всё о любом фильме:

Театр

Being Julia
год
страна
слоган«Passion. Obsession. Revenge. Prepare for the performance of a lifetime»
режиссерИштван Сабо
сценарийРональд Харвуд, Уильям Сомерсет Моэм
продюсерРоберт Лантош, Сандра Каннингэм, Марк Миллн, ...
операторЛайош Кольтаи
композиторМайкл Дэнна
художникЛучана Арриги, Пол Жирардани, Лорант Явор, ...
монтажСьюзэн Шиптон
жанр драма, мелодрама, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$41 500
зрители
США  1.23 млн,    Испания  225.3 тыс.,    Италия  128.1 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время104 мин. / 01:44
История великой актрисы, которая, находясь на пороге важного перелома в жизни, готовится сыграть свои лучшие роли — как на сцене, так и вне сцены. Лондон, 1938 год. Неотразимая Джулия Ламберт находится в полном расцвете сил — и творческих, и физических. Однако её успешная театральная карьера и удачный брак с ловким импрессарио Майклом Госселином перестают приносить ей удовлетворение. Она ищет новых страстей и увлечений. В её жизни появляется Том Феннел — молодой человек, восхищающийся её талантом.

Не в силах сопротивляться его натиску, Джулия решает, что любовная интрига — лучшее средство от хандры, и со всей страстью отдаётся любви. Жизнь сразу обретает новые краски — до тех пор, пока молодой любовник не предпринимает попытки отодвинуть Джулию на второй план. Мобилизуя все свои силы, Джулия разрабатывает блестящий план мести, в результате которого оказывается ровно на том месте, которое принадлежит ей по праву: в центре сцены, перед рукоплещущей публикой…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
76%
94 + 29 = 123
6.7
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильма снят по мотивам романаУильяма Сомерсета Моэма «Театр» (Theatre, 1937).
    • Перевод оригинального названия — «Быть Джулией».
    Трейлер 02:10

    файл добавилAIdgar*Sviridov

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 7278 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Для тебя нет разницы между правдой и выдумкой. Ты всегда играешь. Это привычка — твоя вторая натура. Ты играешь, когда принимаешь гостей. Ты играешь перед слугами, перед отцом, передо мной. Ты не существуешь. Ты — это только бесчисленные роли, которые ты исполняла. Я часто спрашиваю себя: была ли ты когда-нибудь сама собой или с самого начала служила лишь средством воплощения в жизнь тех персонажей, которые ты изображала.»

    Чем заняться уже немолодой актрисе, которая всю жизнь любила себя и считала себя великой, благо этому сопутствовал и успех на любимых подмостках и муж, который души не чаял в жене и льстивые речи друзей, когда ты понимаешь, что ты уже не сможешь играть молодых барышень, твое место начинают занимать новые, молоденькие «дарования», муж не вызывает никакого интереса, кроме ровного общения, ребенок вырос… Начать жить заново, начать играть новую главную роль, ведь без этого Джулия уже не может, не умеет она без маски, без того, чтобы быть в центре внимания. А что для этого надо? конечно… Снова погрузиться в любимую работу, найти молодого любовника, который годиться ей в сыновья, забросить все и начать жить на полную катушку.

    А что делать, когда все в один миг разрушиться как карточный домик? Любовник скажет тебе, что ты отнюдь не девочка, сыну ты уже не нужна, а твое место в театре занимает не особо талантливая выскочка, которая к тому же и будущая жена твоего любовника?

    Вспомнить слова самого главного для тебя человека, твоего учителя. «Не будьте естественны, — говорил он актерам. — На сцене не место этому. Здесь всё — притворство. Но извольте казаться естественными.» А дальше? поплакать в подушку, после чего выйти на сцену жизни и улыбаясь снова начать играть.

    »- Я и не представлял, что ты такая замечательная женщина!
    - Спросил бы меня, я бы тебе сказала!»


    А Джулия и правда великолепна. Её хорошо научили, научили не играть, нет, ее научили жить, жить игрой и верить, что так надо. Что может быть лучше для такой как она? И вот, враги повержены, рядом любимый муж, да, любимый, Джулия поняла, пусть запоздало, но поняла это, милый сын, добрые и верные друзья, с которыми пройдена не одна дорога, за сценой рыдающая соперница, любовник кусает локти от досады, а она… Она королева, сцены, жизни, себя.

    Занавес. И вот, Джулия сидит в любимом ресторане и позволяет себе выйти за рамки роли, счастливо улыбаясь, торжествует и разрешает сделать то, чего никогда не делала, потому что было нельзя, а теперь… это приз за все.

    Итак, это лишь «фильм, по мотивам», но он, без сомнения, передал суть, всю атмосферу. Он пронизан тонким юмором книги. Актерский состав поистине блистателен.

    2 ноября 2011 | 16:32

    фильм смотрели мы на уроке зарубежной литературы. Фильм понравился и произвел громадное впечатление. Впервую очередь, игра актеров. И после просмотра я решила обратиться к первоисточнику, то есть к книге.

    Ну и сравнивать эти два произведения абсолютно нельзя. Это абсолютно две разные вещи! Книга само собой лучше, но и фильм хорош. Но как я уже сказала эти два произведения сравнивать нельзя.


    7 из 10

    25 декабря 2006 | 17:52

    «Театр» Моэма — одна из моих любимейших книг. Как известно, хорошая экранизация — случай довольно редкий, но учитывая заявленный актерский состав, рискнуть парой часов свободного времени однозначно стоило.

    Вердикт — фильм замечательный. Аннетт Бенинг блистательна, как всегда! Почему-то режиссер заставил главную героиню слишком часто смеяться в фильме, но чудесный смех Аннетт я каждый раз слушала с удовольствием. Лучшего исполнителя роли Майкла Госселина трудно представить — образ стареющего «самого красивого мужчины Лондона» Джереми Айронс воплотил потрясающе органично. Все остальные актёры тоже неплохо смотрятся, хотя Роджер вышел совсем уж молокососом, а в Томе я не разглядела искорки, которая могла так зажечь Джулию.

    Все расхождения с оригинальным сюжетом простительны, но жаль, что главный триумф Джулии — великой актрисы сценаристы превратили в триумф Джулии — находчивой стервы. В книге её блестящая месть была менее очевидной и куда более тонкой — и потому в своё время сразила меня наповал. Вариант в фильме куда менее впечатляющий, и в основном из-за него — 

    6 из 10

    11 марта 2013 | 23:14

    Мы все (или подавляющая наша часть) родились в стране, которой больше нет. И одним из осколков наследия СССР является замечательный кинематограф, который произвел на свет множество чудесных фильмов. «Театр» с Вией Артмане — один из них. И, как вы понимаете из названия статьи, при просмотре «Театра-2004» я не мог не сравнивать две эти экранизации.

    И знаете, что я понял при просмотре? «Being Julia» — это фильм. А вот «Театр» — вовсе нет. Удивительно, но мы с вами все эти годы смотрели «театр в Театре». Взгляните внимательно на советскую адаптацию. Умышленно скромные интерьеры, выразительные первые планы, преимущественно парные сцены при небольшом количестве массовки — ничего не напоминает?

    «Театр» с Вией Артмане — это в действительности театральная постановка, а вовсе не фильм. Гениальный ход режиссера, что и говорить. И именно по этой причине мы с трудом воспринимаем «Being Julia», ибо именно это — фильм. Фильм со всеми законами жанра — с жизнью на заднем фоне, реальными интерьерами, человеческими реакциями и чувствами.

    То, что нам кажется приземленными диалогами, на самом деле является вполне реальными реакциями живых людей. Когда Майкл говорит Джулии, что она отвратительно играла, Джулия не может три секунды улыбаться, три секунды бить Майкла по лицу, а уже через три секунды впадать в печаль и грусть. Это — театральные приемы, где все чувства утрированны. В реальной жизни, как это и показал фильм, Джулия уделяет гораздо больше времени всем этим переживаниям, проговаривает их, добавляет к тексту Моэма человеческие чувства. Да, вольность режиссера. Но боже мой — фильм должен быть фильмом. А театр — театром.

    Что касается ролей и их отыгрышей — это получилось весьма интересно. Вия Артмане и Аннет Бенинг сыграли две стороны книжной Джулии — первая была недосягаемой примой и холодной красавицей, а вторая взяла на себя человеческие качества великой актрисы, ее обаяние и жизнелюбие. И сыграла Аннет блестяще.

    Майкл по решению режиссера тоже показан живым человеком, а не только бережливым, глупым и статичным мужем. Пожалуй, не слишком удачны Дороти и сэр Чарльз — первая слишком уж явно «увлечена» Джулией, а второй слишком молод и к тому же «играет в другой лиге». Видимо, дань времени, будь оно неладно. Дальше — больше.

    Том, который должен быть вторым главным героем, на редкость плоский. Мало мыслей, мало мотивов. Да и вообще, самым большим недостатком фильма является то, что любовная линия Джулии и Тома показана весьма небрежно. Жизненно, да, но внимания не привлекает, думать не заставляет. Зато крайне хороши Роджер и Иви.

    Что еще можно сказать? Интерьеры и съемки натуры возвращают дух Англии фильму, который в СССР стал Историей вне времени и места. Смотрится более естественно, конечно. Вообще, в фильме показана целая эпоха, с ее нарядами, нравами и музыкой. Но, как ни старайся, шедевр Паулса никому не переплюнуть.

    «Being Julia» стараниями российских переводчиков был превращен в «Театр». Зря, конечно. Это — совершенно другая история, история женщины 1930-х годов, потерявшей голову от молодого мальчика. А наш «Театр» пусть остается театром, где все мы играем. Каждый день и множество ролей.

    8 из 10

    28 июня 2010 | 12:00

    Знаем, знаем… И Моэма читали, и «Театр» с Вией Артмане видели. Так случилось, что во времена СССР Европу снимали в каком-нибудь Таллине или на Рижской киностудии, а европейцев играли прибалты. Не пора ли теперь посмотреть иностранную фильмоверсию данного произведения? Иштван Сабо, между прочим. Аннет Беннинг и Джереми Айронс.

    Мне понравилось! Кино про артистический мир; про творческий кризис актрисы, которая видит в зеркало неумолимо надвигающийся возраст; про усталый брак творческих людей; про то, как игра на сцене невольно влечет за собой игру в жизни; про слегка (или не слегка) заброшенных актерских детей и про красивую месть женщины и актрисы. Оно получилось легким и искристым как шампанское. Так в мировом кинематографе обычно экранизируют Уайлда.

    Очень значимую мысль вложили авторы в уста сына Джулии: «Я хочу перестать жить в атмосфере притворства… Ты всегда играешь… Я сомневаюсь, что ты существуешь на самом деле… Даже твои слова заимствованы».

    Сравнения, конечно, сами собой напрашиваются. «Театр» с Артмане получился более драматичным, более близким к тексту и, простите за каламбур, более театральным. Но Аннет Беннинг в роли Джулии мне понравилась ничуть не меньше. Очень хороши исполнители второстепенных ролей: Том Старридж в роли Роджера, Джульет Стивенсон в роли камеристки Джулии (помните, «старая корова»?), а особенно Майкл Гембон. Реплики его персонажа всегда меткИ.

    Немножко промахнулись, на мой взгляд, с двумя героями. Образ мужа, Майкла, не совсем раскрыт. Его упростили до озабоченного своей внешностью потертого ловеласа, падкого на прелести молоденьких актрис. В книге он мудрый, внимательный, тонкий мужчина, который мужественно переживает внутри себя кризис своей жены-актрисы. Еще есть претензии к Эвис Крайтон. По сюжету книги она глуповатая красавица, которая не обладает никакими особыми талантами, а просто «торгует лицом» со сцены. В таких нет даже намека на комедийное амплуа. Самоирония — свойство не мелких людей. А по сюжету должна присутствовать наглядная демонстрация, когда молодой и расчетливый любовник променял Женщину с большой буквы и гениальную актрису на яркую пустышку. На эту роль стоило бы взять томную, холодную красавицу а-ля Грета Гарбо, а Люси Панч, по-моему, далека от классических стандартов красоты.

    Вот и все замечания. Одним словом, приятное кино для уютного вечера.

    19 июня 2013 | 18:12

    Все женщины — актрисы. А если и нет, то они лишают себя огромного удовольствия. Все женщины — стервы. А если и нет, то они лишают себя множества маленьких торжеств. Средневозрастное национальное английское достояние актриса Джулия Ламберт заскучала. Но не придумали еще для дамочек более надежного средства возвращения к жизни (игре?), чем интрижка. Ведь все координаты заданы: давнишний муж, взрослый сын, «я-еще-ничего» самоощущение. В конце концов, в этом мире (театре?) все спят друг с другом, точно осведомляются о погоде. Легко и непринужденно.

    Роман Сомерсета Моэма «Театр» гениален. Невесомая, бесконечно смешная и колкая история о том, как максимально эффективно применять свой sex appeal. Живя, играя, путаясь в этом. Хотя, безусловно, спектр рассуждений писателя несравнимо шире. Экранизация венгерского режиссера Иштвана Сабо прошлась по отправным точкам: номинально никого не забыли — и ладно, а на книжных стервозных оборотах экономить негоже. Сабо пошел по немудреному пути, сделав ставку исключительно на Аннетт Бенинг, которая, конечно, воистину театральна и тащит на себе все и вся, но умной, зрелой, достойной Джулии не получилось. Задиристая, эксцентричная тетка не больно глубокого содержания держит внимание зрителя, находящегося в ожидании ее финального театрального фаталити. В сущности, ожидания оправдываются, но, скорее, потому, что знаешь, каким должен быть итог, то есть вполне принимаешь увиденное. Однако не чувствуешь двойного дна, не проникаешься внутренней динамикой эпизода. Слишком на внешнем построена механика венгра, даже визуализация внутреннего голоса Джулии в виде ее почившего наставника выглядит не находкой, а парадоксальным упрощением. А вот разнообразная закадровая и параллельно пересказываемая источник работа в советской экранизации «Театра» куда добросовестнее и изобретательнее. С другой стороны, на рижской киностудии абсолютно наплевали на тот сладостный миг превосходства великой актрисы. Потому искусственное, гипертрофированное господство миссис Ламберт на сцене в 2004 году оказывается эффектнее и эффективнее. Театральнее.

    В чем своеобразно «прокололся» Сабо, так это в образе Роджера, сына Джулии. Дело в том, что Моэм настолько увлеченно и увлекательно описывал, с какой скоростью и мощью крутятся шестеренки мозга актрисы, что не успевало возникнуть и тени жалости к ее сыну. В ленте же милый прехорошенький скиталец по европам вызывает желание настучать по кумполу его мамашке. Чего, естественно, хотеться не должно. Примой, примой нужно восхищаться все время, а не отвлекаться на мысли о том, как трудно расти в актерской семье — семье, в которой афишировать наличие взрослых детей-то некомильфо. Причем получилось это совершенно случайно, иначе вылилось бы в самостоятельный, оформленный, праведный бунт. Никому не нужный, но честный.

    И все же пунктирная линия «приуныла-развеялась-облажалась-собралась-уделала» выдержана. Буря внезапно подвернувшихся для оттачивания актерского таланта коллизий пережита (отыграна?). И пусть обе ипостаси будут перемешиваться, наслаиваться, перепутываться. Джулии так и было две: говорящая и тут же отпускающая комментарий. Целая сцена в одной прекрасной сорокашестилетней актерской головке. Так уж вышло: софиты не гаснут ни на минуту, ведь публика найдется всегда, даже если воображаемая, даже если ты — и есть твоя публика. Какая во всем этом разница, коль обладаешь достаточным могуществом для того, чтобы захватывать, удерживать, манипулировать? Если чувствуешь себя талантливой, влиятельной, сексуальной и не боишься этого? Разыгрывать раунды только одной тебе ведомой игры, утрировать страсти, тренировать слезные железы. Удивительный мир открывается, если вообразить, что ты сам себе режиссер, актер, сценарист. В конечном итоге, это и будет тем, что потомки назовут твоей жизнью. Нужно постараться отыграть блестяще.

    8 октября 2015 | 05:47

    Эта экранизация — просто чемпион по части извращений авторского замысла. Даже «Обитаемый остров» не сравнится!

    Если вы читали роман Сомерсета Моэма — не смотрите это кино.

    Если вы не читали роман — тоже не смотрите. Во-первых, есть чудесный фильм «Театра» Рижской киностудии, 1978 года, с Вией Артмане. А во-вторых, откройте Топ-250 кинопоиска — наверняка что-то еще не смотрели.

    Если смотреть этот фильм как экранизацию — он просто ужасен. Все, абсолютно все важные моменты показаны с точностью до наоборот.

    Во-первых, с самого начала отношения Тома и Джулии лишены пикантной подробности- она не знала (точнее, все время забывала) его имя. Даже «пуританский» СССР это показал!=) В фильме Иштвана Сабо Джулия спрашивает его имя при первой встрече.

    Куда-то исчезла потрясающая, очень смешная сцена неудачного соблазнения Чарлза Тэмерли. Да и сам Чарлз, очень важный персонаж, как-то потерялся. Он просто никакой. Исчез и дивный эпизод, в котором начинающая актриса, соблазнившая Роджера, просит у Джулии протекции.

    Скомкан и практически уничтожен эпизод, в котором Джулия разговаривает с Роджером о реальности и актерской игре. В фильме Сабо он стал просто проходным!

    Эвис Крайтон. Хитрая, но не очень умная, хорошенькая «куколка», но бездарная и неопытная актриса, вздумавшая померяться силами с великой Джулией Ламберт и уничтоженная ей. Такова Эвис в романе.

    Эвис в фильме — некрасивая, но обаятельная, угловатая, но живая и способная актриса, обладающая способностью смешить. Это редкое качество, это верх актерского мастерства.

    Финальная сцена фильма, премьера спектакля, имеет прямо противоположный смысл. В книге Эвис была уничтожена — ее выставили бездарной актрисой, ее карьера была погублена, возлюбленный отвернулся от нее, поняв, насколько она бездарна, а режиссер не предложил контракт.

    В фильме же Джулия попросту дает ей путевку в жизнь. Правда, изрядно потрепав нервы. Но именно над Эвис зал смеялся, именно ей аплодировали. Она выглядела смешной — в комедии. С ней заключили контракт. Для нее все сложилось лучшим образом — пусть и ценой легкой истерики.

    Почему в финале книги Джулия говорит о бифштексах и котлетах? А потому, что она понимает, насколько в мире все тщетно, насколько мелкими сейчас кажутся ее недавние переживания и вообще — «любовь не стоит хорошего бифштекса» (с).

    Почему в финале фильма Джулия молча сидит в ресторане одна? Может, потому что кино-Джулия — уже не та хитрая, умная, ловкая женщина, играющая всегда и везде, а не только на сцене? А просто красивая, но уже немолодая и, в общем-то, одинокая женщина, которой скоро придется играть пожилых тетушек.

    В общем, даже если смотреть объективно, как просто фильм, а не экранизацию — фильм так себе. Не цепляет. Героям не хочется сопереживать. Они неинтересны. Много событий, много красок, костюмы, декорации — на высоком уровне. А за ними — ничего. Пустота.

    4 из 10

    20 мая 2010 | 21:15

    Фильм поставлен по одноименному роману Сомерсета Моэма. Причем, хвала Небесам, не «по мотивам», как это принято делать, а непосредственно по книге, что меня, как поклонницу Моэма, сильно порадовало.

    Кино получилось яркое, красочное и легкое. Лично мне фильм доставил большое удовольствие замечательной актерской игрой Аннет Бенинг. Джереми Айронс также прекрасно смотрелся в роли «самого красивого мужчины Англии», но, на мой взгляд, его персонаж несколько поприжали сценарием, не дали развернуться во всей красе.

    Актер, сыгравший Тома, на мой взгляд, совершенно «никакой». Конечно, он и должен быть «сереньким, посредственным снобом», но все-таки немного краски ему бы не помешало, хотя бы того самого снобизма. Зато приятным сюрпризом оказался неизвестный мне молодой актер в роли Роджера. Очень естественный, живой и невероятно обаятельный парнишка у него получился. А вот горячо любимого мною сэра Чарльза в фильме просто убили. А уж за сцену его объяснения с Джулией сценариста хотелось просто-таки освистать молодецким посвистом. «Испортил хорооошую вещь!» (с).

    Вообще сценарные упрощения — серьезный недостаток фильма. Не хватало Моэмовской глубины характеров, а главное — его блестящей иронии и скептицизма. Лично мне очень жаль, что я так и не дождалась шикарного финального монолога Джулии о театре, не увидела воочию блестящей победы Актрисы над женщиной и Театра над житейскими страстями. Чуть-чуть не дотянули, а жаль. Мог бы получиться шедевр, а так — просто добротная экранизация.

    Но это все уже придирки. Фильм поставлен, на мой взгляд, хорошо и посмотреть его, безусловно, стоит даже поклонникам книги. Думаю, они не будут сильно разочарованы. Я не была, хотя наш старый советский фильм с Вией Артмане мне все-таки нравится гораздо больше.

    8 из 10

    9 января 2008 | 11:25

    Наверно, это пока лучшая экранизация книги, которую я видел. Не знаю, как в оригинале, но на русском почти точно воспроизведён даже текст. Да, есть пара изменений, но особой роли они не играют. Блестящий дуэт Аннет Беннинг и Джереми Айронса — по-моему, лучше их никто бы не сыграл Джулию Ламберт и Майкла Госселина. Ну а людям, связанным с театром, я думаю, стоит посмотреть этот фильм за то, что здесь есть прекрасная сцена в конце, как надо играть и как не надо играть перед зрителем.

    «Мне это не нравится. Джулия ведёт себя слишком ангельски» — очень понравился сей комментарий героя Джереми Айронса по отношению к своей жене.

    Отдельно спасибо хочется сказать за идею постоянного духа Джимми Лэнгтона, беседующего с Джулией, потому что много прекрасных мыслей о театре давал именно он. Постоянные флэшбеки всех бы утомили, а так получилось очень даже ничего.

    22 апреля 2011 | 22:35

    В милой и дружной актерской семье как нигде постоянны интриги и подсиживания. То молодые да ранние идут по головам и заслугам, то угасающие примадонны используют все виды психологического оружия для получения роли очередной Офелии, Золушки или Джульетты.

    В «Театре» зарисован период творческого и физического пресыщения звезды сцены Джулии Ламберт (Аннетт Бенинг). Предательская шкала возраста уверенно преодолела бальзаковскую отметку. Подлецам-драматургам нужны юные невинные создания, а не опытные женщины. На горизонте виднеются только второстепенные роли служанок, дуэний, престарелых мамушек. И пытаются многочисленные Айседоры Дункан и Элизабет Тейлоры, Надежды Бабкины и Аллы Пугачёвы прорвать фронт в другом направлении — обманываться в любовях с юными и энергичными.

    Театр 30-тых годов ХХ века уже уступал своё главенствующее место другим видам искусства, в первую очередь, кино. Но ещё звёзды рампы и кулис не сходили с полос газет. Корзины орхидей, собольи шубы и роскошные отели. Конечно, экранизация Сомерсета Моэма не может передать этот богемный дух, но разные отголоски былого проникают. Правда, режиссер Иштван Сабо больший упор сделал на переживаниях героини, неспешно подведя зрителя к последней эффектной сцене.

    Несмотря на то, что «Театр» — это широкоэкранное кино, у меня возникло стойкое впечатление, что смотрю театральную постановку. Похожее чувство было и при просмотре фильмов Марка Захарова. Вторичность значимости декораций, избыток монологов и крупных планов, картинность жестов и диалогов. Возможно, это отпугивает молодёжь, привыкшую к сюжетному темпу и компьютерным спецэффектам.

    Если останавливаться на кастинге, то, кроме Бенинг, сильно никто не выделяется. Так, на подыгрыше. Хотя свои образы отыграли художественно и Майкл Гэмбон ("Сонная лощина», «Гарри Поттер»), и Джереми Айронс ("Лолита», «Казанова»), и другие актёры меньшего калибра. Но персонажи их холодны и академичны, как в классической постановке государственного учреждения культуры.

    Один из героев фильма утверждал не без рисовки: «Реальная жизнь на деле просто игра, а вот театр — это реальная жизнь». Не так уж и много людей нынче с ним согласятся. Но такие люди есть, которые не видят себя без искусства Мельпомены. Это актёры, гримёры, декораторы, драматурги, а также поклонники, регулярно приходящие на спектакли, дарящие букеты своим кумирам. В первую очередь, это кино для них.

    Сомерсет Моэм был модным писателем тридцатых годов. Всё проходит — теперь ЖЖ-тусовщики говорит о Коэльо, Кастанеде, Мураками. Но восемь десятков экранизаций всё-таки остановили свой след. Особенно «Разрисованная вуаль» и «Театр».

    4 мая 2010 | 21:41

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>