всё о любом фильме:

Девушка со спичечной фабрики

Tulitikkutehtaan tyttö
Девушка со спичечной фабрики (Tulitikkutehtaan tyttö)
год
страна
слоган-
режиссерАки Каурисмяки
сценарийАки Каурисмяки
продюсерАки Каурисмяки, Клас Олофссон, Катинка Фараго
операторТимо Салминен
художникРисто Кархула, Кари Лэйн
монтажАки Каурисмяки
жанр драма, комедия, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время68 мин. / 01:08
Некрасивая Ирис работает на конвеере на спичечной фабрике. Все деньги она отдает матери и отчиму, и ее единственным развлечением является местная дискотека, где ее никто не приглашает танцевать. Лишь однажды она делает попытку разорвать этот порочный круг — покупает розовое платье, знакомится с мужчиной и проводит с ним ночь, но все завершается беременностью и лишь новой цепью унижений и оскорблений. После этого терпение Ирис лопается и она хладнокровно и жестоко мстит всем своим обидчикам.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Жизнь Ирис — ежедневное чередование одних и тех же механических действий. Днём работа на спичечной фабрике, где Ирис является не более чем дополнением конвейера. Затем однообразные вечера в кругу семьи: чтение сентиментальных романов, приготовление еды, ужин в полном молчании с курящей матерью и попивающим отчимом, уставившимся в телевизор. Тихий финский ужас. В воскресенье не лучше: пара кружек пива в пустом баре — вот и все развлечения. Впрочем, иногда бывает вечерняя дискотека, на которой никто не приглашает Ирис на танец — уж слишком она страшненькая.

    Однажды всё-таки случается нечто: на неё обращает внимание парень. Ирис решает, что встретила любовь, о которой мечтала всю жизнь. Но короткий роман на одну ночь завершается беременностью и нежеланием любовника продолжать отношения. Отец будущего ребёнка так и не появляется, вместо этого присылает по почте чек со словами: «Избавься от него». А инициированный родителями отказ от жилплощади становится для Ирис последней каплей терпения…

    Крайне скупая на эмоции манера рассказа, немногословие персонажей, экономия выразительных средств, почти аскеза — вот составляющие стилистики финского шедевра, наследующего традиции Робера Брессона. Но Аки Каурисмяки — певец городских предместий и пролетарский метафизик маленькой скандинавской столицы — ещё более пессимистичен, чем французский классик. Одиночество среди людей и невозможность обрести себя в этом холодном и прагматичном мире, безысходность и тоска достигают здесь предела.

    Трагичность и даже ужас создаются подчеркнутым лаконизмом вспомогательных средств: посредством функциональных действий. Но даже то, что лузерша совершает незаурядный поступок, становясь ненадолго «леди Макбет» пригородного масштаба, ничего не меняет: связь этого мирка с остальным миром давно утрачена. Это где-то далеко, в Китае, бушуют студенческие волнения (о чём сообщает за ужином телевизор), здесь же время остановилось. И по видимости навсегда.

    2 декабря 2013 | 10:42

    Механизированный цикл от полена до спичечного коробка с первых же кадров обозначает вектор рутинного существования неприметной работницы, помолвленной с бездушным конвейером. Бездумно перебирая одинаковые упаковки, она, наверное, мечтает о прекрасном принце и семейном благополучии. Вот только вечеринка в фабричном клубе заканчивается тем, что даже самую несимпатичную кикимору приглашают на танец, а она остается сидеть на лавке в тоскливом одиночестве, слушая, как какой-то напомаженный слизняк, будто издеваясь, поет со сцены о далеких райских землях, исполняющих мечты о беззаботном счастье. Впрочем, скромница Ирис еще успеет обжечься, ведь замкнутая душа, жаждущая любви, еще не знает, что все мужики сво…

    Кати Оутинен — печальная муза Аки Каурисмяки. Как Биби Андерссон для Бергмана или Ума Турман для Тарантино, она всегда желанный гость на очередных съемках. И пусть актриса не обладает выдающейся внешностью, а уж понятия сексуальности и кокетства к ней и вовсе не применимы, неказистая, большеротая, с широким носом и глубокими грустными глазами, Оутинен идеально вписывается в типаж меланхоличной, одинокой и безрадостной женщины, столь уместный для подавляющего большинства лент режиссера. Именно такой серой мышкой можно назвать Ирис, которая молча улыбается сама себе, почитывая книжку в трамвае, молча покупает продукты и, опустив руки, молча мирится с домашней кабалой матери и отчима, хлопоча у плиты. Тугой хвостик, собранный неуместно игривой кислотно-розовой резинкой — как клеймо вечной девочки-дочки на побегушках. Мешковатый свитер мутно-синего цвета, на корню убивающий всю женственность, едва успевает смениться красивым платьем, купленным на долгожданную получку, как в ушах звенит пренебрежительное «шлюха», и в лицо летит увесистая пощечина с требованием вернуть деньги в семейный бюджет. Вечерами один похрапывает в кресле, а вторая безучастно курит, пока телевизор монотонно вещает о военных конфликтах и техногенных авариях, уносящих сотни невинных жизней.

    К слову, один из новостных блоков звучит на русском языке, что не несет какой-либо значимой смысловой нагрузки, зато напоминает о трепетном отношении финского режиссера к культуре большого восточного географического соседа. Чуть ли не в каждом фильме Каурисмяки есть маленькая частичка славянского мира, о чем далекий от скандинавского кино зритель может судить даже из названий картин. То его «Ленинградские ковбои едут в Америку», то он призывает: «Береги свою косынку, Татьяна». Ментальность, в которой живут его герои, на удивление близка русскому человеку. Белокурая Ирис — воплощение широкой души и открытого сердца, взятых в тиски аскетичного быта и леденящей черствости окружающих. Столь резкий диссонанс наивной доброжелательности и наплевательского эгоизма, рождающий неестественный симбиоз добра и зла, — как раз то, за что мы попеременно любим и презираем страну, в которой живем. Это то, что превращает девушку со спичечной фабрики из невинной Золушки в комнатную Беатрикс Киддо. И если перенести место действия финского фильма в обшарпанную российскую глубинку, его смысл ничуть не изменится, став вольной трактовкой звягинцевской «Елены».

    Черный юморок в фильме настолько черный, что вызывает лишь необузданное желание обнять и плакать. Вот «мужчина мечты» случайно принимает Ирис за проститутку, кладя купюру на тумбочку, вот «добрый» отчим приносит в больницу одинокий апельсин в качестве гостинца, вот коллега по работе реагирует на новость о беременности классическим покерфэйсом… Каурисмяки высекает драматизм истории из холодного гранита нордической стойкости с намеренной отстраненностью. Ни высокопарных фраз, ни проникновенных мелодий, ни каких-либо художественных приемов, целенаправленно вышибающих слезу. Режиссер методично сваливает на голову героини все возможные беды и испытания, лишь средствами изящных изгибов издевательски короткой и гладкой сюжетной нити затягивая петлю на шее несчастной. Чуть более чем за час экранного времени Оутинен, имея в сценарии реплик на полстраницы машинописного текста и играя на эмоциональных полутонах, как виртуозный диджей на эквалайзере, с блеском выполняет задачу показать на лице 50 оттенков безысходности, которые к концу фильма незаметно обретают свойство остервенелого фатализма. «Девушка со спичечной фабрики» — практически немое кино, полотно которого лишь изредка прорезается острыми сосульками безэмоциональных фраз. Конструкция фильма зацементирована на принципах такой увесистой некоммуникативности, какая могла бы застать врасплох самого Антониони.

    Прокладывая сюжетную тропу, по которой спустя три года пойдет дебютная «Убийственная Мария» молодого Тома Тыквера, Каурисмяки аккумулирует неоправданную несправедливость вокруг Ирис лишь для того, чтобы оправдать ее последующие поступки. Мощная энергетическая ценность развязки заключается в том, что ожидаемого эмоционального всплеска, побужденного растерзанным нутром героини, не происходит. Меняя заряд мировосприятия с плюса на минус, Ирис остается все той же кроткой забитой девочкой, обиженной судьбой. Но она садится в кресло и небрежно закуривает, точно так же, как ее ненавистная мать. Только глаза, полные кровожадного удовлетворения, выдают жуткую метаморфозу юной девичьей личности. Столь выразительные, что сам режиссер, будто испугавшись, в своем последующем творчестве пойдет по пути более нейтральных открытых финалов. Ведь без надежды нет созидания, а Аки Каурисмяки — все же не Ларс фон Триер, и трогательная, хрупкая вера в людей — именно то, что отделяет его работы от омута экзистенциальной чернухи.

    19 ноября 2014 | 22:53

    Фильм-самоучитель «Как наказать своих обидчиков». А обидчиков у тихой, скромной Ирис немало: мать, отец, мужчина по имени Арни.

    Жизнь у Ирис — словно конвейер на спичечной фабрике, на которой она работает. Дом, работа, дискотека, на которой танцевать приглашают кого угодно, только не ее — и день бежит за днем, повторяя привычный алгоритм.

    Застывшую обыденность жизни Ирис нарушает — что бы вы думали? — новое платье. Она решается потратить на него большую часть зарплаты, за что получает весьма чувствительную пощечину от отчима, ибо все свои деньги она должна отдавать в фонд «любящей семьи».

    Но во многом благодаря платью нашу Ирис наконец пригласили танцевать на дискотеке. Так мы узнаем нового персонажа фильма — богатого и зрелого Арни.

    Что приносит в жизнь Ирис это чувство? Какие радости и проблемы ждут ее дальше? Будет ли наша хрупкая финка, наконец, счастлива?

    Ответить на эти вопросы сможет только просмотр фильма «Девушка со спичечной фабрики».

    Любителей хорошей, выдержанной музыки порадует саундтрек, причем каждая песня подобрана так, что соответствует происходящему на экране. Например, когда Ирис грустит на дискотеке, уговаривая одну бутылку пива за другой, певец на сцене повествует о прекрасной стране, где нет проблем и забот, и мы понимаем, что эта страна — не Финляндия тех тяжелых времен, в которых живет героиня. Когда девушка уходит из дома, она сидит в квартире своего знакомого и курит под рок`н«ролл: «Моя детка уехала в новом кадиллаке, теперь она никогда не вернется». Есть ли у нее путь назад? Я думаю, что нет. Те, кто уже посмотрел этот фильм, поймут, что я имею в виду.

    Этот фильм — как неторопливая холодная речушка. Вы, будто бумажный кораблик, плывете по ее неторопливым серым волнам, до самого финала фильма не отрывая от экрана взгляд.

    «О, как ты могла… Повернуть мечту так, что все стало мерзким. Когда отдаешь все, а получаешь лишь огорчения, то ноша воспоминаний слишком тяжела»…

    5 сентября 2011 | 09:19

    Невзрачная тихая девушка Ирис, она спокойно смиряется со своей жизнью, в которой ей приходится содержать неблагодарную мать с отчимом, которые буквально отбирают все её деньги, считая это нормой, но в замен получает лишь пренебрежительное отвращение к себе. Жизнь, в которой ей никогда не удастся в местном клубе, который она посещает после работы, познакомиться с мужчиной её мечты — всех остальных девушек, конечно, заметят, но только не её. Ей не стать героиней одной из тех романтических историй, которыми полны книги, в которых Ирис ищет временного убежища. На день рождения, как и всегда — оставленная в подарочной упаковке на столе книга. Никаких слов, никаких пожеланий. Она встречает свой праздник в одиночестве в кафе, с кусочком торта.

    И только в зале кинотеатра, в темноте, она позволяет себе заплакать.

    Миру на Ирис, кажется, наплевать и она не пытается заставить его обратить на себя внимание. Порой она хочет поделиться тем, что с ней происходит — но на это все отвечают абсолютным безразличием.

    Только в мечтах она позволяет себе оказаться где-то в далёком, неизведанном и оттого прекрасном мире, в мире её книг (а может в Бразилии Тайсто из фильма «Ариэль»). В клубе, который посещает Ирис, мы видим привычную для фильмов Каурисмяки сцену-нишу, в которой финская группа исполняет исключительно не-финскую музыку, словно уводящую героя за пределы его жизни-клетки. Певец, похожий на финского Льва Лещенко, исполняет балладу о далёкой стране, где всё прекрасно, где нет уныния, откуда, попади туда человек, он ни за что не захочет возвращаться. Но, к сожалению, человек — не птица, ему не удастся вырваться в тот «рай». И только в своих мечтах он будет там, на том далёком берегу. Эта песня, пожалуй, может служить гимном всей «пролетарской трилогии» Каурисмяки.

    Однако, Ирис однажды всё-таки отваживается на «решительный», для её существования, шаг и, в новом платье, отправляется в клуб. Здесь ей впервые улыбается столь желанная удача — Ирис знакомится с мужчиной и проводит с ним ночь. И, когда она уже уверена, что все её неудачи привели её к той долгожданной дорожке в рай, мир снова осаждает её холодным безразличием её «ухажёра». Затем вновь неудача за неудачей, в которые она попадает, ведомая призрачной надеждой на то, что счастье где-то впереди, и она вот-вот сможет до него дотянуться. Но счастья ей не достичь и однажды мир всё же доводит девушку, раньше смирявшуюся под всеми его ударами, до крайности. Она хладнокровно мстит окружающим, хоть и сама прекрасно осознаёт, что не уйдёт от расплаты.

    Вновь, как и в «Ариэль», фильм отличает «рваное» повествование — переходящее от начала действия, к его «последствиям», пропуская ненужную мишуру. И здесь, отчасти, кроется подвох — ведь самые критические моменты камера нарочно упускает и мы не можем сказать, что случилось с героями фильма на самом деле. Мы можем додумать десяток вариантов происходящего сведя всё к малозначительному происшествию в жизни малозначительного человека.

    Однако, смотря этот фильм мы без сомнения додумываем судьбу всех его персонажей в предложенном Каурисмяки ключе — может так воздействует повествование автора и нам хочется мстить вместе с Ирис, зная, что за преступлением последует наказание, или же показанный им мир попросту не предполагает другого исхода. Мы сами, оставаясь зрителями, выступаем в роли автора и без пощады осуждаем на смерть и заключение.

    Пожалуй, «Девушка со спичечной фабрики» — лучший фильм в трилогии, но к нему лучше подходить через предыдущие два, что бы увидеть, по сути, одну и ту же историю, во всех вариациях, которые предлагает Каурисмяки.

    23 января 2010 | 12:28

    Наверно Каурисмяки мой режиссер. Мне близок его подход показывать события на грани трагедии и комедии с нотой легкой ностальгии. Он не перегружает свои фильмы символами, те что есть очевидны и сразу легко читаются. Но это не делает фильм простым при всем при этом.

    Героиня «Девушки со спичечной фабрики» получила имя яркого цветка Ирис не случайно конечно. Она как и этот цветок сдержанна внешне, и достаточно беззащитна внутри. Точнее у нее нет иммунитета против жизненных мерзостей. Начитавшись книг о приключениях Анжелики, девушка все чаще задумывается о серости своей жизни. У нее все идет по конвейеру в жизни, как и на фабрике спичечной, где она работает. Сплошная рутина и никаких ярких пятен. И конечно естественно, что однажды она захотела нарушить ход движения конвейера в прямом и переносном смысле. Первой попыткой добавить яркости и новизны в собственную жизнь стало новое красное платье.

    Характерно то что девушка то не более невзрачна чем все остальные финны. Просто она сначала предлагала себя миру без прикрас, такой как есть, но такую ее замечать никто не хотел. И вот приукрасившись она познакомилась с любовью, как она думала. Вообще говоря, ей можно посочувствовать. Голова Ирис полна книжными истинами, и она верит в правильные поступки. Поэтому она не сомневается, что если девушка занималась любовью значит между ней и мужчиной есть отношения. Ребенок при любых обстоятельствах-радость для обоих родителей, в каких бы они отношениях не были. А родители -всегда поддержка детям. Потому когда она разочаровалась по всем пунктам в таком своем мироощущении неудивительно что тихая скромная Ирис стала на тропу войны.

    Этот фильм нужно смотреть покадрово, очень внимательно, не отвлекаясь и тогда удастся в полной мере ощутить те чувства, что владели Ирис

    «Цветок любви завял!,"-поется в песне ближе к финала. У имени Ирис есть и другое значение. В некоторых культурах это растение-символ воинского духа, ведь его острые листья похожи на мечи. И героиня фильма Каурисмяки выбрала для себя именно эту интерпретацию, одним махом покончив с предателями и собственными иллюзиями…

    9 из 10

    15 ноября 2011 | 11:41

    Вы, конечно, не знаете, как делаются спички? Как делаются настоящие финские спички? А Аки Каурисмяки знает, и с превеликим удовольствием это покажет Вам в своём фильме «Девушка со спичечной фабрики». Покажет весь процесс производства этих маленьких помощников человечества с такой любовью финского патриота, что после просмотра фильма Вы будете с сердечностью вспоминать и «девочку со спичками» и её паршивцев родителей и всех тех, кто эту самую девочку обижал и унижал.

    Но о спичках потом, а пока одна поразительная закономерность: Вы заметили, что у Каурисмяки формула о «горячих финских парнях» не работает? Она бессознательно отказывает на первой же минуте каждого снятого им фильма, и дело тут вовсе не в финском характере, дело тут в самом Каурисмяки. В самом его беспокойном режиссёрском таланте, который склоняет этого певца с родины Каливаллы продолжать снимать сонное «близнецовое» кино, способное непривыкшего и не сильно активного зрителя ввести в транс. С «Девушкой со спичечной фабрики» та же история.

    Жила-была финская девушка Ирис, скромная, не красавица, но не так, чтоб уж и очень страшная, в общем, обычная среднестатистическая жительница Финляндии 1990 года. Жила с родителями, бедненько, в кривой к такому же кривому дому притулившейся пристройке. Жила, работала на спичечной фабрике специалистом по контролю качества выпускаемой продукции, а попросту сортировщицей. По будильнику вставала на работу, чтобы потом весь день тупо смотреть на пробегающие по конвейеру пачки упакованных, готовых к продаже каминных спичек, с ничего не выражающим лицом. Приходя домой после смены, в каморку к недружелюбным родителям, она смирно укладывалась спать после нехитрого ужина со шнапсом, а утром всё начиналось по старому, по давно заведенному жизненному механизму.

    Сюжет прост, как немецкий расписной коврик, висящий на стене у кровати Ирис, и немногословно бесхитростен, как та пинта пива, что каждый день после спичечного «наукоёмкого» труда в одиночестве выпивается грустной финляндкой. И при этом пугающее отсутствие мимики на лице Кати Оутинен. Каурисмяки не особо разнообразен в выборе актёров. У него в каждом фильме можно встретить одни и те же унылые лица, замученные то ли плохим питанием вовсе не бедной Финляндии, то ли чем-то совершенно незримым, возможно, даже философским. И потому нашему морозоустойчивому человеку эта финская грусть как-то по-особенному близка.

    «Девушка со спичечной фабрики» полна устоявшихся каурисмяковских аллюзий. В принципе, зачем изобретать что-то новое ещё раз, если можно повторять в бесконечных нескончаемых вариациях проверенные временем «оригинальности».

    Если когда-нибудь Вы не увидите в фильмах этого финна маленький клуб со сценой из некрашеного ДСП, с уютно разместившегося на нем джаз-бэндом районного масштаба и не услышите заунывных баллад про розовые дали, морской песочек и сердечную привязанность, исполняемых нефинского вида гражданами, то это либо не Каурисмяки вовсе, либо он сам себе изрядно поднадоел и наконец одумался, всё-таки неприятно славиться тем, что на каждый год своей жизни успел наснимать по фильму. Тут могут и о «халтуре» подумать.

    Нужно сказать, что этот фильм не для скучающей на всякого рода «авторским кино» публики. Но он имеет одну занимательную особенность: от него невозможно оторваться, обязательно захочется досмотреть до конца и узнать, чем же это все закончится?

    Создаётся впечатление, что Каурисмяки всё свою жизнь снимает один единственный фильм, в котором даёт понять одну главную истину: Финляндия — это большая деревня, и если ты имел несчастье в этой деревне родиться, то должен терпеть, молча переносить все тяготы любимой родины, которая в последнее время живёт лучше многих.

    А если присмотреться, то поймешь, что финские девушки с 1990 года ничуть не изменились: они такие же, как и все остальные, живущие в нашем маленьком капиталистическом и не очень мире, с той только разницей, что ныне они обитают в ЕС, и не так активно пользуются спичками, а в целом всё осталось по старому — любовь к тряпкам, пивку, танцам и вниманию. Куда ж без этого?

    16 января 2008 | 18:52

    Человек, в творчестве которого «преломились» такие имена как Чаплин и Достоевский, и по сути заново создающий язык кино в эпоху аконцептуализации мирового кинематографа- Аки Каурисмяки, всегда был рупором «маленького человека», зажатого в тиски социального отчуждения…

    Под шум станков, и фиксации камерой по фазовой последовательности производства спичек, зритель знакомится с главной героиней, нелюдимой альбиноской Ирис(цветочное имя, не раз обыгрывается режиссёром в процессе повествования). Улыбку на лице которой, способна вызвать только очередная глава потёртого томика «Анжелики», книги, из года в год на день рождения получаемой от собственной матери. Она нелюбима и одинока, ей нужна ласка мужчины и участие родных, но «сложная внешность» мешает героини познакомится с парнем, а привычное безразличие родителей(так часто бытующее в семьях, в отношении между поколениями) порождает в девушке «асоциального урода». В одной из сцен она пытается нарушить последовательность коробок «плывущих» по конвейеру, таким жестом словно сопротивляясь однообразию собственной жизни. Когда же она и в реальности попробует вырваться из монотонности существования, всё что ограничивало её прежде- «пожнёт бурю»!

    В этом фильме- одни люди, это- «Механические машины»(станки спичечной фабрики), которые выполняют из-за дня в день одни и те же действия-привычки, смотря перед собой и не заглядывая в глаза друг другу, боясь увидеть там отражение собственной пустоты. Другие же, порождённые ими(станками) люди- «Спички», готовые разгореться в любой момент. Придёт время и огонь ненависти испепелит одних и обожжёт других…

    Очень многое в этой картине вызовет ностальгию нашего зрителя, помнящего последние годы Союза- так: настенные ковры, вышеупомянутые серия книжных романов «Анжелика», телевидение- с одной единственной программой новостей, скромность декора и простота быта, да и общий стиль ленты созвучен, нашему перестроечному кино. Также явный «привет» передаваемый Каурисмяки нашей Родине, то и дело слышимая русская речь из огромной радиолы героини, и удалая «Цыганочка»(здесь почему-то сыгранная в стиле «сёрф») за кадром картины…

    9 из 10

    23 ноября 2010 | 19:15

    Особенно если это некрасивые женщины выросли в убогой семье где-нибудь на краю мира, например, в Финляндии. С виду забитые, непримечательные, но внутри жаждущие человеческого тепла. Со стороны они кажутся сильными (они работают на заводах и фабриках), внутри — слабы и хотят мужского внимания (таких последними приглашают на танцы). И если им дать надежду, а после отнять, предав и унизив, то они способны на жестокость. Зло порождает зло. Предательства плодит месть…

    Каурисмяки снял «свой» фильм про свою героиню. В роли героини снялась «своя» Кати Оутинен. Неторопливое, скупое на эмоции действо, в котором обнажена судьба несчастной девушки-дурнушки. Сколько же таких нелюбимых по всему миру…

    8 из 10

    3 сентября 2009 | 22:42

    Я не ставлю отрицательную оценку, так как не считаю фильм плохим, но и хорошим его тоже назвать трудно… Это — 66 минут депрессии, серости и полной безнадеги, а самое главное, я так и не поняла в чем смысл. Не обижайте женщин — они могут очень страшно отомстить? Так а за что мстить-то? Главную героиню не насиловали, не избивали, не выгоняли на улицу. Все проблемы в ее жизни — следствие ее же поведения. Вечно полупьяные мать и отчим, которых она посадила себе на шею, первый попавшийся мужчина, с которым она провела ночь, не думая о последствиях… Кто виноват?

    Да миллионы женщин, к сожалению живут также, а может еще и хуже, но только единицы идут в аптеку и покупают крысиный яд… И еще единицы пытаются как-то менять свою жизнь в лучшую сторону. А единственный стоящий поступок Ирис — покупка нового платья.

    Фильм вызывает ностальгию по девяностым… Очень уж похожи были наши страны в тот период времени.

    Из того что понравилось — могу выделить манеру автора снимать фильмы с очень маленьким количеством речи. Это хорошо, это завораживает…

    В остальном — жалею о потраченном времени, есть более сильные вещи, этот фильм мне совершенно ничего не дал.

    17 ноября 2011 | 16:23

    Удивительно, насколько поэтичны фильмы Аки Каурисмяки несмотря на кажущуюся простоту содержания и формы изложения. Магия кино! Именно в фильмах финского маэстро ее можно ощутить в полном объеме. Казалось бы, полное отсутствие действия, минимум сказанных слов, скупая игра актеров, сплошная бытовуха — но фильм намертво приковывает внимание зрителя и не отпускает до самого конца.

    `Девушка со спичечной фабрики` — квинтэссенция всего вышесказанного, и это, пожалуй, один из главных шедевров Каурисмяки. Весь сюжет фильма умещается в несколько строчек аннотации, внешне похожей на описание завязки какого-нибудь голливудского фильма категории В (девушка-лузер изо дня в день влачила жалкое существование и терпела унижения, пока наконец ей это не обрыдло, и она пошла воздавать обидчикам по долгам — именно на отмщении и акцентировали бы внимание голливудские киношники).

    Но `Девушку` нельзя смотреть ради последних 15-20 минут — именно столько времени занимает месть героини. Здесь важен каждый кадр, каждая мелочь. Деталь — вот движущая сила каурисмяковского кино. Ничего особенного — просто очередная поставленная под лавку пустая бутылка, в одиночестве выпитая на дискотеке; просто очередной подаренный мамой на день рождения томик `Анжелики`, поставленный на полку… — но впечатление производит.

    Минимализм, присущий Джармушу, Одзу, Брессону, накладывается к тому же на финскую ментальность, и это создает неповторимую меланхоличную атмосферу, ради которой и стоит посмотреть этот фильм всем любителям настоящего кино.

    Напоследок, нельзя не упомянуть характерную джазовую и эстрадную музыку, звучащую в фильме время от времени. Именно из текстов песен мы узнаем то, `о чем молчат герои`, что наводит на сравнение `Девушки со спичечной фабрики` с неким `немым мюзиклом`, в котором музыкальные номера исполняются за сценой, но являются не аккомпанементом, а непосредственно смысловым элементом действия.

    9 из 10

    28 ноября 2009 | 02:12

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>