Херцога достигла апогея, а количество травматических ситуаций по сей день остаётся рекордным в его долгой и плодотворной карьере.

    Ирландский меломан Брайан Суинни Фицджеральд, или как его называют индейцы Фицкарральдо, побывав в театре «Амазонас» на оперном представлении с участием Энрико Карузо, решается на грандиозный и беспрецедентный поступок — строительство в родном Икитосе, расположенном в сердце перуанской сельвы, самого настоящего оперного театра. Для претворения этого сумасшедшего замысла в жизнь нужны немалые деньги, а посему Фицджеральд решает разбогатеть посредством добычи каучука. Для этого он арендует земельный участок на берегу реки Укаяли. Однако попасть туда весьма непросто, ведь для этого следует преодолеть очень опасные пороги. Тогда Фицкарральдо решается на совсем уж отчаянный поступок — пройти опасный участок по другой реке, а затем перетянуть многотонный корабль через узкий перешеек суши из одной реки в другую.

    Все, кто знаком с творческим методом Херцога, едва ли были сильно удивлены тому, что режиссёр решил в точности воссоздать подвиг Фицкарральдо, однако, даже они наверняка покрутили пальцем у виска, осознавая опасность затеи. Но здесь, всё же, стоит отметить, что Херцог чуть ли не единственный раз в карьере пошёл на творческий компромисс и несколько упростил задачу, а именно — при помощи индейцев срыл вручную холм, изменив тем самым градус наклона с 60 до 40. Но это отнюдь не превратило испытание в лёгкую прогулку.

    «Фицкарральдо» стал настоящим вызовом даже для такого отчаянного смельчака, как Вернер Херцог. По сути, фильм стал квинтэссенцией творческих исканий и самых смелых мечтаний режиссёра, а главный герой — его альтер-эго. Подобно тому, как Фицкарральдо шёл на самые настоящие безумства в своих попытках во что бы то ни стало построить в джунглях оперный театр, Херцог, не жалея ни себя, ни съёмочную группу, пытался как можно более детально отобразить это в своём фильме. Потому неудивительно, что в период между уходом из проекта из-за болезни американского актёра Джейсона Робардса, первоначально игравшего Фицкарральдо, и спасительной заменой в лице Клауса Кински, Херцог размышлял над тем, чтобы самому исполнить роль протагониста, так как по ту сторону камеры он им, по сути, и был. В «Фицкарральдо» Херцог, и до того стремившийся к ницшеанскому самосовершенствованию, становится тем самым мостиком между человеком и сверхчеловеком.

    Картина, давшаяся режиссёру столь дорогой ценой, производство которой заняло не один год и которая не обошлась без травм и даже человеческих жертв, стала, тем не менее, самой жизнеутверждающей работой Херцога. Да и Клаус Кински исполнил тут свою самую положительную роль, чуть ли не впервые продемонстрировав на экране светлую сторону естества. Именно роль Фицкарральдо можно считать, пожалуй, главным свидетельством настоящего драматического таланта известного актёра, ведь другие образы, воплощённые им в фильмах Херцога, можно трактовать как умелое использование режиссёром безумного нрава Кински и умение этот нрав укрощать и направлять в нужное русло. В «Фицкарральдо» же Кински предстаёт перед зрителем настоящим альтруистом (не забываем, однако, что благими намерениями выложена дорога в ад), несущим, подобно Прометею, в родной Икитос огонь искусства, попутно освещая им джунгли. Голубые глаза и светлые волосы вкупе с белым костюмом и столь же белоснежной улыбкой работают здесь на усиление солнечного образа Фицкарральдо (если вспомнить «Агирре, гнев божий», то там внешность Кински тоже усиливала образ — нехарактерные для баскского конкистадора белые патлы, выбивающиеся из-под шлема можно трактовать как некий инородный элемент, или даже фетиш, вроде усиков Адольфа Гитлера).

    Грандиозный в своей эпичности и эпичный в своей грандиозности проект стал для Херцога настоящим художественным Эверестом — триумфом воли и победой ницшеанских амбиций над здравым смыслом. После этого его ждёт постепенное творческое угасание. В последнем условно художническом (да, именно это слово здесь необходимо!) игровом фильме постановщика «Кобра Верде» уже видна некоторая усталость и смирение с неизбежным старением. А финал альпинистской ленты «Крик камня» и вовсе выглядит режиссёрской самоиронией — добрым стёбом Херцога над былыми амбициями. И пускай он и по сей день продолжает снимать фильмы в весьма тяжёлых условиях, всё же появились в его манере осторожность и определённая зрелая рассудительность. Бурная молодость постепенно перешла хоть и не в тихую, но относительно размеренную старость. Грубо говоря, после «Фицкарральдо» Вернер Херцог постепенно трансформировался из неистового художника-экспериментатора в старательного и последовательного ремесленника. Да будет так.

    18 ноября 2014 | 14:45

    Брайан Фицджеральд, которого называют Фицкарральдо, просто фонтанирует идеями, которые окружающие воспринимают как безумие. Сначала он хочет проложить железную дорогу через Анды, потом построить оперный театр в джунглях. Но для того что бы осуществить мечту об опере в джунглях Фицкарральдо должен найти денег. В итоге он решает заняться добычей каучука, для чего совершит рискованное и авантюрное путешествие по Амазонке.

    Этот фильм, за который Вернер Херцог был удостоен награды за режиссуру на Канском кинофестивале, поистине наглядный пример насколько автор может быть одержим своим произведением и на что он может пойти ради него. Многострадальный фильм снимался четыре года, продюсеры прекратили финансирование, актер на главную роль нашелся не сразу, а съемки были выматывающими.

    Честно говоря, придираться к чему-то в этом фильме не имеет смысла, Херцог настолько маниакально детализировал все происходящее. К тому же все «тяжелые» сцены сняты на натуре и без применения спецэффектов, это касается, в том числе сцен с перетаскиванием корабля. Херцогу за такое маниакальное стремление к реалистичности поклон и уважение однозначно. Но все же, для меня не хватило чего-то в этом фильме, его конечно было интересно смотреть, но к экрану меня он не приковал и не заставил сидеть с «открытым ртом». Ну и визуально герой сыгранный Клаусом Кински не импонировал и откровенно раздражал своим внешним видом, который словно у пациента психиатрической больницы. Я конечно понимаю, что это субъективный аргумент по отношению к художественному произведению, но все же так вышло.

    23 сентября 2010 | 01:30

    Фитцкарральдо — эксцентричный ирландец, который осмеливается воплощать в жизнь свои мечтания. Начало прошлого века, было время, когда люди зарабатывали огромные состояния в различных частях мира. Для Брайана Фицджералда это Перу, земля, где он живет. Очевидно, что люди из старого континента пробивают дорогу к успеху своими проектами. Фицджеральд один из них. Он производит лед, придумывает новые схемы, один из которых, план строительства железной дороги через весь континент. Теперь он в всерьез намерен построить здание оперы в джунглях Амазонки и привести туда Энрико Карузо. Не имеющий достаточно денег для осуществить своей мечты, Фитцкарральдо идет в каучуковый бизнес. Глядя на карту, он становится одержимым с тем, что неподалеку речная система обеспечивающий доступ к огромной площади природного каучука Единственная проблема в том, что он полностью недоступен из-за порогов. Ну, не полностью для него, так как у него есть безумный план, перетащить пароход за небольшую гору (подвиг, который был, достигнут кинематографистами без помощи специальных эффектов).

    Никто, кроме Клауса Кински, не смог бы сыграть Фитцкарральдо. Его замечательную способность к общению, проявления эмоции и чувства, через выражение лица и движения тела, что приводит на мысль — это лучшая роль в кино.

    Многие рассматривают Fitzcarraldo, как самый незабываемый фильм Вернера Херцога. Как трудно он работал над этим фильмом (много сказано о создании этого фильма). Фитцкарральдо это удивительная история — мастерски описанная с демонстрациями удивительных мест и захватывающим сюжетом, который остается со зрителями еще долго после просмотра.

    18 октября 2011 | 12:57

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>